Я и дальше буду работать в зоне АТО

Журналист "112 Украина" Роман Гнатюк с двумя своими коллегами пропал в зоне АТО во время выполнения редакционного задания 1 августа. Через шесть дней он вышел на связь из поселка Шульговка под Днепродзержинском. Роман Гнатюк рассказал, что был похищен на блокпосте в Амвросиевке, у него забрали документы и профессиональную технику, затем удерживали в камере связанным и допрашивали, после чего просто отпустили без объяснений – вышвырнули из машины в поле, раздев догола, и выстрелив вслед дважды

Я и дальше буду работать в зоне АТО
112.ua

Журналист "112 Украина" Роман Гнатюк с двумя своими коллегами пропал в зоне АТО во время выполнения редакционного задания 1 августа. Через шесть дней он вышел на связь из поселка Шульговка под Днепродзержинском. Роман Гнатюк рассказал, что был похищен на блокпосте в Амвросиевке, у него забрали документы и профессиональную технику, затем удерживали в камере связанным и допрашивали, после чего просто отпустили без объяснений – вышвырнули из машины в поле, раздев догола, и выстрелив вслед дважды

Роман, я знаю, что Вы по специальности журналист, но у Вас еще есть интересный такой диплом: Вы окончили Академию экстремальной журналистики. Эти неприятные события, которые последние несколько дней с Вами происходили, это и есть экстремальная журналистика, как Вы ее себе представляли, или это нечто другое?

 - Это одновременно и то, что я себе представлял, и не то. К таким событиям подготовиться невозможно, на самом деле. Я ожидал, что нечто подобное может произойти, но пережить это на собственном опыте – это совсем другое.

 - Я заметил, что когда Вы впервые вчера включались в эфир и вышли на связь, то были довольно бодры. А вечером, когда Вы снова вышли на телефонную связь с нами, Вы уже были значительно печальнее. Это связано с тем, что Вы долгое время общались со службистами, проходили ряд опросов? Или это связано с тем, что Вам запретили уже что-то говорить?

Нет, просто когда ты только освободился и целый день после ожидаешь, пишешь протоколы и отвечаешь на вопросы, - это не совсем то, чего хочется сразу после освобождения. Это изматывает.

- Сейчас у Вас все ОК?

- Немножко отдохнул.

Новости по теме

- Воспроизведите хотя бы по часам, как это все было? Ты был в России и выполнял редакционное задание, включался к нам в эфир, снимал лагерь для беженцев. Затем было следующее редакционное задание - снять место падения "Боинга". Российско-украинскую границу ты прошел без проблем?

- Совсем без проблем.

- Когда и в какой точке это было?  

- Это было около 8 часов вечера.

 - В какой день?

- 1 августа около 8 часов вечера мы пересекли границу на машине. Это был темный Ford, такси. Сначала с российской стороны - это "Матвеев Курган", с украинской стороны - КПП "Успенка". И поехали дальше.

- Куда?

- В сторону Донецка по трассе. На первом КПП "Амвросиевка" (она находится в 10 мин от КПП "Успенка") нас остановили. Это был блокпост украинской армии.

- Там конкретно армия стояла, Вы не знаете? Просто стояли вооруженные люди какие-то?

- Нас остановили, где-то в 20:30-20:40, примерно так. Начали проверять вещи. Стандартная процедура. Нашли бронежилеты в сумках и решили провести более детальную проверку.

- Те люди, которые Вас остановили, они представились?

- "Здравствуйте. Вооруженные Силы Украины". Кажется, все правильно помню. Далее решили проверить. Мы сказали, что мы журналисты, это наши бронежилеты, они нам нужны для работы. Нас спросили, почему у нас нет сопровождения. Мы не могли ответить на этот вопрос, потому что мы передвигались из пункта "А" в пункт "Б", и никаких проблем не должно было возникнуть.

  - А какое сопровождение имелось в виду?

- Понятия не имею. Нам не объяснили. Просто несколько раз спрашивали, почему мы без сопровождения. После этого нам не дали ни позвонить, ничего. Начали проверять нашу технику и личные вещи. Сразу на месте.

Новости по теме

Нашли интервью. Я работаю больше месяца в Донецке, и я записываю все официальные пресс-конференции, которые там проходят. Нашли интервью со Стрелковым-Гиркиным. Не интервью это, а пресс-конференция. Кроме нас, на ней были и представители американской прессы, английской, японской, китайской, "Рейтерса" и все остальные, кто находился там в то время. Были приглашены все. Нашли интервью и решили задержать для более детального осмотра и для того, чтобы узнать, кто мы и что мы. Нам так объяснили. Водителя такси отпустили.

- Хочу одно уточнение.  Андрей Михейченко, пресс-офицер батальона "Кривбасс", на Facebook-странице  пишет, что: "В ходе досмотра у них (журналистов) были обнаружены записи интервью Игоря Стрелкова-Гиркина, а также своеобразный "темник" с указаниями приоритетных заданный для съемки. Например: "Пьянство в украинской армии", "Разрушение жилых домов украинскими войсками" и т. п.

  - Это неправда. Ни одного такого или подобного "темника" у нас не было и не могло быть.

  - У Вас не было редакционного задания, распечатанного, с этими словами?

  - Нет. Я все время работаю в телефонном режиме или на мейле. Поэтому редакционного задания, распечатанного или даже написанного от руки, у меня просто не могло быть. Спросили, заплатили ли мы таксисту. Мы сказали, что да. Его отпустили. Нас и наши вещи выгрузили из машины, завели к блокпосту. "Осторожно через дорожку, - сказали. - Заминировано". Переговаривались между собой, убрали растяжки или нет. Провели в лесок, где они базируются, и посадили к деревьям. Сказали ногами обхватить дерево, сесть и привязали руки за дерево. До 20 мин мы провели так. Спустя время пришел, я так понимаю, командир. Спросил, кто дал приказ нас привязать. Сказал  - развязать. И мы прошли за стол, где нас напоили чаем, дали поесть. Некоторое время с нами пообщались. Посмотрели, спросили, откуда интервью, как интервью. Мы спокойно сказали, потому что нас спросили, что с таким интервью делать. Нужна аккредитация "ДНР". Мы сказали, что, конечно, она у нас есть. Предъявили без проблем. Далее мы просто общались о разных вещах. Они не представлялись. В разговоре мы несколько раз спрашивали: "Кто вы? Что вы?". Первый раз проскочило слово "Кривбасс", насколько я помню. Далее нас уложили спать.

Новости по теме

- ВАмвросиевкенаблокпосте?

- Да. Заночевали мы там. Нам дали спальные мешки, нормально постелили, чтобы не на земле. Принесли деревянные паллеты. Мы проснулись 2 августа на блокпосте в Амвросиевке. Нам сказали ждать, за нами приедут, разберутся.

- Кто должен приехать, не уточнили?

- Не уточнили. Кажется, сказали из штаба. Нас вывели за расположения части на блокпост. Мы сидели у бетонных блоков. Сидели очень долго утром и до обеда. Нам давали поесть, водички. Было несколько мелких инцидентов с переговорами. Одного из бойцов спрашивали, откуда ты сам, и он сказал, что из 79-й части командирован сюда. Он один. После чего, когда солнце поднялось высоко, за нами все еще никто не приехал. Стало жарко, нас завели в тенек и потом к нам подошли трое людей. Они бросили нам на землю три комплекта камуфляжной формы (один из этих людей снимал на видео) и сказали одевать. Мы отказались. Они спросили, почему? Мы что, не хотим защищать Родину? Мы попросили связаться с редакцией, нам такой возможности не дали. Далее двое из них ушло, забрали камуфляжную форму. Один из них остался, сначала достал гранату из кармана, повертел в руках и спросил, знаем ли мы, что это такое. Далее достал из одного из редакционных бронежилетов бронеплиту, повертел в руках, примерил на свой бронежилет. Мы обиделись, попросили вызвать командующего. Вызвали командующего, он к нам подошел, спросил. Мы ему рассказали об этой ситуации. Он извинился, сказал, что это контуженый боец, попросил не воспринимать его всерьез.

  - Командующий представился?

  - Нет, он себя не назвал. Но на нем был белый крестик с шариками и шеврон ВСУ. Он в возрасте, ему на вид около 50 лет. Из разговоров с бойцами нам сказали, что, скорее всего, задержал "Петрович". Прозвучал еще такой позывной. Далее нас отвели и сказали, что за нами приехали. Мы проверили все наши вещи. Сергей Бойко написал расписку, что все вещи находятся в порядке и в полном объеме, чтобы они все были в норме. К нам подошел человек в песчаном камуфляже с шевроном ВСУ, на вид лет 35-40, лысый, с открытым лицом. Нас отвели к машине, это был песчаный УАЗик, там сидело двое бойцов. Один водитель, в песчаном камуфляже, один пулеметчик, также в песчаном камуфляже. Оба они были в масках. Над УАЗиком был большой флаг Украины.

- В котором часу это было?

  - Это 2 августа, после обеда. Мы сели в машину, начали ехать. Ехали около часа. Проезжали точно указатель на Донецк, Харцызск. Это я запомнил. По дороге мы спросили еще раз, кого вы представляете, и нам четко представились: 40-й батальон территориальной обороны "Кривбасс". Когда мы подъезжали, нам сказали завязать друг другу глаза. Личными нашими вещами. Мы без проблем это взяли и сделали. Мы доехали до штаба, а дальше местные начали издеваться, шутить, задавать неудобные вопросы.

  - В штаб какой?

  - Мы не знаем.

  - Ехали вы туда час?

  - Да, примерно час. Говорили, что мы не граждане Украины, у нас поддельные документы, нас выбросили из машины, положили лицом на землю, начали допрашивать по одному. Результаты допроса их не устраивали, по одному допрашивали и забирали. Меня забрали последнего, но слава Богу, посадили в машину. Потом я узнал, что это была "Хонда". Далее они начали перекликаться между собой, сказали, какая стрельба на Старобешевской заправке, надо ехать туда, разбираться. Минут 5 постояли. Разбирались, кто куда едет, поехали к этой заправке, стали там, подождали и поехали дальше. По дороге, 2-3 раза менялись экипажи в машине, водители. На второй раз меня пересадили назад, а в машину посадили еще одного человека, незнакомого нам. Я ехал в машине с этим человеком. Мы ехали некоторое время. Как мы считаем, это была область Мариуполя, штаб АТО Мариупольский. Точно не знаем, потому что все это время у нас были завязаны глаза и связаны руки. Последний, кто нас вез, спросил: "Знаете ли вы, кто вас везет?". Мы сказали, что нет. Они представились. Сказали, что они из "Днепра-1". Насколько это точно, мы не знаем. Мы доехали, нас высадили. Некоторое время мы полежали на асфальте.

Время шло к вечеру. Отмечали день десантника, я так понимаю. Нас посадили в машины, это был уже вечер, где-то девять. Мы поехали дальше. Мы не знали, куда нас везут. Я ехал вместе с Сергеем Билоусом. Везли нас долго. Далее к нам в машину подсадили Сергея Бойко, и мы ехали все вместе. Общались, разговаривали по дороге.

- Куда вы доехали?

- Дальше мы заснули. Ориентировочно, это было 2 часа ночи. Куда мы приехали, мы не знаем, но ребята говорили, что близко к дому. Мы считаем, что это Днепропетровская область. Из их разговоров мы сделали такой вывод. Это вечер 2 августа, ночь. Все это время мы были в дороге, в машине.

- А почему только вчера вышли на связь?

- Далее нас удерживали.

- Вы ехали из Ростова?

- Сначала - да.

- Какое у вас там было редакционное задание?

- В Ростове редакционное задание было - лагерь беженцев. Далее мы ехали, возвращались в Донецк, чтобы поехать на место падения "Боинга", отснять работу международных экспертов.

- Вы были первым, кто добрался до места падения "Боинга"?

- Один из первых, кто добрался. Из украинских - первый.

- Это благодаря тому, что у Вас была эта аккредитация в "ДНР"?

- Да. Без нее я просто туда бы не доехал.

- Еще какие-то редакционные задания у Вас были?

- На то время - нет. Только вернуться и поехать к месту падения "Боинга".

- Вы просили, чтобы связались с редакцией не только 1-2 числа. Вы знали, что вас ищут?

- Мы не знали, что нас ищут. Нам говорили, что нас ищут. 2-го утром сказали, что связались с редакцией и спросили, почему от нас открещиваются. Мы просили, чтобы позвонили при нас, чтобы мы могли это услышать. Но этого не сделали. Сказали, что связались с редактором Павлом Кужеевым, и он от нас открестился. Это говорил командир той части на блокпосту.

- Мы вас здесь искали. Мы подняли всех, кого могли.

- По этому поводу хотелось бы лично поблагодарить всех, кто принимал участие в наших поисках. Не знаю, что бы было, если бы не получило это все такой огласки.

- Вчера вас с утра выбросили из машины. У какого поселка это было?

- Шульговка.

- Это недалеко от Днепродзержинска?

- Да, именно меня выбросили неподалеку от Шульговки. В три часа ночи 3-го числа нас выбросили, забросили в камеру и - до 6-го числа. 5-го приехал особист пообщаться. Он сказал, что давно работает в конторе. Это было около полуночи 5-го числа. Кроме нас, в камере было еще 4 человека, именно они перегоняли эти машины, на которых нас везли. Это "Лексус" черный и "Хонда". Мне даже лично написали родственники этих людей затем в Facebook. Очень просили, чтобы я помог им в поисках.

- Вы обратились там в милицию?

- Выбросили в поле. Забрали последнюю одежду. Приказали ползти. Меня выбросили из машины. Я некоторое время прополз, потом прозвучало два выстрела, машина очень быстро уехала. Я сразу снял повязку, посмотрел - нахожусь в поле, голый, без ничего. Немножко привел себя в определенный вид, перевязался пояском. Из веревки сделал, чтобы прикрыть, то, что надо прикрыть. Очень долго шел. Прятался, на всякий случай, от проезжающих машин по трассе. Затем, уже когда светало, прошел к Шульговке.

- Вы к местным обращались?

- Один раз обратился, но вышел пьяный дядя и угрожал... Я прошел часть Шульговки и увидел дом. Я крикнул, есть ли кто. Выглянула женщина, я попросил ее дать телефон, позвонить матери и сказать, что я жив.

- Вы готовы после этого, что произошло, выполнять снова редакционные задания в зоне АТО?

- Конечно. Я убедился, что это именно моя работа. Очень хотелось бы поблагодарить именно телеканал. Я понимаю, что мой телеканал нервничал, все волновались очень, я им за это благодарен. И отдельно хотелось бы отметить: я хотел бы посмотреть в глаза тем, кто дал приказ вывезти нас, сымитировать расстрел, и тем, кто выполнил этот приказ.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>