Народ смеется над силовиками в деле Савченко, потому что раньше наслушался от них сказок

Генерал-майор в запасе, бывший заместитель главы СБУ Виктор Ягун о "деле Савченко"

Народ смеется над силовиками в деле Савченко, потому что раньше наслушался от них сказок
Виктор Ягун 112.ua

Виктор Ягун

Экс-заместитель главы СБУ

Генерал-майор в запасе, бывший заместитель главы СБУ Виктор Ягун о "деле Савченко"

Во всей этой истории с Надеждой Савченко и Владимиром Рубаном мне не нравится только одно: что фактически СБУ спровоцировала это преступление. Вот в чем самая большая проблема. Я имею в виду и незаконный оборот оружия, и эти Надины разговоры. Если бы была просто информация о том, что у неё в голове что-то крутится, то в нормальной стране как поступают? Если есть такая информация, подтверждённая документальными фактами – грубо говоря, кто-то донос написал, или она вышла на кого-то из источников СБУ, и он доложил, что есть такие настроения, – то это надо как-то задокументировать и, поскольку у нее все-таки статус народного депутата, вызвать и провести жесткую профилактическую беседу. Возможно, с участием каких-то авторитетных для нее людей. Ей говорят: "Слушай, ты же депутат Верховной Рады, законодатель. У тебя есть высшее образование. Зачем тебе это? Смотри: вот факт такой, факт такой… Остановись". То есть преступление предотвращается на стадии подготовки.

Новости по теме

Зачем надо было доводить его до какого-то логического завершения – непонятно. То есть для меня как раз понятно: видимо, кто-то хотел на этом заработать, хотели показать, что вот – мы раскрыли заговор военных. А то, что заговор военных должен быть, это сто процентов. Без него ж нельзя. И надо президенту показать это всё. А президент и "повелся".

Это примерно та же ситуация, что и с полковником Безъязыковым, который был в плену, а его арестовали. Все же всё знали, переговоры шли. Зачем было его вести к президенту, чтобы тот его лично награждал какой-то наградой? Для легализации информации? Вообще в нормальных странах, когда люди выходят из плена, им жмут руки, и они едут в санаторий закрытого типа, где с ними работают психиатры, психологи, врачи – и контрразведка. В том числе и полиграф. Можно на этой стадии с людьми поговорить и всё выяснить. В Украине действует законодательство; если тебя кто-то завербовал, но ты ещё ничего не совершил, а добровольно рассказал об этом, то с тебя снимается уголовная ответственность. Зачем людей подводить к совершению преступления, когда это всё можно прекратить ещё на этой стадии? Это неправильно!

Есть факт того, что он незаконно перемещал оружие. Вот за этот факт его и судите. А в процессе доказывайте что-то более сложное – но когда будет известно точно, что его посадят, и уже в это время будет разбираться что-то более серьёзное. Я всегда привожу в пример Америку. Они же Аль-Капоне не посадили за убийство. Его посадили – причём пожизненно – за неуплату налогов. И им всё равно! Главное, что он сидит в тюрьме.

Новости по теме

Есть яркий пример так называемого журналиста Коцабы, которого обвинили в государственной измене, хотя на самом деле он совершил совсем другое преступление. Он выступил против мобилизации. Есть конкретная статья, есть конкретные действия, есть факты – выступления против мобилизации. Так вот за это и судите! А они ему госизмену пришили. В конце концов, адвокат разбил госизмену, и эта меньшая статья уже никому была не нужна. И его отпустили. Да – там идут какие-то судебные движения, но факт остаётся фактом. В этом очень большая слабость самих правоохранительных органов, которые поддерживают обвинение в суде. Это проблема, и не только по Рубану или каким-то делам, связанным с госизменой и диверсиями. Это ярко видно по делам, которые связаны с коррупцией. Факт того, что коррупционные действия есть, налицо, задержание налицо, пиар в прессе налицо, – а результата нет. Последний пример: бывший милиционер сбил людей во Львове, и что? Ничего. Условно получил. Как это так: люди убиты, а он – условно? Потому что ему можно? Это несоответствие судебного решения требованиям общества, сама эта ситуация в государстве возбуждает общество.

Вот Юрий Луценко рассказывает – минометы, люстра, добивание выживших и прочие кинематографические детали. Народ смеется. А смеется потому, что тут есть элемент украинской сказки про волков, когда человек несколько раз кричал "волки, волки!", и в конце концов волки пришли – а на крик никто уже не прибежал спасать. Вместо того чтобы это всё рассказывать, надо было, скорее всего, делать некоторые вещи в закрытом режиме, доказывать. Ведь есть факты. А то они анонс делают: "мы сейчас покажем видео, и вы все убедитесь…". Зачем это? Кому это надо? Давайте реально: если человек ходит и смеётся над вами, вы же себя опускаете.

А сам сценарий реален. В Украине реальна организация какого-то восстания, потому что есть потребность в этом у общества. Отсутствуют радикальные реформы. Потребность есть, а реализации нет, и все же знают, что разговоры вроде тех, что озвучивает Надя, всё равно ведутся в какой-то закрытой среде, на кухнях. Но одно дело – говорить на кухне, гипотетически, "как они всех нас достали, надо их перевешать на столбах на Крещатике", и другое – совершать действия. Надя со своей прямолинейностью решила, что если люди говорят – значит, они хотят этого. И она начала предлагать военным, с которыми пересекалась: "Давайте что-то делать". А у нас общество накачано оружием. Куча людей, которые прошли АТО и имеют опыт боевых действий. Это не фантазии – такие люди есть. Другое дело, что если бы шла реальная подготовка, то она бы посмотрела – что за этими людьми, которые говорят, что готовы, стоит? Эксперты говорят, что для проведения таких масштабных акций нужно хотя бы 150 человек. А всё остальное нереально…

Новости по теме

В обществе есть готовность к радикальным действиям, но если взять, к примеру, эти регулярные марши, это похоже на канализацию протеста. Многие говорили, что само появление Саакашвили в таком ключе – это просто маргинализация всех этих протестов, доведение их до абсурда, и люди уже не будут видеть другой перспективы. Чем хороша демократия – тем, что люди выходят, и не надо миллион выводить – даже небольшие группы кто-то должен услышать. И в обществе начинается дискуссия – насколько это правильно, насколько необходимо. Какой-то диалог должен быть. Почему стал возможен Майдан? Потому что не было диалога в 2013-2014 гг. Без народа приняли какое-то решение: шли-шли в Европу, и вдруг бах – и не идём. А у народа спросили? Причём не только не идём в Европу, а идём совершенно в другую сторону. Некоторые говорили, что большинство против Европы. Тогда проводите референдум, если есть какая-то потребность, – выйдите и объясните народу. А когда диалога нет, и люди видят, что их простые, понятные, нормальные демократические требования не решаются, – тогда встаёт вопрос: может, взять автомат и пойти всё там перекрошить? То есть следующая стадия – это стадия силовая. Необязательно с автоматами, но где-то так, близко – что-то штурмовать, что-то разбить...

Что произошло в Армении, когда ворвались в парламент? Там же всё было по-демократически, но как-то не шло. Зато ворвались эти ребята – не знаю, может, и с какими-то патриотическими мотивами, – и уничтожили эту демократию, и Армения резко повернула куда? В сторону России. И нет Армении как демократической страны.

И у нас всё закончится в итоге тем, что мы куда-то повернём. А куда? Если демократия на Западе, а тоталитаризм на Востоке? Мы со своим тоталитаризмом точно на Западе не нужны. Точно. Они не знают, что с Беларусью делать, – хотят, чтобы было лучше, а не могут разрешить ситуацию. У нас, если мы хотим жить на Западе, вариантов с тоталитаризмом нет. Да, она плохая, эта власть. Да, она очень много не так делает. Но если мы пойдём силовым путём – это будет крах всех надежд.

Виктор Ягун

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

Записала и подготовила Ольга Шевелева

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров