banner banner banner banner

Правоохранительные органы в нашей стране – это политическая и бизнес-полиция

Народный депутат от БПП Виктор Чумак рассказал о планах во главе Агентства по предотвращению коррупции, о конфликте во фракции БПП, а также почему заполнять декларацию в 2016 году будет сложно

Правоохранительные органы в нашей стране – это политическая и бизнес-полиция
"112 Украина"

Наташа Влащенко

Журналист

Народный депутат от БПП Виктор Чумак рассказал о планах во главе Агентства по предотвращению коррупции, о конфликте во фракции БПП, а также почему заполнять декларацию в 2016 году будет сложно

Влащенко: Сегодня события недели мы обсуждаем с народным депутатом Украины Виктором Чумаком.

Здравствуйте, Виктор Васильевич. Ваша кандидатура была утверждена комиссией по отбору в Нацагентство по предупреждению коррупции. Чем будет заниматься Нацагентство?

Чумак: Национальное агентство предотвращения коррупции - это превентивный орган. Это орган не правоохранительного характера, который будет возбуждать уголовные дела, проводить следствие, и так далее. Одна из главных задач этого органа - выработка государственной политики в сфере антикоррупционной деятельности. Это сотрудничество со специалистами, которые будут писать антикоррупционные законы, и обсуждение этих законов для того, чтобы они имели реальное действие; это - антикоррупционные программы в деятельности министерств, ведомств, государственных предприятий. Второе направление - это контроль над стилем жизни чиновников. Это не просто проверка деклараций, а именно, контроль над стилем жизни. У нас декларации и сегодня проверяют - а толку никакого нет. Есть такое понятие, как логический и арифметический контроль деклараций. То есть, если человек за последние 3-4 года заработал 2 млн гривен и купил автомобиль за 200 тыс. евро, то может арифметически это и нормально, общими цифрами, но логично никак не совпадает. Поэтому надо спросить объяснения, откуда деньги были на этот автомобиль. Следующее - это контроль за конфликтом интересов всех государственных служащих. Конфликт интересов - это родственники в подчинении, личные интересы, которые возникают в деятельности по бизнес-интересам тех или иных лиц, занимающих политические или служебные должности. И последнее - это контроль над финансированием политических партий. Не в период избирательных кампаний - а постоянный, ежедневный аудит партийных финансов. Политических партий у нас пока нет - это политико-административные проекты, но надо сделать, чтобы были партии, и один из таких шагов - это сделать прозрачное финансирование.

Новости по теме

- Когда заработает ваше агентство? Когда проголосуют за всех, сколько вам понадобится времени для того, чтобы запуститься?

- 10 месяцев по графику, который на сегодняшний день есть - это сделать все необходимые процедуры для того, чтобы работало агентство в центре и начать развитие агентства на местах. Но, это не значит 10 месяцев ничего не делать. Например, электронный контроль за декларациями и новая система декларирования объявляется именно этим агентством, и она должна быть объявлена ​​до конца этого года. Если агентство не сделает это в это время, то тогда остается старая система декларирования на следующий год. А она нас совершенно не устраивает, потому что она не дает реальной картины. Поэтому параллельно с тем, как будут идти процессы организационные, должны пройти и процессы по существу. Люди есть, программы пишутся, люди работают.

- У всех претендентов на работу в агентстве были проблемы с декларацией. Как же вы будете контролировать чужие декларации, если вы свои не сумели заполнить?

- Да, у всех были неточности в декларировании. Это не то, чтобы кто-то специально уклонялся от уплаты налогов, или специально уклонялся от того, чтобы показать свое имущество. На сегодняшний день эта система не очень сложная, а вот со следующего года она будет сверхсложной. Я думаю, что у всех чиновников будут огромные проблемы заполнять электронную форму декларации. Более того, необходимо будет сделать определенные методические курсы для специалистов всех органов, в которых работают украинские чиновники, для того, чтобы провести обучение заполнять декларации. С первого раза электронную декларацию не заполнить - с раза двадцатого.

- Почему мы можем задерживать Фирташа только по запросу США, как заявил Аваков, а в рамках своих дел мы не можем его задержать?

- Как ни странно, нет наших дел по Фирташу. Это же были слова Авакова, что в Украине нет вопросов к Фирташу. МВД выходило с официальным заявлением. А я спрашиваю - куда делось дело по "РосУкрЭнерго"?

Новости по теме

- У нас, вообще, получается претензий нет ни к кому. У нас паралич правоохранительных органов?

- Да - это правда, и мы об этом и говорим. Я об этом говорю 20 лет - правоохранительные органы Украины являются специальным отрядом для давления на политических оппонентов и на бизнес-конкурентов. 20 лет они больше ничем не занимались. Они - политическая и бизнес-полиция. Участковый душит бабушек, которые стоят на лестнице, а генпрокурор душит олигархов и других бизнесменов, которые занимаются политикой. Поэтому мы поменяли систему прокуратуры, изменили систему особо важных дел, создав ГБР, пока на бумаге. Но это все должны делать люди, и есть дефицит людей, потому что люди заходят в институцию, в которой есть старые правила, старые связи, старая круговая порука. Это надо разрывать все - а это крайне трудно. Мы это все делаем – насколько это быстро получается, и как это получается - вы это видите.

- Если говорить о вашей фракции, почему "в товарищах согласья нет"?

- В украинской политике есть огромная проблема - это не политика, а продолжение бизнеса. Такая же ситуация в любой фракции - там превалирует количество людей, которые пришли в политику заниматься бизнесом. Политика просто инструмент продолжения своих бизнес-интересов. И возникает конфликт интересов. Человек может влиять на тендеры, на распределение государственных средств, на определение должностей на государственной службе. А это все дает ему возможности влиять и на свои бизнесы, которые будут работать с этими людьми, и получать дополнительные преференции. Отсюда следует огромная проблема - общество видит, что какие-то депутаты занимаются не политикой, а собственным бизнесом.

- Березенко сказал, что очень многие депутаты завязаны на олигархах и работают на них. Почему внутри фракции на него набросились и сказали, что он говорит неправду?

- Это абсолютно не секрет. Но вопрос в другом - я не знаю, кто кому платит. Если Березенко говорит, что он знает, кто кому платит, то пусть он назовет фамилии. Но если у фракции есть возможность говорить, и говорить остро друг другу в лицо, то еще не так все плохо.

Новости по теме

- Во время заседания фракции вы предъявили претензии своим коллегам по фракции, что они участвуют в коррупционных схемах. Когда мы будем готовы выносить все это в публичную сферу, и обсуждать?

- Будет это в публичной сфере. Мы решили работать следующим образом: если есть негативные факты - мы обсуждаем это на фракции. Если человек это признает и прекращает эту деятельность - хорошо. Если человек не признает, и не прекращает эту деятельность - мы выносим это в публичную сферу, мы передаем и жмем на правоохранительные органы.

- Юрий Луценко на заседании фракции сказал, что "либо депутаты соглашаются на фракцию Порошенко, либо на фракцию Коломойского". Что это значит?

- Я думаю, что Юрий Витальевич сказал это как-то эмоционально. Меня трудно отнести к человеку Коломойского.

Новости по теме

- Для чего надо было создавать еще одну группу в парламенте?

- Наша группа - это внутрифракционная группа. Мы работаем в одной фракции и нам так намного проще бороться с коррупцией. Если мы ничего не сделаем – над нами будут смеяться. Если мы будем что-то делать - нас будут "мочить". Я вижу, что есть стратегия, чтобы "мочить" людей, которые занимают активную позицию в антикоррупционном движении.

- Какие задачи вы ставите перед собой, отличные от других депутатов?

- Люди, которые являются медийными людьми, которые являются лицами партии, за которых люди голосовали на выборах, ставят себе очень простую задачу - чтобы, в принципе, в группе, в партии, в парламенте, не было скрытого или прямого лоббизма собственных интересов депутатов; чтобы народные депутаты не занимались коррупционными сделками, и их прикрывал парламент; чтобы это ставало достоянием гласности и те люди сложили мандаты и шли из парламента. Мы можем собрать все документы, поговорить на фракции. Если человек сам не хочет это делать, мы эти документы передадим и новому антикоррупционному прокурору, и НАБ, и они будут под нашим контролем это делать.

- Фактически, вы будете следить за образом жизни и деятельностью депутатов внутри парламента?

- Если общество будет узнавать из журналистских расследований, из сообщений прессы о скандалах, которые случаются с депутатами - мы будем спрашивать у этих депутатов.

- 15 человек - это уже много. Почему бы вам не выйти из фракции БПП?

- Есть внутрипарламентские процедуры принятия решений. Субъектом принятия решений является фракция. Не 15 блуждающих депутатов. Если мы выходим из фракции - мы просто теряем возможность влиять на возможность принятия решений внутри фракции. Мы внутри фракции будем знать намного больше, будем влиять на это. Мы, все эти люди, были лицами этой фракции - зачем мы должны оттуда уходить? Пусть идут те, кто занимается плохой деятельностью.

Новости по теме

- Должны ли командировки депутатов, которые не являются государственными командировками, стать публичными и прозрачными? Журналисты, общество должно иметь доступ к тому, зачем поехали депутаты за границу, за чей счет, что это за приглашающая сторона?

- Без сомнения, это должно быть абсолютно прозрачным. Тем более, что большинство этих приглашений - это приглашение от специальных государственных органов: для изучения опыта, для изучения законодательства; или приглашение от медиа или общественных организаций для участия в общественных мероприятиях: конференции, круглые столы. Депутат должен туда ездить, потому что депутат представляет страну не только внутри страны, но и за рубежом. Это не делает МИД, потому что чиновники МИД артикулируют исключительно государственную позицию, а депутат выражает свою позицию. Он может говорить гораздо больше. Со следующего года это все будет абсолютно прозрачно, потому что именно такие выплаты являются дополнительными выплатами, из которых нужно платить налоги.

- У нас много депутатов, и вы в том числе, которые прошли по мажоритарным округам. У вас, как у депутата, есть 100% моральное право иметь свою личную позицию, потому что вас делегировали избиратели. Когда человек идет по партийному списку - у него есть некие обязательства перед партией.

- Депутаты, которые идут в списках, им, действительно, гораздо сложнее выражать свою позицию путем выхода из фракции, потому что, на сегодняшний день, в Конституции записано право императивного мандата. Многие люди боятся этого, потому что императивный мандат касается тех людей, которые шли по спискам. Мажоритарщики могут выйти и никаких последствий правовых от этого не будет. Но какая польза будет от моего собственного выхода?

- Если вы уйдете работать в агентство - вы сложите мандат?

- Да.

- Между политикой и государственной службой вы выбираете государственную службу. Означает ли это, что вы считаете, что политика сегодня имеет минимум инструментария для изменений в стране?

- Сегодня в парламенте надо иметь команду, иметь единомышленников. Я ухожу из парламента именно потому, что я реализовал за три года то, что ставил себе на пять. Мы сейчас имеем очень хорошее законодательство в антикоррупционной сфере, но мы не имеем развитых институций. И я хочу пойти туда, чтобы эта институция была именно такой, как я ее задумывал на бумаге.

- Если ваша деятельность будет эффективной, вы не вернетесь больше в политику?

- А разве это не политика? Государственную службу - руководителей ведомств, агентств - формируют политики, которые сначала идут на выборы в парламент. Мы живем в парламентской республике.

- Вы сказали, что отношение во фракции к вам не изменилось после того, что произошло: все здороваются, как и раньше, а не здороваются лишь те, кто и раньше не здоровался. Причины политические или личные?

- Причины ценностные - совершенно разные ценности во взглядах.

- Есть ли у руководства страны сегодня политическая воля?

- Политическая воля есть, ее недостаточно, но очень серьезное давление со стороны гражданского общества и очень серьезное давление со стороны наших международных партнеров.

- Верите ли вы в арест Фирташа?

- Да, верю. Я думаю, что этот человек должен отвечать за свои действия.

Новости по теме

- А верите ли вы, что он вернется в Украину?

- Нет, не верю.

- Есть ли доплаты депутатам в конвертах?

- Не знаю, потому что я это не получаю. Возле меня сидят депутаты, которые тоже не получают.

- Правда ли, что смены премьер-министра не ​​будет?

- Я думаю, что нужна дискуссия.

- Считаете ли вы эффективными минские договоренности?

- Я считаю, что это были необходимые шаги, предпринятые в отдельном месте, в отдельное время, в отдельных международных обстоятельствах. Они сегодня сработали - мы имеем гораздо меньшую интенсивность военных действий. Но будут ли они работать дальше - у меня большие сомнения.

- Как давно вы встречались с президентом?

- На последней фракции.

- А правда ли, что у вас с ним напряженные отношения?

- Наверное, да, потому что моя позиция иногда бывает достаточно жесткой.

- Это тоже ценностные причины?

- Да, это мои взгляды.

- Ваш любимый вид отдыха?

- Копаться в саду.

- Три чиновника, чьи декларации, с вашей точки зрения, надо проверить на достоверность немедленно, как только заработает ваше агентство?

- Я - против любой избирательности. Я считаю, что это надо делать по отношению ко всем лицам, которые являются политическими деятелями и занимают особое положение. Вопрос не в фамилиях, а в системе.

- Спасибо большое.

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>