"Ребята похудели, зубы посыпались": Родные рассказали о здоровье и планах бойцов, освобожденных из плена

Жены и матери освобожденных из плена украинцев в эфире телеканала "112 Украина" поделились своими впечатлениями от встречи с теми, кого ждали много месяцев

"Ребята похудели, зубы посыпались": Родные рассказали о здоровье и планах бойцов, освобожденных из плена
Генштаб ЗСУ Facebook

112.ua

Редакционный блог

Жены и матери освобожденных из плена украинцев в эфире телеканала "112 Украина" поделились своими впечатлениями от встречи с теми, кого ждали много месяцев

* * *

Валентина Козловская – жена освобожденного ученого Игоря Козловского

- Расскажите, пожалуйста, сколько вы ждали вашего мужа?

Мы ждали 1 год и 11 месяцев, с января 2016 года.

- В течение этого времени была какая-то связь с вашим мужем?

Телефонная – да. Я вынуждена была уехать на следующий день, как его забрали на улице в Донецке, на ту территорию, я там была почти весь 2016-й год, носила передачи в СИЗО, встречалась с теми людьми, которые там стояли в очереди, женщинами, матерями, родных которых тоже держали в этом СИЗО. Я обошла все эти ведомства "ДНР", я писала письма, обращалась и к Захарченко, и в МГБ, и к этим следователям, адвокатам, я знаю всех этих людей, я их видела, я обошла их несколько раз. Они мне предоставляли, документы предоставляли. Я это все знаю. Я их видела, я их помню.

Новости по теме

- За что задержали вашего мужа?

Когда я спросила следователя МГБ: "За что?", он мне сказал: "Он связан с нацистами". Я говорю: "С фашистами?". Говорит: "Нет, с националистами". Я уточнила: "Со мной? Я украинка. Все мои родители украинцы седьмого, десятого колена, они все здесь похоронены, работали на этой земле, воевали. За что? Что это?". Понимаете, это все от плохого гуманитарного образования, от непонимания, от того, что люди не понимают многих вещей на уровне понятий.

- В каких условиях содержали вашего мужа, и как сейчас себя чувствует господин Игорь?

Условия были разные. Это камеры СИЗО, потом это одиночная камера СИЗО, это подвал, где держали наших козаков сначала, где содержат пожизненно заключенных. Потом колония в Горловке, потом подвал – держали в наручниках в подвале МГБ. Это разные условия, по-разному там человек себя чувствует. Где-то нет света, где-то нет тепла, где-то вообще нет элементарного. Мой муж – человек тренированный, он всю жизнь работал над собой, он держался достойно, иначе нельзя было: надо было поддерживать тех людей, которые там находились, там были его ученики, жители Донецка, молодые люди.

Новости по теме

- Каково сейчас состояние здоровья?

Мы даже о здоровье не говорили. Вроде там давление немного, но это возраст. Но есть и другие моменты, потому что после тех пыток, которые были в том подвале, есть проблема с ногами, но сейчас он на обследовании. Я думаю, ему помогут, проконсультируют, как-то мы эту ситуацию преодолеем.

- Где сейчас вы находитесь, когда планируете ехать домой и в целом какие планы Игоря на будущее?

Я уже два года в Киеве. Я вообще с 2015 года переехала сюда. Сейчас, если реабилитация затянется, должны строить какие-то планы на будущее здесь, потому что туда возвращаться нельзя пока что, пока не будет освобождена территория, пока не будут работать другие люди. Там невозможно, опасно находиться. Будем как-то здесь. На всех этих этапах нам помогали люди. Людей, которые достойно держатся, и на той территории, и здесь, значительно больше. Нам надо объединиться, потому что очень много людей – вчера ребята говорили, – очень много знакомых, преподавателей вузов, студентов там находится, и надо их вытаскивать. Мы не оставляем борьбу и будем также ходить, писать, объединяться, чтобы они были дома.

* * *

Ольга Морозова – мать освобожденного военнослужащего Александра Морозова

Мать укринского военного Александра Морозова 112.ua

- Расскажите, сколько вы его ждали и готовы ли поделиться с нами своей историей?

Для меня это очень долго, 2 года и 11 месяцев. Встреча была... я вам не могу передать. Это такое счастье, что он жив и здоров. Слава богу, мы обследуемся и все будет хорошо, он снова вернется в наше украинское русло и будет жить очень счастливо.

- Как сейчас чувствует себя ваш сын?

Хорошо. У него только контузия немножко. Говорил, что в последнее время голова не болит. Его обследуют, нам все скажут. У него нет ни ранений, ничего, только то, что его били, надо обследоваться. У всех ребят высыпались зубы.

