Мне всегда казалось, что если война, революция, то для искусства это хорошо

ИЛЬЯ ЧИЧКАН - украинский художник. Представитель "Новой волны" в украинском искусстве, автор концепции психодарвинизма. Родился в Киеве, в семье художников. В конце 80-х участвовал в арт-группе "Парижская коммуна". Его работа ІТ была продана на аукционе PHILLIPS  DEPURYза рекордную для украинского арт-рынка сумму -70 тыс. долларов. Также его работы участвовали в биеннале в Сан-Паулу, в европейской выставке "Манифеста", были представлены в Нью-Йорке в музее современного искусства. Живет и работает в Киеве и Берлине

Мне всегда казалось, что если война, революция, то для искусства это хорошо
112.ua

Наташа Влащенко

Журналист

ИЛЬЯ ЧИЧКАН - украинский художник. Представитель "Новой волны" в украинском искусстве, автор концепции психодарвинизма. Родился в Киеве, в семье художников. В конце 80-х участвовал в арт-группе "Парижская коммуна". Его работа ІТ была продана на аукционе PHILLIPS  DEPURYза рекордную для украинского арт-рынка сумму -70 тыс. долларов. Также его работы участвовали в биеннале в Сан-Паулу, в европейской выставке "Манифеста", были представлены в Нью-Йорке в музее современного искусства. Живет и работает в Киеве и Берлине

Влащенко: Сегодня у нас в гостях художник Илья Чичкан.

Добрый вечер. Существует ли внятная концепция или поколенческие решения для украинского искусства 10-20-х годов?

Чичкан: Мне всегда казалось, что если война, революция, то для искусства это хорошо. Когда американцы разбомбили Югославию, то в каждой американской галерее были югославские художники. Но с Оранжевой революцией не было этого бешеного всплеска. Наверно, люди устали от искусства, которое базируется на трагедиях.

- Считается, что войны и революции рождают новые тренды и смыслы. Почему это не произошло сейчас?

- Я удивлен, что этого не произошло. Были попытки, но они глобальными не стали. У нас тенденции сейчас такие: мы хотим назад, к земле. А все эти действия тянут нас в социум, в город. А люди хотят побыть больше на природе. Но это только мое видение.

- Что такое украинский арт-рынок?

- Как началась война, эта жизнь поутихла. Она, в принципе, совсем почти остановилась. У нас было очень много культурных контактов с Россией, которые практически все обломались. И это очень жаль, потому что те люди, которые были нашими контактами в художественном мире, они, в принципе, от войны очень далеки. Там есть много галерей, которые плотно работали с украинцами. Для того чтобы работать, например, с галереей  Овчаренко,  художникам приходится жить в Москве.

-Вы хотите сказать, что мы не можем создать свою платформу, на базе которой мы можем контактировать с миром?

- Была создана инфраструктура, которую обрубили. Теперь она начинает сама появляться практически с нуля. Сейчас ничего не происходит, потому что все кинулись в политику. В "Арсенале" какой-то бардак происходил, а когда происходят какие-то внутренние интриги, сплетни, оно тормозит процесс.

- Вы считаете, что замена главы "Арсенала" – это во вред?

- У Заболотной была инфраструктура, контакты. Она неплохо справлялась со своим делом.  Новая глава – профессионал. Но ей надо опять наладить новые контакты, вникнуть в хозяйственные дела.

Новости по теме

- Может быть, решения по "Арсеналу", художественному музею должны принимать люди, которые близки к искусству?

- У национальных  украинских музеев должны быть инвесторы, совет директоров, которые должны решать вопросы вместе с ДУСей, а вот "Арсеналу", может быть, ДУСя и не нужна.

-Искусствоведы говорят, что самый удачный ваш проект – "Спящие принцы Украины". Это была фотография, посвященная Чернобылю.

- Это было спонтанно, и было то время, когда Чернобыль дал мне идею. И вокруг этой идеи еще была история. И он получился такой сказочный.

-Вы фотографией больше не занимаетесь?

- Пропала сложность процесса, магия фотографии. Фотографии прошлого столетия – это мистический процесс. Массовость убила эксклюзивность. Я говорю о себе.

Новости по теме

-Сейчас многие пишут, но по-прежнему важно, как это сделано.

- Мы находимся в таком убыстренном процессе эволюции, что я не буду удивлен, если мы через десять лет будем общаться на уровне ультразвука. Сейчас идет становление новой концепции медиа.

-В последние десять лет у вас много работ, связанных с обезьянами.

-Если смотреть на мои проекты с обезьянами, то каждый проект – цельный и о чем-то говорит. Сейчас я работаю над новой выставкой – "Марксизм-Дарвинизм". Это эволюция денег в мире.

- Что для вас важно в том деле, которым вы занимаетесь?

- Мне нравится, когда искусство смекалисто, когда в нем вложено много мыслей, и кто-то может еще домыслить по-своему. Сейчас форма, к сожалению, должна преобладать, потому что содержание находится в медиа и в интернете.

Новости по теме

- Вы достаточно долго живете в Индии. Почему именно там?

- Там "совок" до сих пор. Индусы строили свою экономическую систему на советской. Когда они "послали" англичан, СССР им очень сильно помогал. Там жуткая коррупция, там настоящая советская коррупция. Это такой заповедник, и это мне нравится.

- Но при этой коррупции Индия бешено развивается. А здесь ничего не происходит. Почему?

- Индусы очень богаты. Они долго были английской колонией, их миллионеры живут в Лондоне и учат там своих детей.

Много говорят о вашем романе с Мартой Кузьмой. Что это было?

- Мне было чуть больше 20 лет, когда я встретил Марту. Она была американка и блондинка, директор Сороса. Это был секс, драйв, информация. Она делала выставки, которые до этого не были возможны. Она их финансировала и делала много хорошего для Украины.

- А почему не сложилось?

- Мы ж в Украине селюки и маргиналы. Кто-то захотел ее должность, начал подсиживать. Ее сняли с должности. Я уехал на год в Вашингтон. А у нее был роман с итальянцем. Она была все время занята. Галерей там особенно не было, все было в Нью-Йорке. И я решил бежать из Вашингтона.

-Многие искусствоведы говорят, что ваш сын Давид чрезвычайно талантлив.

- Я тоже так считаю.

- Какие у вас отношения?

- Отношения у нас отличные. Но он считает, что я материалист. А ему надо отличаться от меня, он – анархист. Ему важно быть изгоем общества. Я считаю, что он офигенный художник. Он может совмещать пластику и эстетику со своими радикальными мыслями.

- Он не любит все то, что любите вы.

- Да. Он веган, но когда мы в Индии готовили мясо, он его отлично ел.

-А политика вас интересует?

- Политика – это не мое. Ющенко умеет рисовать, но он не устраивает свои выставки, и я не буду лезть не в свое дело.

- Что реально важно?

- Чтоб не было никаких депрессивных мыслей и чтоб никто не болел, и всякое такое.

- Ваш вопрос?

- Когда вы в последний раз ездили с книгой в командировку?

- В командировки с книгами я не езжу, но у меня дома большая библиотека, и она растет. Я все время  покупаю книги.

Спасибо большое.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>