Украинские чиновники не хотят принимать решения, чтобы к ним не пришли правоохранители

Директор-распорядитель Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) Константин Ворушилин в интервью 112.ua рассказал о том, как государство преодолевает последствия "банкопада". В первой части речь пойдет об ошибках, допущенных в начале так называемой очистки банковского сектора, натянутых отношениях ФГВФЛ с НБУ и Минфином, а также о том, почему Фонду сложно продавать активы выведенных с рынка банков

Украинские чиновники не хотят принимать решения, чтобы к ним не пришли правоохранители
Константин Ворушилин Униан

Константин Ворушилин

Директор-распорядитель ФГВФЛ

Директор-распорядитель Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) Константин Ворушилин в интервью 112.ua рассказал о том, как государство преодолевает последствия "банкопада". В первой части речь пойдет об ошибках, допущенных в начале так называемой очистки банковского сектора, натянутых отношениях ФГВФЛ с НБУ и Минфином, а также о том, почему Фонду сложно продавать активы выведенных с рынка банков

- В 2018 году в Фонд не был передан ни один неплатежеспособный банк. Можно ли говорить, что кризис уже закончился и в банковской системе Украины все налаживается?

- "Кризис закончился" – более правильная формулировка, нежели чаще употребляемое "очистка банковской системы закончилась". Не люблю это выражение, потому что за ним спрятали огромный кризис финансово-банковской системы Украины, который упаковали просто в красивую обертку под названием "очистка". Ведь если это была очистка, то должно быть понятно, за чей счет. А если Национальный банк проспал, допустил нечистые банки на рынок, то вся эта очистка должна быть за счет Национального банка. А на самом же деле МВФ навязал схему, Гонтарева с Яресько активно ее поддержали и сделали такую "хорошую" вещь – превратили Фонд гарантирования вкладов в своего рода склад отработанного материала банковской системы. Всю "грязь" передали в Фонд и сказали: "Мы теперь чистые". Но самая большая проблема в том, что система гарантирования не была готова и у Фонда не было денег, достаточных для выплаты вкладчикам всех неплатежеспособных банков. Фонд должен был их занимать. Занимать у государства под огромные процентные ставки – 12-15% годовых. И когда сюда "сливались" неплатежеспособные банки, Гонтарева кричала, что финансирование должно быть только на рыночных условиях. Спорный вопрос, ведь в мире такого вообще нигде нет, потому что это проблема не Фонда, это проблема государства. Цена финансирования выплат – нагрузка на всю оставшуюся живую банковскую систему. К примеру, мы у Минфина взяли 60 млрд грн, а вернуть должны более 140 млрд. Это ляжет на всю банковскую систему, на тех же заемщиков, на всю экономику страны. Это заведомо была бомба, которую заложили МВФ, Яресько и Гонтарева.

Новости по теме

- Как идет процесс урегулирования споров вокруг погашения долгов Фонда?

- Это одна из важнейших задач. С Нацбанком мы потихонечку сокращаем долги. У нас осталось кредитов на 2,9 млрд грн, и они гарантированы нашими ОВГЗ, от которых мы получаем доходность. Доходность по ОВГЗ и цена кредита одинаковы. По Минфину ситуация в разы сложнее. Мы с ними с прошлого года ведем дебаты: давайте начнем погашение, давайте подумаем, как уменьшить нагрузку. А Минфин не принимает решение. Никто не хочет принимать решение в ущерб себе, потому что они уже заложили в бюджет свою доходную часть. А теперь получается, если мы досрочно рассчитаемся, эту доходную часть нужно убрать. А завтра придет следователь и будет задавать вопросы: "Ты нанес ущерб государству?" В общем это глупость, которую однажды породили, а теперь работает простая бюрократическая машина, где никто ни под чем не хочет подписываться. И Данилюк не хотел подписываться ни под чем. У него лозунги: "Вперед, ура!" А когда доходит до дела, все сразу упирается в чисто бюрократическую плоскость и замирает. Мы им говорим, что у нас есть деньги и мы готовы вносить погашения. Но нам не дают делать досрочное погашение. Это же абсурд, когда у правительства не хватает денег на финансирование их проектов, а нам не дают рассчитаться по долгам. Это абсурд, но, тем не менее, он присутствует. Мы сейчас варимся в переписках и спорах между Минфином, Минюстом и т. д. Хотя Мировой банк уже соглашается с нами, что неплохо бы пересмотреть процентную ставку по заимствованиям у Минфина.

- Нацбанк не согласовывает вам продажу активов. Почему? Кроме того, Фонд судится с НБУ. По каким вопросам?

- Есть принципиальные споры и вопросы, по которым мы не можем не спорить. К примеру, вокруг эмоционального решения правления Нацбанка, принятого под воздействием энергичной госпожи Гонтаревой, которая много сделала полезного, но в то же время и много дров наломала. Волевым решением они списали у банка "Финансовая инициатива" облигации, которые были в залоге под кредит рефинансирования. У них уже заканчивался срок, но мы все равно, как залогодержателю, погасили бы НБУ эти деньги. Но там была разница – 650 млн грн. Они списали их досрочно, а 650 млн – наш убыток. А по банку VAB – 217 млн такого убытка. И мы должны с этим согласиться? Это прямой убыток для Фонда. Конечно, мы судимся. Сначала мы думали договориться, решить эту ситуацию по-мирному. Но в конечном итоге приняли решение, что пойдем в суд. Мы пошли в суд и бодаемся по этому вопросу.

Новости по теме

Да, мы публично высказываемся в их адрес по поводу торможения продажи активов. А что нам остается делать? Мы все активы, которые не в залоге у Нацбанка, уже выставили на продажу, а НБУ все тянет: то выставляем, то не выставляем. Они говорят: "Вот у вас оценка не та". Но какая разница, какая оценка? Мы торгуем с номинала. Если это недвижимость, мы начинаем торги с более высокой стоимости –  либо оценочной, либо балансовой. Если это кредит – тоже начинаем с номинала: задолженность плюс проценты. И оценка на торгах не играет никакой роли. Но все эти затягивания дают повод тому же Онищенко, сидя за границей, рассказывать: "А вот там придержали какие-то активы для Порошенко". Хотя Порошенко эти активы сто лет не нужны. Я коллегам говорю: "Зачем вы так делаете? Вы специально это делаете или боитесь принять решение?" А они реально боятся принимать решения. Они говорят: "Такое-то решение мы примем, а потом придет следователь и будет задавать вопросы". Дурацкая система – чтобы ты ни сделал, приходят и говорят: "А что ты сделал? Почему ты это сделал? Что-то тут не то, что-то тут нехорошо". Вот эта бюрократическая боязнь принять решение приводит к таким последствиям.

Поэтому на сегодняшний день у нас идут такие споры с Нацбанком, чисто математические. Они говорят, что мы должны меньше удерживать за содержание активов, которые находятся на балансе неплатежеспособных банков. Мы показываем, что расходная часть гораздо больше. Или же они начинают спорить по поводу НДС: "А вы должны нам НДС перечислять". А с чего вам перечислять НДС от проданных зданий, когда плательщиком НДС является банк, который их продает? Они боятся принять решение на себя, мол, лучше подстрахуемся по суду. Вот мы и судимся.

Получается, есть два момента: чисто экономический – каждый отстаивает интересы своего ведомства, и чисто бюрократический – боязнь принимать решения.  

- Сейчас у Нацбанка новый глава. Что-то изменилось в сотрудничестве Фонда с НБУ?

- Для нас самое главное, что мы уже выстроили понимание на предмет быстрого реагирования. Они сейчас уже делятся с нами гораздо большей информацией о состоянии банков. И если какие-то вопросы у нас возникают к банку, мы начинаем уже задавать эти вопросы и Нацбанку тоже. Конечно, информации у Нацбанка гораздо больше, чем у нас. Но, тем не менее, мы уже видим наиболее рисковые мероприятия, которые проводит банк, и обращаем на них внимание. Чтобы не получилось так, как с банком "Национальные инвестиции". Нацбанк сначала уверял – там все хорошо. Тем временем на нас резко увеличивается нагрузка. Мы сигнализируем Нацбанку, он вводит туда своего куратора, тот говорит, что там все нормально, все рыночно. А они в это время кредитный портфель на 1,5 млрд грн продают за 20 млн какой-то факторинговой компании. И говорят – это рыночно. А ничего, что живой актив, живой портфель был продан за бесценок, и даже эти деньги не поступили? И когда мы зашли, начали разбираться, оказалось, что за это время его уже десять раз перепродали. Чтоб эти моменты убрать, сейчас есть так называемое "раннее реагирование", с помощью которого мы пытаемся держать руку на пульсе. Не все нам удается, но многое получается. И благодаря тому, что мы вместе с Нацбанком начинаем задавать банкам вопросы, мы понимаем, что произойдет в будущем. Они тоже понимают, что кроме них, мы также влияем на этот процесс. Ведь на нас ложится нагрузка – основная расходная часть у нас.

- В некоторых СМИ появилась информация, что НАБУ расследует дело по поводу вашего якобы неправомерного назначения на пост главы Фонда. Что это за история?

- Есть такая притча: если собрался в дальний путь и по пути будешь кидать камни в каждую лающую собаку, ты никогда не дойдешь до своей цели. Поэтому я не обращаю внимания на эту очередную историю. У нас слишком много открытых дел. Выходит Тимошенко на телевидение и с уверенным видом говорит: "В Фонд передали активы на 450 млрд, а оценочная стоимость 100 млрд – 350 млрд они украли и вывели в свои офшоры". Она говорит уверенно, цинично, но народ верит. Потом это повторяют и некоторые депутаты. Но мы боремся не с кем-то конкретно – мы боремся за активы, которые из банков выведены. Когда ты атакуешь кого-то, кто-то атакует тебя. Я не собираюсь воевать лично с Алексеем Ивченко из "Еврогазбанка", который обчистил свой банк, вернее, своих клиентов, и 1,2 млрд грн выплаченного вкладчикам возмещения остались непокрытыми. Мне не нужен тот же Анатолий Юркевич, который "вычистил" УПБ за две ночи, вплоть до столов и стульев – все передал на свои компании. А мы вкладчикам этого банка уже почти 700 млн грн выплатили.

Мы воюем с факторинговыми компаниями, на которые перевели эти активы, мы судимся и догоняем их, а они пытаются догнать и опорочить нас. Тот же Юркевич нашел журналистку, которая взяла кредит в УПБ, а теперь ходит по судам и рассказывает, что все Юркевич делал правильно. А она просто кредит не хочет возвращать, ей проще договориться и отработать с Юркевичем. Или тот же Сергей Максимов, который с "VAB банка" вывел больше 200 млн долларов. Он не здесь, но его активы здесь работают. Он заказывает разные "стопкоррупции", "антикоррупции" и начинает какую-то чепуху придумывать. Это тоже свой определенный бизнес, свой рынок. Например, "заказуху" Максимова никто из СМИ не взял, кроме одного канала. Говорят – денег много дали.

Есть еще пример Станислава Войтовича и его "Терра фуд" – он вынес огромные деньги с "Терра банка", "Премиума", "Финансы и кредит". Он построил свою империю благодаря заемным деньгам.

Лично я претензий ни к кому не имею. Но Фонд потратил колоссальные суммы на выплату гарантированного возмещения вкладчикам, поэтому, будьте добры, верните эти деньги. Вкладчики же пришли на имена того же Ивченко, Юркевича – ведь их банки присутствовали на рынке давно. Или того же Цыплакова из "Южкомбанка", который сбежал за границу. В банке активов почти не осталось, ведь большинство кредитов выдавались под залог свежего воздуха в Макеевке или под какой-то отвал в Горловке. Это пустые кредиты, ничем не обеспеченные. Но кое-что там все же было, и что-то мы продали. И хоть он сбежал, но люди его остались здесь. И дивным образом через некоторое время покупатель приходит и говорит: "А у меня все отобрали. Что мне делать?" Вот с такими рисками мы и работаем.

- С этими рисками очень сложно продавать активы.

- Очень сложно. По той же "Киевской Руси" – мы продаем актив, его покупает какая-то факторинговая компания, заемщик идет в суд и доказывает, что актив продали неправомерно. И суд принимает решение в его пользу. Слава богу, что сейчас немножко почистили судебную систему, потому за последнее время гораздо меньше таких беспредельных решений стало. Но они все равно присутствуют. У кого-то кумовство, у кого-то сватовство, у кого-то интересы, кто-то занес денег. И суды принимают иногда такие решения, что "на голову не наденешь". Например, заемщик взял деньги и не хочет отдавать, но он не виноват – виноват банк, который выдал эти деньги. Есть и такие решения.

- Фонд подавал иски против связанных лиц. Первые дела в судах были проиграны. Новые подавать будете или это неэффективно?

- Будем. Они уже есть и касаются связанных лиц тех банков, срок ликвидации которых заканчивается и уже зафиксирован убыток. Конечно, 52-я статья нашего закона (Закон о системе гарантирования вкладов физических лиц, - ред.) выписана далеко не идеально. Наверное, ее нужно как-то менять. Сейчас она выписана таким образом, что можно подать иск к человеку, который, к примеру, присутствовал на кредитном комитете и поставил подпись. А человек, который де-факто присутствовал в наблюдательном совете, но не поставил своей подписи – он, вроде как ни при чем. У нас такая ситуация есть по госпоже Яресько в одном из банков. Она была в наблюдательном совете, но не поставила ни одной подписи. Хотя реально мы понимаем, что она принимала участие в управлении этим банком.

Поэтому тут все очень сложно. И нет практики, нет понимания. Наши коллеги, наши консультанты, бывшие сотрудники аналогичного американского страхового фонда, который по 100 банков в год выводит с рынка, говорят, что когда они начинают работать с собственниками, то эта работа затягивается не на год и не на два. Иногда доходит до 10-20 лет. Нужно доказать, что есть ущерб, доказать, что это был умысел, а не чисто экономические риски. Это вопрос, который по щелчку пальцев не делается. И, к сожалению, под эти жернова, может быть, подтягиваются и те люди, которые де-юре приняли участие, а де-факто они просто нанятые сотрудники. Это сложный момент, который нужно каким-то образом расследовать. Мы набиваем шишки, пока идем чисто бюрократически, чисто по закону. Если закон поменяется – а мы пытаемся несколько изменить этот закон – тогда мы будем идти по-другому. Если мы сегодня не предъявим эти иски, то завтра будут говорить, что Фонд не выполняет закон и действует в интересах бывших собственников. Следователи придут к нам и предъявят претензии. Это несовершенство законодательной и судебной практики.

Продолжение следует...

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров