Мы не воюем с Россией, мы стоим на минском процессе, чтобы метастазы разрушения не пошли дальше

Главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос в интервью программе "Бацман" на телеканале "112 Украина" рассказал о количестве российских военных на Донбассе, об опасностях постравматического синдрома у людей, прошедших войну, а также о негативных сторонах миротворческих миссий ООН

Мы не воюем с Россией, мы стоим на минском процессе, чтобы метастазы разрушения не пошли дальше
Главный военный прокурор Анатолий Матиос в эфире телеканала "112 Украина" 112.ua

112.ua

Редакционный блог

Главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос в интервью программе "Бацман" на телеканале "112 Украина" рассказал о количестве российских военных на Донбассе, об опасностях постравматического синдрома у людей, прошедших войну, а также о негативных сторонах миротворческих миссий ООН

Бацман: Добрый вечер, господин Анатолий. Почти четыре года в Украине продолжается необъявленная война с Россией. За все эти годы сколько пленных с российскими паспортами задержала, взяла в плен украинская армия?

Матиос: Я предвидел этот вопрос, но сегодня я хотел бы начать с того, что печально говорить о последствиях. А последствия возникли ровно четыре года назад, когда, начиная с 18-21 февраля, без причин погибли люди, светло верившие, что мы через эти четыре года будем в другой стране. Мы действительно в другой стране - это страна, которая находится в состоянии войны.

- Она лучше или хуже?

- Она стала полигоном для больших политических упражнений стран-гегемонов, обладающих ядерным оружием. Украина, к сожалению, не имея ядерного оружия, должна пользоваться устаревшим оружием времен Советского Союза. И очень важно получить сигнал в виде тех же Javelin. Что касается граждан, то военными спецслужбами были задержаны при разных обстоятельствах 11 граждан РФ, их личности установлены. Трое кадровых военнослужащих. В отношении всех обвинительные акты направлены в суд - это участие в террористических организациях. Вынесены приговоры, которые не отменены. То есть вся линейка украинского законодательства пройдена, и эти документы переданы уже через МИД именно в международные судебные институты в подтверждение факта участия соседней страны в гибридной войне. Мы все пользуемся айфонами, но забываем ходить в библиотеку. Мы все живем новостной лентой, не часто пытаясь вникнуть в суть проблематики. Как можно захватывать военнопленных, если не вести наступательных действий? А мы обречены их не вести, поскольку мы реально понимаем, что экономический потенциал наших стран - России и Украины - несоразмерный. На территории Донецкой и Луганской областей российскими военными сформированы два армейских корпуса: это "первый армейский корпус народного ополчения ДНР" со штабом в Донецке и "второй армейский корпус народной милиции" со штабом в Луганске. Созданные армейские корпуса укомплектованы за счет незаконных вооруженных формирований из местного населения, за счет прибывшего из РФ мужского населения, решившего по тем или иным причинам поддержать боевые действия на территории суверенного государства, а также за счет военных советников, офицеров ВС РФ с прямым подчинением 12-му командованию резерва Центра территориальных войск Южного военного округа ВС РФ. То есть, центр принятия штабных, управленческих и других решений находится на территории сопредельного государства. Это сухая штабная и военная статистика, которая дает понимание: против нас воюет отформатированная, хорошо в "военторге" экипированная и обеспеченная военная сила. Более 35 тыс. человек, 5 бригад, 3 отдельных полка, 3 отдельных батальона, 2 отдельные роты, 5 батальонов территориальной обороны. Более 18 тыс. человек военных только в так называемой "ДНР". 320 танков, 600 боевых бронированных машин, 250 орудий, 130 реактивных систем залпового огня. Это то, что с "военторга" почему-то появилось на территории Донецкой области. Это только Донецкая область. Меня или государство могут упрекнуть - почему так мало русских? Мы не воюем с Россией, мы стоим на минском процессе, чтобы метастазы разбалансировки и разрушения нашего государства и посягательства на его суверенитет не пошли дальше. Военная сила, военные потенциалы очень отличаются у России и Украины. Нам нужно вернуть контроль над границей. После того, как над границей между Россией и Украиной будет установлен контроль, жизнь этих так называемых квазиреспублик закончится в течение месяца - мои глубокие убеждения и знания.

Новости по теме

- На оккупированных территориях Донбасса какое общее количество российских военных?

- Оно колеблется в периоды эскалации или затишья, но суммарно до 40 тыс. вооруженных людей, имеющих соответствующее обучение за счет офицеров РФ. Контингент непосредственно россиян в разные периоды варьировался от 3 тыс. военных РФ до 16 тыс., что подтверждают данные расследования и данные разведки. Когда происходили трагические события под Иловайском, максимальный контингент военного прямого присутствия на территории Украины составлял несколько тактико-батальонных групп с танками, бронетехникой, орудиями и "Градами" - более 16 тыс. человек. Это было прямое вторжение.

- От 3 тыс. до 16 тыс. тех, кто имеет российские паспорта, и всего лишь 3 военнопленных, имеющих российские паспорта?

- У нас нет военнопленных, и у нас нет активных наступательных действий. Все эти люди или по каким-то причинам пересекали линию разграничения и были признаны принимавшими участие в вооруженных столкновениях, или выполняли функцию разведывательно-диверсионных групп и были захвачены при выполнении этих задач.

- Почему так мало? Если их такое большое количество, почему так мало пленных?

- Вы хотите какого-то примитивного ответа.

- Я хочу получить вразумительный ответ.

- Ответ понятен - если стоят друг напротив друга и ходят только диверсионно-разведывательные группы (ДРГ), то не каждая ДРГ идет сдаваться своему противнику. Когда взяли двух спецназовцев, Александрова и Ерофеева - они выполняли функцию ДРГ. Они получили 14 и 15 лет соответственно и не обжаловали этот приговор. Это единичные случаи. Идет позиционная война с применением тех или иных калибров вооружения. Минские соглашения и ОБСЕ не дают возможности, максимально стараются уменьшить количество применения тяжелого вооружения. Но сколько бы мы не вели разговоров о том, что минский процесс должен двигаться куда-то дальше, есть очень печальные вещи, которые породила война. Каждый день потери, каждый день последствия войны в виде посттравматических синдромов у тех, кто участвует в этих действиях. Мы видим это как на улицах наших городов, так и в печальной статистике совершения самоубийств.

- Какова статистика по самоубийствам, кстати?

- Я ее точно сейчас не скажу - не хочу ошибиться с данными за прошлый год. Но в среднем в неделю бывает 2-3 человека, совершающих самоубийство.

Новости по теме

- Это те, кто вернулся с АТО к мирной жизни?

- Те, кто вернулся с АТО, - не наша зона компетенции. Это территориальные общины, областные управления здравоохранения. Мы говорим о тех, кто находится в зоне АТО или в других военных частях, отводимых на слаживание, на восстановление.

- Но есть еще и те, кто вернулся к мирной жизни, и там статистика тоже страшная.

- Ее никто не ведет, к сожалению. Это должно звучать, наверное, прежде всего, в адрес и. о. обязанности министра здравоохранения, которая занимается оплатой хранения мумифицированного тела нашего земляка Пирогова, но я не видел ни одного поста в ФБ о том, что у нас более 500 тыс. мужчин прошли войну, и из них до 80%, по всем аналитическим данным и опыту других стран, имеют те или иные признаки посттравматического синдрома, который заключается и в жестокости в семье, и в агрессии, и в непринятии гражданской жизни.

- С ними сейчас Минздрав работает?

- Я не могу вам сказать - я военный прокурор. И. о. обязанности министра здравоохранения должен отвечать журналистам.

- Вы сказали сейчас ключевую фразу, что мы воюем не с Россией. А с кем мы воюем?

- Вы хотите от меня политических ответов на политические вещи. Я бы не хотел давать определения отличные от тех, которые дала ВР и законодатель. Мы сегодня видели подписание президентом закона о мерах по деоккупации Донбасса - там четко прописано, что Россия является агрессором. Это скорее политический закон с политическими последствиями, потому что есть некоторые вещи, я думаю, вследствие которых Украина уже после Югославии будет полигоном для испытания миротворческих, дипломатических или других новых форм улаживания военного конфликта в центре Европы.

- Что вас беспокоит здесь?

- Никто нигде не сказал по какому принципу, по какому законодательству будет действовать миротворческий контингент. А он предполагается в количестве не меньшем, чем количество людей со стороны конфликта - то есть 30-35 тыс. военных разных стран, в первую очередь не тех, кто является участниками альянса НАТО. По всем международным нормам и по нормам ООН, под эгидой которого это предполагается сделать, военнослужащие в таком количестве будут отвечать не по украинским законам, а исключительно по экстерриториальному принципу ответственности законодательства своих стран, несмотря на принимающую сторону.

- Чем для нас это опасно?

- Монголия, Финляндия - у каждого свое законодательство. Я приведу статистику - она страшная, насчет миротворческих миссий ООН в прошлом. За период с 2004-го по ноябрь 2006-го года в миротворческих контингентах ООН было проведено 319 расследований случаев правонарушений уголовных, на сексуальной почве, по результатам которых из состава миссий были репатриированы 144 военнослужащих, 17 офицеров полиции и гражданских лиц, которые так и не были привлечены к ответственности правительствами своих стран. Это проблема. Мы видели, что Донбасс неоднороден, и ментальная сущность Донбасса отличается от остальной Украины. Это довольно тонкий вопрос. Можно много говорить политических лозунгов, можно много выразить патриотических сентенций без глубокого изучения государства и урегулирования конфликтов. Но 30 тыс. военных чужих стран будут вершить правосудие на украинской территории, по своим законам, и привлечь их к ответственности Украина не будет иметь права. Такой международный закон. Это огромная проблема. Языковая проблема, ментальная проблема. Какие основные страны, которые выделяют миротворческой миссии своих военных? Конго, Кот-д'Ивуар, Либерия, Сьерра-Леоне, Монголия, Вьетнам и т. д. Корреспондирует Донбассу? Не корреспондирует. Поэтому вопросы только будут нарастать. Государство и украинский гражданин, страдающий на Востоке от последствий войны, несущий бремя на своей спине из-за большого спада экономики должны жить по вменяемым правилам. А наш законодатель голосует с голоса поправки к разрушению правоохранительной системы, он голосует с голоса большого военного Винника, который регулирует с голоса вопросы, вошедшие в закон о деоккупации... и т. д.

- Ну скажите - президент плохой закон подписал сегодня?

- Президент подписал сегодня закон, который был принят большинством народных избранников, делегированных народом.

- Он же мог его не подписать - у него же есть такое право.

- Если бы были основания для вето, то он бы им воспользовался, я думаю.

- Я вас хочу спросить о резонансном деле Агеева. Его мать сказала, что ее сын является военнослужащим российской армии по контракту. Но военная прокуратура ваша, которая была обвинением на суде, выступила с заявлением, что доказательств не найдены, что он не русский контрактник, а наемник "ЛНР".

- Вы воспринимаете это через призму журналиста. Если бы мы руководствовались принципами судов Линча, то мы бы определяли, что любой иностранный гражданин на территории нашего государства с оружием однозначно является виновным, и тут же приводили бы по законам военного времени приговор. Прокурор руководствуется исключительно нормами закона, которые должны быть подтверждены доказательствами. Так вот: Агеев получил 10 лет лишения свободы и не обменян. Приговор вступил в законную силу. Участие в террористической организации доказано, эти документы пойдут в международный суд однозначно. Это приговор за участие в террористической организации. Показания матери могут быть рассмотрены, но не могут быть без ее допроса приобщены в качестве вещественного доказательства и признаны доказательством.

- Почему вы не смогли найти доказательств?

- Доказательств чего? Он должен был признать, что он - русский военный? Он сказал, а затем отказался. Мы должны были получить от РФ документы по международно-правовой помощи? Мы сделали такой запрос. И Россия нам ответила: не знаем, не служил, в войсках не состоит. Есть конкретные документы, где написано черным по белому. Можем ли мы по своему глубокому убеждению осудить человека? Гипотетически это имеет существенное значение, а практически он получил срок за незаконное обращение с оружием, участие в террористической организации. Оружие, которое было при нем, не стреляло. Провели баллистические экспертизы. Он признал свою вину. Линейка украинского законодательства подтвердила, что гражданин РФ, который прошел обучение в ВС РФ и якобы за несколько дней до отъезда был уволен, не участвовал в боевых действиях на территории суверенного государства. А то, что говорила мама, также рассмотрено и приобщено к материалам. И у международного суда есть право оценить эти доказательства. Украинский суд дал оценку - 10 лет лишения свободы. И его, несмотря на все старания и просьбы обменять обратно, в Россию, не обменяли. Приговор украинского суда, который прошел всю юридическую процедуру, - это основа для того, чтобы международное сообщество через 2-5 лет дало оценку подготовке, помощи, вооружению соседним государстом тех людей, которые по коллаборационистским или другим мотивам приехали воевать на территорию другого государства. Таковы реалии гибридных войн.

- Последние три года существования режима Виктора Януковича вы работали в его администрации. Вы были заместителем руководителя главного контрольного управления АП, и я так понимаю, что отвечали за правоохранительную систему. Каким вы помните Виктора Януковича?

- Таким, как и вы, - с телевизора.

- Вы с ним не общались?

- Командированный сотрудник СБУ в систему органов власти (на тот момент это была АП) как военный низшего звена точно не входил в протокол или в круг общения. Я не три года, а два был командирован в АП Януковича. Я сидел не на Банковой, а на Шелковичной. Эти документы проверялись, в том числе моими коллегами из управления Горбатюка. Не управление специальных расследований, не любое другое следственное подразделение не расследовало, не направило обвинительный акт и не поддерживает государственное обвинение сейчас в суде относительно легитимно тогда избранного президента Януковича, который самоустранился и пригласил войска РФ в нашу страну. На фоне 20-21 числа подчеркивать роль моего пребывания, наверное, это профессиональное.

- Не подчеркивать, а спрашивать.

- Но я вам еще раз говорю: есть слово, а есть действие. Если это действие, которое я сделал в части своей работы, за которую я отвечаю в ГПУ, то я готов сказать, что я, наверное, что-то не то… Но кроме военной прокуратуры этого никто не сделал.

- Когда вы в 2014-м году ушли в отставку?

- По-моему, 18-20 января, и был командирован обратно в СБУ. С этого момента я в СБУ не прибыл, а пребывал фактически на нелегальном положении, поскольку мой родной брат был одним из комендантов консерватории, а Мария Матиос была в группе тех депутатов, которые стояли на баррикаде у АП.

- Вы были на этой должности в АП Януковича - вы это все наблюдали. Тогда уже активно действовал Майдан. Какие мысли у вас это вызвало? Вам не хотелось написать заявление на увольнение, просто как протест?

- Вы путаете нормы: военнослужащий, подписавший контракт, - а я на тот момент и до сих пор являюсь военнослужащим, - не может написать заявление на увольнение. Там четко предусмотрены две вещи - смерть или достижение предельного возраста.

- А что вы наблюдали тогда? Какие приказы были, кто был вашим непосредственным шефом, вам пытались тогда давать?

- Вы путаете праведное с грешным. Приказы могут отдавать прямые командиры. В АП у меня прямого командира не было. Был руководитель соответствующей службы - советник президента Балюк. Сентябрь-ноябрь я был руководителем рабочей группы по проверке ГФС, на улице Львовской. И на тот момент был составлен акт о проверке ГФС, где были зафиксированы налоговые площадки, незаконное возмещение НДС. Этот акт после Революции достоинства был истребован в судебном порядке, приобщен к материалам уголовного производства. И по этому акту, где есть моя подпись, экс-министр доходов и сборов Клименко отправлен на заочное осуждение за незаконное возмещение на тот момент НДС в размере 3,5 млрд гривен. Ежедневно мы, группа работников, находились на Львовской площади, в помещениях и департаментах Министерства доходов и сборов. И когда проект этого акта мы обработали на компьютерах АП, то возник вопрос о моей немедленной командировке в СБУ, где по указанию уже экс-беглеца Якименко мне сообщили мои коллеги, что по прибытии в СБУ я буду немедленно задержан внутренней безопасностью с формулировкой "государственная измена". Поскольку на момент событий на Майдане единственным выходцем из Западной Украины в АП был Матиос. Там чужих, в их понимании, не было.

- И что вы тогда сделали, когда вам сказали об этом?

- Я не прибыл на место службы и фактически находился в полулегальном положении. Это не было тогда проблематичным, так как все силы и средства органов принуждения были сосредоточены на противостоянии, на разрушении и на уничтожении Майдана.

- Именно когда вы работали в АП, уже начался Майдан. Вы имели какое-то отношение к событиям на Майдане? Вы какую-то информацию узнавали?

- Я как любой гражданин Украины видел все происходящее. В первую очередь, это начал демонстрировать телеканал "112 Украина".

- Я имею в виду то, что вы располагали внутренней информацией.

- Внутренняя - это какая? В Государственной налоговой службе в каждую дверь даже проверяющие из АП не имели права войти без сотрудника налоговой службы, открывавшего двери отпечатком своего пальца. Мы видели, что приезжают автомобили, вывозят или завозят чемоданы – они точно были не с документацией. Но приказы или любое обдумывание…То, что я отвечал за правоохранительные органы, как кто-то написал, - это ерунда.

- Я так понимаю, что вы прошли люстрационную проверку?

- Если бы люстрация проводилась сегодня, то, наверное, два года уже после люстрации я бы не работал. Должность заместителя руководителя, как и многие другие должности, в том числе политические, как, например, министров, под люстрацию не попадала. Если бы попадала - я бы точно выполнил норму закона. Проверок я прошел больше, чем кто-либо, в том числе единственный из всех руководителей правоохранительных органов моего сорта я прошел несколько раз полиграф, где задают все вопросы. Я сознательно шел и номинировался на одного из руководителей НАБУ - не выиграл этот конкурс. В Государственное бюро расследований (ГБР) - так же проголосовала комиссия, но я прошел полиграф по требованию закона и ответил на все вопросы.

- А какие вопросы были самые-самые каверзные?

- Это все есть в открытом доступе. Во время проведения проверки для ГБР именно на полиграфе было установлено, что из 19 человек, которые номинировались на руководство ГБР, 2 человека на тот момент имели карты других стран - Румынии и Польши. Это нонсенс, когда тот, кто подается на руководителя органа, который вправе расследовать касательно президента, НАБУ и всех правоохранительных органов, имеет карту поляка с правом постоянного проживания в другой стране.

- Особенно сейчас, при таких "хороших" отношениях.

- На тот момент отношения были такие, какие есть, но смежность экзальтированных подходов различных политических сил в разных странах, в частности в Польше, не способствует пониманию того, что Украина – это не остров, возле которого спокойно и безопасно, Украина осталась один на один со своей бедой. Это нехорошо, когда соседи ссорятся. Поэтому не правы польские политики. Многие из моих земляков из Черновцов - это евреи, которые выехали, и они очень обижены, они эмоционально не воспринимают сентенцию, заложенную в закон, принятый в Польше. Слава богу, что президент Польши подал в Конституционный суд все нормы, вызвавшие такое сопротивление. Но высказывания политиков не способствуют покою среди людей. Они приводят к трагедии, к страху, к ощущению неуверенности. А когда человек живет без уверенности в будущем дне - он живет сегодняшним днем.

- Или уезжает из страны. Лучшие выезжают.

- Это общая сентенция. Это нормально в 21 веке, когда есть миграционные процессы.

- Но сейчас у нас большие миграционные процессы.

- Трудовая миграция в 21-м веке - это нормально.

- Почти год назад мы наблюдали за ярким вертолет-шоу, которое проводил Арсен Аваков совместно с вашим ведомством, когда задерживали и привозили в столицу налоговиков. Скажите, какой результат сейчас? Сколько из них за решеткой и сколько госбюджет получил от этого?

- Украинец и любой правоохранитель, прежде всего, должны выполнять закон. Закон предусматривает те или иные процессуальные действия в отношении задержанных и людей, которые подозреваются. Нами расследуется по поручению генерального прокурора уголовное производство по Клименко и по налоговым площадкам. Это был май 2017 года, и за 8 месяцев нами объявлены подозрения 46 первым руководителям - начиная от Клименко и до областных. 23 из них находятся в Киеве, 3 - под стражей как такие, которые не внесли залог. Средний размер залога для этих 23 человек составлял от 10 млн. Военная прокуратура планирует закончить расследование и предоставить материалы для ознакомления защите в марте-апреле. По этим людям рассчитаны убытки. Мы установили их имущество, арестовали и передали в Национальное агентство по управлению активами. Они все подозреваются в участии в преступной организации Януковича-Клименко, в связи с чем имеют процессуальные ограничения и соответствующие санкции. Арестованы и переданы 154 объекта недвижимого имущества, высоколиквидного, в центральной части Киева и в других городах Украины. 20 транспортных средств, 1000 железнодорожных вагонов, приносящих прибыль до мая 2017 года холдингу Unison, который аффилирован напрямую и принадлежал отцу подозреваемого экс-министра Клименко, корпоративные права юридических лиц, 5 млн долл. И почти 5 тыс. кв. метров офисных помещений в торговом центре "Гулливер". Только 1000 железнодорожных вагонов, которые переданы, принесли уже в государственный бюджет, не за счет коммерческого использования, а за счет эксплуатации для государственных программ перевозки грузов "Укрзализныцей", 108 млн гривен. Все сделано по закону. Это не тридцать седьмой год, когда можно было принять за три дня решение "тройки": виноват, расстрелять. Мы все делаем по закону. Будут обжалования в Европейский суд - мы и там выстоим.

- Анатолий Гриценко сказал: "Скоро 2 года, как Матиос крепко тормозит предоставление в суд моих показаний против Порошенко и компании. Так, глядишь, и до генерала армии дослужится". О каких показаниях он говорит, и почему вы не передаете их в суд два года?

- Я не комментирую слова политиков какого-то дальнего эшелона десятилетней давности. Я не знаю, что имеет в виду господин Гриценко. Он допрошен, материалы действительно есть в показаниях о ведении агрессивной войны, в том числе, что касается развала боеспособности украинской армии за период каденции всех министров обороны. И политические выводы, и политологические сентенции, которые изложены в допросе - он имел на них право в качестве свидетеля. Но там еще много ответов на другие, очень прямые вопросы: о военных городках, о ликвидации тех или иных подразделений и родов войск и так называемой реформе вооруженных сил, которая привела к произвольному снятию с дежурства "Буков", которые поехали в Грузию. Это не одномоментное расследование - проводится огромное количество экспертиз, более 240, по установлению причин и виновных в развале украинской армии. В начале войны у нас было почти 5 тыс. человек, которые не могли сесть в танк, потому что не было аккумулятора. Это все последствия реформирования, в том числе и господина политика.

- Начал ли уже давать показания Шепелев, и если да, то что уже известно?

- Шепелев обвиняется в четырех судах города Киева по фактам причастности и организации двух заказных убийств и двух покушений на убийство. Сейчас он знакомится с этими материалами. Военная прокуратура обязана предоставить ему материалы, в которых он обвиняется, обратиться в суд, что мы и сделали, для избрания ему меры пресечения. И теперь все четыре суда должны избрать ему меру пресечения, не предусматривающую внесения залога.

- Но кто его удерживал и кто его пытал?

- Мы обязательно установим, кто удерживал, почему удерживал и с какой целью. Я не верю в череду случайностей. А прикрываться относительно незапятнанным именем военной прокуратуры, какое-то спецподразделение, задерживающее Шепелева, - это верх цинизма. Мы обязательно этих циников найдем и допросим. У нас есть уже понимание, кто это сделал.

- С тех пор, как вы стали военным прокурором, где вы отдыхали?

- Я не стал. Я был назначен заместителем генерального прокурора - военным прокурором 24 августа 2014 года. За неделю до того, видя, что происходит и что у нас нет абсолютно боеспособной армии, ночью написали законопроект, согласовали с комитетом ВР, он был проголосован в ВР, и президент через 7 дней его подписал. Тогда начали создавать военную прокуратуру - туда не никто не хотел идти. Меня не назначили, меня призвали. Я - военный.

- Сколько раз вы были в отпуске? И если были, то где, на каких курортах вы отдыхали?

- Отпуска полноценного у меня никогда не было. Египет, Украина, Венгрия.

- Прошло четыре года с тех пор, как в центре европейской столицы под сотни телекамер расстреливали Небесную сотню. Но виновных мы еще не знаем, и они не наказаны. Когда это будет сделано?

- Я не могу ответить и не могу быть ответственным за то, что не сделала система. У нас систему реформируют не с основ, а с крыши. Ни один следователь не способен расследовать дело, если у него нет оперативного сопровождения. В силу различных объективных и субъективных причин система, умевшая это делать, была развалена. Сплошное недоверие, люстрация, переаттестация, вымывание тех, кто имел понимание.

- То есть закон о люстрации был больше минусом, чем плюсом?

- В той форме, в которой он был принят, - без понимания, что на голом энтузиазме построить правовое государство чрезвычайно сложно. Общество недовольно - мы сегодня видим и слышим недовольство тех, кто несет страшное бремя погибших на Майдане, погибших на войне, мол, нет виновных и наказанных. Боль потери требует немедленного и неотвратимого наказания. Но я сомневаюсь, что, учитывая сложность украинского процессуального законодательства, это будет скоро. Я сделал то, что я должен был сделать, - я отправил дело вместе со своими подчиненными в суд. И я думаю, что приговор украинского суда поставит точку. Неотвратимость наказания должна быть соблюдена точно по норме закона, потому что нельзя делать право внеправовыми методами.

Новости по теме

- Я вам благодарна.

- Я благодарен вам. Я надеюсь, что мы будем ожидать дальнейших успехов Главной военной прокуратуры, которые я не хочу сейчас анонсировать, но это будет фурор.

- Будем надеяться.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров