Сюрпризом было, что с Порошенко можно поговорить на тему аэроразведки

ИГОРЬ Луценко - народный депутат Украины. Известный журналист, блогер. Родился в семье врачей, по образованию - экономист. Экс-редактор журналов "Компаньон", "Власть денег", "Корреспондент", интернет-издания "Украинская правда". Во время Евромайдана был заместителем коменданта, членом совета народного объединения "Майдан". Боец батальона "Азов". Основатель общественного движения "Сохрани старый Киев"

Сюрпризом было, что с Порошенко можно поговорить на тему аэроразведки
112.ua

Наташа Влащенко

Журналист

ИГОРЬ Луценко - народный депутат Украины. Известный журналист, блогер. Родился в семье врачей, по образованию - экономист. Экс-редактор журналов "Компаньон", "Власть денег", "Корреспондент", интернет-издания "Украинская правда". Во время Евромайдана был заместителем коменданта, членом совета народного объединения "Майдан". Боец батальона "Азов". Основатель общественного движения "Сохрани старый Киев"

Влащенко: Сегодня у нас в гостях Игорь Луценко.

Добрый день. Я прочитала в вашем ФБ, что вы встречались с президентом.

Луценко: Я пытался донести до президента те проблемы, которые существуют в рамках АТО - проблемы абсолютно тактического, оперативного характера. Он поблагодарил за информацию и пообещал эту информацию использовать и решить. Я был на позитиве, что президент действительно занимается аэроразведкой, сам лично, знает модели соответствующих аппаратов, сказал мне, что личные свои деньги тратит. Сюрпризом было, что можно было поговорить с ним на эту тему, потому что эта тема мне нравится. Соответственно, обсудили ситуацию и по стране, и на этом остановились.

- Какой должна быть украинская армия?

- Все завязано на главнокомандующем. Мне кажется, что Порошенко не верит в войско, как способ решить, хотя бы частично, проблемы Украины. Поэтому для него этот вопрос идет наравне с дипломатией и другими методами. Поэтому приоритет этой проблематики у него - занижен. Второе - это стиль управления Порошенко. Я знаю много профессионалов, но если специалист имеет гордость, то его отстраняют подальше от всех процессов в армии, волонтерском движении и т. д. Методами именно тех волонтеров, которые приближены к Порошенко. Возможно, даже того не желая, президент формирует вокруг себя пул ручных, лояльных, комплиментарных людей. Поэтому мощностей того же Турчинова не хватает для того, чтобы заниматься этой тематикой.

Новости по теме

- Что происходит между нашими правоохранительными органами?

- Этот конфликт заложен в нашем законодательстве - когда органы имеют абсолютно одинаковые, зеркальные полномочия: кто кого перетянет, тот и будет наверху. НАБУ начало воевать с военной прокуратурой, но военная прокуратура, по объективным показателям, гораздо сегодня эффективнее. Матиос с 15-ю следователями выдает на порядок больше результатов в плане судебных решений, в плане подозрений и т. д. В работе НАБУ слишком большой удар на публичность берется. Я вижу склонность НАБУ действовать публичными методами. Например, объявляются подозрения через интернет. На мой взгляд, это весьма сомнительно, с точки зрения закона. Повестки о вызове публикуются на сайте - а это тайна следствия. Это элемент театральности. НАБУ можно понять: они хотят показать свою легитимность в глазах общества, поэтому они нажимают на пиар, но иногда они слишком пережимают. Действительно, общаться с людьми надо, но надо показывать и профессиональную сторону дела. Я прочитал представление по Онищенко - есть огромные вопросы. С тех документов я бы не мог бы найти аргументов, что там, собственно, есть на самого Онищенко.

Новости по теме

- Это уже не первый раз, что доказательная база не формируется. Почему так происходит?

- Следователь - это самостоятельная фигура, у которого, например, есть два десятка дел. Он получает, например, 15 тыс. грн. Какой стимул ему писать эти обвинения миллиардерам? Нет четкого указания следователю, чтобы он делал, что его поддерживают. За эти два года не было, чтобы встречался хотя бы среднего звена начальник и поддержал бы своей энергетикой следователя. Система управления следователями предусматривает как раз, на сегодня, отсутствие результата. Или присутствие такого результата, как, например, по Корбану - на него было брошено "добро" президента, и он отгреб до самого конца. Таких следователей на самом деле две сотни. Они занимаются всеми делами, и к ним нет ни внимания, ни поддержки. Луценко, насколько я знаю, тоже не занимался лично этими вещами - он поднял немножко статус того департамента, но этого недостаточно, чтобы обычный маленький следователь рискнул и проработал. Есть еще фактор продажи дел. Есть "крысы" внутри, безусловно. Они не доминируют, но они сдают информацию. Кроме того, в Москве сидят люди, которые сюда чемоданами передают деньги, чтобы финансировать адвокатов, финансировать свидетелей, чтобы они молчали. Также противодействие идет профессионально на уровне ФСБ. В моем деле я также эти признаки имею. Поэтому просто команда генерального прокурора: "Следователи, работайте!" - не сработает в этой системе.

- Считаете ли вы, что президент Порошенко объединяет, на сегодняшний день, госслужбу с предпринимательской деятельностью?

- На мой взгляд, да. Он не перестал быть бизнесменом, не перестал интересоваться судьбой своих активов, и это создает, прежде всего, моральную проблему. Когда человек одновременно занимается бизнесом и войной - это не самое лучшее сочетание. Я считаю, что в любой момент президент может перестать быть бизнесменом: тогда мы все от этого выиграем. В соответствии с законодательством президент должен выполнить определенные процедуры - я считаю, что они достаточно формальные и ритуальные. Но тогда бы у нас было такое сакральное уважение к закону.

- Что делать с тем, что мы поменяли людей в правоохранительной системе на новых, а они оказались не очень профессиональные?

- На самом деле, проблема даже не в профессионализме, не в эрудированности, опыте, а в том, что эти люди деморализованы законодательными изменениями. Например, полиция до недавнего времени не имела права вести оперативно-розыскную деятельность. В 1,4-1,6 раза каждый месяц растут показатели преступности по наиболее популярным преступлениям. Но не одна Деканоидзе в этом виновата. Это системная вина - кто принимал это законодательство, кто писал все эти законы. Дискуссии не было - просто приняли вслепую. А потом обвиняют закон Савченко, придумывают какие-то отмазки, но до закона Савченко еще в ноябре все показатели дружно пошли вверх. А по закону Савченко начали выпускать только весной.

- Сейчас проходит проверка по квартире Згуладзе. Как вы воспринимаете эту историю?

- Пусть следствие разберется. Но есть несколько презрительное отношение у определенных иностранцев, занимающих здесь очень серьезную позицию, к, вообще, нашей страны. То есть можно было бы воспринимать идею с их приглашением, если бы они действительно уважали нашу страну. Но уважения такого я к себе, как к депутату, никогда не замечал, к украинскому языку никогда не замечал. Соответственно, заканчивается теми вещами, что надо урвать все, что можно, и уехать.

- Люди, входящие в группу "Еврооптимисты", куда и вы входите, объявили о создании новой партии. Будете ли вы принимать в этом какое-то участие?

- Это несколько членов межфракционного объединения заявили о том, что идут в какую-то партию. Поскольку они являются чрезвычайно яркими медийными фигурами, то их, автоматически, ассоциируют с "еврооптимистами", и говорят, что это еврооптимистическая партия. На сегодня наиболее еврооптимистической партией является БПП, поскольку там больше, количественно, находится членов "Еврооптимистов". Хорошо, что они там имеют свою политическую жизнь: пусть занимаются ею. Залищук ошибочно вспомнила членов моей фракции - Шкрум и Рябчина, - оказывается, что они ни сном, ни духом об этом не знают, и не собираются покидать нашу политическую силу и идти в другую.

Новости по теме

- Вы два года "прожили" во фракции "Батькивщина". Насколько вам там комфортно?

- Окончательно комфортно я себя почувствовал, когда мы, наконец, объявили о своем нормальном переходе в оппозицию. Теперь мне гораздо надо меньше объяснять, что мы там делаем в якобы формальной коалиции с властью. Можно обратиться, к сожалению, к обычному режиму работы активиста - потому что, будучи в оппозиции, ты, как депутат, мало что можешь сделать. Переход, собственно, к тем позициям, которые были при Януковиче. Тот момент стал моментом полного комфорта с "Батькивщиной". До того, как нам нужно было в чем-то идти на компромиссы с властью, я занимал какую-то отдельную позицию, и мне было от этого не очень хорошо, что фракция думает так, а я думаю по-другому. Но сейчас уже такого нет.

- Почему Сытник не вывел из общественного совета НАБУ Шерембея и Шабунина?

- Нет правосознания и уважения к закону. Так же мои коллеги депутаты ходят в суд доказывать, что они имеют право заставить Сытника зарегистрировать уголовное производство. Это старый стиль работы прокуроров. Сытник с прокурорской среды и манипулировать законом - это в их культуре. Как только Сытник начнет делать правильно, по закону, я буду его славить.

- Почему дело Вербицкого, уже два года прошло, фактически, не доведено до конца.

- Я сейчас это выясняю. Наверное, уже нужно ставать в жесткую позицию, и все-таки добиваться ответственности следователей, которые это тормозили. Все разумные сроки уже прошли. Это для меня личная трагедия, даже те люди, которых я считал в прокуратуре адекватными и профессиональными, оказались неспособными это сделать.

- Почему многие молодые лица в ВР оказались конформистами? Почему они так ловко пристроились в эту систему?

- Я думаю, что это проблема выборки этих людей. Система абсолютно не дурная. Порошенко, другие лидеры, прекрасно понимают, кто чего стоит. И они будут брать тех людей, которые иногда, якобы, выглядят ярко, а они являются управляемыми, предсказуемыми.

- А может, причина - грантовый либерализм, который породил целое поколение синекурщиков?

- Грантовых либералов и отбирают, как удобных, контролируемых, прогнозируемых людей. Те люди, которые являются антиконформистамы - они от грантов далеко, от конвенциональной политики также далеко - они, скорее, бегают в образе радикалов. Хотя, возможно, они знают гораздо больше и понимают гораздо больше, чем это, так называемое, поколение либералов. В чем-то Парасюк похож на таких людей - антиконформистов. Конечно, ему не хватает многого, но, по своему духу таких надо гораздо больше. С профильными образованиями юриста, экономиста, чтобы они все эти направления закрыли, и тогда был бы какой-то эффект.

- Ваш вопрос?

- Стоит ли парламент того, чтобы в нем находиться? Не будет ли это определенным кармическим ударом любому человеку?

- Дело не в кармическом ударе. Если бы у современного депутата был инструментарий для того, чтобы менять страну - я была бы готова отдать пять лет жизни. Это же тяжелый физический труд - сидеть там каждый день с утра до вечера. Но если за тебя там все решают дяди, негласные лидеры фракций, то зачем тратить на это годы своей жизни?

Спасибо, Игорь.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>