Националисты считают Булгакова украинофобом, но если сейчас рухнут наши надежды, украинофобами будут все

Украинская писательница Лада Лузина в интервью программе "Бацман" на телеканале "112 Украина" рассказала о мистических сторонах Киева, о работе в "Бульваре Гордона", а также о карьере писательницы

Националисты считают Булгакова украинофобом, но если сейчас рухнут наши надежды, украинофобами будут все
Лада Лузина Из открытых источников

112.ua

Редакционный блог

Украинская писательница Лада Лузина в интервью программе "Бацман" на телеканале "112 Украина" рассказала о мистических сторонах Киева, о работе в "Бульваре Гордона", а также о карьере писательницы

Бацман: В эфире программа "Бацман". С нами украинская писательница Лада Лузина.

Добрый вечер, Лада. Ты говорила, что и первая, и вторая революции в Украине начались неспроста 21-22 ноября. Что с этими датами не так?

Лузина: Как раз наоборот – все так. 21-22 ноября – это Архангел Михаил. Я сама, увидев эту тенденцию несколько лет назад, очень удивилась. 21 ноября – начало двух победных мероприятий. Грех не задуматься – может, день такой удачный? День Архангела Михаила – это один из самых мужских дней, и надо понимать, что Михаил не только покровитель Киева, но он еще занял в свое время место Перуна. Место покровителя, бога войны, бога дружины, бога, которого сейчас наши многие националисты воскрешают и почитают. И, наверное, не на пустом месте. Наверно, именно 21 ноября стоило сделать праздник защитника Отечества, а не на Покрову, что, безусловно, очень глупо, потому что Покрова в Украине - очень женский день. Именно в таком качестве он у нас известен, именно в таком качестве с ним были связаны многие древние традиции, а не те новомодные, которые мы сейчас пытаемся выдавать за историю Украины.

- Есть еще символические даты, которые нашим политикам лучше вообще не трогать? А какие-то, наоборот, сделать национальными праздниками?

- У Булгакова в "Белой гвардии" описан один из переворотов. И он у него происходит не просто так, а на зимнее солнцестояние. Из множества переворотов, которые он пережил, как знаковый он выбирает именно этот. Специально или нет – я не знаю. Он мог не знать. Но именно в этот период, накануне зимнего солнцестояния, как начнет формироваться этот период – так и пойдет.

- Какую бы ты назвала дату для того, чтобы проводить в Украине выборы ВР и президента?

- Я бы начала с того, что я бы здание ВР снесла, потому что, если мы говорим о каких-то мистических совпадениях и тенденциях, то стоит оно в очень неправильном месте. ВР стоит на холме, над местом, которое изначально носило название Провалля. Если посмотреть карту дореволюционного Киева и место, отведенное под нынешнюю Раду и Мариинский дворец, то увидим надпись "Провалля". Название говорит само за себя: это место, где все проваливается. Изначально на этом холме пыталась селиться власть, и никогда у нее ничего хорошего не складывалось с этим местом. Если брать Мариинский дворец, то его заложила Елизавета, которая его так и не увидела – померла раньше, а последняя императрица, мать Николая II, проживая именно в этом месте, узнала, что ее сын отрекся от престола, и оттуда ее отправили в изгнание. Потом этот дворец захватили большевики, но у них тогда ничего не получилось и они перебрались в другое помещение. Поэтому я бы начала с того, что переселила бы их в какое-то другое место.

- Булгакова убрали из школьный программы, запретили российский фильм "Белая гвардия" тебе не обидно за твоего любимого писателя?

- Ему не впервой. У него при жизни было 36 альбомов с написанными на него критическими статьями. Он собирал их, и не знаю, как он такой прессинг выдерживал. У него жизнь так складывалась, что негатив шел ему в позитив. Наверное, если бы он не был таким запрещенным, если бы не все, что ему удалось пережить в свое время, – не выстрелили бы так его произведения, которые появились двадцать лет спустя после его смерти. Если же говорить о Булгакове, то сейчас у определенной политической части идет против него настрой очень негативный. Если националистам скажешь что-то о Булгакове, то они скажут: "Украинофоб". У меня на то, что Булгакова считают украинофобом, есть конкретный ответ: описывая события 1918-го года, он критиковал Скоропадского, который сместил Петлюру, и Петлюру критиковал тоже. Все это было описано им абсолютно в негативном ключе. Вот сейчас нам очень легко понять Булгакова. Потому что в таком случае любой, кто сейчас критикует Порошенко, – украинофоб. Булгаков в свое время приехал в Украину с намерением здесь жить, быть врачом-венерологом, безо всяких амбиций быть писателем, выстраивать здесь всю свою судьбу. И от Скоропадского он ждал, что тот построит, в противовес красной Москве, какое-то иное государство. Именно эти надежды на него возлагали все, включая Булгакова. И все его надежды у него на глазах рухнули. Если сейчас рухнут наши надежды, то украинофобами будет вся страна. До начала событий 2013-го года я три года изучала 1917-1918-е годы, потому что писала на эту тему роман. Поэтому я живу сразу в нескольких реальностях.

- Сбывалось ли когда-нибудь то, что ты пишешь?

- У меня это более пугающе, потому что я писала долгое время роман "Рецепт мастера". Он был как раз посвящен революции в Киеве 1917-1918 гг. Когда начались события 2013-го года у нас, мне все мои тексты показались картонными по сравнению с реальностью, которую я видела. А с другой стороны начались какие-то вещи, которые мне казались пугающими. Стоило мне закончить главу, в которой у меня как персонаж фигурирует Ленин, – снесли ему памятник.

- Ты говоришь, что Россия – это дочка Украины. Как это?

- Не нужно ничего объяснять, потому что в России все учебники истории начинаются с Киевской Руси. Именно отсюда вытекает их как бы культурная история. По крайней мере, сами они себя понимают именно так. И отрицать эту преемственность достаточно глупо. Другой вопрос, что не всем везет с детьми.

- В переименованиях, запретах, языковой политике тебе все нравится?

- Ничего не нравится. Но я живу в нескольких реальностях и знаю, что когда в 1919-м году в Киев пришли красные, они первым делом переименовали все улицы. И каждая власть, приходя, первым делом переименовывает улицы и ставит памятники. Кстати, они пришли и сразу поставили очень много памятников – из картона, фанеры, но быстро. Следующая власть пришла и их снесла – новые поставила. Поэтому я к этому отношусь достаточно философски. Мне, с одной стороны, очень больно за Киев, потому что это город, который постоянно разрушали с момента его первого расцвета, – как в XIII столетии эта тема началась, так она и продолжается. Но, с другой стороны, может, в этом есть какой-то смысл, потому что Киев, как ни странно, был основан на Лысых горах, а специфика Лысых гор в том, что они все с себя сбрасывают. Они регулярно сбрасывают с себя все строения. Например, история такой Лысой горы, как Владимирская, понималась киевлянами как борьба нижней горы, Лысой, ведьминской, идольской, с верхней, где стоял монастырь Архангела Михаила. И все равно в какой-то момент монастырь был снесен. Лысая гора на Выдубичах: там стояли и крепость, и пожарная часть в наше время, и зона была закрытая – ничего не осталось. Я люблю мистические истории Киева, где реальный фактаж выстраивается таким образом, что объяснить его можно только мистикой. Так, наверно, рождаются киевские легенды. Так что у Киева есть такая особенность – он все время себя сбрасывает и выстраивается заново.

- В интервью ты сказала, что не думаешь, что у тебя получится писать на украинском языке. Ты понимаешь, что Ирина Фарион или Лариса Ницой, услышав это, скажут тебе: "Чемодан, вокзал, Россия". Что бы ты на это ответила?

- Смотря кто из них это бы сказал. На самом деле я действительно не собираюсь менять язык, хотя моя книги "Волшебные традиции Украины" вышли на двух языках. Но это переводной вариант. Я не вижу проблемы в том, чтобы перевести книгу. Я вполне понимаю желание человека прочесть книгу на том языке, на котором он хочет, и ты должен ему эту возможность предоставить. Но это не значит, что ты должен менять язык. Что касается Ларисы Ницой, то мне, как киевлянке, эта ситуация представляется немного иначе, чем человеку, который приезжает в Киев из другого города и рассказывает мне, как мне здесь говорить. Киев никогда не был одноязычным городом. Киев изначально был городом портовым. Если смотреть историю Киева, начиная от древней Руси, здесь всегда говорили на нескольких разных языках и всегда жило несколько разных общин. Поскольку Киев был город портовый, ссориться по этой причине означало терять доход. Поэтому никто по этому поводу не ссорился. Вот, собственно, почему крещение Руси в Новгороде прошло тяжело, а в Киеве - нормально. Здесь и раньше стояли церкви, были купеческие представительства, и если ты здесь живешь, торгуешь, ну поставь себе дома церковь, она никому не мешает. Главное товар привози. Поэтому любая попытка переделать Киев мне кажется обреченной. У меня есть теория, что если ты живешь на земле с такой невероятной историей, то ты можешь это учитывать, можешь не учитывать, но если ты не будешь это учитывать – у тебя это не получится. Ты можешь сделать мужской день в женский праздник, ты можешь его раскрутить, тем более, что он сейчас превращается в такой аналог 23 февраля, но от этого он не перестанет быть мужским праздником, который празднуют в женский день, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

- Действительно ли среди украинских политиков много тех, кто ходит к гадалкам, ворожеям?

- Тут можно судить лишь по слухам, потому что очень многие люди, которые занимаются подобными вещами, это рассказывают. Одна из самых феерических историй, которую я запомнила, потому что написать это в романе было бы интересно (если ты пишешь мистический роман об одной из самых наших известных женщин-политиков), что женщина переписала свой день рождения, переделала свой гороскоп, чтоб ее гороскоп подходил под гороскоп Украины. Чтобы именно здесь достичь успеха, и этот успех был, но временный. Потому что такие вещи имеют ответку.

- А в каких обрядах, по слухам, украинским политикам приходилось участвовать?

- Я не слышала историй про какие-то сатанинские обряды, в которых бы участвовали наши украинские политики, скорее, все более миролюбиво, когда пытаешься выяснить будущее, и из того, что предсказывает тебе гадалка, планируешь свое политическое будущее.

- Но хоть порчу они друг на друга наводят?

- Судя по результату, который мы имеем, – да.

- А ты ведьма?

- Если бы. Я человек, который очень хорошо разбирается в законах шоу-бизнеса, и я знаю, что если я помру, то все равно все будут писать: "Самая известная ведьма – Лада Лузина". Потому что это уже приклеилось, и если я не изменю это на еще более яркую специфику своей деятельности, так, видимо, и помру. Но надо понимать, что в нашей стране слово "ведьма"– это не вампир и не русалка, потому что это сказочные персонажи, а ведьму все люди воспринимают очень серьезно.

- На сегодняшний день ты самая тиражная писательница в Украине?

- Какое-то время назад была, согласно рейтингам, самой тиражной, а потом у меня пошел мною же организованный спад, потому что у меня было много проданных книг, и я от них имела весьма мало денег. Это были, так сказать, голые удовлетворения твоей гордости, которые не приносили результата. Сейчас у меня специфические отношения с целым рядом издательств.

- Как долго ты пишешь книгу?

- По-разному. Может занимать две недели, а может три года. Я года два назад села писать "Азбуку киевских чудес". Казалось, что напишу за две недели. Но сказалось академическое образование. Я решила проверить некоторые даты, и меня затянуло. Затянуло настолько, что я написала шесть книг на темы истории. Мало найти интересный материал, надо его еще подать таким образом, чтобы его было интересно читать. Я очень долго искала формат.

- Ты богатый человек?

- Нет.

- Не обидно? Джоан Роулинг, с которой у вас даже темы похожи, миллиардерша.

- Обидно. Но при этом я - трезвомыслящий человек. Нет таких тиражей – ни у украиноязычных, ни у русскоязычных писателей. Это англоязычная литература выходит на такие тиражи. То есть ты должен попасть немножко в другой срез мировой жизни.

- О каких суммах идет речь? Сколько на Западе за книгу могут дать и сколько у нас?

- Я не получаю гонорары за книги, потому что сейчас я занимаюсь этим как соиздатель. Но когда гонорары были – они были смешные. В лучшем случае это 1000 долл. А сейчас они еще упали. Сейчас упали гонорары, упали тиражи. Есть, конечно, какие-то исключения из этих правил. Но если говорить об общей массе – то это так. Стивен Кинг за свою первую книгу, будучи еще неизвестным писателем, получил 200 или 300 тыс. долл.

- Ты очень известный экскурсовод по историческому Киеву. Это реально тяжелая работа. Зачем ты это делаешь?

- Как раз наоборот – для меня это способ набраться энергии. Писатель живет в замкнутом пространстве. В какой-то момент возникает ощущение эмоционального голода. Для меня этот вопрос решили экскурсии.

- Это хороший заработок сегодня?

- Это лучший заработок, чем нынешнее гонорарное состояние. Но, наверное, журналистика дороже оплачивается.

- Если бы ты стала мэром Киева, какие три вещи ты бы сделала в первую очередь для Киева?

- После ряда протестных акций, в которых я принимала участие, я поняла, что мэр в нашей стране практически ничего не решает. В нашем городе правят застройщики. Кличко становился на сторону активистов, но ничего не смог сделать. Если б я была мэром, то наш город стал бы замечательным туристическим центром года через три. Для меня очень важен исторический Киев, а он очень небольшой. Нам его очень немного осталось. Я не знаю, кем надо быть, чтобы не раскрутить такой исторический потенциал.

Новости по теме

- Правда ли, что кроме театрального института ты еще закончила малярное училище?

- СПТУ №18. Я год работала по этой специальности. Я работала в "Шоколадном домике", и в Доме с химерами – занималась реставрацией лепнины. Сидела на "козле" под потолком, и снимала слои краски, ретушировала, что где отпало. Я в Доме с химерами сидела ночью, одна, и всю эту лепнину буквально прощупала. Я там практически жила. Никто не контролировал, когда ты уходишь с работы. А там невероятной красоты вид на Киев. Если ты сидишь в квартире архитектора Городецкого на подоконнике, у тебя под ногами лежит весь Крещатик. И я очень любила тогда там сидеть и смотреть на Киев. Если честно, работник я была плохой, и меня в итоге сослали на объект сурового режима. Это здание было на Подоле, и когда я вступала в брак, выяснилось, что это загс.

- Почему ты пришла работать в газету "Бульвар Гордона"?

- Потому что я денег хотела.

- Ты стала самой раскрученной журналисткой "Бульвара Гордона" времен его светского периода. Как получилось твое интервью с Николаем Мозговым в бане?

- Оно получилось естественно. Это было еще когда я была студенткой театрального, поэтому мне хотелось не просто сделать интервью, а еще как-то красиво его подать. Интервью было взято за столом, но потом придумали, что Николай Петрович дал его в бане. Никто не ожидал такого скандала, потому что до этого были резонансные материалы, были интервью, где не менее жестко люди высказывались. После этого интервью для меня начался период славы, а для Николая Петровича - период достаточно тяжелый. Его лишили финансирования на тот год, фестиваля "Море друзей", потому что его тогда финансировала Людмила Кучма, и она не могла себе позволить ставить свое имя рядом с Мозговым. Но он никогда нас не обвинял. У него была жесткая мужская позиция: это я сказал.

- Как ты придумала написать и опубликовать супероткровенное интервью с Александром Ягольником?

- Причин было несколько. Мне нужно было разорвать отношения с Ягольником. Второе – я думала о переходе из журналистики в литературу, и мне хотелось написать произведение, близкое к литературному и очень откровенное. А я же дитя 90-х, когда считалось, что нет запретных тем, а есть закомплексованные люди. Поэтому это абсолютно адекватное для 90-х произведение. Для многих Лузина-писательница началась именно с него. Мне кажется, что жизнь вообще состоит из "не побоялся". Не побоялся сегодня сделать одно, завтра – другое, и так далее. Оборачиваясь назад, ты понимаешь, что это и были самые яркие моменты твоей жизни, а самые худшие – когда побоялся и не сделал. Я не побоялась быть скандальной журналисткой, не побоялась бросить журналистику, высокооплачиваемую на тот момент профессию для меня, и уйти в писательство, где мне тогда ничего не платили. Наверно, по этой причине мне с собой никогда не скучно. Я никогда не знаю, что я буду делать завтра. Но я точно знаю, что я всегда буду делать только то, что я хочу.

- Был период, когда Ягольник встречался одновременно с тобой и твоей подругой Натальей Могилевской. Именно это вас сблизило?

- Как ни странно – во многом да. Ночью, после этого интервью, мне позвонила Могилевская и сказала: "Ты молодец, спасибо". На тот момент, я думаю, многие женщины, которые знали Ягольника, были со мной солидарны.

- Чем занимается твой муж?

- Сейчас он занимается новым проектом. И говорить об этом я пока не могу.

- Сколько лет вы вместе?

- В следующем году будет 13.

- Вы собираетесь завести детей?

- Нет. Я никогда не хотела иметь детей. И не считаю, что человек, который не хочет детей, должен их заводить. Ребенок – это очень серьезно. Я восторженно и с пиететом отношусь к женщинам, у которых много детей, но это не моя функция. Я не чувствую себя обделенной оттого, что их нет. Но я себя настолько хорошо знаю, что я никогда не говорю точно "нет".

- А муж с тобой согласен?

- Я человек очень гуманный и брала мужчину с ребенком. У него есть сын от первого брака. Я бы не вышла замуж за человека, даже если бы я его безумно любила, если бы он хотел детей, а я нет.

- Ты родилась в один день с Михалковым и с Гордоном – 21 октября. Что у тебя от Гордона и что от Михалкова?

- Ну точно не усы и не лысина. Но, как и у большинства Весов, интерес к истории. Весы всегда всматриваются назад. Им очень важно понять настоящее, в том числе и через прошлое.

- Кем ты себя видишь в будущем?

- Все что угодно может открыться. И мэром, в том числе, тоже могу стать. Или помощником мэра. В свое время я даже написала целый талмуд по развитию Киева – что надо сделать, чтобы сделать из него культовый город. Но я не видела до сих пор политика, депутата, к которому мне бы хотелось с этой своей раскладкой пойти. Но это же не значит, что завтра такого не будет.

- По твоим ощущениям, когда в Украине уже закончится война?

- Если ты говоришь не о конкретных событиях на Донбассе, не об отдельной линии огня, а о брожении в нашей стране, то надо запастись терпением.

- Спасибо за интервью.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...