112.ua

- Роман, Вы воевали до того, как присоединиться к исполнительной власти. Как попали на Донбасс?

- Когда в августе 2014 года погиб мой товарищ Руслан Сторчеус, комбат батальона "Херсон", это стало последней каплей для меня. Я, не говоря жене, пошел в военкомат, написал заявление, чтобы идти воевать. Только потом сообщил семье, уже с повесткой на руках. Хочу отметить, что до последнего момента был пацифистом, оружие в руки не брал, какое-то равнодушие охватывало меня.

Попал в 20-й батальон территориальной обороны. Там служил 1,5 года. За это время пришлось повоевать в Песках, Авдеевке. И уже потом мы остановились в Красногоровке.

- С чем пришлось столкнуться на новой должности? Какие главные проблемы города?

- Скажу общие слова, но они охарактеризуют всю ситуацию. У нас до сих пор не определены вопросы АТО, и из-за этого возникают проблемы. Военные формирования, которые находятся на линии огня, не имеют законных оснований здесь быть. Из-за этого возникают ситуации, когда солдата могут обвинять в неправомерной стрельбе. Задержания мирных граждан. Эти ребята по правовому статусу – никто. И любой прокурор или судья, который может поддерживать сепаратистов, может посадить нашего воина в тюрьму.

Наш город находится за несколько километров от Донецка. Каждый день мы видим его невооруженным глазом. Почти каждый день наш город подвергается обстрелам оттуда. И страдают все: и ребята, которые защищают наш край и не могут стрелять в ответ, и простые люди, которые теряют свои дома.

Новости по теме: Задерживаем как гражданских, так и военных. Как работает полиция в прифронтовой Авдеевке

- А каково финансовое положение в городе?

- В этом году решением правительства разрешено не платить налог на землю собственникам, если эта земля не обрабатывается. Возможно, там мины заложены или окопы вырыты. В принципе, мы с этим согласны. Только теперь этот налог не платят даже те, кто выращивает свою продукцию и получает прибыль. За это город не получил более четырех миллионов гривен. Дефицит бюджета составляет 73 процента. А это огромные деньги для нас.

- Где работают люди и за счет чего выживают?

- Кто не мог жить здесь, те покинули город. Остались самые стойкие. Они уже привыкли ко всему, что здесь происходит. Многие занимаются сельским хозяйством, бизнесом. Есть контингент людей, которые работают в госучреждениях. А многие живут с одной пенсии. Кто-то надеется на детские деньги. Что касается последней категории, то она слишком проблемная. Пьют до чертиков, особенно мужчины. Деньги получают большие, ведь кое-где в семьях по 5-7 детей. Наш работник социальной защиты устала уже оформлять опекунство.

- Алкоголь всегда порождал проблемы. Какова криминогенная ситуация в городе?

- В основном все спокойно с гражданской точки зрения. В основном регистрируются случаи хулиганства. Мужчины жен своих избивают, будучи в состоянии алкогольного опьянения, окно где-то выбьют. Присутствие солдат как-то по-особенному влияет на людей. Да и война вправляет мозги. Кроме того, осуществляется патрулирование города полицией и ВСП. Работают представители СБУ.

- Дома людей, которые находятся в коммунальной собственности и пострадали от обстрелов, государство восстанавливает. Частный сектор остается наедине со своими проблемами. Им никто компенсации не возвращает. Как с этим быть?

- Это все нелепость нашей системы. Люди, которые проживают в частном секторе, действительно не получают компенсации за разрушенное жилье. Им могут помочь только благотворительные фонды. Страховые выплаты тоже людям не дают, потому что не с кого взыскать. Стреляют же не признанные никем военные формирования, а нужно, чтобы они и платили. Вот такой замкнутый круг.

- Какова ситуация с переселенцами в Красногоровке?

- У нас их зарегистрировано более 800. Это официальная статистика. Хотя в действительности их гораздо меньше. Многие приезжают, пытаются здесь получить статус переселенца, чтобы потом иметь деньги. На самом деле они живут в Донецке, работают, получают зарплату. Все это знают местные социальные центры, однако они получают свою долю от липовых переселенцев и всячески стараются скрывать эти "мертвые души".

Однако проблемы с переселенцами на этом не заканчиваются. У нас их две категории. Внешние, которые прибыли из временно оккупированных территорий, и внутренние – это местные жители, которые жили на краю города. Их дома разрушены, поэтому они вынуждены переселиться вглубь Красногоровки. Эта последняя категория вынуждена за свои деньги снимать жилье и надеяться только на себя. Ведь законом Украины не урегулированы их права. И они не получают страховых выплат. Полная изоляция. Зато донецкий контингент имеет все.

- Летом этого года Красногоровка подверглась серьезному артиллерийскому обстрелу. Были разрушены школа, одна из больниц. Есть уже какой-то план по их восстановлению? И кто на это даст деньги?

- Обещает ремонтировать область. Только еще даже плана нет.

- Куда идут деньги из бюджета города? На что их хватает?

- В основном на зарплаты. На обеспечение и поддержку коммунального хозяйства: свет, вода.

Из районного бюджета получаем субвенции на работу дошкольных учреждений, оплату труда, ремонт помещений.

По области только в этом году получили средства на покупку четырех единиц техники. Область пообещала оплатить ремонт домов, которые находятся в коммунальной собственности.

Беседу вел Михаил Ухман