Украина не перестала быть топ-новостью

АРТУР ГЕРАСИМОВ - народный депутат Украины от фракции политической партии "Блок Петра Порошенко". Член комитета ВРУ по вопросам национальной безопасности и обороны. Заместитель руководителя группы по межпарламентским связям с Республикой Польша. Окончил факультет социологии и психологии Киевского Национального университета им. Тараса Шевченко. Председатель постоянной делегации ВРУ в парламентской Ассамблее ОБСЕ. Женат, отец трех детей

Украина не перестала быть топ-новостью
112.ua

Наташа Влащенко

Журналист

АРТУР ГЕРАСИМОВ - народный депутат Украины от фракции политической партии "Блок Петра Порошенко". Член комитета ВРУ по вопросам национальной безопасности и обороны. Заместитель руководителя группы по межпарламентским связям с Республикой Польша. Окончил факультет социологии и психологии Киевского Национального университета им. Тараса Шевченко. Председатель постоянной делегации ВРУ в парламентской Ассамблее ОБСЕ. Женат, отец трех детей

Влащенко: Сегодня у нас в гостях один из фронтменов БПП, народный депутат Украины Артур Герасимов.

Здравствуйте, Артур Владимирович. Вашу фракцию покидают депутаты,  молодые люди. Вы сами какую проблему видите в этом?

Герасимов: Фракция БПП – одна из самых демократичных фракций этого парламента. А что касается того, почему люди ее покидают, то возьмем конкретный пример – Егора Фирсова. Мы с ним давно знакомы, я его очень уважаю. Свою позицию, отличную от фракции, он занимал очень давно. Недавно в беседе с послом одной из европейских стран мы обсуждали, как работают парламенты в разных странах, и мы пришли к такой вещи, как партийная дисциплина. Оказалось, что, например, в Бундестаге во время обсуждения внутри фракции могут быть разные мнения, но потом люди выходят в зал и голосуют четко согласно тому решению, которое приняла фракция. У нас очень часто этого не происходило. И я думаю, это и была одна из причин.  

- Проблема в том, что уходят люди уважаемые – Чумак, Томенко, Фирсов. Вы считаете, что все это естественный процесс?

- Если говорить о том, как фракция голосует, как принимает решения, то у нас, действительно, очень бурные обсуждения. Это признак демократичности нашей фракции. За голосование за несоответствие решению фракции мы никого не исключали из фракции, в отличие от других.

Новости по теме

- Есть закон об императивном мандате или нет этого закона?

- Согласно Конституции, этот процесс действительно существует. Таким образом, человек, написавший заявление о выходе из фракции, должен быть лишен мандата. Однако действенной, эффективной процедуры, как это сделать, сегодня нет. И это тоже один из моментов, который необходимо доработать нашему парламенту для того, чтобы усовершенствовать систему парламентаризма. 

- Фракция БПП разделилась на две группы по вопросу ухода Кононенко.

- Не совсем так. Эти группы – 5% и 95%. И это не за Кононенко, а за определенные принципы. В этом конфликте, который возник благодаря заявлениям министра экономики, я бы обратил внимание на три момента. Не Абромавичус пошел в НАБУ, а туда пошел Кононенко. Не Абромавичус предложил совместно пройти полиграф, а это предложил Кононенко. Когда министр экономики делает такие заявления, он должен осознавать тот социально-экономический эффект, который может от этого возникнуть.  Мы приглашали Абромавичуса придти к нам на фракцию, и фракция была настроена конструктивно, для того чтобы вместе выработать позицию.  

Новости по теме

- Есть ли единство внутри фракции? Насколько имеет под собой почву то, что "антикоррупционная платформа", которая создана внутри вашей фракции, готовится на выход в сторону политической силы Саакашвили? 

- Это не имеет под собой почвы, и индикатором этого является голосование по принципиальным проектам.  Именно в голосовании по принципиальным моментам проявляется единство фракции. Большинство осознанно, организованно отдавали голоса за те или иные законопроекты. 

- Происходят публичные выступления членов вашей фракции, в которых осуждается внутренняя политика вашей фракции. Вы не чувствуете здесь никакого конфликта? 

- Дискуссия, обсуждение и конфликт – это разные вещи. Конфликт – это всегда разрушение в конце и только потом – восстановление  на месте разрушенного. А дискуссия и обсуждение – это конструктивная позиция. Если сейчас правительственный кризис перейдет в парламентский, то будут досрочные выборы. Естественно, стране они сейчас не нужны, потому что это приведет к популизму на несколько месяцев и отбросит нас назад.

- Останется ли фракция БПП в том же составе, когда будут объявлены досрочные выборы? 

- Я уверен, что 90% нынешнего состава фракции будет продвигать на выборах именно БПП. 

- Вы возглавляете партию "Солидарность" в Донецкой области? 

- Да. На самом деле, в Донецкой области три политические силы: "Блок Петра Порошенко "Солидарность", "Оппозиционный блок" и "Наш край". Практически во все советы зашли только три политические силы.

- Какое соотношение между "Оппоблоком" и БПП в советах? 

- На данный момент наш средний результат по области – порядка 14%, а "Оппоблока"" – чуть больше 30%. Необходимо понимать, что те, кто на Донбассе долгое время работает, и те, кто оттуда, знают, что там была буквально выжженная земля, с точки зрения патриотичного отношения к Украине и с точки зрения  патриотов, которые боролись за Украину там. На президентских выборах Донецкая область по своим результатам обошла и Харьковскую, и Луганскую. После этого в июле 2014 г. была создана областная партийная организация, и к парламентским выборам мы подошли в гораздо большей степени готовности патриотов. И по  результатам парламентских выборов в Донецкой области БПП получил результат на уровне Ивано-Франковска.    

- От БПП кто зашел в парламент от Донецкой области? 

- По партийному результату мы набрали более 18%. Что касается мажоритарщиков, то впервые в истории Донецкой области мажоритарщик от БПП победил. Это Дмитрий Лубинец, округ в Волновахе. 

- Вы всегда были в тесных партнерских и деловых отношениях с Порошенко? 

- Не в партнерских, а в дружеских. Мы знакомы 16 лет. У меня ряд компаний, которые занимались информационным обеспечением различных бизнесов. Мы достаточно долго дружили, и я целенаправленно не хотел заходить в политику очень много лет. 

- И что вас заставило изменить своим принципам? 

- После Майдана мне стало понятно, что только благодаря Майдану мы окончательно не упали в пропасть. Я принял решение идти в армию, но Петр Алексеевич попросил меня помочь в организации деятельности штаба на востоке Украины.

- Но вы же могли после выборов пойти в армию. 

- После выборов я получил поручение организовать там партийную организацию. Она была организована в июле, и мы начали вести работу. Кроме этого, постоянно помогали военным подразделениям, постоянно помогали переселенцам, детям. Одной из своих задач я вижу, чтобы как можно больше иностранных парламентариев или представителей зарубежных правительств своими глазами увидели, что у нас происходит.   

- Так вы возите иностранных парламентариев? 

- И в Пески, и в Широкино. Один из самых ярких визитов – это когда депутаты Европарламента посетили Широкино. И не просто Широкино, а они посетили "Маяк". После этого визита их позиция по защите Украины в Европарламенте усилилась многократно. По моему приглашению в Донецкую область приезжал президент Парламентской ассамблеи ОБСЕ  Иллка Канерва. Через неделю после этого он выступал на собрании премьер-министров 57 стран ОБСЕ. Его личные впечатления значительно помогли усилить позиции Украины как государства на этом собрании.     

- Эксперты говорят, что Украина больше не входит в пятерку топ-тем, которые обсуждаются в мире. Так называемые минские соглашения нас никуда не привели, стрельба продолжается, гибнут люди. 

- Они привели к тому, что резко сократились людские потери. Украина не перестала быть топ-новостью. Везде, куда мы приезжаем, Украина это топ-новость. Россия, действительно, прикладывает значительные физические и финансовые усилия для того, чтобы эта тема ушла с повестки дня во многих странах. 

- Вы больше не сотрудничаете с компанией "Фонд общественного мнения"? 

- У меня целая группа компаний, которая связана с исследованиями. Что касается "Фонда общественного мнения", то я был соучредителем этой компании несколько лет. После того как началась агрессия, мы просто разорвали все отношения и вышли из этого. В команде "Фонда общественного мнения" в Москве действительно работали очень серьезные  научные профессионалы, однако мы не видели возможности продолжать это сотрудничество после того, как все это началось.  

- Как вы относитесь к идее изъять весь российский продукт из показа, трансляции? 

- Отрицательно. Здесь мы должны очень избирательно подойти к этим вещам. Если мы говорим о российском кинематографе 2000-х годов, то здесь, возможно, с этим можно согласиться. Когда мы говорим о фильмах и культурном наследии СССР, то мы должны четко отличать, что в этом культурном наследии была масса моментов, которые даже сейчас можно позитивно использовать для воспитания детей. Хотя то, каким образом государство относилось к своим гражданам, идеологические основы этот государства мне глубоко неприемлемы.

- В кинематографе 2000-х были Звягинцев, Сокуров. 

- Поэтому я сказал, что я, возможно, согласен. Здесь надо идти от обратного – защищать украинскую литературу, украинский кинематограф. И даже не столько защищать, сколько  развивать. Что касается украинской литературы, то она была очень сильна до Второй мировой войны. Геноцид украинцев – это не только голодомор. Ведь уничтожали элиту нации. Их не просто расстреливали. После этого изымали и уничтожали их произведения. Счастье, что в руках нашей диаспоры иногда сохраняются практически единичные экземпляры произведений наших украинских авторов довоенной поры. Я считаю, что это должно быть отдельным направлением работы сейчас. 

Новости по теме

- Как вы считаете, министр Кириленко справляется со своими задачами? 

- Если во время отчета соответствующего министра мы увидим две вещи: присутствие системных изменений отрасли, за которую он отвечает, и четкую, разумную программу действий на будущее, то в таком случае человек на своем месте. 

- По этим двум критериям министр Кириленко справляется со своими обязанностями? 

- На данный момент я не слышал его отчета. 

- То есть вы судите о деятельности министра по отчетам, а не по тем реальным изменениям, которые вы видите в стране?

- Я недоволен работой любого министра, потому что я считаю, что можно делать быстрее и эффективнее. Но мы везде видим массу критики, а ведь 2015 год принес и массу позитива. 

- Назовите хоть что-нибудь, что сделал министр Кириленко за время своего сидения в кресле министра культуры?

- Я отвечаю за оборонную промышленность и национальную безопасность. Здесь я могу говорить с вами профессионально. Что касается той сферы, то я не могу сейчас профессионально ответить на ваш вопрос.

- До Евромайдана в стране было очень много российских центров, и многие из них занимались откровенно диверсионной работой. Сегодня надо все закрыть или что-то оставить? И кто это будет решать? 

- Это правда, что большинство этих центров занималось идеологическими диверсиями на территории нашего государства. Я искренне считаю, что Путин принял решение о нападении на Украину не в 2014 году. Он принял это решение в 2004-ом, когда проиграл в Украине президентские выборы. И после этого системно в течение 10 лет они к этому готовились. У них были организованы достаточно мощные управляющие центры в Москве, которые занимались не только планами усовершенствования военной интервенции. Сегодня надо объединить усилия гражданского общества, спецслужб, соответствующего министерства, и если центр действительно пропагандирует великую российскую культуру, то это одно. Если центр занимается идеологическими диверсиями, идеологическим зомбированием, то он должен быть закрыт.   

- В 2014 г. вы сказали, что закон об  особом статусе Донбасса скоро будет отменен. А сегодня он уже вносится в тело Конституции.

- Не вносится. Только предлагается. Украина как очень надежный партнер свою часть исполняет. Но перемирие нарушается с той стороны, заложники не отпущены с той стороны, техника не отведена с той стороны. Как только это будет сделано – тогда и вернемся к этому разговору. 

- Ваш вопрос?

- Как вы видите роль журналистов во влиянии на жителей востока, для того чтоб они почувствовали, что Украина их родной дом? 

- Я вижу роль всех одинаково – журналистов, врачей, учителей, политиков. Мы все должны максимально хорошо делать свое дело и строить такую страну, в которой всем нам будет хорошо. Когда в доме тихо, уютно и красиво, то из такого дома уйти трудно.

- Журналистам и политикам в первую очередь надо разрушать мифы, которые насаждает Россия, что восток и запад Украины – это разные люди. Мы это разрушаем методом народной дипломатии, организовывая визиты тысяч детей в Западную Украину. Они приезжают оттуда с полным пониманием, что там живут такие же люди.

- Спасибо большое, Артур.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>