banner banner banner banner

У Министерства экономики недостаточно полномочий для внедрения электронного управления, поэтому я ушла оттуда

Всего год назад мало кто в уанете слышал о Янике Мерило. За короткий срок эстонка успела стать одной из самых обсуждаемых и влиятельных персон на украинском IT-рынке. Она приложила руку к запуску образовательного фонда BrainBasket, сообщества бизнес-ангелов UAngel, венчурной ассоциации UVCA и центра развития электронного правительства ICT Competence Center. Наконец, в начале 2015 года она стала советником министра экономразвития Айвараса Абромавичуса и попала в скандальные светские хроники с одной из своих архивных фотосессий. В интервью AIN.UA Яника рассказала о том, откуда она взялась на украинском рынке, как успевает участвовать в стольких инициативах, когда украинцы смогут получать электронные услуги и почему она — больше не советник министра

У Министерства экономики недостаточно полномочий для внедрения электронного управления, поэтому я ушла оттуда
Фото из открытых источников

Сергей Лещенко

журналист и политик

Всего год назад мало кто в уанете слышал о Янике Мерило. За короткий срок эстонка успела стать одной из самых обсуждаемых и влиятельных персон на украинском IT-рынке. Она приложила руку к запуску образовательного фонда BrainBasket, сообщества бизнес-ангелов UAngel, венчурной ассоциации UVCA и центра развития электронного правительства ICT Competence Center. Наконец, в начале 2015 года она стала советником министра экономразвития Айвараса Абромавичуса и попала в скандальные светские хроники с одной из своих архивных фотосессий. В интервью AIN.UA Яника рассказала о том, откуда она взялась на украинском рынке, как успевает участвовать в стольких инициативах, когда украинцы смогут получать электронные услуги и почему она — больше не советник министра

Интервью Яники Мерило порталу AIN.UA:

"Мой отец — украинец, и я часто проводила здесь лето", — говорит Яника. Насовсем она переехала сюда в 2007 году. Эстонский фонд US Invest, в котором она работала, инвестировал в прибалтийские, российские и украинские проекты — сферу услуг, сельское хозяйство, недвижимость, энергетику.

У US Invest не было активов в IT-секторе?

Нет. Был WiMAX-оператор, но в 2007 или 2008 году, после моего прихода в фонд, я убедила коллег, что инвестировать в эту технологию нет смысла. И мы продали этот актив. Я до сих пор этим горжусь: для меня было очевидно, что у WiMAX нет будущего — даже несмотря на таких сильных лоббистов, как Intel.

После 2008 года фонд в IT не инвестировал, хотя я считаю себя "айтишником" по духу. В 96-97 годах я начинала свою карьеру с того, что программировала интернет-банки, затем создавала аутсорсинговый бизнес. Идеальная, родная для меня среда — где-то посредине между инвестбанкингом и IT.

Почему вы ушли из фонда?

В октябре 2012 года у меня родился ребенок, и я ушла из US Invest. Ну, вернее, как ушла… Когда я уже лежала в роддоме, мне звонил босс — собственник фонда — и говорил: "Ты извини, я понимаю, что у тебя там более важные дела, но допиши, пожалуйста, еще часть бизнес-плана"… Кстати, мы до сих пор хорошо общаемся, буквально сегодня он звонил поговорить о кое-каких инвестициях.

Новости по теме

Пока ребенок был маленький, у меня было немного времени подумать, что делать дальше. Я поняла, что меня всегда тянуло назад в IT. В это же время на украинском IT-рынке начались активные дискуссии о том, что местный аутсорсинг уже не такой и дешевый, что Украина должна развивать продакт-девелопмент, и страна будет двигаться в этом направлении. Аутсорсинг лишь создает базу для более глобальных экспортно-ориентированных инновационных технологий. Эта история оказалась для меня очень знакомой — Эстония проходила то же самое в 2000-х.

А с чего начинается такой переход?

Кто-то думает, что толчок должно давать государство, кто-то — венчурные инвесторы, кто-то — инкубаторы и акселераторы. Но есть статистика — в прошлом году в европейские стартапы было инвестировано 7,5 млрд долл. Из них только 2,5 млрд долл. инвестировали венчурные фонды, и 5 млрд долл. — бизнес-ангелы. В жизни многих молодых предпринимателей наступает очень важный этап — когда свои сбережения истрачены, деньги родных и близких тоже, а для венчурного инвестирования проект еще не созрел. Банки редко дают таким предпринимателям кредиты, а в инкубаторы и акселераторы попадает лишь небольшая часть проектов. И только от ангельских инвесторов зависит, будет стартап жить и развиваться или нет. Потому именно "ангельскую прослойку" я считаю самой важной частью продуктовой IT-экосистемы, которую пытается создать Украина. А поскольку в Эстонии это уже случилось, я лично наблюдала за этим и участвовала в процессе, то мне показалось, что я могу пригодиться в развитии украинской ангельской экосистемы.

Новости по теме

Вас кто-то пригласил отстраивать украинскую IT-экосистему или вы вызвались сами?

Уже не так и просто вспомнить… Я подозреваю Ольгу Белькову и Эвелин Бучацкий (смеется, — ред.). Они со мной говорили о создании клуба ангелов. В итоге мы создали ассоциацию UAngel. В BrainBasket я пришла по приглашению основателя Ciklum Торбена Майгаарда. А венчурная ассоциация UVCA началась с моего знакомства с партнерами AVentures Capital Женей Сысоевым и Андреем Колодюком. Думаю, мое участие позволило ускорить процессы по запуску всех трех инициатив.

Неужели хватает времени тянуть все эти проекты?

Конечно нет. Хотя мой рабочий день продолжается с 8 до 23 часов, я не могу всего успеть. Это иллюзия, что я могла бы управлять всеми процессами в этих организациях. Я придаю импульс, помогаю запустить, а операционной деятельностью занимаются люди, у которых это получается лучше.

Давайте ненадолго остановимся на каждой. UAngel?

Там я — один из основателей. Сейчас ассоциацией занимаются Наталья Березовская и Регина Махотина, и у них очень хорошо получается. Как я уже говорила, ангельская прослойка очень важна. Когда свои деньги вложены, когда потрачено то, что дали мама с папой, родственники и друзья, наступает критический момент в жизни стартапа. Где взять 30 000-50 000 долл., которые позволят создать прототип, начать работать и зарабатывать, и в итоге получить шанс на привлечение венчурных денег? Если нет ангельских инвесторов, то очень многие проекты даже не получат шанса на полноценный старт.

BrainBasket?

В BrainBasket есть проект, который я считаю своим любимым ребенком — это Coding for Futute, программа бесплатного IT-обучения для переселенцев и воинов АТО. Переучивать тех, кто уже знает .Net или Java — это не моя основная задача, и она не настолько меня вдохновляет. А вот давать людям надежду на новую жизнь, которую они могут построить с помощью IT — да, это по мне.

Новости по теме

В январе-феврале прошлого года я была в Донецкой и Луганской областях — еще не было войны, но уже был Майдан. Я ходила по школам, университетам, общалась с молодыми ребятами. Я говорила им, что IT — это будущее, что отрасль открывает большие возможности для удаленной работы, что необязательно учиться и работать в Киеве, чтобы добиться успеха. Многие из них говорили, что "программировать" им придется в шахте, а я пыталась их разубедить. Сегодня молодые люди оттуда, которые переехали после известных событий, ищут свою судьбу в Киеве и других городах. Для меня пришло время искупать карму. Я им рассказывала, что IT — это круто, что IT создает новые возможности. Теперь нужно их этому научить, тем более, что сейчас им это нужно еще больше. Это тот проект, который я ни за что не брошу.

UVCA?

Мы работаем над улучшением инвестиционного климата и привлечением новых инвесторов. Буквально каждую неделю закрывается какая-то сделка на украинском венчурном рынке. Возможно, одна из инвестиций приведет к рождению нового Skype — это изменит экосистему кардинально. Кроме того, внутри ассоциации мы разрабатываем несколько законов, которые улучшат бизнес-климат, позволят проще структурировать сделки в Украине по схеме конвертации долга в уставной капитал.

Как вы оказались на госслужбе?

В декабре 2014 года, уже после его назначения Айвараса на должность министра, мы передали меморандум правительству от лица венчурной ассоциации. Мы предложили ряд шагов, направленных на улучшение инвестиционного климата в Украине — пять инициатив. Думаю, что тогда Айварас подумал — теория это хорошо, но раз сами предложили, пускай сами и делают. Я не люблю голословные заявления вроде: "Надо развивать IT-отрасль". Надо. Какие реальные предложения? Нельзя говорить на декларативном языке, не предлагая конкретного плана действий. Человеку не из IT-среды — например, Айварасу — очень сложно понять, чего хочет отрасль, если она не говорит конкретным языком. Еще сложнее, когда в ней нет согласия — одни говорят, что отрасли нужны льготы, другие говорят, что не нужны… В общем, когда мы показали Айварасу план стимулирования отрасли, мы обсудили варианты и решили, что должность советника позволит мне реализовывать эти задумки лучше. В министерстве я отвечала за развитие e-government, улучшение инвестиционного климата, привлечение инвесторов. Впрочем, развития электронного управления реальней достичь не в министерстве, где недостаточно полномочий, а консолидируя частный рынок, потому я перешла на работу в новосозданный ICT Competence Center.

Буквально сразу после назначения в министерство ваши фотографии облетели весь интернет…

Да. Как я написала буквально на следующий же день в Facebook — если кто-то боится, что я буду бороться с коррупцией и пытается противостоять мне такими методами — то он абсолютно прав, я действительно буду бороться. Эти публикации разгоняли ресурсы вроде Lifenews и Russia Today, они подхватили эту кампанию с удовольствием. Сказать, откуда это началось и кому было нужно, мне сложно. Специально расследованием я не занималась, мне некогда и мне не очень интересно. Знаю, что большинство людей просто улыбнулись и сказали — значит, боятся. На мою решительность и амбиции это никак не повлияло. Даже подстегнуло — поняла, что теперь обязательно нужно показывать реальные результаты работы. Если кто-то действительно испугался и использует черный пиар против меня — значит считают, что я представляю реальную угрозу. И это хорошо.

Какой у вас распорядок дня?

Большую часть моего дня занимают встречи — они у меня практически каждый час. В конце дня — пару часов на работу с документами. У меня появилась привычка Жени Сысоева — мои имейлы становятся все более короткими. Сысоев и Антон Геращенко — наиболее эффективные люди из моих знакомых, они очень много успевают. Для меня стало нормальным отвечать на электронные письма одним предложением. Я занята весь день, но не чувствую, что что-то упускаю в жизни. Конечно, если бы было еще больше времени — я еще много чего запустила бы.

Новости по теме

Стараюсь высыпаться — хотя бы 6-7 часов сна в сутки. Люблю читать украинскую бизнес-прессу. Довольно часто летаю и во время взлета и посадки — не могу работать за компьютером — читаю журналы. Очень увлекаюсь новейшей история России и Украины — политика, экономика. У меня солидная библиотека по этим темам. А бизнес-книги не люблю — меня очень сильно раздражает умничанье. Очень не нравится, когда кто-то рассказывает или пишет о том, как надо жить или как надо делать что-то правильно. Зато люблю читать истории про людей, которые действительно сделали что-то стоящее.

Для чего эти воркшопы?

Мне было очень интересно понять, кто и что думает на тему электронного правительства. А потом оказалось, что там собираются люди, которые не просто говорят, но и многое решают. Мы собирались по средам, обсуждали и переходили к делам. Надеюсь, хотя бы некоторые инициативы продвинулись благодаря нашим воркшопам. Сейчас временно отказалась от такой практики, но, думаю, вскоре вернусь к ней. Честно говорят, это во многом эгоистический порыв — мне реально очень интересно общаться с людьми на этих воркшопах.

Проблема с большинством реформ, что о них много говорят, но мало делают. Что реально делается в сфере e-government?

Все довольно запущено. На одном из воркшопов мы пытались отследить, на каком этапе сейчас находится Украина на шкале создания e-government по сравнению с Эстонией. Оказалось, что где-то на уровне 96-97 годов. Хотя в то время там были сделаны простые банальные шаги. Приняли закон о защите личных данных, база реестров, национальные идентификаторы — и так далее. Можно брать копировать блоками и экономить время.

Получается?

Сдвиги есть. Очень хорошие начинания — во Львове. Андрей Садовой готов внедрять e-government, основываясь на мировом опыте. Согласно нашему плану, Львов станет пилотным регионом для внедрения крутейших новых технологий и первых в Украине реальных электронных услуг для граждан на "портале львовянина".

Для чего нужен портал львовянина?

Допустим, я львовянка и хочу написать мэру, что в городе что-то не так. Или подать заявление в милицию, получить справку о несудимости, зарегистрировать ребенка. Человек должен иметь возможность сделать это через портал львовянина, но для этого он должен себя идентифицировать. Процесс подачи заявления или получения справки должен быть привязан к конкретной личности. В оффлайне человек делает это, приходя в окошко с паспортом. Но мы хотим построить систему, при которой не нужно будет никуда идти! А в онлайне удобнее всего идентифицироваться через инструменты, которыми люди уже пользуются. Практически у всех есть мобильные телефоны, а прогрессивная часть общества поголовно пользуется интернет-банкингом. Значит, проще всего у нас внедрять BankID и MobileID — чтобы через эти инструменты человек мог зайти в личный кабинет на городском портале точно так же, как он заходит в свой интернет-банкинг.

Новости по теме

Как быстро удастся внедрить хотя бы первые услуги?

Во Львове — довольно быстро. Спасибо Садовому и его команде — средний возраст львовских чиновников составляет 26 лет. Им все это будет сделать несложно. Думаю, уже через пару месяцев запустится портал львовянина, который для начала позволит подавать в электронном виде заявления в милицию и запрашивать справку о несудимости.

С некоторыми услугами будет намного сложнее. У нас, например, нет большинства полноценных государственных баз данных. Чтобы была возможность зарегистрировать ребенка или перерегистрировать человека с одного адреса на другой, нужна электронная база населения. То же самое касается услуг, которые требуют нескольких справок от разных ведомств — межведомственной электронной коммуникации у нас нет. У них нет собственных реестров, между собой они не общаются… Но мы будем ломать систему — по одной услуге, по две. Будем запускать то, что можно. В Эстонии весь процесс занял лет 15. Да, здесь с опытом других стран пойдет легче, но все равно это не месяц и не год — понадобится лет десять.

Этим и занимается ICT Competence Center?

Да, нам удалось объединить в один центр ведущих бизнесменов из банковской отрасли, IT и телекоммуникаций. Для борьбы с коррупцией и внедрения элементов e-government объединяются даже конкуренты — внедрение BankID поддерживают "ПриватБанк" и "Ощадбанк". Они понимают, что без объединения усилий стандарт работать не будет. В том, что развитие e-government драйвят частные компании, нет ничего странного —  в Эстонии было точно так же. Правда, там было полегче — была единогласная политическая воля, сопротивление системы было меньшим. Мы начинаем со Львова, где условия для пилотного запуска наиболее благоприятны. Но, кстати, в министерствах эту идею тоже встретили неплохо — я ожидала более сильного сопротивления. Особенно от спецслужб. Думаю, они осознали, что раз человек доверяет интернет-банкингу свои сбережения, то подачу заявлений ему можно доверить тем более. Теперь даже странно, почему никто не занялся этим раньше.

 А по другим направлениям успехи есть?

Буквально вчера я была в Минобороны — мы запускаем проект "Карточка пациента". Хотим создать электронную базу, которая позволит удаленно в любом госпитале страны увидеть, какая группа крови у больного или раненого, на что у него аллергия, чем он болел, какие рентгеновские снимки доступны. В критических случаях это поможет подготовить операционную и медикаменты, когда пострадавшего еще только везут в госпиталь. Начинала бы я с такой программы год назад? Нет. E-government и IT тоже адаптируются к нынешней ситуации. Я не умею воевать, но те программы, в которых я участвую, могут помочь армии через то, что я умею.

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>