banner banner banner

Олеся Жураковская: Я считаю, что если дана жизнь, то нужно прожить ее счастливо

Олеся Жураковская: Я считаю, что если дана жизнь, то нужно прожить ее счастливо
112.ua

Олеся Жураковская

Заслуженная артистка Украины

Мага: Приветствую вас, уважаемые телезрители. Напротив меня человек, с которым я одинаково дышу воздухом, одинаково отношусь к искусству, к происходящему вокруг ... Фантастическая Олеся Жураковская у меня в гостях.

Ты не исследовала, откуда именно вот такая фамилия – Жураковская?

Жураковская: Пыталась, и не раз. Но пока не нашла своих корней. Хотелось бы знать, откуда истоки. Думаю, что найду. Только вопрос времени.

- Люди очень любят таких актрис, как ты. Есть такие, которые несут статус. Постоянно. А когда видят тебя, они воспринимают тебя, как соседку из подъезда. Страдаешь от того, что на улице говорят: я вас знаю, а поговорим?

- Я не могу сказать, что я от этого страдаю, но иногда бывают такие моменты, которые я запоминаю. Это локально, но это когда я удивляюсь абсурдности человеческого поведения. Самый болезненный для меня был момент, когда я сидела у постели своей мамы, которая была в тяжелом состоянии после операции, и ко мне подошла медсестричка и сказала: "Можно с вами сфотографироваться?". У меня было такое ощущение, что меня просто в кипяток опустили. А есть моменты, которые наполняют жизнь смыслом, - абсолютно полярные. Я была в "Метро" ночью, уставшая, надела огромные наушники, чтобы все видели, что я слушаю музыку, и все равно меня пощупали за руку. Я оглянулась и думаю: ну что же мне надо было сделать, чтобы меня не беспокоили? Стоит женщина и говорит: "Мне так жаль, я вижу, что вы очень устали, но у меня очень сильно болел сын, он не вставал, он вас любит, пересмотрел несколько раз все ваши фильмы. Вы помогли ему вылечиться, подняться.. ". И в этот момент я понимаю, что то, что я делаю, имеет смысл. Что это стоит того, чтобы тратить на это время и нервы, потому что это действительно очень серьезная профессия.

- Я уже давно разделил людей на два типа. Одни говорят: повезло же – взял в руки микрофон, что-то говоришь и тебе за это деньги платят. А насчет того, что ты говорила, то я тоже хочу поделиться. Когда я впервые попал в Иерусалим, в Храм Гроба Господня, и там есть ниша, где закладывалось тело Иисуса Христа, и я думал, что там может поместиться только один человек, чтобы помолиться. Я туда впихнулся, стою, с Господом говорю, и вдруг женское тело, килограммов под 140, впаивает меня под ту мраморную плиту. Вся мокрая, потная и губами мне в ухо говорит: "Господин Петр, как думаете, Юля выпустят или нет?". Я понимаю, что есть люди свихнутые на политике, но ты же приехала в паломнический тур! Но вернемся к профессии. Везде пишут, что Олеся Жураковская с детства была спортивной девочкой. И отмечают гимнастику.

- Да, это была художественная гимнастика. Я занималась четыре года, и мне это очень нравилось. Затем занималась танцами. И сейчас могу сесть на шпагат.

- Как тяга к театру победила?

- Я считаю, что это просто моя судьба. Я никогда об этом не мечтала. Собственно, для меня нормально было быть в центре внимания. Любила всевозможные конкурсы организовывать, постановки разные делать. Мне казалось, что это естественно, и я даже представить не могла, что это может быть моей профессией.

- Но ты же поехала в Москву.