Новости по теме

- Что Александр уже успел вам рассказать о своем пребывании в плену? Вас это шокировало?

Как его взяли в плен, как его в гараже держали, раз в день горстку супа приносили или вовсе не приходили по пять дней. Потом били очень. Боялся, чтобы не сорваться, потому что все спрашивали, любит ли Украину.

- Где сейчас вы находитесь и когда планируете ехать домой?

Сын находится в военном госпитале, а мы, матери, женщины, находимся в отеле СБУ. Сейчас ребята проходят обследование, мы к ним хотим поехать. Обследование не один день – два-три дня, сказали. А потом, если все ок, заберем домой. Кто домой, кто из ребят останется, потому что есть раненые.

- Думали ли о том, что будет дальше, когда Александр вернется домой?

На праздники мы будем вместе. Им дали приписки, что 9 января им надо быть в части. Они со своей невестой не расписаны, свадьба у нас должна быть.

* * *

Наталья Бессараб – жена освобожденного лейтенанта ВСУ Андрея Бессараба

- Мы видели плакат, где вы подсчитывали дни, сколько ваш муж находится в плену. Сколько в целом вы ждали своего мужа?

Вчера на момент освобождения мой муж находился в плену 19 месяцев и 5 дней, и, слава богу, вчера долгожданный день свободы настал.

- За это время где находился ваш муж? Как он чувствует себя сейчас? Что уже успел рассказать?

Находился он, как и все военнопленные, в Макеевке, Донецкая область. Их удерживали в колонии строгого режима, 97-й колонии. Как себя чувствует? Было очень мало времени, когда мы встретились, была возможность по дороге в госпиталь немножко пообщаться. По всем парням видно, что они еще не совсем понимают, что происходит, и лично мой муж сказал, что у него немного кружится голова, он не может понять, как это, когда небо без клетки. Видно, что они не совсем осознают, что они на свободе.

- Как обращались с ним в плену?

Мало было времени пообщаться, поэтому я не могу сейчас предоставить такую информацию, как с ними обращались. Я думаю, что сегодня-завтра буду его видеть, и он сможет больше рассказать о том, в каких условиях их содержали и как к ним относились.

- Каково состояние здоровья вашего мужа?

Очень слаб, руки слабые, похудел. Я обратила внимание, что походка у него немного странная. Я думаю, это из-за того, что они находились в замкнутом пространстве долгое время, это какой-то психологический момент.

- Где вы сейчас находитесь и когда планируете ехать домой?

Я еще нахожусь в Киеве. Пока буду с мужем. Сегодня их должны обследовать и вообще пообещали, что оперативно их обследуют, сделают все анализы. Кому нужна будет медицинская помощь – ее окажут. Я надеюсь, что все будет нормально. К Новому году мы будем дома, потому что дома папу ждут дети к Новому году.

- Какие в целом планы на будущее? Кое-кто из военных уже получил сообщение о том, что нужно явиться в военную часть уже 9 января. Ваш муж что планирует делать дальше – служить, сменить профессию?

Я думаю, муж сам будет принимать решение, что он будет дальше делать. Будет ли он служить, я не могу вам сейчас сказать, потому что вчера мы об этом не говорили.

* * *

Наталья Лазаренко – жена освобожденного бойца батальона "Кривбасс" Александра Лазаренко

Наталья Лазаренко, жена освобожденного из плена Александра Лазаренко 112.ua

- Наталья, уже известно, что ваш муж на свободе. Расскажите о первых минутах вашей встречи.

Мы все очень счастливы и рады. Но было такое впечатление, что это не с нами происходит, очень тяжело было поверить, даже до сих пор. Все это надо осознать. Но мы очень счастливы.

- Как долго ваш муж находился в плену и почему он туда попал?

Он находился в плену почти три года. Попал под Дебальцево – в Логвино, когда ехали по заданию в Артемовск. Они наткнулись на засаду.

- В течение этих лет, когда муж был в плену, имели ли вы возможность пообщаться: по телефону, письмами?

Первые три месяца связи с ним вообще не было. Не знали где он и жив ли. Потом была телефонная связь, звонили с разной периодичностью. Последние полтора года связь была только с помощью писем.

- Вчера, когда вы его увидели, он изменился?

Внешне изменился, похудел, немного истощен, но внутренне нет, такой и остался.

- О чем муж успел рассказать вчера?

К сожалению, нам не удалось много пообщаться – только в Борисполе и по дороге в госпиталь. Он больше расспрашивал, как у нас дела, что нового дома. Рассказывал о последнем дне своем в плену, как они мечтали попасть скорее домой.

- А где вы сейчас находитесь и где ваш муж?

Он в госпитале, а мы находимся в отеле.

- Когда ваша следующая встреча?

Он позвонит после обследования. Сюрпризы уже будут дома.

- Он успеет вернуться до праздников?

Мы надеемся, что удастся, но мы ждем еще результатов обследования.

- Кто еще ждет его дома?

Ждет мама, папа, брат, мои родные, бабушка, все друзья. Было много звонков с поздравлениями, все хотят его увидеть.

- Какие планы на будущее?

Чтобы он отдохнул, вернулся к нормальной жизни. Мы еще не говорили об этом. Хотим поддержать семьи парней, которые еще не вернулись. Мы уже стали как семья, поэтому будем им помогать.

* * *

Наталья Герасименко – жена освобожденного военнослужащего Николая Герасименко

Жена освобожденного украинца Николая Герасименко Наталья Герасименко 112.ua

- Готовы ли вы поделиться своей историей, как долго ваш муж находился в плену и за что туда попал?

Мужчина был в плену почти три года, попал в плен под Дебальцево – в Логвино, ехал по боевому заданию командира, их четверо попало в плен. Двое уже на свободе, а двоих освободили вчера, моего мужа и Сашу Лазаренко. Очень счастливы, рады, эмоции переполняют.

- Вы помните тот момент, когда узнали о том, что ваш муж в плену, и имели ли возможность с ним общаться хотя бы по телефону в течение этих лет?

Нет, не было общения первые три месяца, потому что он попал к казакам. А потом, когда его перевели в так называемое бывшее здание СБУ, с ним была связь, общались до Макеевской колонии. После перевода в Макеевскую колонию связь также оборвалась. Кроме писем, у нас ничего не было. Вчера был первый раз, когда я его увидела за три года.

- Как изменился за это время ваш муж?

Изменился: очень похудел, морально также изменился. Я думаю, что нужен специалист, чтобы работал с ним. Я очень счастлива.

- Как чувствует себя ваш муж сейчас?

Говорит, что все хорошо, хочет домой, конечно, как все ребята после плена. Тем более, у нас уже много есть таких людей, которые выходили из плена и говорили, что все хорошо, а потом через некоторое время появлялись проблемы. Мы уже это предвидим, хотим, чтобы они пролечились, и потом будем дальше что-то делать.

- Как долго вам удалось пообщаться, и что за это время муж успел рассказать?

Общались мало, буквально полчаса, может 40 минут, потому что они сейчас в госпитале. Больше он говорил о ребятах, которые остались там, с которыми он сидел почти три года, – о Гондаре, Пантюшенко и Куренькове. Ребята там остались, и надо за них бороться, надо их забирать, им морально тяжело там: забрали всех, с кем они сидели, а они остались. Очень поддерживаем жен бойцов, которые остались: Катю, Юлю, Люду Гондар, сестру, Вику Пантюшенко. Все обязательно будет, будет и у них радость.

- Ваш муж говорил вам о том, чего больше всего ему не хватало, по чему больше всего скучал?

Конечно, по общению со своей семьей, это все так скучали. Больше всего не хватало общения с семьей.

- Что позволяло держаться морально, что поддерживало?

Их поддерживало то, что они знали, что их ждут дома, что их ждет страна, которая за них борется. Это их очень поддерживало. Они знают, что их никто там не заменит, это однозначно. Если государство забудет, то мы напомним.

- Кого он уже успел увидеть кроме вас и кого хочет увидеть в ближайшее время?

Хочет увидеть детей, потому что дети не приехали. Была мама, я, приехала тетя. Больше всего хочет увидеть детей, своих собратьев, которые, я думаю, в ближайшее время встретят его в Кривом Роге.

- Что писал в письмах?

В письмах писал о бытовых проблемах, что надо передать, какую пищу.

- По поводу детей: как вы им объясняли, где их папа находился все это время?

Говорили, что в плену, потому что дети писали ему письма, он писал им. Они все понимали. Это большой срок, нереально было не говорить, где он.

- Возможно, уже спланировали, как будете встречать папу?

Нам надо просто определиться с датой, что будет в госпитале, с анализами, что будут говорить в больнице. Если в больнице скажут, что можно ехать, тогда будем знать больше.

- Ваш муж что планирует?

Будущее мы еще не обсуждали. Сейчас самая большая проблема – здоровье мужа. Видно, что там проблема с зубами, надо работать со стоматологами, и вообще я думаю, что проблемы будут.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров