banner banner banner banner

Правительство профессионалов сейчас можно создать только через досрочные парламентские выборы

В "Большом интервью" народный депутат Украины V-VII созывов Анна Герман.

Правительство профессионалов сейчас можно создать только через досрочные парламентские выборы
112.ua

Анна Герман

Народный депутат Украины V, VI, VII созывов

В "Большом интервью" народный депутат Украины V-VII созывов Анна Герман.

- Приветствую вас, госпожа Герман. Что вспомните приятного за этот год, какие достижения? Может быть, ваши личные? Возможно, то, чем должна была бы гордиться Украина за 2020 год?

Мне кажется, что надо поблагодарить Бога за эти испытания, которые мы пережили в этом году. Это был хороший урок для всех нас. Мы многое поняли. Мы переоценили ценности, к которым привыкли. Мы поняли, что просто пожать друг другу руку – это большая роскошь для человека. Просто куда-то поехать – это уже подарок от Бога. Мы забываем, что Господь дал нам прекрасную землю, которую мы уничтожаем, прекрасные леса, которые мы вырубаем, потому что Европа говорит, что им нужен лес. Господь дал нам прекрасных друзей, которых мы не всегда ценим. Это был год переоценки ценностей, год надлома цивилизации. Следующий год будет годом совсем других привычек, традиций, других мировых раскладов и совсем другой перспективы. Над этим важно задуматься, чтобы как-то приготовить и себя внутренне, и людей в Украине, что надо будет жить совсем по-другому.

- Это одно из разочарований 20-го года, произошедший слом, как вы говорите, изменение привычек?

- Лично для меня это не было разочарованием после всех моих испытаний. Когда Господь дает нам большие испытания, он просто готовит всех нас, чтобы мы поддерживали других. Я сильна, уверена в себе, как никогда. Я готова работать для людей, поддерживать многих, кто ко мне обратится. Что касается личного, то у меня не было каких-то особых достижений в этом году. Но я имела счастье общаться чаще с моими друзьями, сестрами во Христе. В этом году благодаря ковиду мы встречаемся два раза в неделю с помощью Zoom и имеем возможность три часа разговаривать, молиться вместе, просить Бога за все народы, за все нации. Если мы умеем находить в испытаниях, страданиях, сложных ситуациях хорошие моменты, то стараемся использовать это как шанс. Кризис – это всегда шанс. Не впадаем в уныние, не боимся ничего, не беспокоимся о завтрашнем дне – он сам позаботится о себе. Жить каждую минуту как последнюю минуту своей жизни, и мы увидим, что можем преодолеть гораздо больше трудностей, чем нам казалось. Просто надо надеяться, верить и любить.

Новости по теме

- Это вечности: надежда, вера и любовь. Многие люди оказались один на один с испытаниями. Вы видите, чтобы на уровне государства произошли какие-то толчки к институциональным основам?

- Мы живем в государстве, которое не может нам давать надежду, к сожалению. Мы живем при власти, которая не может быть нашим защитником, которая не может быть гарантом нашей безопасности, которая не может нас защитить от тех вызовов, которые дает жизнь. Наоборот, эта власть толкает нас в бездну, забирает наши последние возможности. Эта власть не поддерживает самых слабых, она думает только о себе. И здесь еще больше важно, чтобы в обществе объединялись готовые к испытаниям люди. Я читала, как Оксана Марченко интересовалась судьбой семьи, которой она построила дом два года назад. У них старый дом сгорел, и они оказались на улице. Прошло два года, и она поехала к ним и поинтересовалась, как они там, справились ли. В украинском обществе есть такие люди, которые могут тихонько делать добро. Но эти люди в тяжелых моментах для нашего государства должны объединиться в какую-то одну мощную силу. Они должны даже виртуально держаться за руки, потому что, когда мы держимся за руки, наш круг сильнее и мы больше можем. Есть очень много хороших людей, которые делают добро другим – спокойно, тихо, без рекламы, которые не помнят того, что они сделали, но всегда помнят то, что они еще не сделали. Я встретила в этом году очень много хороших журналистов и сегодня хочу воспользоваться случаем и поблагодарить вас за вашу личную твердую позицию. Я знаю, как много тем вы обсуждаете, важных для власть предержащих, и как порой сыплются совершенно несправедливые обвинения на вас.

- Бывает и такое.

- Но вы держите линию. Я помню вас с "5-го канала". Вы и тогда держали позицию, и теперь, и ваша команда, и канал, и многие другие. И я бы хотела всех журналистов сегодня поблагодарить, за то, что они этот камертон держат в обществе, определяют, фальшивый тот звук или не фальшивый. И когда я слышу, что готовят новые законопроекты, внедряют цензуру, и это все делают "слуги народа", я думаю, что это дорога в никуда. Тот, кто начинает воевать с журналистами, обязательно проиграет не битву, а целую войну.

- Не учит же история ничему. Сколько менялось людей у власти, и постоянно одни и те же грабли: а давайте этих прикрутим, а тех лишим.

- И прихватим. В Украине за 30 лет только одно поколение стало взрослым, которое родилось уже в независимой Украине. Вспомните, сколько было поколений от Авраама до Вавилона, от Вавилона до Давида, от Давида до рождения Христа. По 14 поколений в каждом периоде. Сколько должно пройти государство, народ времени, очищения, науки, морального роста, чтобы та нация получила какого-то серьезного лидера. То есть нам, чтобы расти и действовать, нужно лет 300, чтобы удержаться, чтобы сохранить государство. Наибольшее влияние окажут на следующий год выборы в США, коронавирус. Когда пандемия закончится, это будет означать только начало нового периода испытаний. Как раз тогда сказывается этот экономический спад. Его почувствует на себе каждый человек. Мир сегодня делится на те высокие недостижимые элиты, на тех полубогов, которых мы почти уже не видим, и простой люд, который приучают к тому, чтобы они сидели в смартфонах, дети в играх. Чтобы они были управляемы, сидели больше по домам – так легче управлять миром, так легче быть "полубогам". Но настоящий Бог обладает такой силой, что их смешные усилия как ветром сдует. Но мы должны привыкать к тем новым реалиям, что те крупные мировые корпорации, вводящие новый мировой порядок, будут нас шаг за шагом приучать к другому стилю жизни. Обычное человеческое общение – это уже будет большая роскошь, и мы уже не будем думать, как нам поиметь побольше, а будем думать, как со своей сестрой увидеться и обнять ее. Мы будем мечтать о том, чтобы просто пожать друг другу руку. А для другой прослойки, той, что на высоте, и небо будет всегда открыто, и поездки будут, и оркестры будут для них играть, и лучшие певцы будут петь, в то время как мы не сможем пойти даже на концерт. Мир будет поляризоваться все больше и больше, но это уже будет не мое время, к счастью.

- Посчитали, на что украинцы тратят деньги: более 15% – это коммунальные услуги. Более 4% на здравоохранение, и потом уже одежда, обувь и т.п. На последнем месте (1% с хвостиком) это алкоголь. То, что ЖКХ на первом месте по затратам, – это нормально?

- Мы платим сегодня за Майдан, за революцию. Мне один человек сказал, что Украина будет расплачиваться за революцию семь лет. Я недавно у него спросила: "Семь лет уже прошло, что будет дальше?" А он говорит: "А дальше привыкнете". Мы расплачиваемся за разрыв наших традиционных связей, за отказ от наших традиционных рынков, которые всегда были на востоке, на постсоветском пространстве. Россия всегда давала нам дешевый газ. И мы на том дешевом газе развивали экономику. Я помню, еще как при нашей власти было важно выторговать у России эти несколько долларов. Потому что от этого зависел экономический рост. А от этого зависела социальная защита людей. Власть думает так, чтобы быстрее пенсионеры вымерли, а не думает, как сделать так, чтобы страна была богаче, чтобы экономика больше заработала, чтобы людям давать достойные пенсии. Теперь это все взвалено на плечи людей. Газ был закуплен летом по 3 грн. А людям его теперь продают по 10 грн. Соответственно, от энергоносителей идет рост цен. Надо возвращаться к нашим традиционным рынкам, к нашим традиционным партнерам, надо искать компромиссный вариант, чтобы как-то наладить отношения с Россией, завершить эти наши конфликты и на Донбассе, и эту войну, которая длится между теми дончанами, которые не согласились с революцией, и теми людьми, которые были за революцию (по сути, это война двух мировоззрений). И Россия поддерживает тех людей, которые на Донбассе против революции, а США и другие страны поддерживают тех людей, кто за революцию. Между ними надо найти компромисс. И сегодня для этого есть очень хороший шанс, потому что в США новый президент. Я не разделяю мнения, что Байден будет пытаться сделать с Россией еще худшие отношения, чем они были при Трампе. Я думаю, что это будет не так. Во-первых, Байден – ас во внешней политике. Байден понимает угрозу лидерства Китая. И это ничего, что во время избирательной кампании он говорил, что не Китай, а Россия – наш самый большой враг. То, что говорят во время избирательной кампании, в основном оставляют в том периоде, а приходят и считаются с реалиями. А реалии таковы, что если будет найден компромисс между США и Россией, чтобы не дать России войти в альянс, который вырисовывается с лидерством Китая, то Украина может воспользоваться этим и предложить свой вариант компромисса. Это может быть идея публичного отказа Украины от перспективы вступления в НАТО, это может быть компромиссом, на который могут согласиться и США, и Россия. США не нужно лишних проблем с Россией, если бы произошло вступление Украины в НАТО, а Россия не заинтересована в том, чтобы НАТО продвигалось так близко к ее границам.

- Извините, но Украина стала членом программы расширенных возможностей НАТО.

- Это ни о чем. Это слова, которые используют для того, чтобы оказывать какое-либо давление или выбивать очередные деньги. Речь идет о реальных шагах. А если будут реальные шаги, это начнется большая проблема в центре Европы, на территории нашего государства. Поэтому мне кажется, если ныне найдется лидер, который выпишет свою стратегию Четвертой республики и ее места на новой карте мира (да, 2020-й уже полностью перекроил карту мира), выйдет с этой программой, заставит обратить на нее внимание еще до первой встречи Байдена и Путина, то этот лидер будет иметь большую перспективу. Он сможет быть посредником для компромисса, а Украина сможет быть предметом для компромисса для этих двух супердержав.

- Вы говорите сейчас не о президенте Украины?

- Нет.

- Почему?

- Во-первых, его этот не отрубленный хвост, который у него вырос во время телефонного разговора с Трампом, когда он сказал, что "прокурор на 100% мой человек и мы сделаем все". Во-вторых, именно из Украины шли эти очень нечистые и очень бесполезные для нашего государства сигналы в отношении сына Байдена. Я не склонна думать, что президент США какие-то личные горести будет переносить в контекст межгосударственных отношений, но мы все люди. Президент Зеленский теряет поддержку общества, и надежды украинских элит на то, что в 2021 году будет сформировано некое коалиционное правительство и это правительство будет из профессионалов и людей из разных сил и это поднимет Украину, это совершенно детские ожидания. Не будем "киевскими мечтателями", потому что этого не произойдет из-за нынешнего уровня внешнего управления Украиной. Никто не даст возможности сформировать такое правительство. И никто не позволит истинной оппозиции войти в это правительство на серьезные, ключевые должности: энергетику, экономику. Никто не позволит. Есть единственный путь, как можно создать правительство профессионалов: это пойти на досрочные парламентские выборы, сделать все, чтобы такие выборы состоялись, и взять 180-200 мандатов. Это гарантия. Будем реалистами, других гарантий в мире сейчас нет. Поэтому такой лидер, который выйдет с инициативой отказа Украины от членства в НАТО, а это очень сложно сейчас, но это единственный правильный путь и единственная возможность для большого компромисса между двумя супердержавами – США и Россией. И тот, кто выйдет с этой идеей, будет одинаково оценен и американским, и российским лидером, потому что даст им возможность разморозить их отношения, а им это сейчас будет очень нужно. Им не просто будет это делать, потому что вы знаете, каково общественное мнение в США: пропаганда антироссийская дала свои плоды. Но Байден не имеет хвоста президента, которому Россия помогала победить. Наоборот, пыталась ему помешать. Поэтому ему легче делать шаг навстречу для взаимопонимания с Россией. Это моя трактовка, мое видение будущего.

- 31 марта 2020 года ВР приняла закон об обороте земель сельскохозяйственного назначения и уже 1 июля 2021 этот рынок должен заработать. Какую вы видите здесь пользу, а, возможно, опасность от того, что было проголосовано тогда ночью?

- Ночью, когда людей закрыли на карантин, они украли украинскую землю. Но к июлю, когда это воровство должно реально заработать, а мы – его реально почувствовать, еще надо дожить. К июлю еще очень многое может измениться – и в мире, и в Украине. Будем просить Бога, чтобы защитил украинскую землю, чтобы она не отошла к тем, у кого мы берем долги. Перед Новым годом ЕС начал нам грозить пальцем: "Как это так, вы не хотите продавать нам свой лес? Ограничиваете, а вы должны вырубать свои леса, ведь вы подписали" - с неуважением, с цинизмом по отношению к Украине и к украинцам. Мы говорили о Революции достоинства, потому что Азаров не хотел такого соглашения, кабального, не хотел, чтобы лес наш продавали, и пытался людям это рассказать. Но тогда люди хотели, а сейчас люди очень чувствуют это и понимают, что нас даже за рабов не считают. Очень пренебрежительное отношение к Украине, очень. Это большое разочарование даже для самых больших еврооптимистов. Я была поклонницей евроинтеграции долгое время, была такой же мечтательницей, как и миллионы украинских людей.

- Но вы же различали соглашение об ассоциации и членство в ЕС?

- Я работала в Варшаве в качестве корреспондента "Радио Свобода", когда в Польше был переходный период для вступления в ЕС. Я видела, какие огромные фонды ЕС давал Польши на развитие. Они тогда построили все свои дороги, не за счет ковидного фонда, как у нас, а за счет европейских фондов.

ЕС дал им огромные дотации для фермеров – они поднимали сельское хозяйство. И если бы Украина на таких же условиях вступала в ЕС, то это дало бы определенный толчок для развития нашего государства. Но, как оказалось позже, никто всерьез не думал о том, чтобы Украину пустить в ЕС. Все думали о том, чтобы из нее сделать свалку европейскую, чтобы сбрасывать сюда продукты, которые там ядовитые, чтобы отсюда забирать ресурс, чтобы истощать земли – сеять здесь рапс и всякую беду. А в конечном итоге дать нам еще большие долги, под еще большие проценты, чтобы мы не могли рассчитаться и забрать это все. Когда мы поняли, что действительно есть цель и никто всерьез Украину как равного партнера в кругу европейских братьев и сестер за стол не пустит… Она всегда перед порогом будет стоять и стучать, и стучать в те двери и отдавать свое и отдавать, и так ее заведут за ворота. И там она за воротами будет стоять. А не надо стоять за воротами. Надо развернуться и идти в другую сторону. И не надо проситься, потому что они не пустят нас, тем более сейчас, когда все закрываются. По сути, всем сейчас руководит Германия, всех держит и экономически, и политически. И ментальность наша другая, и надо считаться с реалиями, и работать там, где нам выгодно. Мы очень много потеряли на разрыве контактов с Россией и всем постсоветским пространством. Мы себе даже из Беларуси врага сделали, хотя мы с ней торговали и нам очень выгодно это было. Мы смешными, немудрыми заявлениями оттолкнули от себя Беларусь. А если еще Тихановську здесь примем, то вообще будет абзац.

- Но наряду с тем, с кем в друзьях? Те же турки, когда говорят о поддержке "Крымской платформы", о которой говорил президент, то там тоже надо присматриваться и прислушиваться. Турки "пасут" свой интерес.

- Вы глубокий журналист и эрудированный человек, и я убеждена, что вы помните профессора Ярослава Дашкевича. В 90-х годах, когда произошла независимая Украина, Дашкевич сказал: "Вы еще не знаете, кто для Крыма будет хуже – татары или русские. Поэтому держите равновесие: делайте так, чтобы там были татары и русские и чтобы они все время между собой конкурировали. Тогда выиграет Украина. Сделайте такие связи между Крымом и Украиной, которые нельзя будет разорвать".

- Не прислушались к Дашкевичу.

- К Дашкевичу многие не прислушался. Когда Вячеслав Чорновил организовывал Галицкую ассамблею во Львове в противовес Восточной Украине, где еще была коммунистическая партия, то Дашкевич говорил: "Сегодня будет Галицкая ассамблея, а завтра может быть Донецко-Криворожская республика". Но мудрых людей всегда меньше и их не хотят слушать. Тем, кто у власти, всегда кажется, что они могут и "отца бить".

- При новой власти дважды поменяли Кабмин. Президент поменял главу своего Офиса. Есть ли сейчас у власти мудрые люди?

- Я не знаю. Хотела бы верить, но, как сказал один мудрый человек, "от смены правительств в этой власти меняются только карманы". Я думаю, что там должны быть хорошие люди, интересные, умные. Почему мы их не видим, почему нет результата – это большой вопрос. Единственное, о чем мы можем просить людей, - следить за властью.

- Так следили, что даже на выборы никто не пришел – исторический рекорд побили по игнору.

- Может потому, что не хватало ярких фигур. Людям надо давать персон, которых бы они любили. Есть много хороших людей в Украине. Люди жизнь полагают, чтобы общество им доверяло. Есть замечательные врачи, ученые, писатели, экономисты, люди с именами. И надо, чтобы эти люди были в списках. Кроме желудка, у людей есть еще и сердце, особенно у украинцев. Бывает так, что он и дает все, а его не любят. Надо искать людей, которых любят люди. И если в каждом списке партий будет по крайней мере десяток таких хороших людей, то они дадут пользу Украине. И они поднимут общество.

- Но свежий огурец, попадая в бочку с солеными, не делает эти огурцы свежими, он сам становится таким же соленым. Сколько же еще разочарований может быть?

- Наши люди не огурцы. Люди, которые съели с десяток бочек соли, им не страшна бочка с огурцами. Надо искать людей, для которых честь, совесть, правда, вера важнее, чем та бочка с огурцами. И тогда с ними ничего не случится. Они, может, и не хотят, но их надо просить, их надо убедить.

- Децентрализация на марше. Какие вы видите перспективы того, что центробежные движения продолжатся и дальше, и к чему это может привести, если Киев эти ниточки постепенно отпустит?

- Если не будет компромисса, о котором мы с вами говорили, между США и Россией, если не появится лидер на Банковой, который предложит миру компромисс, который мог бы заключаться в отказе от перспективы вступления Украины в НАТО, если не появится очень сильная рука, а Украине нужен диктатор в хорошем смысле слова – диктатор, который был бы очень жестким по отношению к коррупционерам, к ворам, тем, кто разваливает государство, и добрым и открытым к простым людям, то Украина начнет раскалываться на маленькие хуторки. У нас глубоко в национальном сознании есть эта любовь к своему хуторку. "Моя хата с краю, ничего не знаю" – любимая поговорка украинцев.

Новости по теме

- Но есть и другое: "Моя хата с краю – первым врага встречаю".

- Это бандеровское. В крайние хаты из лесу часто приходили партизаны. А когда шли советские войска, то так говорили. Дмитрий Павлычко сказал, что с донецкого террикона Украину лучше видно, чем со львовского Высокого замка. Когда мы живем только в своем регионе и не знаем всей Украины, мы не понимаем, насколько она разная. Насколько разные традиции, нравственные ценности, даже чисто бытовые привычки. Когда ты не знаешь этого, тебе кажется, что правда только во Львове или в Донецке. А одной правды для Украины нет. Поэтому нам так важно научиться жить с другими: взглядами, культурой, традициями, языком. Нам надо научиться уважать другое мышление и инакомыслящих.

 - Как-то не получается.

 - Если не получится, то не получится государства.

 - Сколько разделительных причин и знаков: Бандера – Жуков, мова – язык.

- Если не сумеют, следовательно, украинская нация еще не государственная. Поэтому этот народ еще не созрел к государству. Пусть живет на своем хуторе, который будет кому-то принадлежать, не ему, конечно. Это будет или венгерский, или польский, или румынский, или российский хутор, если мы не способны уважать и любить друг друга, а язык для нас или какие-то исторические факты являются причиной для того, чтобы убивать друг друга. Поэтому Господь немилостив к нам, и надо снова ждать следующие 300 лет, когда Украина снова получит, возможно, шанс стать государством. "Страданием дается познание", – говорили римляне. И еще они говорили: "Любовь побеждает все". Познания было мало, следовательно, мало страдали, а любовь не победила ненависть, потому что любовь должна вызреть. Надо верить, просить и побеждать в себе ненависть, сеять семена любви, взращивать и делиться ими с ближними.

 - Если мы такие разные, то должны быть едины. Познавая друг друга, мы становимся ближе и сплоченнее. Что мешает?

- Государственная политика направлена ​​на разделение. Она использует разделение, потому что пока простые украинцы друг с другом спорят, чей язык лучше и чьи герои славнее, до тех пор у власти развязаны руки и она делает что хочет. Как только украинцы будут едины, все их взгляды будут обращены на власть, и тырить по карманах будет не так просто – "разделяй и властвуй".

 - То, что втрое ВР сократила количество районов в Украине, это о чем вообще?

 - Это попытка создавать какую-то видимость изменений. Они ищут возможности еще больше контролировать территориальные ресурсы. Это извечные манипуляции, которые просто продолжаются.

 - Эти все разного рода карантины – это власть на ощупь пытается найти решение проблемы или это осознанный эксперимент?

 - Они вообще ничего сами не решают. Здесь сидят западные консультанты, и им надо за что-то платить. Вот они и придумывают новые и новые эксперименты. А чем Украина не подопытная территория? На нас уже все испробовали. Различные цветные революции начинались с Украины. Правда, в Грузии была первая "Революция роз". Я была там в то время и видела, как там все происходило. Но Украина стала, по сути, лабораторией таких революций. И позже оно распространялось уже по всему миру. Мы – подопытные. И сегодня, когда в мире есть новые вызовы с вирусом, то на Украине можно испытать многое. Сидят ребята, сытые, здоровые, обеспеченные, и рисуют себе различные схемки, нас испытывают. И даже никто не отчитается, а какой же результат. Посмотрите на президентский опрос на местных выборах. Из пяти один был важный вопрос о Донбассе, и это важно было бы сделать – сделать там уровень жизни выше и показывать, как можно жить. Но как-то все это затихло. Сделали – и забыли. Был карантин выходного дня. Когда его завершили, то надо было объяснить людям, почему его завершили, как это повлияло на здоровье, на экономику. Если вы вводите какие-то ограничения для людей, то вы должны отчитываться перед людьми за вашу работу, за ваши решения.

- Но не требуют.

- Пока украинское общество не научится заставлять отвечать власть за свои решения, за свои действия своим карманом, в частности, мы не сможем говорить о нас как о государственной нации, хотя мы имеем это государство уже 30 лет. Люди должны научиться тому достоинству, не в революциях, а в каждом своем дне, в каждом своем поступке, выжать из себя того самого крепостного. А людей все больше закрепощают сейчас. Чем больше ты уступаешь, тем больше тебе наступают на горло.

- Еще совсем недавно мы слышали, что не надо "раскачивать лодку", поскольку война. А сегодня что, пандемия все спишет?

- Если не будет досрочных парламентских выборов в 2021 году, по крайней мере осенью, не поменяется эта власть и не придет действительно профессиональное руководство, то никакие "страхи-пугалки" не помогут. Надо выбирать: или законный переход к нормальной профессиональной власти, через выборы, либо через кровь, пожары, бунты, которые в истории украинской бывали. Меня очень беспокоит, когда разрушают еврейские символы в Украине. В декабре было таких два случая, когда весь мир уже говорил, что в Украине антисемитские настроения. Это означает, что люди, которые находятся во власти и имеют какое-то отношение к древнему славному еврейскому народу, имеют кровь еврейскую, они совершают преступление не только перед украинским народом, но и перед еврейским народом. Люди, когда будет страшная беда, будут искать виновного. И не будут говорить, что это конкретный президент, неграмотный, не оправдал доверия, и его окружение нечестное, а спишут: "Если в кране нет воды...", и это будет большой вред Украине. Если Украина получит узор антисемитского государства, то мы потеряем всякую перспективу как страна, как государство, как народ. Это самое страшное, что может произойти в Украине, – вспышки антисемитизма, о которых заговорит мир. А если жизнь и дальше будет ухудшаться, а жизнь этих ребят улучшаться, то... такое уже бывало в истории, когда были погромы и страдали невинные люди.

- Вы думаете, что сегодня, в XXI веке, в Украине такое возможно?

- Я не говорю о погромах. Я говорю о случаях антисемитских хулиганских выпадов, еще несколько таких случаев – и это пятно смыть с тела государства будет невозможно. Очень легко получить плохую репутацию, и надо годы и огромные средства, чтобы отмыть свое лицо.

- Тогда надо не забывать: "Ищи, кому выгодно".

- Кому бы ни было выгодно – надо не давать оснований. Те люди, которые сегодня во власти, они должны понимать, что отвечают не только перед украинским народом, но и перед той нацией, корни которой они имеют. И это в сотни раз большая ответственность.

- Вы думаете, существует вероятность каких-то беспорядков или все же рюкзак – и на польские плантации?

- А молодежь сегодня не хочет на плантации. Это старшее поколение, которое привыкло к тяжелой работе. А сегодня у молодежи нет комплекса неполноценности. Они найдут иной способ заработка, чем работа. Это было просто – открыть безвиз для Порошенко и всю активную массу людей выпустить: пусть там справляются как могут. Пять лет – это много. Подрастают молодые, которые совсем другие. Они не захотят быть "немыми рабами", как писал Шевченко.

- И пойдут получать образование, практиковаться в работе и зарабатывать деньги.

- Или воровать, грабить, убивать. Надо думать о том, что подрастает совсем другое поколение – свободных людей. Их пытаются закрепостить теми смартфонами, они играют. Играют, а потом хотят есть.

- Это вместо того чтобы играть, лучше бы пошел книгу почитал и поучился чему-то?

- Размечтались. Кстати, если говорить о достижениях прошлого года, то у меня есть личное достижение моей семьи – мой муж завершил новый роман об украинско-польской войне. Это очень хорошая вещь, и это то, чего никто в Украине не писал в таком объеме и в такой форме. И, по сути, об этих событиях мало кто знает, поэтому все события там основываются на архивных материалах, на исторических фактах.

- Мы имеем нового Загребельного?

- Мы имеем старого Германа. Роман Виктюк, когда мы пришли к нему на спектакль, вышел к нам и говорит: "Миша, здравствуй". А мой муж говорит: "Я не Миша, я – Сергей, это отец был Миша". Они работали вместе. Отец Сергея был известным театральным деятелем, Виктюк был моложе, был учеником отца. Оказывается, что мой муж настолько похож на него. Это не Загребельный – это Герман.

- Уроки Новых Санжар. Президент, когда ставал у руля государства, говорил о необходимости сшивания страны. Но первый блин комом оказался в этом сшивании, на Новых Санжарах.

- Я помню, как они за той девушкой с собачкой почти самолет отправляли.

- "Своих не бросаем".

- А теперь в больницах люди в коридорах лежат, и никто на это не обращает внимания. Меня интересует, как с тем домом на Позняках, где был взрыв. Президент буквально спустя несколько дней вручал ключи от новых квартир.

- А депутат Тищенко лимоны привозил.

- Насколько я знаю, большинство из тех людей так до сих пор и не живут в тех квартирах. Оксана Марченко через два года после того, как она построила дом для семьи, вернулась туда и проверила, всего ли этим людям хватает. Сделайте такой материал, живут ли люди в тех квартирах, интересовался ли президент сам хоть раз этим.

- Интересно, с какими впечатлениями иностранцы уехали из Новых Санжар, как они вспоминают об этом. Как мир посмотрел на Украину?

- Я думаю, что мы переоцениваем внимание мира к Украине: сейчас миру не до нас. Украина занимает в мире все меньше места. Мир сейчас должен решать свои проблемы – "для каждого своя слеза соленая".

- Так, может, и не так страшны проявления нетерпимости, на которые мир может не отреагировать?

- Мне кажется, что сейчас более важно то, что мы сами о себе думаем, как мы себя оцениваем.

- Разбитые окна автобуса в Новых Санжарах это очень показательно, это проявление того, что мы сами о себе думаем.

- Важно то, что мы сделали вывод, люди поняли, что они тогда натворили, какую они этому дали оценку. Важно, какие выводы сделали наши люди, а мир – далеко.

- Почему полностью не отменили люстрацию? От новой власти ожидали, что могут вернуться профессионалы в правоохранительные органы, экономику, образование. Но почему-то президент и новая власть не решились на то, чтобы отменить люстрацию.

- Вы видели много президентов, которые хотели бы иметь рядом с собой людей более мудрых, чем они сами?

- Странно, ведь когда речь идет о менеджменте какой-то частной фирмы, то нанимают мудрых советников. А когда речь идет об управлении государством, то почему-то их держат подальше от себя.

- Ведь речь идет о собственной выгоде, а если для управления государством нанять эффективных государственных менеджеров, то они будут заботиться о государстве, а не о тех, кто расценивает его как "кусок сала".

- "Куском сала" еще может стать игорный бизнес. Нам обещали чуть ли не золотые горы поступлений в госказну от налогов и сборов от этого вида деятельности, но на четыре года от них освободили только заплати за лицензию и все, а налоги можешь четыре года не платить. Насколько для Украины был крайне необходим игорный бизнес, чтобы его запустить через колено?

- Я думаю, что такое решение стоило огромных денег.

- Кто-то кому-то их занес?

- Конечно. Но с теми, кто дает взятки, случается такая грустная шутка. Власть взятку возьмет и примет соответствующее решение. А потом произойдет революция или еще что-то, к власти придут другие, изменят закон и снова требуют взятку. Поэтому выгодно не давать взятку, а действовать честно по закону. Тогда со сменой власти не изменятся "карманы".

- Разве становилось лучше после каждого бунта?

- Мы говорили с вами, что семь лет будем нуждаться, а потом привыкнем. Но мы не будем привыкать – мы будем бороться за Украину. Мы будем бороться за возрождение людей, за то, чтобы научиться жить с разными людьми, уважать уникальность каждого человека, каждого региона Украины. Мы с вами это будем делать вопреки всему.

- Относительно второго этапа медицинской реформы как вы оцениваете вообще перспективу того, что проталкивала экс-исполняющая обязанности министра здравоохранения Ульяна Супрун?

Новости по теме

- Я не могу говорить о тех вещах, в которых я не профессионал. Я просто обычный человек, который на себе чувствует весь ужас их нововведений. Я понимаю: все, что сделано до сих пор, и при Супрун, и при нынешнем руководстве, – все это привело только к ухудшению состояния медицины. Всем людям стало труднее, все стали лечиться в худших условиях. Есть много хороших врачей, которые могли бы управлять медициной и действительно что-то сделать. Однако, как мне кажется, все дело в том, что агенты международных фармацевтических корпораций имеют здесь своих людей, которые, по сути, управляют всеми этими процессами. Никто из них не думает о простом украинце, жизнь которого нужно сберечь. Им нужно, чтобы они как можно быстрее вымерли, этот балласт, потому что зачем на него тратить деньги из бюджета. А зарабатывать нужно на тех, кого можно кормить своими таблетками, зарабатывая на этом большие деньги. Украина и в этом тоже, как площадка для экспериментов.

- Что-то подобное говорил экс-посол Канады.

- Меня поразило его публичное выступление, потому что не так часто западные государственные деятели и чиновники такого уровня так откровенно и правдиво говорят об Украине. Это было одно из главных событий прошедшего года. А мы должны из всего этого сделать выводы, мы должны понимать, что мы можем защитить себя только сами, что мы никому в мире не нужны. Никакая Европа о нас не беспокоится. Все думают только о том, как получить прибыль, как нас использовать и как на нас обогатиться. Мы должны избавиться от этих детских иллюзий, быть прагматичными и даже циничными, если речь идет о бизнесе, делах, отношениях с другими странами. И мы должны быть очень сердечными и любящими, если речь идет о нашем ближнем.

- Но когда возникает какой -то конфликт, например, на уровне "президент Конституционный суд", то собираются послы Большой семерки и рассказывают нашим чиновникам о том, как им управлять страной, что им делать и чего не делать. Где субъектность Украины?

- Рассказывают тем, кто хочет слушать. Была и другая власть в Украине. И никогда западные послы не имели такого влияния на то, что делается в Украине. Это Порошенко после революции ввел такую ​​традицию, такую ​​норму, я бы сказала, когда за каждым чихом бегали по посольствам и спрашивали разрешения. Я помню, как во время революции я встретила в посольстве человека, который пришел согласовывать какое-то решение... То есть, наши нынешние и вчерашние лидеры сами просили: "Научите, подскажите". Если мы этого не захотим, нами никто не сможет управлять.

- Но как в народе говорят: "Разве хочешь должен". Потому что МВФ выкручивает руки и говорит, что дадим кредит, только если выполните вот такой перечень условий.

- Если не дадите кредит, деньги есть в других банках. Есть Китай, есть Россия. Надо показывать им, что есть альтернатива, не МВФ единым жива Украина. В конце концов, эти ужасные проценты и те условия, под которые они дают кредиты, чтобы потом забрать у нас все. Может, стоит этому что-то другое противопоставить, найти альтернативу.

- Почему никто из западных партнеров не выразил свое возмущение после акции у дома главы Кон-ституционного суда? Инсталляция с виселицей, скандирование угроз такое вообще можно представить в какой-либо европейской столице?

- А чего мы ждем реакции каких-то западных партнеров?

- Потому что привыкли оглядываться на них.

- А зачем нам привыкать оглядываться? Мы должны давать этому оценку. Это наш президент должен обратиться к людям и сказать об этом. Так же, когда избили журналистку одного из телеканалов, а президент молчал. А сейчас в ВР идет подготовка закона, который предусматривает ограничение прав журналистов, внедрение, по сути, новой цензуры. И то, что под обращением к президенту, ВР, правительству подписались уже очень много авторитетных журналистов, – как горохом об стену. На это никто не обращает внимания. Но в Украине есть независимые журналисты. Когда Вячеслав Черновол впервые давал мне интервью, я спросила у него: "Верите ли вы в независимую прессу"? И он ответил: "Я не верю в независимую прессу, но я верю в независимых журналистов". И в Украине есть в кого верить. У нас есть много профессиональных, глубоких, независимых журналистов. И от их мнения, их жизненной позиции, их убеждений многое будет зависеть и в следующем году.

- Следует поднять тему "Большого строительства", как вы его воспринимаете на личном уровне. Как личное оскорбление? Хотя речь идет лишь о том, как у Франко: "Ти, брате, любиш Русь, як хліб і кусень сала, я ж гавкаю раз в раз, щоби вона не спала".

- Когда "5-й канал" праздновал свое 10-летие, меня туда пригласили. Я тогда работала в АП. Там был Петр Порошенко. И меня тогда спросили о том, о чем и вы сейчас. И я сказала, что нет такой власти нигде в мире, которая любит независимую прессу. Такой власти не существует, но такую ​​власть надо для себя воспитать. Когда я училась на факультете журналистики, у нас был декан, старый фронтовик. Он начинал лекцию с того, что говорил: "Журналисты – это сторожевые псы советской власти". А я была хулиганкой и в шутку спросила у него: "А журналистки?". – "Студентка, это то, о чем вы подумали". Если сторожевые псы будут защищать общество, а не власть, и если обрубят цепи, на которых их держит власть, мы можем на что-то надеяться. Был период в украинской журналистике, когда имена были уничтожены, были зрелые журналисты и набрали многих молодых, которые были управляемы, потому что у них было мало знаний и мало опыта. Но они подросли, научились, и я с огромной надеждой смотрю на плеяду украинских журналистов. Среди них есть такие ребята, которым палец в рот не клади. И если они будут постоянно лаять на власть, то они выдрессируют эту власть. И тогда мы сможем говорить о "четвертой власти" как о чем-то реальном.

- Относительно "Большого строительства" также много всевозможных соображений о том, что это ремонт, а не строительство, что доделывают то, что начали еще при Януковиче, при Азарове, при Порошенко. Хотя и в период его президентства также завершали строительство объектов инфраструктуры, которое было начато раньше. Как вы лично расцениваете "Большое строительство"? Это масштабное очковтирательство или это все же масштабная реформа?

- Я не слышала этим летом, чтобы президент открыл где-то новые большие школы, больницы, университеты. Это важно показывать, чтобы люди знали, что происходит в Украине. У нас же показывают, как президент где-то в море купается, ест шаурму. Думаю, что открытие школы – это немного более важно, чем шаурма. Знаю, что строят дороги, и говорят, что их быстро надо строить, пока во власти, потому что на дорогах, говорят, власти легче всего зарабатывать. Но я бы хотела, чтобы что-то строили, чтобы в культуре произошли какие-то сдвиги. Мы до сих пор используем то, что построено при советской власти, или то, что построил Борис Колесников во время проведения Евро-2012. Тогда были построены аэропорты, дороги, стадионы. Как тогда объединились украинцы? Тогда был такой момент в жизни государства, когда не было разделения на восточных и западных. Это были колоссальные сдвиги в жизни государства и общества и колоссальный скачок вверх. К сожалению, революция это все позже разрушила.

- Все равно есть что приятного вспомнить в 2020 году, какие надежды возложить на 2021-й. Вы на что возлагаете надежды?

- На Господа, на наших мудрых людей и на любовь. На любовь, которая должна в нас прорасти и передаться другим. Нет большей силы, чем Бог, вера, любовь.

- Я вас, госпожа Анна, благодарю за эту встречу, за эту беседу и желаю вам веселых праздников.

- С Новым годом и с Рождеством Христовым!

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>