- Мама мне говорила: не едь, ты никогда туда не поступишь, 140 человек на место. Как я туда попала? Девочка, которая со мной танцевала, поехала в Москву и поступила в Гнесинское училище. Мы с ней дружили и сейчас поддерживаем отношения, и она меня просто тогда измучила. Я оканчивала техникум легкой промышленности в Киеве: с отличием, как технолог швейного производства. Я умею шить и очень люблю это. Я думаю, что когда у тебя есть какая-то профессия, которая может тебя кормить, то это дает ощущение свободы, поскольку актерская профессия очень зависимая: выберут тебя, не выберут. А если ты осознаешь, что ты не пропадешь ни при каких обстоятельствах, то это тебе дает большую фору. Ты можешь уверенно чувствовать себя на кастингах, так как твоя жизнь зависит от этого не на 100%. Так вот, она мне звонила и говорила: "Ну что тебе, трудно? Ты можешь приехать и попробовать? Ты не понимаешь, это – твоя судьба". Я сказала: хорошо, я приеду. А что тогда было ехать в Москву – сел на поезд, ночь переехал, и все. Сестра дала мне в поезд Гоголя "Майская ночь, или Утопленница". Стихи все учат, а я выучила в поезде прозу. Я читала это, Кочеткова "С любимыми не расставайтесь", Рильке "Танцовщица". Всем очень понравилась моя программа, мне ничего не корректировали. Но там была целая череда случайностей. Когда меня поставили в список, я была сто тринадцатой. Там было три отборочных тура, и пока я дождалась своего номера, устала, и когда зашла, то очень плохо читала. На первых турах поступающих смотрели выпускники, и один из них, глядя, как я плохо читаю, спросил: "Поешь?" Я спела, и он говорит: "Если бы ты так читала, как поешь, было бы очень хорошо". Затем это был мой козырь на конкурсе, почему-то в театральных институтах не любят петь, а я с удовольствием это делала. У меня семья певческая, и мама любит петь. Так вот, этот выпускник отложил мою анкету, чтобы я второй раз уже не приходила. И сидела девушка, которая попросила его порвать мою анкету, чтобы я пришла еще раз. И он ее порвал. В день, когда мне было нужно прийти, я проспала. Залетаю в институт, а в тот день прослушивали тех, кто приехал очень издалека. Сидит одна педагог - Галина Юрьевна Ерохина. Я села, она смотрит на меня долго, а потом говорит: "Вы без макияжа?" Я говорю: "Без". Она: "Какая умница". Вот еще одна случайность: если бы я не проспала, то я бы хорошенько расчесалась, накрасилась. А так это был снова для меня большой плюс: они увидели естественную девочку.

112.ua

- Мы в прошлом году похоронили Валентину Ивановну Зимнюю, у которой я учился. Она говорила: "Я не могу допроситься девушек, чтобы увидеть натуральное лицо". Я могу сказать, что Жураковская органическая, как собака. Ни один актер не обидится на это, потому что знает, что собаку и ребенка переиграть практически невозможно. Эта природа, которая заложена в тебе от мамы, от тех киевских улиц? Где ты в Киеве выросла?

- На Борщаговке. Кормила телят в детстве - рядом были фермы.

- У тебя был тот момент, что судьба вела тебя за руку.

- И дальше Галина Юрьевна была мне как ангел-хранитель. Я приходила на туры, на конкурс, нас заводили пятерками, в зале была тишина, и Галина Юрьевна наклонялась к комиссии и тихо говорила: "Это очень хорошая девочка". И я под этот шепот выходила на сцену. Мне трудно было первые месяцы в Москве, я росла босячкой и дружила с ребятами. Но я выросла в очень хорошей любящей семье, и оказаться потом в общежитии, и в среде, где постоянно нужно было конкурировать, мне было очень трудно.

112.ua

- Мама каждую неделю сумочку присылала?

- Не каждую неделю. Это был 92-й год, и есть было совершенно нечего. В магазинах, даже в Москве, было только пальмовое масло. Мама передавала картофель, лук. Я брала большую кастрюлю и варила борщ на всех.

- Кто-то из твоего курса стал еще известным, кого ты видишь сейчас в кино?

- По профессии работают много. У меня комната в общежитии была рядом с Чулпан Хаматовой: она училась на год моложе, и мы до сих пор поддерживаем хорошие отношения. Там и Миша Полицеймако учился.

- Чулпан очень глубокая женщина, как по мне.

- Да, она очень настоящая.

- Такое впечатление, что у нее обостренное чувство справедливости.

- Иначе она бы не смогла заниматься тем, чем она занимается, - онкобольными детьми. В Акунина есть такое выражение, что есть такие сердца, которые никогда мозолями не обрастают. Таким людям очень трудно. Но их очень любит Бог.

- Акунин, а на самом деле Григорий Чхартишвили, прошел путь от "обожания" к ренегатству. Так же и Чулпан. После всех тех событий, которые у нас здесь произошли, ты продолжаешь общаться с ними? Бывают политические мотивы в разговорах?

- Это очень болезненные вещи, но я счастлива тем, что все мои друзья, однокурсники оказались адекватными людьми, которых научили думать. Поэтому никаких конфликтов, оскорбительных слов у нас не было.

- Мы с тобой снимались в ролике с обращением к российским актерам, и при том, что огромное количество людей реагировала на это очень адекватно, я видел и злость.

- Я говорю о людях, чье мнение мне действительно важно. Если бы я прислушивалась к мнению каждого, то у меня бы в какой-то момент лопнуло сердце. Есть круг людей, к которым я прислушиваюсь, которым я доверяю.

Новости по теме

- Как ты попала в театр Ермоловой в Москве?

- Это мой руководитель курса Владимир Алексеевич Андреев пригласил меня по окончании. У меня было четыре приглашения, я этим гордилась. Пока мы делали курсовые и дипломные работы, меня пригласили в российский молодежный театр, в "Театр на Юго-Западе". Морозов пригласил меня в театр Советской армии и в театр Ермоловой. Я пошла в театр Ермоловой, потому что мне предложили там главную женскую роль. Я отработала там только сезон из-за личных проблем: у меня начались проблемы с мужем. Он очень ревновал меня ко всему, пожалуй, к птичке, которая рядом пролетала. И чтобы люди не были постоянно в ситуации стресса рядом со мной, я решила уйти из театра.

- А куда ты смотрела? Если пьет, то будет пить, если ревнует, это сломать почти невозможно. Когда ты собиралась замуж за него, ты видела, что он очень ревнивый?

- Сначала нет. Я не давала поводов, и это уже доказано, что это проблемы психические у людей - патологические ревность. Этим людям можно только посочувствовать. Потому что в действительности они ужасно страдают.

- Смотрю на тебя в разных ипостасях: от худенькой женщины к довольно немаленькой женщины. Но каждый из твоих форматов имеет своих сторонников. Мужчины табунами до сих пор или нет?

- Мне табуны не надо.

- А они деликатные или, бывает, с мужским хамством встречаешься?

- Бывает по-разному.

- А есть люди, которые считают, что бабло - основной афродизиак?

- Были какие-то, но это раньше. Я вообще не воспринимаю такие отношения, не понимаю, как так можно жить.

112.ua

- А друзья с детства остались, те, с кем ты общаешься?

- Со школьными мало. У меня в техникуме появились близкие друзья, в институте - люди, с которыми я десятилетиями поддерживаю близкие отношения, независимо от того, кто где есть.

- У тебя мама шила?

- Да, и бабушка шила.

- Ты пошла сначала по этой семейной традиции. Что ты делала для себя красивое, чем ты гордилась как мастерица?

- Это было не для себя. Это было тогда, когда я вернулась в Киев, и мне надо было зарабатывать деньги. Меня не звали на кастинги, меня просто никто не знал. Мне надо было пройти тот же путь, что и в Москве.

- Ты шила вещи на продажу?

- Да. Первую вещь я сделала своей сестре. Она тогда работала в туристическом агентстве. Она пришла в блузке и юбке, которые я ей сделала. Девушки там увидели, и таким образом у меня очень быстро сформировался клиентский список. Я шила одним и тем же людям одежду, и он очень красивая у меня выходила. И вечерние наряды, и пальто.

- А на кастинг позвали или ты сама увидела где-то какие-то объявления? Как ты о себе заявляла как об актрисе?

- Так же - судьба или случай, к которому ты готов или не готов. Люди, которые меня окружали, мне помогли. Даже люди, которые со мной не дружили на тот момент. Это Николай Баклан, который был на кастинге в какой-то рекламном агентстве. И когда оттуда выходил, услышала фразу: ну где мы такую ​​найдем. Он мог закрыть дверь и пойти дальше, а он, имея большое сердце, спросил: а кого вы ищете, какую? Сказали, что надо, чтобы была большая и красивая. Он сказал: у нас есть. А я тогда только пришла в театр на Левом берегу. Он позвонил в театр, узнал мой номер, дал этому агентству. Они мне звонят, а я на свадьбе у сестры. Они мне говорят: съемка завтра, можете приехать сейчас на кастинг? Я просто оттуда и уехала. Меня утвердили - счастью не было предела. А дальше мы снимаем рекламный ролик с одного дубля.

- А что рекламировали?

- Мобильная связь - тарифный план. Режиссер говорит: "Что же мы заказчику покажем один дубль? Давай еще что-то". Я говорю: "Давай, я побалуюсь по-актерски". А снимали на Крещатике, и я актерское такое учудила, что все начали хохотать, и это зашло в рекламный ролик. И это маленькое кино крутили по телевизору по 10-20 раз в день, и шанса не было, чтобы меня кто-то не увидел. И дальше меня уже пригласили в кино без проб.

- Судьба в этом плане решает очень серьезно. Когда я приехал поступать в театральный институт, я не знал, где он. Я иду по улице, навстречу мне высокий дядя с усами, и я у него спросил, где театральный институт. Он говорит: "А зачем вам?" Я говорю: "Поступать хочу". А он: "Давайте с вами поговорим. Можете мне прочитать что-то?" И я монолог отца Лоренцо из "Ромео и Джульетты". Он в конце раскрывает дипломат, достает бумажку и что-то пишет. Дает мне и говорит: "Это ваш допуск к экзаменам. Скажите, что вы у Сердюка их прошли". Так я познакомился со своим педагогом Лесем Петровичем Сердюком. Не судьба ли? И в кино тебя пригласили куда?

- Максим Паперник пригласил в "За двумя зайцами".

- Ты пришла на площадку: появилось понимание того, что кино не имеет никакого отношения к искусству как к такому? В кино тебя могут остановить каждую секунду, может не прийти оператор, и ты к этому должен быть спокоен. Ты долго привыкала ко всему этому?

- Я была уже адаптирована, потому что когда я училась в институте, мы ездили в Великобританию, проходили курс - работали перед камерой, знали технологию, как это. Потому что у нас в институте такого не было класса. Хотя там это было две недели, я считаю, что этого очень не хватает нашим учебным заведениям. Мы менялись ролями: я стояла за камерой, потом сидела на месте режиссера, давала интервью, брала интервью.

- А почему у нас этого нет? Профессия называется "актер театра и кино". Все, что касается театра - да, а кино - это опыт, это было бы фантастически, чтобы каждый мог себя почувствовать, увидеть. Когда ты поняла, что ты знаменита?

- Больше после телевидения. Четыре года я вела шоу "Взвешенные и счастливые". Прямые эфиры - это было мое счастье, я очень это любила.

- Прямой эфир - это же огромная ответственность.

- Это азарт, я очень люблю это. Когда мне сказали, что десять секунд до прямого эфира, я почувствовала, как бьется мое сердце. Я помню это ощущение абсолютного счастья – 6 часов прямого эфира. В зале сидели люди - я чувствовала энергию этой огромной аудитории. Я чувствовала себя свободно, потому что я любила наших участников всех, и я знала о них все.

- Сначала там был акцент на том, что эти люди преодолевают очень тяжелые испытания. Первый сезон я смотрел с огромным удовольствием. А потом начали выдумывать что-то, и мне показалось, что эти вещи начали погибать в креативе. Постоянная погоня за чем-то новым на телевидении не убивает само телевидение как таковое?

- Я здесь могу понять обе стороны. С одной стороны, понимаешь, что надо как-то разнообразить то, что видит зритель, а с другой стороны, действительно, бывает, что и выплеснули ребенка. Исчезает сам процесс. Есть такая опасность, но я знаю людей, которые работают над тем, чтобы это было интересно, глубоко, чтобы сохранить душу.

- Во время этих шоу были те, кто оказывал тебе какие-то знаки внимания?

- Они все с благодарностью и симпатией относятся. Просто я в определенной степени держала дистанцию - рабочие отношения. Были хорошие, внимательные, настоящие мужчины, цветы дарили. У меня очень хорошие эмоции остались. Мы так правильно расстались - в какой-то момент я почувствовала, что уже все. У меня закончился второй контракт, и для того чтобы не терять это тепло душевное, я поняла... И там хотели какие-то изменения на канале, и у нас абсолютно совпали... И я считаю, что так правильно делать. Мы сотрудничаем и в дальнейшем с этими людьми, с которыми работали на "Взвешенных и счастливых" - мы над "Первыми ласточками" работали с Евгением Туником, Алексеем Гладушевским. И нам очень приятно находиться рядом.

- Ты очень серьезно сгоняла вес. Трудно?

- Трудно удержать потом. У меня такая фигура, такая генетика - я возвращаюсь к одному и тому же весу, больше не набираю.

- У тебя всегда оптимизм на лице. Я иногда вижу этих желающих похудеть, хождение к психологам. И первая фраза психологов: полюбите себя. Мне хочется всем психологам, которые начинают с этой фразы, выдать диплом о профнепригодности.

- На самом деле это действительно квинтэссенция счастливой жизни. Это то, что в Библии написано: возлюбите ближнего, как себя. Но прежде всего себя научиться воспринимать. Когда я вела "Взвешенные и счастливые" и мои участники видели, что я на каблуках, в яркой одежде, то они: "Ой, вы такая красивая!". Я им говорила: "И вы красивые. Вы себе просто не позволяете быть красивыми. Вы считаете, что каблуки и такой наряд может надеть только худощавая женщина? Нет. Счастливая женщина может надеть такой наряд".

Новости по теме

- А ты счастливая женщина?

- Да.

- А в чем счастье Олеси Жураковской?

- Очень много составляющих. Любящие люди рядом, я люблю то, что я делаю. Я путешествую, что я очень сильно люблю. С мамой в два голоса спеть – это счастье. Она у меня такая мудрая. Красивая женщина и талантливый человек.

- Она гордится тобой?

- Мы с сестрой делим маму, и когда она от нас устает, убегает от нас на дачу. Сейчас она со мной, и я ее вожу на свои спектакли. Было три спектакля подряд, она ходила, смотрела. Я говорю ей: "Когда ты сидишь в зале, что ты чувствуешь?". Она говорит: "Меня бьет током, доченька. Я сижу и не могу поверить, что это мой ребенок".

- А критиковать может?

- Да. Но она делает это очень деликатно.

- У меня мама посмотрела спектакль "Смешные деньги", и я спрашиваю: "Ну как?". А она мне: "Для тебя человека застрелить – все равно что сигарету выкурить". По твоим ощущениям, театр набирает или все же сдает позиции?

- Он меняет, меняется, но он не исчезнет. У нас на Левом берегу постоянно полные залы. "Корсиканцы" уже 16 лет. На спектакль приходили дети, а сейчас это взрослые люди, и они вновь приходят в театр. Значит, это для них очень важная составляющая их жизни.

- Какая страна тебя впечатлила больше всего в мире?

- Из каждой какую-то частичку любви я вывезла. Но наиболее удивительной была Индия, пожалуй. Я была философски настроена, мне хотелось понять совершенно другой культурный пласт, традиции и тому подобное. И для меня это было путешествие о принятии и о щедрости. Принятие: я смотрела на людей, которые там живут, – сохранилась кастовая система.

112.ua

- И даже будучи нищими – они счастливы.

- Да. Это то, что о принятии. Когда я видела, что люди осознают, что это так – это моя жизнь, и они живут, и они в этом счастливы.

- Сейчас очень много бедных людей в Украине – так ты считаешь, что достаточно изменить философию – и будет все иначе?

- Я считаю, что если дана жизнь, то единственный смысл жизни – прожить ее счастливо. Но ведь не могут все люди быть богатыми. Так не бывает. Мы можем об этом мечтать, но так не бывает. Разные возможности, разные шансы, разные обстоятельства случаются. Но уничтожать свою жизнь за то, что ты беден, – это не значит, что так будет всегда. У нас не кастовая система – ты можешь это изменить. Но постоянно плакать... Пусть это будет этап – проживи его счастливо. Меняй что-то, делай, двигайся дальше.

 - Сейчас, когда во власти очень много людей, которые пришли из шоу-бизнеса, меня бесит, когда в комментариях пишут, мол, и что вы хотите, это же актер. Что значит – это актер? Почему так?

- Наверное, надо спросить людей, которые пишут такие комментарии, но, я думаю, что актер – это очень серьезная миссия. Сейчас в театре я готовлю моноспектакль с Тамарой Труновой по Дункану Макмиллану "Лучшие в мире вещи". И там будет как раз очень много моей жизненной философии. О том, что надо говорить, о том, что сложно говорить, что надо любить, что надо наслаждаться каждым мгновением, радоваться каждой малюсенькой безделушке. И если у меня есть возможность транслировать это сразу сотням людей – это очень серьезная профессия. И влиять, и свое мировоззрение передавать этим людям, и, учитывая мой опыт, они возвращаются, чтобы послушать то, что я им говорю, – значит, это очень влиятельная профессия.

 - Не всем дано стать счастливыми на этой планете.

- К сожалению.

 - Ты веришь, что эта страна когда-нибудь станет счастливой?

- Несомненно.

- И ты для этого делаешь...

- ...все, что я могу.

 - Я тоже считаю, что если бы каждый из нас хотел сделать так, чтобы вокруг него были счастливы люди, то так и было бы. Козьма Прутков: "Хочешь быть счастливым – будь им".

У меня в гостях была Олеся Жураковская – человек, который с первой и до последней секунды нашей программа держала у себя солнышко. Чего и вам желаю. Спасибо.

- Спасибо.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>