УПЦ независима от РПЦ настолько, насколько Украина независима от России

На прошлой неделе Украинская Православная Церковь, которую в Украине чаще всего упоминают с приставкой МП (Московский Патриархат), вместе с сотнями прихожан протестовала под Радой против "церковных законопроектов", которые появились на повестке дня 18 мая, но так и не были рассмотрены депутатами. 112.ua поговорил с Епископом Ирпенским Климентом (Вечерей), викарием Киевской митрополии, главой Синодального информационно-просветительского отдела УПЦ о том, почему законопроекты вызывают беспокойство у церкви, и какова ее позиция по самым острым для Украины вопросам, вплоть до создания единой церкви в стране

УПЦ независима от РПЦ настолько, насколько Украина независима от России
Фото из открытых источников

Елена Голубева

Журналист, 112.ua

На прошлой неделе Украинская Православная Церковь, которую в Украине чаще всего упоминают с приставкой МП (Московский Патриархат), вместе с сотнями прихожан протестовала под Радой против "церковных законопроектов", которые появились на повестке дня 18 мая, но так и не были рассмотрены депутатами. 112.ua поговорил с Епископом Ирпенским Климентом (Вечерей), викарием Киевской митрополии, главой Синодального информационно-просветительского отдела УПЦ о том, почему законопроекты вызывают беспокойство у церкви, и какова ее позиция по самым острым для Украины вопросам, вплоть до создания единой церкви в стране

- В чем вы видите опасность законопроекта №4511"Об особом статусе религиозной организации, руководящие центры которой находятся в государстве, которое ВР признано агрессором", и почему выступаете против него?

- Этот законопроект подразумевает создание особого статуса для религиозных организаций, у которых административные центры находятся в стране, признанной страной-агрессором. Очевидно, что список организаций, подпадающих под этот закон, не столь широк. Если мы говорим об УПЦ, то согласно всем документам, которые обозначают ее статус как юридического лица, говорят о том, что организация является самоуправляемой. Ее религиозный центр не в Москве, а в Украине.

Предполагается, что религиозная организация должна подписывать с государством некий договор, в котором будет указано, что можно делать, а что нельзя. Непонятно, как это будет согласовываться с Конституцией, в частности со статьей, которая говорит об отделении церкви от государства.

Подобное мы проходили в истории, во времена Петра Первого, когда государство взяло под контроль церковь и руководило всеми церковными процессами.

Новости по теме

Еще одним пунктом законопроекта предполагается, что Министерство культуры, если этот законопроект примут, должно будет согласовывать назначение священников. Такая норма даже в советское время не всегда существовала, и это является прямым вмешательством в дела церкви. Мы, зная одиозность некоторых чиновников, особенно в некоторых регионах, совершенно четко понимаем, что эта норма будет использоваться для того, чтобы вообще не было священников и епископов в определенных регионах Украины. И это тоже мы проходили и при Сталине, и при Хрущеве. Скорее всего, будут создаваться какие-то искусственные причины, чтобы не назначать священников и епископов. Но если их не будет, не будет и церкви. Если нет епископа – не будет и священников, если нет священников – то храмы остаются без богослужения. В советское время такие храмы закрывали.

Кроме того, те священники и епископы, которые сейчас служат, окажутся вне закона (после принятия документа), в дискриминационном положении. 

В этом законопроекте также четко не прописано, по каким критериям будут решать, кому из священников давать право служить, а кому нет. Зная, как работает украинская бюрократия, даже и сомнения нет, что данный законопроект породит новые возможности для коррупции в Минкульте. Как обычно это у чиновников делается, за назначение на приход будут требовать взятки.

- Возможен ли такой вариант, что законопроект принят, но вы через суд доказываете, что у УПЦ нет связи с РПЦ, и действие этого законопроекта тогда на вас не распространяется?

- Конечно же, Украинская Православная Церковь будет защищать права своих верующих. Но мы все прекрасно знаем, какой уровень правовой защиты в Украине. Были вопиющие случаи в прошлом году, когда после массового побоища радикалами с переломами, с сотрясениями мозга людей не госпитализировали в районную больницу из-за того, что "Правый сектор" угрожал врачам этой больницы. И их пришлось везти в другую область и там госпитализировать. Многие храмы были просто физически захвачены без суда и следствия, без всяких документов. Поэтому говорить, что у нас в стране действует закон… Мне кажется, что у нас некоторые представители и парламента, и некоторых радикальных организаций пытаются убедить население Украины, что у кого в руках автомат - у того и закон.

- Касательно второго законопроекта 4128 "О свободе совести и религиозных организациях (в отношении изменения религиозными общинами подчинения)"... В чем его опасность для УПЦ и дискриминационный характер?

- Этот законопроект вызвал огромную обеспокоенность всех религиозных конфесий, которых входят во Всеукраинский совет церквей и религиозных организаций, кроме "так называемого" Киевского Патриархата. В нем прописаны нормы, которые предполагают возможность отбирать культовые сооружения у любой религиозной организации, которая составляет меньшинство в том или ином населенном пункте. Законопроект подменяет понятие религиозной общины и общины населенного пункта. Согласно документу, любой человек, член того или иного прихода может инициировать собрание общины и принятие каких-то решений, в том числе связанных с юрисдикционной подчиненностью. При этом такой человек может быть обязательно крещеным, он не обязательно должен быть каждое воскресенье в храме, он не обязательно должен причащаться или исповедоваться. Достаточно лишь заявить, что человек считает себя принадлежащим к данной религиозной общине.  

На практике это уже сегодня выглядит так: приезжают в село молодчики из "Правого сектора", заставляют голову села созвать собрание жителей, наделают шума, угроз расправы с неугодными и заставляют присутствующих проголосовать за передачу храма Киевскому патриархату. 

Таким образом, если законопроект будет принят, это станет предпосылкой для создания конфликтных очагов в тех или иных населенных пунктах, где есть храм и прихожане, которые не хотят менять никакой юрисдикции. И какие-то экстремисты, как "Правый сектор", например, в Тернопольской области, - а там никто и не скрывает, что действует областная организация "Правого сектора", - будут такие молодчики ездить по селам, созывать сборы села, запугивать людей, ходить по домам к верующим и применять физическую силу. Были случаи, когда верующим пускали через окна перцовый газ, применяли к ним меры физического и морального воздействия и в результате этого проводили сборы села и постановляли, что церковь переходит в Киевский Патриархат.

Затем храм опечатывался, верующих выгоняли, и при этом полиция, как правило, стоит в стороне, созерцает это все. Так вот эти случаи на сегодняшний день абсолютно противозаконны, и суды отменяют даже постановления главы Тернопольской ОГА, который все эти рейдерские захваты узаконивает своими постановлениями. Но, даже если община проиграет суд в Украине, она имеет все шансы отстоять свои права в Европейском суде.

На Западной Украине врывались в храмы, срывали иконы со стола. Даже в СССР ничего подобного не было.

Департамент Института культуры является сегодня не столько органом, регулирующим государственно-церковные отношения, сколько аппаратом по борьбе с УПЦ. Их главная задача - изменить статистику так, чтобы приходов у Киевского Патриархата было не в три раза меньше как сейчас, а в три раза больше.

- Сколько на сегодняшний день храмов было захвачено?

- По нашим подсчетам, такие конфликты сегодня происходят примерно в 40 храмах УПЦ. Департамент по делам религии называет цифру в два раза больше, но нам непонятно, откуда такая статистика. Из этих 40 храмов только 8 согласились добровольно сменить конфессию. Остальные категорически против, чтобы в отношении к ним применялись рейдерские действия. Я хочу обратить внимание, что, поскольку у УПЦ более 12 тыс. приходов, то, конечно, эти 40 храмов на статистику существенно не влияют. Но это судьбы людей.

- И все-таки с РПЦ у вас есть связь или ее нет? Как это исторически происходило?

- УПЦ с 1991 года не имеет юридической связи с РПЦ. Она абсолютно независима в своем управлении и в своей субординации. На избрание главы УПЦ не влияет ни московский патриарх, никто иной из РПЦ. На административное устройство УПЦ, финансово-хозяйственную деятельность не влияет никто, кроме предстоятеля (главы) УПЦ и Собора ее епископов. Вместе с тем с Московской патриархией УПЦ имеет духовную связь. То-есть у нас есть молитвенное общение, мы сообща решаем духовные вопросы, связанные с теми вызовами, которые стоят сегодня перед религией в мире: понимания церковных канонов, распространения христианского вероучения.

- А как в церкви сейчас назначаются священники?

- Священники рукополагаются епископом, и епископ назначает священников для служения в тот или иной храм. Если образовывается новая община, она возникает не сама по себе, а по благословению епископа.

- УПЦ обвиняют в том, что конфликт на востоке Украины (АТО) вы называете гражданской войной и не признаете внешнюю агрессию. Какова ваша позиция?

- Наша позиция такова, что вопросы, связанные с политикой, должны решать политики. Поскольку у нас государство этот конфликт официально не называет войной и лишь с трибун говорит о внешней агрессии, церковь не собирается вместо политиков давать название всему, что сейчас происходит в Украине. Православная церковь в Украине имеет уникальную функцию - сегодня, когда Крым является неконтролируемой территорией, в условиях, когда украинская армия не контролирует Донбасс, именно УПЦ объединяет Украину в тех контурах, в которых мы привыкли видеть, считать карту Украины. В Крыму и на Донбассе ничего украинского сейчас нет, кроме УПЦ, священники которой каждый раз за богослужением произносят имя Митрополита Киевского и всея Руси Онуфрия.

- А вы с ними сохраняете связь?

- Конечно же, мы с ними контактируем. Более того, митрополиты Донецкий, Луганский, Симферопольский являются членами Синода УПЦ, принимают участие в решении важных вопросов церкви и подписывают те воззвания УПЦ, которые содержат призыв к миру и целостности украинского государства. С начала конфликта трех наших священников убили в Донецке. Много наших храмов разрушены. Но священники не уехали. Если бы они уехали, их паства, граждане Украины, люди с украинскими паспортами остались бы без поддержки. 

В Крыму УПЦ сохранила все принадлежащие ей приходы, и конфликтов там никаких не было. И Московский патриарх это четко понимает, и никаких попыток изменить статус приходов в Крыму никогда не было.

- И все же, чтобы поставить точку в вопросе с АТО, какова официальная позиция УПЦ? Согласны ли вы с тем, что существует российская агрессия?

- Поскольку в Донецке живут граждане Украины, которые не собираются покидать этот регион, нелепо называть этих людей гражданами страны-агрессора. Очевидно, что они имеют какие-то отличные от другой части Украины взгляды, которые сложно скорректировать, но отказаться от этих людей мы не имеем права. Другой вопрос, что ситуация в Украине сильно зависит от внешних факторов, и она совсем не нова. Эти факторы можно называть по разному и влияние других стран на Украину в разные исторические эпохи было разным. Иногда более агрессивным, иногда менее. Но наивно думать, что кто-то из-за рубежа, когда-то хотел для Украины экономического успеха и политического преуспевания. Правители соседних стран заботятся о своих странах. А ответственность за все, что происходит с украинским государством по определению лежит на его руководстве. Забота руководства страны - создавать такие условия, чтобы никакой агрессии против ее народа не было. Тем более, что обещаний на эту тему от украинских политиков наш народ слышал множество.

- Осуждаете ли вы аннексию Крыма?

- УПЦ неоднократно призывала к сохранению целостности украинского государства. Даже само существование Крымской епархии УПЦ является свидетельством того, что наша церковь отстаивает позиции украинского государства.

- Когда был Майдан, какую позицию занимала УПЦ?

- УПЦ тогда была председательствующей во Всеукраинском совете церквей религиозных организаций. Именно УПЦ стала организатором площадок, на которых политические партии могли обсуждать пути выхода из политического кризиса. Мы не являемся политической организацией, которая поддерживает те или иные политические силы. Мы к причастию допускаем и тех верующих, которые были на Майдане, и тех, которые на Майдан не ходили, вне зависимости от их политической ориентации. Поэтому, используя принципы "Богу Божье, кесарю кесарево", мы политическими агитациями в отличие от других конфессий не занимаемся.

Но УПЦ всегда поддерживает легитимную власть. Поэтому та власть, которой сегодня поручено управлять Украиной была признана нашей церковью. 

- Курс на Европу поддерживает УПЦ?

- Это не вопрос церкви. Это должно решать государство. Единственное, что церковь будет всеми силами отстаивать, - это традиционные моральные принципы, которые присущи нашему народу и корнями уходят в Евангелие. И те инициативы, которые есть государственные, гражданские, законодательные, идущие в разрез с христианской моралью, УПЦ поддерживать не будет.

- Это какие?

- В частности, реформирование семейного законодательства, внедрение так называемой гендерной политики в образовательный процесс. То, что связано с вопросами репродуктивной политики. В общем, все то, что что является вызовом для христианского мировоззрения.

- Вы против легализации ЛГБТ?

- Естественно, Библия против этого.

- А, собственно, запрет абортов, за который выступает РПЦ, вы поддерживаете?

- Не только мы, все религиозные организации выступают против абортов.

- А именно запрет на законодательном уровне поддерживаете?

- Если бы у нас были средства влияния, то мы бы, конечно, их применили, чтобы наша Украина перестала быть одним из лидеров этой печальной статистики.

- По языку. Поддерживаете ли вы активный курс на украинизацию?

- В наших храмах подавляющее большинство богослужений проходит на церковнославянском языке. Есть регионы, где богослужение проводится на украинском языке или на украинизированном церковнославянском языке.

- А в Крыму?

- На церковнославянском языке.

- И все-таки у УПЦ есть четкая позиция в отношении языка?

- Это зависит от прихожан. У нас в Киеве есть храмы, где богослужение совершается на украинском языке. Эти храмы не заполнены и на половину. Поэтому если есть желающие молиться на украинском языке, пожалуйста есть такие храмы. 

- Вы хотите сказать, что на русском языке вообще не проводятся службы в УПЦ?

- Не было необходимости. 

- А литература?

- Есть на русском, украинском. Есть даже на английском.

- Как вы относитесь к идее создания украинской поместной церкви?

- Сегодня очень много спекуляций по отношению к определению "поместная церковь". Очевидно, что политики подразумевают несколько иное, нежели это прописано в каноническом праве. Для Украины поместная церковь – это УПЦ. Она признана всеми другими поместными церквями. Она является одной среди всех остальных. Так называемый Киевский Патриархат или другие автокефальные церкви, которые зарегистрированы в Украине, не легитимны. Они не являются поместными церквями.

Но поместные церкви могут иметь разный статус, они могут быть автокефальными, то есть иметь своего патриарха, могут быть автономными. То-есть, не иметь своего патриарха, а сохранять духовную связь с другим патриархом. В Украине никогда не было патриарха. На протяжении 1035 лет со времени Крещения Руси, на территории современной Украины, никогда не было отдельного патриарха. На этот исторический факт влияло очень много обстоятельств. 

- Каких именно?

- Известно, что Украина, как независимое государство реализовала себя лишь в XX веке. Этот век стал далеко не самым благополучным для церкви. И когда сегодня спрашивают, насколько УПЦ независима от РПЦ, то я даю ответ, что она независима настолько, насколько Украина независима от России. 

Сегодняшний статус УПЦ - это не прихоть ее епископов, а результат консенсуса в среде всего верующего народа. Чем больше верующих будут загонять в автокефалию, тем больше будет сопротивление. Это же общеизвестные законы социологии. Помню слова уже покойного Блаженнейшего митрополита Владимира: "Нынешний статус церкви является оптимальным в тех условиях, в которых Украина сейчас находится". 

Киевский Патриархат – это церковные сепаратисты. И если мы начнем признавать КП, мы окажемся в том же статусе, как те, которые признают "ДНР" и "ЛНР". А нас государство к этому постоянно принуждает, чтобы мы признали КП.

- А как вы считаете, УПЦ КП сыграли роль в появлении церковных законопроектов?

- Так никто и не скрывает. 

- А были попытки забрать у УПЦ Киево-Печерскую Лавру?

- Была в феврале 2014 года. Около 500 человек, организованных священником Киевского патриархата, пришли штурмовать Лавру. 

- А на законодательном уровне?

- Регистрировалась петиция по передаче Лавры Киевскому Патриархату. Но на следующий день была зарегистрирована петиция по недопущению передачи, и она за один день набрала в два раза больше.

- Новые храмы строятся УПЦ?

- Строятся, но в последние годы блокируется выделение разрешений для нашей церкви.

- Скажите, сколько, на ваш взгляд, среди церковных прихожан людей, которые действуют без особого осознания. То есть таких, которые заходят в ближайший к их дому храм несколько раз в год – просто поставить свечечку или кулич посвятить, и особо вообще не задумываются ни о принадлежности конфессии, ни о других вопросах?

- К сожалению, у нас в Украине при высоком уровне религиозности очень низкий уровень церковного сознания. Не более 3% населения посещают храмы каждое воскресенье и приступают к таинству исповеди и причащения. А большинство людей индифферентны и предпочитают решать свои духовные вопросы онлайн. Многие все еще живут в постсоветском токсикозе.

- Называют цифры, что 60% людей доверяют церкви?

- Да, 60% доверяют, 80% украинцев называют себя верующими, но в храм ходит очень маленький процент людей.

Беседовала Елена Голубева

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров