banner banner banner

Нынешняя политика властей приведет к превращению Украины в колонию

Нынешняя политика властей приведет к превращению Украины в колонию
112.ua

Александра Кужель

Народный депутат Украины VIII созыва

Мага: Добрый вечер. Есть женщины, которых я боюсь, а есть женщины, которых я люблю. Одна из них – Александра Кужель. Сколько же лет мы знакомы?

Кужель: В политике я 25 лет, значит - лет 20. Тогда вы были еще очень молодым.

- Тогда я переехал в Киев, будучи молодым актером. Наши актрисы если считают, что у них фамилия очень удачная, то они никогда не переходят на фамилию мужа. Александра Кужель родилась с фамилией Долгорукова. Расскажите нам о своем дворянском происхождении?

- Когда я первый раз вышла замуж (мой муж – Славик Кужель, его нет уже в живых), то мой преподаватель сказал: "Как же ты царскую фамилию сменила на неизвестно что". А когда у меня появился второй муж и родился ребенок, то я решила, что я останусь на фамилии старшего сына. Я пыталась найти свою родословную через Донецк. Я родилась в Константиновке Донецкой области. Отец прошел всю войну, дошел до Берлина как представитель КГБ. В начале войны он эвакуировал заводы из Донецка. Меня отец назвал в честь своего брата, который погиб, подорвав фашистский поезд. Ко мне лет десять назад приезжал польский князь и говорил мне, что я являюсь представителем рода Рюриковичей, есть вся доказательная база, и мне могут выдать свидетельство, что я княжеского рода. И что это стоит 30 тыс. евро. Я ему говорю: "Понимаете, и так видно, что я княжеского рода". Даже если бы у меня и было 30 тыс. евро, я бы никогда за это не платила. Мне это не интересно, потому что княжеский род не определяется бумагой. Отца моего рано не стало, мама никогда не работала. Когда мне было три месяца, то отцу поставили условие, чтобы он отказался от родной сестры, потому что она работала в госпитале врачом во время немецкой оккупации. И когда я ее спросила: "Как ты могла?", то она мне ответила: "Вот когда у тебя будут дети, и на одного поставят сапог, а другому приставят автомат к голове, ты будешь даже землю грызть".

- 400 тыс. человек оставили во время немецкой оккупации в Киеве. Немцы пришли и сказали всем устроиться на работу. А тогда те, кто их оставил в оккупации, пришли и говорят: "С кем ты работал?".

- Мой отец сказал, что никогда не напишет отказ от родной сестры, и поэтому, учитывая его награды во время войны, его не посадили и не расстреляли, а отправили на построенный Запорожский титаномагниевый комбинат. И мы всей семьей туда переехали, и там я уже окончила и первый институт, и там любовь, и дети. Я очень люблю этот город. Вот сейчас на одну ночь еду в Запорожье, там будет вечер бардовской песни - день рождения моего клуба, в котором я была много лет президентом. Еду, чтобы только всю ночь петь. Это часть моей жизни, я, может, и политиком стала, потому что шла через бардовскую песню.

- А что там было политического?

- Это был клуб самодеятельной песни. И в Советском Союзе закрыли все клубы. Был последний московский фестиваль, нас туда приехало где-то 250 тыс., и ЦК ВЛКСМ закрыло этот конкурс.

- А где это могло происходить?

- В лесу, на земле. Я поехала в ЦК и говорю: "Почему вы закрыли фестиваль?". А мне отвечают: "Потому что у вас одни евреи". Я говорю: "Я – россиянка, Александра Долгорукова". Мне говорят: "У вас одни инженеры". А я говорю: "А я привезла сталевара из Запорожья".

- А еврей-инженер - это диагноз?

- Да. Затем они спрашивают: "О чем вы поете? Что это за песня "Придут другие времена, мой друг...". Какие времена вы имеете в виду?" Я говорю: "Это Визбор. А вот песня Никитина: "Когда мы были молодыми и чушь прекрасную несли...". - "Вы унижаете комсомольцев. А что за разврат поет Вероника Долина: "Когда б мы жили без затей – я нарожала бы детей от всех, кого любила, всех видов и мастей". Это так смешно.

112.ua

- Это сейчас смешно. Тогда сидели специально обученные люди, которым платили деньги за это.

- Они были так надрессированы. Сегодня я разговаривала с парнем, который был приглашен на второй тур разговора "Слуги народа" в учебном центре в дорогом отеле. Он сказал, что оттуда сбежал, потому что там: "Это все вам заплатил Сорос, благодаря Соросу вы стали депутатами, вы должны осознавать и сознательно голосовать за рынок земли". На что мы рассчитываем? Что эти ребята проснутся?

- Насколько наши люди не знают и не понимают, что происходит вокруг?

- На 90%. Газет сейчас практически нет. Есть пять-шесть человек, которые диктуют нам политику на телеканалах, и поэтому очень тяжело донести информацию. ВР – 80% людей сами не понимают, не могут приехать в округ что-то рассказать. Политики не могут сейчас остановить эту ситуацию. Могут только люди.

- А это не какой-то дьявольский план годами втюхивать людям каких-то невежд, что привело к тому, что мы, кого не спросишь, говорим: "Мы не голосовали за эту команду, мы голосовали против тех, кто был".

- Во время Оранжевой революции я была против Ющенко. И если бы такое снова случилось, я бы никого не просила его поддержать, я с ним работала. И все, что я сказала, так и случилось. Я тогда 10 лет не курила, а когда выбрали Ющенко, я начала курить, потому что для меня это была катастрофа. Я знала, что он ленивый человек, не имеет ответственности, он любит себя больше.

Новости по теме

- Сейчас, сравнивая, мы понимаем, что это был не худший вариант.

- Худший, потому что там доверие страшное было первый раз у людей. Его разрушили первый раз, второй раз его разрушили ребята, пришедшие после Майдана, и сейчас самое страшное для меня, что люди никому не верят.

- Я не могу быть объективным к Ющенко, потому что Виктор Андреевич мой близкий друг.

- Я знаю. Я ему не прощу, что он получил деньги от Януковича, и это подтверждает "амбарная книга", я ее видела в СБУ. Настолько у него была большая ненависть к Юле – чтобы только она не прошла.

- Это у них было взаимно.

- Если бы это у них было взаимно, он бы никогда не стал президентом. Если бы Юля пошевелила пальцем на Майдане, то ее бы занесли.

112.ua

- Когда он стал президентом, то его уже в кабинете ждали с предложением, чтобы не она стала премьер-министром.

- Это Порошенко, я знаю. Вы, Петр, не знаете ничего, потому что вы друг. Я тоже была его другом 10 лет и прибегала к нему на любую помощь. Можете спросить у него, кто его сделал второй раз главой Нацбанка. Кужель с Ващук. Вопрос не в том, что я боролась с Ющенко как с человеком. Я боролась с человеком, который не в силах был быть государственным. Он любит Украину, но он не может работать. Пример на себе: идет первая встреча его с предпринимателями. Я выступила, хотя весь зал со мной уже не поздоровался, потому что все пришли к победителю, к новому президенту. А Ющенко уважал меня за мою позицию, за многие годы сотрудничества, я очень ему помогала как председателю Нацбанка, как первый заместитель председателя экономического комитета второго созыва. Он выслушал мое выступление и говорит: "Вы можете мне через три дня все это принести указами?". Через три дня я сдала Зинченко все указы, он мне позвонил и говорит: "Я ему сказал, что ты принесла. Оно ему не нужно". И в этом трагедия.

- У меня был такой же разговор по нефти и газу: человек рассказал ему о большой куче ошибок, которая в этом плане сделана. И он его попросил объяснить, где он ошибается. Я уверен, что вы не успели уйти, как уже рядом с ним были эти, которые ему рассказали, на кого работает Кужель.

- Ему не надо ничего рассказывать. Он меня знал лучше всех. Когда он лежал на операции, он позволял приходить к нему только двум лицам: своему брату и мне. Еще Петр Мельник приходил. Он меня знал, и знал, что мне все равно, какая власть, я поднимала вопрос малого и среднего бизнеса, которые являются основой демократии. Для меня это было страшное разочарование. Потому что когда я лежала в больнице, он позвонил мне и сказал, что Кучма ему предложил быть премьером. Я сказала: "Соглашайся. Мы сейчас соберем молодое правительство, сделаем хорошие реформы". По 8 часов шли заседания правительства - ни о чем. Он не читал документы, не готовился. Я видела, что происходит, когда ему рассказывали, что у его первого вице-премьера чтобы что-то решить, надо прийти и заплатить деньги. Тогда думали, что он приедет из Москвы и его разорвет, но все осталось. Я не говорю, какой человек Ющенко, я говорю, что из него не получилось государственного деятеля. Лучше бы он остался в Нацбанке, это было его.

- А вот капсула, в которую "нужники", "нужные" люди, закрывают любого президента, разве оно не имеет решающего значения? Как только "противная" Кужель уходит, то появляются 10 человек, которые говорят: "Ты – гений, ты – бог".

- А ты позволишь с собой так сделать?

- Я - нет.

- Вот и все.

 - Я выхожу на сцену, мне вручают цветы после спектакля, выслушиваю всех, кто говорит, что это было гениально, а потом спрашиваю тех двух людей, чье мнение мне действительно интересно, и спрашиваю, что мне надо исправить.

- Я спрашиваю у своего пресс-секретаря и у своего мужа. И если в комментариях появляется "стерва", "старая бабка", я знаю, что я попала в точку. Вопрос не в этом. Думаешь, Кучме не доставалось от меня? Сколько на меня ему жаловались! Он всегда меня поддерживал, потому что знал, что я служу Украине. И когда я ушла, мне один депутат сказал: "Кужель, ты какая-то странная. Ты так отработала на Кучму, он стал второй раз президентом. Почему ты ничего у него не попросила: ни земли, ни заводика?".

- А много людей просило?

- Да, наверное, я одна не просила, раз у меня спросили. А я ответила, что мне это даже в голову не пришло. Я всю жизнь благодарна Кучме, что дал мне право служить людям.

- Я очень сильно уважаю одного человека: Валентина Александровича Зайчука.

- Я тоже. Его и его брата.

Новости по теме

- Да. Два мальчика из села, которые из сельских учителей стали министрами.

- Даже не министрами - они глубоко государственные и интеллигентные люди.

- Мне кажется, что каждый наш политик, когда он отойдет от дел, чтобы к нему так относились.

- Меня первый и второй раз снимали с Госпредпринимательства перед Пасхой, поэтому я считаю, что мне Господь помогал. Первый раз Кучме подсунул приказ о моем увольнении Марчук, и его три дня не объявляли, а Кучма потом требовал: "Верните мне Шуру". Но здесь Кинах подсуетился и назначил. Мне тогда один из политиков сказал, что самое тяжкое, когда ты идешь с должности первый раз, это то, что у тебя утихнет телефон. Петр, у меня этого никогда не было. У меня телефон не меняется уже 20 лет. И я его не меняю только потому, что я боюсь, что хоть один человек бросится, а ему нужен мой телефон. У меня был очень интересный случай, когда я была депутатом Крыма. Я сижу в отеле, мне звонят и говорят, что ко мне женщина с сумками бумаг. Когда она зашла, то я откровенно пожалела. Я сказала ей, чтобы она мне сказала без бумаг, что у нее случилось. И когда она мне рассказала, я была удивлена, что она пришла с бумагами: она должна была прийти с автоматом. В то время ей было 68 лет, она работала, жила в общежитии, которое снесли, потом снимала квартиру. Ей 8 лет не назначали пенсию, потому что у нее нет места постоянной прописки. Я приехала в ВР Крыма, там сидел министр социальной политики, и я сказала ему: "Если ты не знаешь, как ей начислить пенсию, то завтра ты работать не будешь". И меня поддержал Джарты. Ее можно было прописать где угодно, а над ней 8 лет издевались чиновники. И никто не захотел ни разу ее услышать. И поэтому я всегда говорю молодым политикам: "Не идите в политику, если вы не готовы слушать неприятные вещи. Вас никто не должен любить, хвалить, и меня тоже. Меня должен любить мой муж, мои дети, внуки. Я не стараюсь, чтобы меня любили люди, я хочу, чтобы мне было не стыдно с ними встретиться".

- Я говорю, что женщина-политик это уже не совсем женщина. Как вас семья терпит столько лет?

- Я живу в любви. Меня не терпят - меня любят. И они знают, что я их очень люблю. И каждый день работаю для них. С любовью со мной можно договориться обо всем. Если я вижу ложь, коррупцию, жадность, отсутствие души, я никогда с этим человеком рядом не буду. Я сейчас так счастлива, что я могу себе позволить не терять время на уродов.

- Даже в той команде, в которой вы сейчас, разве там мало уродов? Мало тех, кто использует служебное положение?

- Есть очень много людей, которые меня не воспринимают, и я - их. В каждой команде есть люди, которым я бы никогда не подала руки. И в каждой политической партии есть люди, с которыми я буду целоваться, обниматься и протягивать руку. Я не различаю людей по политическому окрасу. Человек должен быть порядочным, профессиональным, чистоплотным.

- Как бы ни изменилась история, все запомнят Александру Кужель как человека, который ввел систему упрощенного налогообложения.

- У нас было 60% малого и среднего бизнеса, как в Европе. Это давало возможность развития.

- Коррумпировано, не коррумпировано, но оно шло вперед.

- Сначала средний бизнес начал выходить с рынков, выкупать первые этажи. Я ездила смотрела, как они начинают делать вместе с мэрами улучшение городов. Они начали ездить за границу.

- Почему как только у нас начинает что-то работать, появляется какой-то упырь, который обязательно это поломает?

- Потому что это МВФ, тот же Сорос.

- То есть успешная, развитая, процветающая Украина никому в мире не нужна?

- Кроме нас. Нам она нужна.

- Мы можем отказаться от них?

- Можем. Корея же отказалась. По всей стране скинулись, закрыли долги, и как живет сейчас! Они сейчас создали такие прорывы в интернете, в музыке, в кино. Они вкладывают деньги в развитие. Это цивилизованная, очень интересная страна. Можем, если ты любишь людей. Политика, которую сейчас ведут, это политика, которая идет на создание колонии. Я знаю, чем это все закончится. Я уверена, что сейчас может быть только сигнал людей, которые поддержали господина Зеленского, о том, что он не соответствует их надеждам.

- Каждое поколение политиков, которые приходят, – полное впечатление, что хуже предыдущих.

- Представляете, что переживает Юлия Тимошенко и люди, которые разделяют с ней эти переживания, - такие, как я. Мы реально можем это за 100 дней изменить. Мы каждый день просчитали.

- Почему она не меняла тогда, когда была премьер-министром, за 100 дней?

- Это вопрос, который не имеет основания. Она пригласила меня, человека, который никогда не был с ней в хороших отношениях. Кужель – противная со всеми. Я нормальная, если можно с командой что-то делать. И она обратилась к Тигипко: дай мне Кужель, потому что кризис. Я пришла и сказала: "Только одно условие: если все, что я буду готовить, вы будете выбрасывать в корзину, то я уйду". Она сказала: "Нет, тебе дается полная свобода". Я поднимала руку на правительстве, она давала мне слово, и она знала, что если я поднимаю руку, то там есть коррупция в каком-то документе. И сейчас, когда я не захотела идти в ВР, она предложила мне остаться председателем экспертного совета. Я спросила: "А кому это нужно?". Она говорит: "Мне. Мне нужна честная правда, твоя, что там в законах: где коррупция, где позитив, где лоббизм". И так мы с ней и идем. Иногда ей не нравится, что я говорю, но она благодарит за это. Мы с ней тогда сохранили очень сильно малый и средний бизнес. Мы подготовили закон, и если бы не Ющенко, то у нас не было бы той нищеты по обманутым вкладчикам. Тогда же доллар прыгнул, и мы подготовили законопроект, который разделил все убытки на Нацбанк, на банк-заемщик и на человека, который брал кредит. А Ющенко: "Нет".

- Тогда половина страны называла эту вещь "Юлиной аферой", а вторая половина очень сильно верила, что Юля с этим справится.

- Как каналы принадлежали олигархам, так и принадлежат. Так и продавали информацию. Она сидела на правительстве и говорила: "Я встречаюсь с послами и они рассказывают, как вы, министры, берете взятки. Что ж вы делаете-то?". В правительстве Юлиных людей было аж три человека. Все остальные были от Ющенко. Они сидели и усмехались, когда мы ловили их постановления о вырубке лесов на склонах, когда вареную колбасу покупали по цене копченой, они усмехались, зная, что они люди президента. Я сказала Гройсману, когда он стал премьером при Порошенко: "Ты сейчас почувствуешь, как было Тимошенко". И он мне через некоторое время сказал: "Я понял, что ты имела в виду".

112.ua

- Ющенко мне сказал, что человек, который вытирал ему пену со рта, когда ему было хуже всего на свете, в этот момент переоформлял на себя его офис. Когда кто-то идет делать дело, а рядом с ним целая куча людей, которые в свое время сели на потоки и там и остаются, то мы это видим, кто из политики сделал свой собственный бизнес.

- Покажи, где этот офис Ющенко. Это ложь. У партии есть единственный офис, который ей подарил Хмельницкий, когда был членом партии. А вот что Ющенко приобрел за это время – есть, что показать. Их рассудит Бог. Все будут отвечать перед Богом – не вы, так ваши дети.

- Вы могли быть перед Богом на суде гораздо раньше. Вы не восприняли эту аварию как знак с неба, что, может, надо остановиться, надо больше внимания уделить семье?

- Меня когда-то в программе "Пятый угол" спросили: вы никогда не хотели бы быть слабой женщиной? Я сказала: мне этого никто не предлагал. Я рано остались без отца, и когда я первый раз вышла замуж, то нам иногда нечего было есть. Я пела на танцах, на свадьбах. Платили за это 10 рублей. И я никогда за всю жизнь не ждала, что кто-то мне что-то даст. Я благодарю Бога: он так сделал, что прямо в руки мне ничего не шло. Мне нужно очень много поработать, чтобы что-то получить. И я ценю это.

- Я очень редко встречал в нашей политике таких молодых людей, как вы. Я вижу тату у вас.

- Это драйв. Я свободный человек и никогда не делаю непродуманных шагов.

- А как к этому муж относится?

- Когда я пришла с иероглифом счастья, он сказал: "К нам домой пришло счастье". Ему тяжело с такой женщиной всю жизнь, но он просто подарил всю жизнь мне. Потому что он моя половина. И мы дополняем друг друга: он очень спокойный, очень взвешенный, мудрый, имеет два высших образования. Но он сказал своему другу: "Я на всю жизнь остался мужем Александры Кужель".

- Это говорит о том, что он мудрый и он вас любит.

- Сложно любить так много лет, и мы стараемся это поддерживать. Мы путешествуем, ходим вместе на бальные танцы... У нас очень активная жизнь. У нас есть собака, две кошки. Есть внуки, дети, много друзей.

- Я хочу, чтобы ваш иероглиф счастья давал вам ощущение того, что оно присутствует в вас еще очень много-много лет.

Я говорю: Боженька, сделай меня счастливой и не пропусти закон о земле. Мне не нужно ни пластических операций, ни яхт, я хочу, чтобы мы с Тобой сохранили страну, и прошу всех: не дайте депутатам проголосовать за этот ужас.

Я хочу сказать вам, как старший друг: никогда не думайте, что о вас говорят. Когда-то Пасхавер мне сказал: "Шурочка, если вы просыпаетесь, а о вас не говорят никакой гадости, обратите внимание, что в этой жизни вы ничего не стоят". Только тот человек, который идет наперекор, вызывает разные эмоции, - он ​​существует. Вы не должны никому нравиться, если вы идете в гармонии с собой, с верой, с собственной семьей. Значит, вы делаете Божье дело. И нельзя всем нравиться. Я боюсь людей, которые всем нравятся. Значит, они не искренни. Я вам желаю успехов. 

- Спасибо.

 

 

 

 

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>