На Западе профессиональных певцов ценят, а у нас все самое ценное выбросили в унитаз

Украинский эстрадный певец Иво Бобул в эфире программы "Мага" на телеканале "112 Украина" рассказал о своей творческой карьере и отношении к современной культуре и шоу-бизнесу.

На Западе профессиональных певцов ценят, а у нас все самое ценное выбросили в унитаз
112.ua

Иво Бобул

Народный артист Украины

Украинский эстрадный певец Иво Бобул в эфире программы "Мага" на телеканале "112 Украина" рассказал о своей творческой карьере и отношении к современной культуре и шоу-бизнесу.

Петр Мага: Поклонники и друзья любят его за прекрасный голос, за чувство музыки. А я люблю его еще и за очень находчивый ум. Народный артист Украины Иво Бобул у меня в гостях сегодня.

Иво Бобул - человек, наверное, с самым мощным голосом в Украине. И человек, который наделал очень много шума в прошлом году. Много раз уже прикалывались по поводу того, что Иво Бобул сказал, что идет в президенты. Что с нашими людьми не так, Иво Васильевич?

Иво Бобул: С нашей нацией давно уже не так. На мой взгляд, после Оранжевого майдана, когда начали все люди лезть в политику, с тех пор очень сильно изменилась нация. Люди стали очень политически ангажированными и зависимыми. В результате этого потерялись культура, уважение, порядочность. Люди стали совсем другими.

- А что это - плохо? Не стоит интересоваться политикой? Черчилль говорил: "Если не интересуешься политикой - она заинтересуется тобой".

- Тогда были другие времена. Культура Англии и культура Украины - совершенно разные.

- А в чем разница? В какой стране тебя принимали лучше, кроме Украины?

- В Америке.

- Потому что там наши?

- Нет. Я и в Польше был, и в Испании, в Румынии. А в Америке культура другая. Там люди понимают, что такое певец профессиональный. Там они очень ценят это. У нас наоборот. У нас все, что было самое ценное – взяли и выбросили в унитаз.

- Почему? Даже соседи - когда был жив Кобзон, он мог петь даже в дуэте с Децлом. Они миксовали тех, кого называли нафталином, с самыми современными звездами. Может, потому что у нас какого-то единства между артистами нет?

- Тут вопрос не к артистам. Здесь культура нации. У нас утеряна культура - время ушло. Культура стала ниже плинтуса, когда появились некоторые люди на сцене, которые к культуре вообще не имеют отношения. Они замечательные менеджеры, отличные были бы администраторы, но не певцы. Певец на сцене - это Бог дал ему дар. А потом все началось. В Америке, какой я бы певец ни был, я все равно туда на сцену не попал бы. Потому что там за тебя должны расписаться три или четыре профессиональных певца - гастролера, и тогда тебя заносят в картотеку - и ты становишься известным певцом. У нас ты где-то пел, непонятно где, приезжаешь в Украину и становишься знаменитостью. Люди работают здесь по 30-40 лет на сцене. Сначала надо уважать своих, которые здесь работали многие годы, давали путь другим. У нас открываются двери для всех. Свои - пошли нафиг, а вот этот - приехал наконец.

- Почему не нужен Бобул, который поет лучше чем Градский "Как молоды мы были"?

- Все пошло наперекосяк. Уровень культуры упал. То, что хорошо - не нужно. Голые выходят. Нет цензуры. Нужна хоть какая-то маленькая, чтобы не было деградации нации.

- Закончились голоса в Украине?

- Голоса есть, но те, кто хорошо поет, никогда не придут на сцену. Ведь все конкурсы, которые есть в нашем государстве - они не являются честными. Я видел конкурсы не только в своей стране. Выходит парень и "валит" нормально. А судьи - кто? Они боятся. Потому что он поет лучше, чем они.

- Иво Бобул родился на самой границе с Румынией. Ты смотрел телевидение Румынии, слушал их радио?

- Радио мы слушали постоянно, а телевидение у нас появилось очень поздно. Концерты смотрели. Мы слушали польскую, румынскую, украинскую, русскую, молдавскую музыку. И это все в голове отложилось.

- Я говорю: люди, послушайте Бобула - в каждой ноте его жизнь, от Порубного до Нью-Йорка, где ты пел. Сколько детей было у тебя в семье?

- Семь. Самому злейшему своему врагу не желаю пройти тот путь, который я прошел, пока достиг чего-то в жизни.

- А можно немножко о пути.

- Мы бедно жили, потому что отец умер, а он был лесничим, и пока он жил - мы жили нормально. Школа была румынская, но там был русский язык и литература. Играя с ребятами в футбол, мы выучили украинский, а в школе у нас были поляки, и мы выучили польский. Когда умер отец, то мы пошли в интернат украиноязычный. Когда приезжали родители к кому-то, то все дети собирались в фойе, и все, что приносили, раздавали. В армии я попал в оркестр, где "деды" были немцы. И они меня научили любви к музыке. До этого я что-то пел, играл на гитаре в подворотне. Затем в Черновцах - танцплощадка, свадьба, ресторан. Ресторан научил меня слушать - воспринимать все на слух. У меня же не было музыкального образования. Все лучшие музыканты, игравшие на сценах - это были музыканты из ресторанов.

- Такое понятие, как "музыкальная биржа", в Украине было только в Черновцах.

- И во Львове.

- София Ротару брала музыкантов оттуда.

- Нет, с Софией Михайловной Ротару было по-другому. Когда Пинкус Абрамович Фалик решил сделать группу "Червона рута", собрались лучшие музыканты. Марк Кушнир, Таперечкин, из Львова ребята были, из Черновцов, Юра Рошанский. И сам Евдокименко играл на трубе. Группа была очень сильная, и они ездили по всему миру. Уважение было к украинской песне тогда. Я помню "Маричка", "Черемшина", "Червона рута".

Новости по теме

- Говорят, что подавляли украинскую песню.

- Абсолютно нет.

- Может, просто вырабатывался стиль? Может, надо худсоветы вернуть, чтобы то, что сильное и красивое, то побеждало? "Червона рута" взяла и положила на лопатки весь Советский Союз.

- Я в то время был в Ульяновске, от школы нас отправили отработать два УАЗика для села, и мы жили в бараке. Там же жили удмурты. Так они просили спеть им "Червону руку". Я объяснял им, что это рута, цветок. Такое было. Тогда у нас была умная нация, которая читала. Нация, которая понимала, что есть хорошее, что плохое. Запрета не было. Нас ругали за то, что мы не поем украинские песни. Во-первых, украинские песни не писались. Писал Николай Мозговой, но он писал для себя. Писали для Софии Ротару, а для нас, ребят, негде было брать песни. Когда я работал в "Живой воде", то иногда что-то писали. Композитором был Саша Злотник. И самое интересное, что для того, чтобы ты был популярным, надо было ехать в Москву. Киев был ямой. Мы с Серовым столько ходили сюда на радио, на телевидение, и пробить эту стену было очень тяжело. Я и Дутковский написали песню "Если любишь, люби", приехали в музыкальную редакцию, а они говорят: "А зачем ты нам это принес?" Потом принесли на русском языке, они говорят: "А зачем нам это нужно?" И мы никак не могли понять, что им надо. И когда "Укртелеком" снимал "Если любишь, люби", я целый день прождал в студии. Отсняли всех, потом меня, но так и не показали. Такое уважение было к своим.

- А что, в конце концов, изменилось? У нас сначала делают так, что человек должен пойти, где-то зацепиться. Я хочу сделать интервью с Таей Повалий. Сколько она работала здесь, каждый раз надо было воевать за каждую копейку гонорара. Когда она съездила в Москву, спела с Басковым, показали по российским каналам, вернулась - в пять раз увеличили гонорар, потому что она была в Москве.

- При Советском Союзе это я прошел на своей шкуре. Пока меня Саша Серов не пригласил в Москву на передачу "С песней по жизни" и меня оттуда показали по всему Союзу, в Украине... Хотя у меня уже было три конкурса за спиной. Крупных конкурсов вокалистов.

- Иво Бобул мог бы поехать в Сан-Ремо и порвать их на маленьких хомячков. Потому что итальянские песни ты поешь лучше, чем итальянцы.

- Когда-то приехал хор из Канады, они послушали пластинку и сказали: "Мы хотим пригласить тебя в гости в Канаду". Начали оформлять документы. Меня вызвали в органы и сказали: "Или меняй национальность, или меняй фамилию". Вместо меня поехал другой человек.

- Что они имели в виду? Становись евреем, уезжай по этой линии? Или как?

- Они сделали, и все. После конкурса лучших песен стран содружества комсомольцы собрали все мои документы на премию, комсомольскую. Так они мои документы разбросали, чтобы только мне не дать эту премию. Я румын. Отец у меня украинец, а мать - румынка. Национальные вопросы в Черновицкой области были.

- После армии все возвращались с мыслями жениться и устраиваться на работу слесарем, столяром - серьезная работа должна была быть.

- Когда я вернулся из армии, то музыканты, которые были в Черновцах, Марик Кушнир говорит: "Тебе надо петь". Он слышал, как я на свадьбах пел, они меня в ресторан устроили. Потом приехал Громцев Валера, сделал ансамбль "Море" в Крыму. Я там год поработал и вернулся. Приехал Саша Серов, собирал музыкантов для группы "Черемош", а потом меня перевели в рок-группу "Живая вода". Я очень благодарен этим ребятам, что они со мной были, потому что все конкурсы, на которых я был, я был с ними. Мы очень много ездили по концертным площадкам - была очень интересная работа. Я набрался очень много у других артистов, смотрел.

- А как ты стал отдельной единицей: вокалист Иво Бобул?

- Уже после конкурсов, что у меня были, я имел право работать отдельно.

- Я считаю, что когда человек просто с улицы приходит и ему кажется, что он умеет петь, у нас таким образом проходят конкурсы Евровидения. Профанация.

- То, что делается в нашем государстве с культурой, это просто кричать можно. Но тебя никто не послушает. А порядок надо навести. Это не только пение. Это культура нации, как она себя ведет. Почему не уважают своих знаменитых художников, певцов, которые столько сделали для того, чтобы Украина за рубежом светилась? У нас все наоборот: то, что нормально - нафиг, а там, где показала кусочек ж... - вот хорошо.

- Министр культуры - мой однокурсник Евгений Нищук. Очень культурный, очень светлый парень. Очень хороший актер, человек с очень высокими моральными качествами. Артисты приходят просить деньги на фестивале – у него реально не из чего. У нас культура финансируется по остаточному принципу.

- Первое, что я бы сделал, - конкурс певцов в Украине. Нормальных вокалистов. Раз в четыре года. Выбрал бы девушек и парней. Сделал бы с оркестром мировые, украинские хиты, потому что песня "Минає день, минає ніч", считаю, стоит выше многих зарубежных песен, которые крутятся день и ночь. Поехал бы с оркестром за границу и показал бы, что кроме того, что Украину знают по футболисту Шевченко, Чернобылю, знали бы по певцу Иво Бобулу, который бы представил на высшем уровне свое государство. В музыкальном мире.

- А есть в истории Украины певцы, благодаря которым знали об Украине? Наверное, Соломия Крушельницкая?

- Гнатюк, Соловьяненко, Матвиенко. Это были первые ласточки. Весь мир пел "Черемшину".

- Почему сейчас нет этого?

- Нет человека, который бы этим занялся. К нам дважды в год приезжает ансамбль "Сухишвили" из Грузии. Ни один артист из нашего замечательного государства не бывает в Грузии дважды в год. А при покойном Борисе Шарварко мы ездили по всем странам Советского Союза.

- При Кучме были областные просмотры. Я имел честь работать с господином Шарварко.

- Это был высокопрофессиональный человек. Он делал очень замечательные концерты, где я принимал участие.

- И там халтура не проходила.

- Самые лучшие певцы, танцоры, разговорники. У нас разговорный жанр уже умер, его нет. И так все понемногу умирает. Энтузиазм должен подогреваться. Он не может быть на голом месте. Наша страна без идеологии. Народ сам себе создает идеологию.

- Фамилия тебе помогала в жизни или мешала?

- Иногда хотелось поменять, потому что есть фамилии, которые звучат сразу, а есть такие, что надо очень часто говорить о них.

Новости по теме

- У нас многие поменяли. Я помню, что Кобзону придумали фамилию Златов и даже так объявили, а он не вышел на сцену. Он сказал: "Я - Кобзон" и с тем и умер.

- Фамилия у него - Капсон.

- Сколько Бобулов живет на свете? Родственников много?

- Кроме старшей сестры - все.

- В детстве село стонало от вас?

- У нас столько детей было! Нас семеро, а еще с нашей улицы человек 20 - все приходили к нам. Футбол с утра до ночи, различные игры.

- А много людей пользовалось твоим авторитетом для того, чтобы улучшить жилищные условия, обратиться к врачам?

- Может быть. Я не знаю, кто обращался. Я помогал.

- Ты мог позвонить Леониду Даниловичу непосредственно, например?

- Да. Был вопрос - и он все решал. Замечательный человек. Я как-то зашел в институт отоларингологии и там сидела пара с маленьким мальчиком, который не слышал. Я их завел к главному врачу и попросил помочь этим людям. Он говорит: я знаю эту проблему, там нужно два аппарата. Я купил аппараты этому ребенку и впервые увидел, как он начал слушать. Люди обращаются - что я могу, то и решаю.

- То, что ты сказал "Я иду в президенты", только дураки не поняли, что это была шутка. Я иногда думаю, что было бы хорошо, если бы это не была шутка. Пусть не в президенты, а в какие-нибудь музыкальные президенты. Я очень хотел бы, чтобы ты проводил эти конкурсы, чтобы ты отбирал талантливых людей и чтобы тебе удалось вернуть страну к тем великим певческим стандартам. Не к фрикам, а к настоящим. Чтобы люди могли спеть так, как это делает Иво Бобул.

- Я тебе открою один секрет: мы - скупая нация. Мы тратим деньги на что угодно, только не на культуру. Если бы даже я шел в президенты, то ни один не сказал бы: "Я тебе помогу. Сделаем это. Ребята, мы – нация, давайте". Так и в культуре: я скажу, а все попрячут по карманам, никто ничего не даст. Если бы был хотя бы закон о меценатстве. Когда приезжали артисты из России: какие деньги платили им и какие платили нам. Я говорил, что мне обидно. Чем я хуже их? Потому что его там крутят на телевидении, а меня здесь не крутят.

- Потому что сейчас из политики делают больше шоу, чем из самого шоу-бизнеса.

Очень рад был видеть. У нас в гостях сегодня был человек, который поет сердцем, и сердцем не очень здоровым, потому что оно болит за эту страну, за народ. Совершенно не пафосный, а хороший Иво Бобул. Спасибо.

- Спасибо.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>