Не исключено, что Трамп может предложить свою позицию по отношению к Украине

ОКСАНА БИЛОЗИР - украинская певица и политический деятель. В 2005 году работала министром культуры и туризма Украины. Народный депутат Украины 4, 5, 6 и 8 созывов. Была членом комитета по иностранным делам ВР, а также членом комитета по вопросам миграции, беженцев и народонаселения ПАСЕ. Народная артистка Украины, профессор. Концертную деятельность начала как солистка ВИА "Ватра". В арсенале певицы – 15 выпущенных CD-дисков, один DVD, 10 музыкальных фильмов

Не исключено, что Трамп может предложить свою позицию по отношению к Украине
Народный депутат Оксана Билозир в студии "112 Украина". 30.11.16 112.ua

Наташа Влащенко

Журналист

ОКСАНА БИЛОЗИР - украинская певица и политический деятель. В 2005 году работала министром культуры и туризма Украины. Народный депутат Украины 4, 5, 6 и 8 созывов. Была членом комитета по иностранным делам ВР, а также членом комитета по вопросам миграции, беженцев и народонаселения ПАСЕ. Народная артистка Украины, профессор. Концертную деятельность начала как солистка ВИА "Ватра". В арсенале певицы – 15 выпущенных CD-дисков, один DVD, 10 музыкальных фильмов

Влащенко: Сегодня у нас в гостях замечательная артистка, политик с многолетним стажем, человек, который проявил себя как волонтер последние два года, Оксана Билозир.

Добрый вечер. Чувствуете ли вы себя на своем месте в парламенте?

Билозир: У нас общая проблема – где мы находимся как страна, как нам выйти из этого кризиса, в которой мы находимся, где нам искать своих партнеров, как мы должны действовать по отношению к этим партнерам? Мне не очень комфортно в парламенте, потому что все-таки я проработала там 10 лет - это был совсем другой парламент. Я не говорю, что это был хороший парламент, но, по крайней мере, это был парламент, который, наверное, запомнился уровнем политической культуры, уровнем политической дискуссии и уровнем людей, за которыми стояли конкретные дела. То есть каждый депутат, который приходил ранее в парламент - за ним была его жизнь, конкретные дела, его результаты, как кирпичики, в строительство государства, в котором он жил. О сегодняшнем парламенте можно сказать, что сработал социальный лифт – граждане, активисты, волонтеры, лидеры мнений сели в этот социальный лифт и поднялись сразу на пятый этаж.

- До того как вы пришли в парламент, вы все время ездили в зону АТО. Что там такого есть, чего мы не знаем?

- Там есть реальная жизнь, потому что в Киеве это виртуальная жизнь. Я – участник афганской войны, участник боевых действий, дважды была в Афганистане. Это была гуманитарная миссия, больше чем концерты. Это было для психологического климата, для контактов с Родиной, которые мотивировали солдат, которые там находились, чтобы выжить. Когда началась война на Донбассе в июле 2014 года, мы, афганцы, объединились, и я обратилась к заместителю председателя СБУ В. Грицаку, который был руководителем АТО, что есть возможность вести переговоры. Я была первая, совместно с В. Грицаком, кто начал проводить переговоры по поиску и вывозу из оккупированных территорий наших пленных. Никто на этом не пиарился в таком понимании, как сейчас любят это делать. Это была тихая, взвешенная, спокойная работа, совместно с "Альфой", совместно с В.С. Грицаком, я и афганцы, и еще несколько людей, моих партнеров-переговорщиков, которые на той территории находились. Мне удалось вывезти лично с нулевки более трехсот наших военнопленных. И это была моя главная работа в АТО. Я поехала туда только потому, что я должна ехать и быть там, на нулевке, как гарант безопасности и гарант доверия.

- Приходилось ли вам общаться с представителями так называемых "ДНР-ЛНР"?

- С руководителями – нет. Но с людьми, которые были уполномочены проводить переговоры - общалась.

- Что они вам говорят – за что они там воюют вообще? Вы им задавали этот вопрос?

- Когда я с ними общалась в 2014 году – это была сразу конфликтная ситуация, поэтому я избегала этих тем. Они твердо верили в то, что они отстаивают свои права – работать с Россией. Они говорили, что на Донбассе они живут с того, что ведут товарооборот с Ростовом. Они говорили, что не хотят, чтобы их отрезали от той территории. В 14-м году в первой волне они были глубоко убеждены, что они патриоты своего края, и очень много людей их поддерживало. Сейчас, конечно, они говорят, что их обманули. Сейчас они говорят, что много бандитов. В июле 14-го года не было нашествия таких банд – чеченцев не было. А уже с сентября мы увидели, что там целые террористические группировки. В "ЛНР" сразу зашли казаки, и мы на "ЛНР" вышли только в октябре. Казаки использовали наших пленных как рабов. Мне приходилось даже общаться со священниками, которые там находятся, это в основном РПЦ, мы встречались на нейтральной полосе, и мы с помощниками просили их, чтобы они ходили по подвалам, по ямам под предлогом того, что люди, может, хотят покаяться, исповедоваться. И священники мне давали информацию, кто есть, потому что сейчас еще не можем идентифицировать людей. 117 человек идентифицировано. Около 300 человек мы еще можем найти живыми. Много там есть людей психически не уравновешенных – их психическое состояние не позволяет им бороться за то, чтобы выжить. Не каждый человек готов, во-первых, воевать, а во-вторых, выдержать такие пытки.

- Кто занимается этими пытками, унижениями?

- Террористические группировки, которые там присутствуют, их заработок – это воевать и, соответственно, убивать, грабить. Это отбросы общества, которые другой работы, другой философии просто не имеют. В здоровом обществе также есть такие люди – просто они нашли себя на войне.

- БПП будет голосовать за изменения в Конституцию, связанные с минскими договоренностями, и будете ли вы лично голосовать?

- Я бы не спешила сегодня однозначно обсуждать эти вопросы, потому что до выборов в США это был безальтернативный вариант, и нам бы было нужно в парламенте принимать решение. Наверное, для этих решений были бы конкретные аргументы, меры или гарантии, которые бы гарантировали, создавали баланс при голосовании за эти вещи. Никто еще не дискутировал их как голосование. Нам нужно понимать, как мы относимся к Донбассу. Хочет ли Донбасс сотрудничать с Украиной и в какой части? Это общая дорога, и это не может быть дорога только великой Украины. Это должна быть встречная дорога.

- А если Донбасс попросит федерацию?

- Ну и что? Ведь федерация имеет свои законы – они будут вести свое самоуправление. Мы будем с ними торговать.

- Ну, вы же понимаете, что это означает, что во главе областей будут Захарченко и Плотницкий?

- Мы просто преждевременно об этом говорим - так не будет. Потому что, если даже надо будет голосовать за определенный статус Донбасса и проведение выборов, то, наверное, условия будут несколько иные. В том, что выбрали Трампа, я вижу много мощных вещей, на которых можно построить новую политику, новые подходы и, возможно, новое поведение. США не присутствовали нигде – Обама дистанцировался от этого. Не исключено, что Трамп может предложить свою позицию по отношению к Украине: Украина – Россия – США. Мы эти вещи не можем сегодня исключать.

- Когда вы были министром культуры, вы были критикуемы не раз за то, что не успели сделать никаких реформ.

- Я сделала ключевую реформу. Министерство культуры перешло в сегмент экономики – оно стало при мне Министерством культуры и туризма. Таким образом, мы открыли внешний и внутренний туризм, мы стали частью дележа экономического пирога. Фактически, если культура – это храм, то туризм – дорога к храму.

- Но в этой сфере ничего не произошло. Многие задают вопрос, а надо ли нам вообще Министерство культуры?

- Нет стран, которые живут без Министерства культуры. Просто нет в таком виде, как у нас оно пишет – это очень общее название, и оно мне не нравится. Во Франции, например, есть министерство культуры и информации. У ЕС есть большие проблемы, потому что все страны начали искать, требовать, сохранять свою идентичность и защищать свою уникальность. Это процесс, который базируется исключительно на культуре, в первую очередь. Культура, общество и отличается вот через такие проявления духовного искусства.

- Через квоты на радио общество разделилось на две группы. Кроме того, есть большой спор вокруг дворца "Украина", которым руководит ваш муж, Р. Недзельский, о том, почему он принимает у себя всяких Н. Королевых и тому подобное.

- Каждое государство имеет свои символы. Наша проблема заключалась в том, что сталкивали украинский и русский языки. А они имеют разные статусы. Мы не говорим о квотах – мы говорим о государственном языке. Он должен быть в употреблении – обязательно, ибо язык является одним из символов независимости государства. Если бы государственный язык сразу имел бы свой статус – у нас не было бы этих проблем. Что касается дворца "Украина", то это – сцена. И его, в принципе, не должно интересовать, кто туда заходит, потому что он считает расходы и доходы для того, чтобы не быть убыточным государственным предприятием.

- Вы кума П. Порошенко?

- Крестная мама его дочек.

- Вы бываете у них дома?

- Нет. Не бываю. Нет нужды. Дети выросли. С Мариной мы общаемся, она уникальная женщина, и я ее очень уважаю.

- Спасибо, Оксана.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>