Хочу поехать в штабе национальной сборной на Олимпиаду-2020 в Токио

Семнадцать лет каждодневной работы ради олимпийской медали. Как итог спортивной карьеры – ошибка судей в пользу россиянки и третье место на Играх в Рио-де-Жанейро. Теперь она переключилась на дела семейные: вместе с украинским миллиардером Александром Онищенко воспитывает сына. Анна Ризатдинова – героиня 13-го выпуска спецпроекта Максима Шилина "Спорт.Интервью.112"

Хочу поехать в штабе национальной сборной на Олимпиаду-2020 в Токио
112.ua

Анна Ризатдинова

Украинская гимнастка, бронзовый призёр Олимпиады в Рио-де-Жанейро

Семнадцать лет каждодневной работы ради олимпийской медали. Как итог спортивной карьеры – ошибка судей в пользу россиянки и третье место на Играх в Рио-де-Жанейро. Теперь она переключилась на дела семейные: вместе с украинским миллиардером Александром Онищенко воспитывает сына. Анна Ризатдинова – героиня 13-го выпуска спецпроекта Максима Шилина "Спорт.Интервью.112"

- Аня, так как ты в Киеве бываешь периодами, то не всегда видишь, как меняется город. Вот мы решили тебе показать новую лестницу, которая ведёт на Воздвиженку. Как тебе?

- Во-первых, у нас Киев – европейская столица, и это сразу заметно. Город преображается с каждым месяцем. Честно говоря, на этой лестнице я нахожусь впервые, даже не слышала о ней, поэтому спасибо вам за приглашение на достопримечательность.

- Сейчас большую часть времени ты проводишь за границей, как часто приезжаешь в Украину?

- Ну, я живу в Украине. У меня много мастер-классов. Люблю себя максимально занимать работой, спортом. Раньше вообще тренировалась круглосуточно, поэтому мне сложно без работы, и я максимально себя загрузила. Сейчас приходится даже от чего-то отказываться, потому что надо видеть и семью, и ребенка.

- Что на этот раз делаешь в столице?

- Посетила школу Дерюгиных. Была на одной из тренировок, увидела всех девчонок – наше будущее поколение. Как только зашла в зал, в голове начали мелькать проблески Рио: вспоминала, как шла подготовка. И хорошие моменты, и сложные – последних тоже было много.  

Еще сходила в детский магазин. У нас очень хорошие детские товары, поэтому я всегда здесь делаю покупки. Ребенок растет с каждым месяцем, и ему необходимо что-то абсолютно новое. Допустим, сейчас мы начинаем чистить зубки. У нас их всего три пока. Так что каждый месяц приобретаем какой-то новый инвентарь.

Уже слежу за вкусом и стилем своего сына, но не считаю важным одевать его в какие-то дорогие мировые бренды с первых месяцев. Для ребенка должно быть все практично и удобно. Да, поначалу мне хотелось что-то безумно красивое, ну не то чтобы дорогое, но, как и любая мама, испытывала такое чувство, что у моего ребенка должно быть самое лучшее, а потом поняла – ему это еще не нужно в таком маленьком возрасте.

- Недавно ты была в Мексике на мастер-классе. Поделись впечатлениями.

- Это был самый экзотический мастер-класс. Я согласилась, так как никогда не была в этой стране и, честно говоря, не знала, на каком уровне там находится гимнастика. Так что мне было очень интересно посмотреть на деток, их культуру, школу и темпы развития спорта.

Была в городе Мерида. Художественную гимнастику там любят и занимаются этим видом спорта. Собрались дети из разных клубов и городов. Кто-то даже приехал из Турции и Египта просто чтобы увидеть меня. Некоторые начинали плакать, оттого что дотронулись до меня.  

А так еще по Европе много езжу: Италия, Испания, Франция. В Казахстане была два месяца назад.

112.ua

- Куда дальше?

- Через четыре дня лечу в Латвию на мастер-класс. Планирую посетить Японию в ноябре, а в марте – Чикаго.  

- Из прошлых интервью я понял, что ты не боишься оставлять почти годовалого ребёнка на отца, когда уезжаешь. Самый длительный период расставания с сыном?

- Когда была в Мексике, то не видела его неделю. Постоянно выходила с ним на скайп. Допустим, если ехала в зал на автобусе или машине, то все время просматривала его видео и фото. Понятно, что все равно все мысли о нем.

- По скайпу он тебя идентифицирует?

- Первую минутку нет, но если его сконцентрировать, то на пятую минутку по голосу, а еще вот по глазам (мне кажется, это первое, что он видит) у нас устанавливается связь – да, это мама.

Общаюсь с ним, наверное, как с пятилетним. Я считаю, что он все понимает, все слышит, и поэтому перед каждой поездкой ему объясняю: мама сейчас уезжает, ей это необходимо по работе.

- Бабушки и дедушки часто видят малыша?

- Очень часто! Сын – это вообще смысл жизни для всей семьи. Как для мамы с папой, так и для бабушки с дедушкой. У всех такое желание – увидеть Рому, побыть с ним и внести вклад в его развитие.

- Твои родители так и живут в Симферополе. Как они добираются до вас: через Россию, может, летают?

- Нет, не через Россию. Это долгая дорога, да, но что делать, если хотят увидеть ребенка?

- Родители задумывались о переезде?

- Понимаете, тут очень сложный вопрос: когда ты всю жизнь строил фундамент, свой дом, посадил дерево, вырастил ребенка и от всего в один момент избавиться, отказаться от этого – сложно. Все-таки моим родителям не 20 лет, и, думаю, они вряд ли хотят что-то менять в своей жизни.   

- Ездила домой после аннексии Крыма?

- Не была там уже долгое время. Мне не так просто на этот счет, потому что Крым – он навсегда останется моим родным местом. Крым вырастил очень много талантов: таких, как Саша Усик, Яна Клочкова, и я там стала спортсменкой. Все равно считаю, что это наша земля. Мне очень не хватает Крыма – это правда.   

112.ua

- Спорт для тебя закрытая история?

- Да, и я не хочу, чтобы об этой истории говорили с каким-то сожалением. Мол, ты закончила, а еще ведь могла продолжать. Знаешь, у меня настолько совесть чиста касаемо спорта. Мне кажется, что вместе со своей командой я сделала просто невозможное, так как в детстве у меня не было каких-то колоссальных данных, по которым можно было бы определить – ага, она сто процентов станет звездой. Мне никто не пророчил олимпийских медалей так точно. Все, что вот вы видели в Рио, – это сделано упорным трудом и только. Там таланта очень мало.

- Твоему сыну уже 8 месяцев. После родов сейчас ты в оптимальной форме?

- В принципе вес быстро слетает с меня. У меня весы всегда со мной – это мой лучший друг. У нас такие из Японии небольшие весы дорожные есть. Первое, что я кладу в чемодан всегда, уже по привычке со спорта осталось, – именно их. И я по весам понимаю, что я могу поесть, а что нет. Так, сегодня все нормально – могу себе не в чем не отказывать. Завтра встала – плюс килограмм. Значит нужно день порежимить. 

- А что любишь вообще покушать?

- В восторге от итальянской и японской кухни. Обожаю пасту во всех видах и суши, сашими – вообще слабость. Во время беременности я не употребляла сырую рыбу, потому что было нельзя. Я прокормила пять месяцев, а затем вернула это в свой рацион.

- Помнишь момент, когда пришла и сказала: так, ну все?

- Кофе! Первое, что я помню. Мне нельзя было пить кофе первые три месяца. Разрешалось только без кофеина, а потом, когда начала пить нормальный, это было такое счастье. Осталась привычка еще с тренировок – зачастую рано утром могла не позавтракать, но кофе и два квадратика шоколадки – обязательно. Кофе – для энергии, а шоколад – для настроения.

- Несколько дней назад в твоем профиле в инстаграм появилось фото с подписью "Токио - 2020". Мы выяснили, что с профессиональным спортом ты завязала, тогда что это значило?

112.ua

- Знаю, что очень много болельщиков хотят, чтобы я выступала в Токио. И я понимала, как надпись "Может быть, в Токио?" поднимет людям настроение и добавит им вдохновения – поэтому мне было интересно. Именно после этого поста комментариев было, ну, наверное, больше всего, если не брать в счет новость о рождении ребенка. Почти все люди писали – давай вперед, мы тебя поддержим, поможем.

- И что в итоге: в качестве кого поедешь?

- Хочу поехать в штабе национальной сборной. Надеюсь, что мне дадут аккредитацию, и я буду поддерживать все виды спорта без исключения. Не только художественную гимнастику, потому что, мне кажется, что вот эта любовь к спорту – она течет по моим жилам. Я болею за всех ребят, а особенно за тех, с кем выступала еще в Рио: Олег Верняев, Жан Беленюк, Оля Харлан. Даже не знаю, смогу ли справиться с эмоциями и смотреть на них. То есть я точно буду присутствовать, но буду закрывать глаза.

- Ань, так а кем именно в штабе сборной себя видишь?

- Пока еще не знаю. Сейчас на первом месте у меня все равно ребенок. Эту паузу, пока я решаю, когда думаю и планирую, чем заниматься дальше, её закрыла мастер-классами. Я никуда не уходила с ковра, остаюсь на виду и занимаюсь своим любимым делом, но в то же время трезво понимаю, что мастер-классы – это год-два, а дальше хочу иметь свое дело. Пока не могу сказать, какое именно, но оно однозначно появится в моей жизни.

Скажу лишь, что имею огромное желание развивать спорт в нашей стране. Так больно смотреть, что в Украине нет ни спортивных каналов, ни новостей.

112.ua

- У тебя есть конкретное видение, как развивать спорт в нашей стране?     

- Все идет сверху! Необходимо начать с банальных вещей: если будут строиться спортивные площадки, открываться залы для молодого поколения – чтобы им было куда пойти. Дальше эти дети должны увидеть по телеканалам истории великих спортсменов, у нас их множество в Украине! Затем они попросят маму или папу повести их на эту секцию по боксу, или по борьбе, или на любую другую. Это мы говорим о массовости.

Что касается профессионального уровня, наших сборных: те условия, в которых тренируются, – честно говоря, даже стыдно об этом говорить. Вот именно с этого все и начинается. А то у нас есть Дворец спорта один на весь Киев, где проходят массовые мероприятия, концерты, ярмарки, соревнования – абсолютно все там проводят. Такого не может быть! Для спорта необходимо отдельное помещение и не одно, где будут организовывать масштабные соревнования. В 2020 году в Украине будет чемпионат Европы по художественной гимнастике – и снова во Дворце спорта. Там проблематично поместить нужное количество ковров.

- Анна Ризатдинова – бронзовый призер Олимпийских игр в Рио. Тебя не преследует чувство недосказанности, что так и не стала олимпийской чемпионкой?

- Нет, потому что для меня эта медаль как золото. Когда я стояла на пьедестале, там уже вообще не имело никакого значения, золото, серебро или бронза, потому что эта бронза досталась с таким трудом, это столько было стресса и работы, столько всего, и ты счастлив, что в этой тройке. Если бы я осталась с деревянной медалью, вот честно – не пережила бы. Я бы даже не знала, как возвращаться домой. Медали у нас всего три в нашем виде спорта. К сожалению, нет финальных упражнений – есть шанс только сегодня. Вот не получилось у тебя, а завтра все: каких-то отдельных видов или командных соревнований нет и жди еще четыре года.        

112.ua

- Как объяснить то, что на Играх россиянки постоянно выше украинок на пьедестале?

- Говорить, что они слабые? Так сказать я не могу. Говорить, что в художественной гимнастике все куплено? Конкретно я не видела передачи взяток. Мне сложно какие-то аргументы и факты предъявить, но то, что у нас судейство не всегда справедливое, – это факт. Такое случалось не только в Рио. Испокон веков все знали: художественная гимнастика, фигурное катание – очень субъективные виды спорта, где нет секундомера и точной цифры, все в руках судей. Одна может работать на одну страну, другая судья может поддерживать другую – это есть. Ну вот ей нравится эта сборная и все – оценки для этой команды будут выше.

Меня задел один момент на Олимпиаде. Я, конечно, безумно благодарна всем судьям, которые оценили мое выступление на пьедестал, но не согласна вот с чем: если на Играх допускаются ошибки, то за них должны наказывать – это никак не должно оставаться незасчитанным. Первые три места на Олимпиаде – это же чистое и безукоризненное выступление! У одной из призёров Рио по художественной гимнастике такого не было (речь идет о россиянке Валерии Кудрявцевой, которая во время упражнения уронила булаву, заняв в итоге второе место, - ред.).  

- Вот я как раз собирался затронуть эту тему. Я слышал, что в художественной гимнастике жуткая коррупция. Помимо твоей ситуации, была еще, когда в 2004-м году россиянка Алина Кабаева уронила ленту, а Бессонова выступила почти идеально. Ну как это объяснить: говоришь, денег не видела – ну неужели дело в безобразном судействе и человеческом факторе?

- У нас судейство меняется каждое четырехлетие – приходят абсолютно новые люди, а вместе с ними и новый президент международной федерации. При этом каждое четырехлетие гимнастки и тренеры верят – что-то изменится, но пока мы не наблюдаем, чтобы дело сдвинулось в какую-то сторону. Выходит, сейчас нужно быть на две, а то и три головы выше своих соперниц, и тогда ты вот приблизишься к пьедесталу, как Бессонова или я. Если будешь на таком же уровне, как конкуренты – окажешься вне тройки призеров.

Нас тренеры всегда учили бороться, и мы выходили защищать честь страны. Все равно и Бессоновой, и мне как раз-таки удавалось побеждать россиянок. Не каждые соревнования, но наш флаг поднимался выше остальных. Даже зрители – для них было настолько привычно, когда играет российский гимн, и когда играл украинский или какой-то другой, для них это была своего рода экзотика. Так что обыграть россиянку – ценилось вдвойне, считалось, что это из области фантастики.      

- К Олимпиаде коррупционный фактор появляется – допускаешь такое?

- Я допускаю, да. Но опять же, если те же россиянки не были бы сильными, они бы не были на наивысших ступеньках пьедестала. Просто за ними стоит страна – вот и все. 

112.ua

- Помню, ты планировала написать книгу о художественной гимнастике для детей. Уже взяла перо в руки?

- Наметки и темы есть, воспроизвожу в голове все воспоминания и очень хочу реализовать эту идею. Она у меня появилась еще до Игр в Рио, потому что столько всего было пройдено. Иногда мне хотелось уйти из спорта, и я сейчас вижу, что один из часто задаваемых вопросов у девчонок: как справиться с собой, когда хочется все бросить, или же как настраиваться перед соревнованиями. У меня об этом так много спрашивают в соцсетях, что я решила – проще написать книгу, чем отвечать каждому.

Я вспоминаю себя перед Рио: я старалась собрать побольше информации о том, как другие спортсмены мирового уровня – Серена Уильямс, Новак Джокович, Усейн Болт – настраиваются. Кроме того, я пересмотрела, наверное, все документальные, мотивирующие фильмы о спорте, перечитала множество книг. Нашла тогда замечательную книгу, которая называется "Ментальный атлет". Она на английском языке и нет перевода, поэтому занимались этим вопросом сами. В книге психолог, тренер рассказывает о ментальной подготовке спортсмена к важному старту – к Олимпийским играм. Это не работа одного дня: как мы готовим свое физическое тело не протяжении двух, трех, четырех лет, точно так же мы должны тренировать свою голову. Когда я это поняла, мне стало намного легче. И теперь хотелось бы поделиться опытом с юным поколением, хотя это поможет и тренерам. Такое наглядное пособие для всех видов спорта.  

Но книга будет не только об этом. Я хочу показать, что нужно идти к своей цели. Очень часто родителям маленьких девчонок тренер говорит, когда нет очень длинных ног или растяжки, – обратитесь в другую секцию. И все: вот так разбиваются мечты, цели, пропадают звездочки в нашем виде спорта. Мой пример уникален: у меня не было параметров для художественной гимнастики, но я добилась успеха!

- Понял, значимую часть этой книги ты посвятишь спортивной психологии. Давай спойлер: как справиться с давлением перед выходом на ковер?

- Это целое дело. Свои мозги я начала тренировать за полгода до Рио. Ежедневно должна быть концентрация, разговор с собой. Естественно, мысли о том, что что-то не получится, там "я сегодня уроню булаву", они посещают тебя. Но должен быть железный настрой, позитивное мышление. Даже если какая-то мысль успела забежать, все равно ты должен сохранять концентрацию. Помимо всего прочего я разговаривала с предметами. И, естественно, должна быть стопроцентная готовность, чтобы присутствовало понимание: дома я сделала все, что можно.

- Зачем ты разговаривала с гимнастическими предметами?

- Они как наши дети. Мы с предметами проводим весь свой день: с девяти утра и до восьми вечера. Верю – даже нет, знаю, потому что на себе это испытала, – что предметы все чувствуют, поэтому надо их просить, чтобы они были послушными. Я просила, и в Рио все получилось!

112.ua

- Мы говорили с тобой о мастер-классах. Плюс ты сейчас выступаешь на выставочных турнирах. Насколько это для тебя серьезно?

- Это работа в наслаждение, в кайф. Все равно, когда тебя оценивают судьи, ты не можешь до конца расслабиться и получить удовольствие. У тебя мысли о предметах, элементах, сумме балов – в голове математика. Так что в ближайшие два года я хочу насладиться нашим красивейшим видом спорта.  

- Сколько в среднем платят титулованным гимнасткам за показательные выступления?

- Суммы, конечно, очень разные. Существуют разные клубы и возможности. Допустим, испанцы, итальянцы, когда меня приглашают на мастер-класс и мы начинаем тему бюджета, говорят: извините, но у нас нет денег, есть вот 500 долларов и все. На что я отвечаю: у меня цель не заработок, а приехать к этим детям, и чтобы они плакали от счастья, поэтому давайте, я согласна на любые условия – я приеду. Коммерческая сторона в моем случае – не основная. Мне хочется учить детей, посетить самые разные уголки мира, чтобы меня увидели, я с кем-то потренировалась. А у кого-то это как работа – основной заработок каждый месяц. Я знаю девчонок, у которых по три-четыре мастер-класса – как стабильный доход от 5 до 10 тысяч долларов.

- Тебя воспитывали, не побоюсь этого слова, великие Альбина и Ирина Дерюгины. Кто из них сильнее как тренер или с кем тебе больше нравилось работать?

- Они обе такая мощь! Они могут подзарядить любого. Наверное, в этом и заключается успех не одного четырехлетия, а уже, кажется, восьми Олимпиад. Это какой-то нескончаемый поток энергии и креатива.

Лично мне комфортнее было с Альбиной Николаевной, потому что она более дипломатичная, спокойная. Она всегда умела найти ко мне подход. Меня не нужно было заставлять ходить на тренировки, но иногда стоило сказать одну нужную фразу, которая подтолкнет, и я пойду на работу.

Ирина Ивановна более эмоциональная, вспыльчивая – это противоположность моему характеру, поэтому с ней всегда было сложно. Допустим, на соревнованиях непонятно, кто кого успокаивал. Во время турнира ее прямо распирает поток энергии. Всегда говорила ей: "Ирина Ивановна, все будет хорошо, я сейчас выйду и все сделаю. Главное – вы успокойтесь, чтобы мы обе были спокойны" (смеется).

112.ua

- Существуют школа Дерюгиной и Кубок Дерюгиной. А у Ризатдиновой есть такие амбиции?

- Конечно, я мечтаю открыть что-то свое: школа, турнир – мыслей пока много. Я пока до конца не отошла от Рио. Это было настолько яркое событие в моей жизни, и вот так сразу переключиться сложно. Сейчас меня многие спрашивают: а что дальше после спорта? Ага, ребенок – хорошо. А что дальше? Надо же ставить новые цели. А как людям объяснить, что я жила целью и еще не готова ставить другую.

У меня не было чего-то банального, простого: погулять по парку, пообщаться с друзьями, с родителями. У меня этого не было. Дайте немного времени получить кайф от жизни. А дальше будут новые цели, потому что я не могу сидеть без работы, и амбиции у меня большие. 

Беседовал Максим Шилин

Предыдущие выпуски:

Андрей Шевченко: Пообещал вывести Украину на следующий Чемпионат Европы, потому что нет другого выхода

Александр Долгополов: Бывало, гонял и 345 км/час на своем Nissan GT-R

Жан Беленюк: Может, Порошенко сделает что-то, и я скажу – он красавчик капитальный, и мне не будет смысла идти в политику

Михаил Романчук: С российскими пловцами в клубе ладим, бывает, шутим о политике

Александр Усик: Мне не нравится политика, потому что там много лжи и лицемерия

Ольга Харлан: Судя по зимней и летней Олимпиадам, становится понятно, что творится в нашей стране

Елена Пидгрушная: Кому-то просто захотелось сделать скандал в украинском биатлоне

Александр Шовковский: Решил научиться стрелять, когда четыре года назад начались все эти события в стране

Сергей Стаховский: Спорт вне политики? Хе...ня это полная – спорт и есть политика!

Элина Свитолина: Доходы от спонсоров уже приближаются к размеру призовых, но это не главное

Слава Медведенко: Политики должны молчать, если они ничего не сделали для спорта

Иссуф Санон: Когда попаду в зал славы NBA и соберу 25 млн подписчиков, можно будет подумать о звездной болезни

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...