В Дебальцевском деле есть над чем работать

Военный прокурор Анатолий Матиос в интервью телеканалу "112 Украина" рассказал о расследовании происшедшего в Дебальцево и Иловайске, о том ,как работает военная прокуратура, а также, что он думает о резонансных убийствах последних дней

В Дебальцевском деле есть над чем работать
112.ua

Наташа Влащенко

Журналист

Военный прокурор Анатолий Матиос в интервью телеканалу "112 Украина" рассказал о расследовании происшедшего в Дебальцево и Иловайске, о том ,как работает военная прокуратура, а также, что он думает о резонансных убийствах последних дней

Влащенко: События прошлой недели, дальнейшая эскалация криминогенной обстановки в городе заставила задуматься всех нас, не пора ли возвращать страну в правовое поле? И сегодня у нас в гостях военный прокурор Украины Анатолий Матиос. Добрый вечер. Как вы считаете, что происходит сегодня в Киеве и в Украине, с точки зрения криминогенной обстановки?

Матиос: В Киеве проходит жизнь в этих проявлениях, в которых она есть в Украине. Кто бы как ни относился к тем людям, которых убили, но они люди. И право на жизнь предоставляет только Всевышний, и имеет право его забрать только судьба. Отнимать любую жизнь - праведно или неправедно жил человек, это не людям судить. То, что происходит, это ужасно в части эскалации этих вещей. Я, будучи осведомленным в некоторых тонкостях, обстоятельствах расследования и версий, хочу сказать, что делается максимально много как МВД, так и процессуальным руководством ГПУ, сотрудники которой очень динамично, круглосуточно выполняют свои обязанности. Удастся ли по горячим следам раскрыть эти убийства - не готов сказать.

- Насколько профессионально были подготовлены эти убийства?

- Профессионализм подготовленного убийства может оценить только заказчик. Наверное, следует достаточно серьезно рассматривать версию подготовки так называемых сакральных убийств, которые должны быть понятными для широкой общественности и вызвать соответствующие психотипные реакции; приводить к той мгновенной реакции, которая была продемонстрирована главой соседнего государства, гибридного агрессора, который через 45 минут прокомментировал это в прямом эфире. Поэтому есть достаточно серьезные основания считать, что это профессионально подготовленные, выполненные неизвестно пока кем, но профессионально подготовленные сакральные убийства. То есть создание сакральной жертвы, которую можно было бы как фетиш доносить - о беспорядках, отсутствии прав в Украине.

- С целью?

- Дискредитация в канун особо важных событий, на которые возлагает большие надежды руководство соседнего государства, то есть это 70-летия окончания войны. Повышение тонуса агрессии и экзальтация по соседней братской стране, потому что все славяне - братья. Они, эти народы, столь перемешаны и соединены друг с другом, что то, что сейчас творит руководство соседнего государства в отношении украинского народа, прежде всего, не буду уже говорить по украинской государственности и территориальной целостности, это просто ужасно.

[media type="video" position="6"]

- Какие результаты расследований по Иловайску и Дебальцево?

- Мы работаем исключительно по тем нормам закона, которые утверждены в виде законов и подписаны главой государства. Это УПК, который предусматривает четыре составляющие для объявления подозрения конкретным людям. Это свидетельства людей, документы, вещественные доказательства и экспертизы. Первые три составляющие мы отработали полностью. Что касается экспертизы, то она закончена, и сейчас после праздников мы ожидаем, что все эксперты, а это 25 специалистов из разных учебных заведений, в том числе негосударственного сектора безопасности, специалисты высокого уровня, которые имеют соответствующие оперативно-тактические знания и опыт, они должны подписать этот акт. Только они подписывают - получается полная база для оценки доказательств. Оценка доказательств позволит дать конечную квалификацию и принять процессуальное решение: или констатация факта, или инкриминирование, то есть объявление подозрения тем лицам, которые были ответственны за те или иные действия или бездействие в виде наступления таких-то последствий.

- А кому именно может быть предъявлено это подозрение?

- В связи с тем, что у меня есть достаточно данных о расследовании и перспективе, я все-таки буду вынужден не озвучивать эти фамилии, потому что есть установленный законом порядок. Достаточно сложно нам приходилось расследовать дело, поскольку Украина никогда не воевала. Никогда на постсоветском пространстве. На постсоветском пространстве никогда не расследовались преступления за бездействие или неправильность действий командования при проведении боевых операций. Нам пришлось придумать фактически ноу-хау, поскольку ни экспертного учреждения в системе Министерства обороны или Национальной гвардии, которое должно иметь лицензию Минюста для проведения экспертизы, не было. Нам удалось в рамках закона смоделировать юридическую конструкцию, которая даст нам возможность получить профессиональные выводы.

- Будут опубликованы результаты этих выводов?

- Фактически большинство материалов уголовного производства составляют секретные документы с соответствующими грифами. Но поскольку процесс является все равно открытым (процесс объявления подозрения или процесс принятия решения при тех запросах и при том внимании общества, которое сейчас происходит), они однозначно будут известны.

- В обществе серьезно растет недовольство тем, что уже год как прошел после Майдана, а никто не понес наказания. А в нашем случае, в Иловайске, погибло 500 человек.

- Я вынужден констатировать, что количество людей от периода к периоду у нас увеличивается. И более 400 человек (по-моему, 457) установлено на данный момент погибших и более 478 раненых.

- Кто-то должен ответить за это?

- Однозначно все будут держать ответ перед Богом за свое действие или бездействие. Есть презумпция невиновности, нет завершенной последней стадии экспертизы и право следователя, и обязанность следователя объективно, на базе доказательств принять процессуальное решение: или констатировать факт крайней необходимости, или непреодолимых обстоятельств, тоже рассматривался как версия по делу, а также действия или бездействия командования АТО.

  - В каком состоянии сегодня Дебальцевское дело?

- Она также расследуется. Есть над чем работать.

- Можно озвучить, сколько там людей погибло?

- Все цифры, которые озвучивал Генеральный штаб Министерства обороны, соответствуют действительности. Методология подсчета может вызвать различные дискуссионные вопросы, поскольку цифры, которые озвучены широкой общественности, брались за период самого вывода подразделений и частей.

- А есть ли цифры потерь среди мирного населения?

- Я не готов сказать о количестве потерь мирного населения, поскольку это не касается моей компетенции. Все случаи смерти фиксируются органами внутренних дел и территориальными гражданскими прокуратурами, если есть такая возможность. В силу того участка ответственности, что есть, я занимаюсь исключительно военной тематикой.

- В армии есть большая проблема с мародерством, нарушением дисциплины, алкоголем и тому подобное. Как сегодня видите решение этих проблем?

- Любая армия, как и правоохранительные органы, - это воплощение общества. Нет других людей, как из общества, которые пришли к другой институции. Это зеркало. Эти проблемы действительно есть. Я думаю, что еще не все сделано до конца, что бы могло предотвратить в массовом порядке такие факторы, как пьянство, неповиновение, факты мародерства не отнесенные к категории военных преступлений. Это - уголовные преступления, которые в народе называются грабеж, разбой.

[media type="video" position="5"]

- А если во время войны и в армии?

- Мародерство - это на территории врага. Мы на своей территории проводим АТО. Что касается совершения уголовных преступлений военнослужащими, то это подследственность органов внутренних дел.

 - А как назвать поведение солдат, которые забирают у мирного населения какие-то вещи? Это разве не мародерство?

- Если с оружием - это разбой, если без оружия, но с угрозами - это грабеж или кража тайная. Это уголовные преступления, которые расследуются органами милиции. Однако военная прокуратура достаточно много сделала из того, что касается привлечения к ответственности и неотвратимости наказания для тех лиц, которые идентифицировали себя с батальоном "Айдар": фактически находились там день-два, а затем были в свободном полете с оружием на всей территории Украины и совершали уголовные преступления. И другие подразделения.

- Там было 13 уголовных дел?

- Тринадцать мы отправили в суд. Из последнего: на территории пяти областей Украины нами совместно с СБУ были одномоментно задержаны шесть человек, которые когда-то находились в батальоне "Айдар", а затем дезертировали и на территории Украины с оружием совершали правонарушения.

- Удалось поставить все добровольческие батальоны в дисциплинарный сегмент?

- Украина страшно страдает от подмены понятий. Какие добровольческие батальоны? У нас есть батальоны ППС, особого назначения Министерства внутренних дел. Это милиционеры, которые призваны в милицию на добровольческих началах. Есть один добровольческий батальон - это ВЧ "Айдара" в системе Министерства обороны. Других батальонов нет. Остальное - это незаконные вооруженные формирования, которые не воюют, потому что за этот период военных действий все давно поставлены на учет. Батальон "ОУН" уже фактически перешел в ряды Вооруженных сил, есть решение логистики интеграции "Правого сектора" в Вооруженные силы Украины в той или иной форме. Самая большая дилемма в том, что несмотря на пребывание в зоне АТО, ответственность работника милиции подразделения специального назначения "Донбасс", "Шахтер" и т.д. в системе органов внутренних дел ни в какое сравнение не идет с ответственностью военнослужащих. Для военного - это преступление, для милиционера - дисциплинарный проступок.

- Недавно вы говорили, что небоевые потери в армии выросли на 50%. И основной причиной является, вы назвали, существенное снижение воинской дисциплины. Как сделать так, чтобы дисциплина вернулась?

- Есть кадровые офицеры, которые управляют призванными, мобилизованными подчиненными. У нас произошла тотальная мобилизация гражданских людей. Уменьшение расстояния между офицером и панибратство между офицером и подчиненным приводит к небоевым потерям: дракам, неуставным отношениям, потери оружия, увечья и тому подобное. Увеличение на 50% потерь обусловлено тем, что есть сухая, но досадная статистика: когда войска в событиях (в наступлении, в обороне), тогда меньше небоевых потерь, а когда происходит так называемый период перемирия, то посттравматический шок заставляет людей употреблять спиртное, которое невозможно проконтролировать. Сейчас удалось принять и подписать изменения в закон о создании гауптвахт, административном аресте на 15 суток. Это права командиров теперь.

[media type="video" position="4"]

- Практику гауптвахт знала советская армия. А будет возвращаться практика дисбатов и военно-полевых судов?

- На момент начала АТО в Украине осталась одна гауптвахта на 36 человек, которая находится в Киеве. Сейчас изменения в закон предусматривают создание. Создаются комендатуры, и теперь командир имеет право наложить взыскание в виде админпротокола и административного задержания от 10 до 15 суток. Это начиная с батальона. Однако это человек без специального образования, имеет только военные знания, а там нужно девять основных документов написать. Его этому никто не научил. Я уже не один раз ставил вопрос, почему Минобороны не проводит соответствующие семинары. Статистика свидетельствует, что несмотря на изменения в закон, сейчас гауптвахты не действуют, потому что командиру надо засвидетельствовать человека, если он выпивал, затем составить протокол, направить в суд, участвовать в рассмотрении этим судом и после этого его арестовывать.

- Как изменились права командиров и солдат?

- До недавнего времени командир был вообще бесправным. Он мог наложить взыскание, не отпустить в увольнение солдата или не подписать ему отпуск. Других механизмов, кроме устного замечания, не было. Сейчас им предоставлен инструмент - административный арест. 15 суток на аресте в местах временного содержания - это достаточно серьезный стресс для любого человека, который никогда не привлекался. Однако нечего бояться. Сейчас мир совершенно открыт, и любое законодательство доступно - как в бумажном, так и в электронном виде. Матери, которые беспокоятся за несоблюдение воинской дисциплины своими сыновьями или мужчинами, это рудимент Советского Союза. Конституционная обязанность каждого мужчины - быть готовым отдать свою жизнь, здоровье на защиту территориальной целостности страны и защиту ее Конституционной государственности. Если человек не принимает такого решения, он найдет сто одну причину. Слава Богу, что у Украины есть генофонд, который сейчас находится на востоке.

- Могут ли быть возвращены военно-полевые суды?

- Может быть все. Но для этого нужна не только политическая воля. Они однозначно нужны, потому что статистика свидетельствует, что с тех уголовных производств, которые мы направили в суд (а это достаточно большие и печальные цифры - тех, что дезертировали или иным образом уклонялись от службы, не выполняли приказы), свидетельствует о том, что в результате объективных обстоятельств, сложившихся в государстве, большинство судей, особенно на территориях, прилегающих к зоне АТО, - это женщины. И мягкость вынесенных приговоров нивелирует само понятие неотвратимости наказания. Если кто-то дезертировал, а суд его выпустил, понимают все остальные, последующие, за это ничего не будет. Например, 16 марта, командир в состоянии алкогольного опьянения отдает своему подчиненному, с которым распивал спиртные напитки, команду сесть, не будучи водителем на транспортный гусеничный транспорт, и в центре Константиновки уничтожает маленькую жизнь. За две недели мы это расследовали, провели шесть экспертиз. К чести Минобороны, оно за полдня возместило убытки семье заявленного гражданского иска.

- Знаете ли вы, что через "Новую почту" из зоны АТО шлют все - просто поток контрабанды?

- Мы неоднократно поднимали этот вопрос перед МВД, так как почтовые отправления - это частные отправления. Регистрировать производства, идти в суд, получить разрешение и так далее. Но есть система превентивных мер, которыми должно заниматься исключительно МВД. Потому что есть конечный получатель и идентифицирован отправитель. И понятно, что если ты в армии, ты не мог получить зарплату железными металлическими воротами или холодильником, или стиральной машиной. Сотрудничество есть, но невозможно охватить неохватываемое. 480 военных прокуроров на всю страну не могут подменить все остальные органы. Невозможно искоренить предпосылки и причины, которые к этому приводят. Более 17 тыс. человек, военнослужащих, должны быть привлечены за те или иные преступления.

- "Крышует" ли милиция, СБУ, прокуратура контрабанду?

- Контрабанды нет. Есть незаконное пересечение границы товарооборота на контрольной и неподконтрольной территории. Нужно не наказывать и догонять тех, кто уже совершил (а это на огромной линии соприкосновения - на семи "пропусках"), а приказным порядком остановить передвижение транспорта в темное время суток. Потому что все эксцессы и все эти позорные поступки совершаются ночью. Поскольку днем ​​там приедет военная служба правопорядка, может заехать гражданский прокурор, который занимается надзором за соблюдением законов на гражданской территории. Если это будет в светлое время суток, то всегда приедет и военный прокурор проверит выполнение уставов в соответствии с предоставленными законом полномочиями. Это не вопрос, кто "крышует". Это в каждом отдельном случае мера совести и низости тех людей, которые стоят и на чужом горе наживаются.

- Работники спецслужб имеют ресурс и власть. Им это делать легче.

- Ресурс имеют все государственные органы. Но концепция АТО предусматривает на этих сборных пунктах пропуска "сборную солянку" представителей различных органов: пограничников, Национальную гвардию, представителя СБУ. Предоставление приказа о передвижении в темное время суток – это исключительно зависит от руководителя АТО, которое должно быть согласовано со всеми другими заинтересованными ведомствами.

- Занимается ваше ведомство расследованием дела с топливом для Минобороны?

- Мы были первые, кто обратили внимание на такие странные, массовые, по сокращенной процедуре закупки. Осенью прошлого года мы расследовали и арестовали начальника департамента закупок Министерства обороны, у которого изъяли 430 тыс. долл. Но суд его выпустил, изменил меру пресечения. И судья, который менял меру пресечения этому начальнику департамента, сам до недавнего времени ходил под подозрением в получении взятки.

- Почему многие волонтеры так быстро начинают ввинчиваться в эти бизнес-схемы? Те же люди поехали на восток абсолютно бескорыстно - как идеалисты, чтобы защитить свою Родину.

- Волонтерство - это не защищать Родину, а помогать в тех дырах, которые произошли. Есть классические вещи, которые всем известны. Человеком движет страх, голод, выгода и секс. Есть безоговорочно безсеребряные люди, которые болеют и отдают последнее. Есть те, кто имеют соблазн. Выстоять перед этим соблазном при сотнях миллионов, которые выдаются на армию, это довольно сложно. Не может непрофессиональный человек только на принципах патриотизма заниматься бешеными финансовыми суммами. Есть много проблем. Через довольно непродолжительное время мы будем иметь грандиозный скандал по этому поводу.

- Сколько сегодня средств в процентном отношении выводится в оффшоры из тех финансовых потоков, которые есть в армии?

- То, что выводится в оффшоры, видит НБУ. Финансовые потоки, безналичные, они полностью отслеживаются государственными институтами. При государственных закупках не существует наличных расчетов. Вот система вывода средств и обналичивания через налоговые ямы – это есть. И покушения на хищение с предоплатой, которые выводятся через фиктивные фирмы, нами подтверждены.

- Вы довольны результатами назначения председателя Антикоррупционного бюро?

- Результат не оценивается процессом. Он оценивается достигнутой целью. Я желаю всего наилучшего новоизбранному руководителю Антикоррупционного бюро, но оно никогда не заработает, пока не будет избран спецпрокурор с особым порядком его назначения, не корреспондируется с новыми изменениями в закон о прокуратуре. Это дилемма на дилемме. Спецпрокурор должен осуществлять процессуальное руководство за осуществлением оперативно-розыскной деятельности и досудебного следствия, которое должны проводить детективы.

- Хочу спросить о вашей декларации. Вы записали свою зарплату, которую заработали, а у вашей жены - 35 млн грн. Почему вашей жены не было в декларации за 2013?

- Я женился 7 ноября прошлого года. К тому времени я был восемь лет в разводе. Мне не стыдно за свою жену. Я не исследовал ее состояние, но предприятие, агрохолдинг, который она возглавляет и основала, оно работает 20 лет, и там работает более 400 человек. Оно не имеет никакого отношения ни к бюджету, ни к армии, ни к обороне, ни тем более к прокуратуре. Могу только порадоваться, что такая самодостаточная женщина оценила мои мелкие способности как человека.

- Какая у вас любимая книга вашей сестры?

- "Почти никогда не наоборот". Есть такая книга. Подмена понятий в Украине, когда войну называют миром, а миром называют войну, а войну – АТО и т.д. - это большая беда Украины.

- Каков средний срок для расследования преступлений такого рода, которые состоялись на этой неделе?

- Убийства раскрываются или не раскрываются за десять дней. Если они не раскрываются, то это достаточно кропотливая и тяжелая работа.

- Вы лично были когда-то на гауптвахте?

- Когда я проходил срочную службу в советское время, я не был на гауптвахте.

- Я встречала в прессе, что вы - человек Левочкина. Насколько это правда?

- Как это понимать?

- Вы же знаете, что Левочкин имеет чрезвычайно большое влияние на политиков, чиновников?

- Это делает ему честь, наверное.

- На какой машине вы приехали в студию?

- На такси.

- Должны ли мы ждать роста преступности в ближайшее время?

- Хотелось бы, чтобы этого не произошло. Статистика свидетельствует об обратном.

- Что вы подарили своей жене на последний день рождения?

- Он еще будет.

- Три вещи, которые сделаны для Украины за этот год.

 - Мне легче сказать, что не сделано, чем сделано. Не получено и не доплюсовано доверие общества. Добавлено минусового значения в ожиданиях общества. Вычтено состояние общества, но при этом очень позитивным является максимальный рост патриотизма этносов, живущих на территории нашего государства. Я очень этим рад, несмотря на те негативные вещи, которые происходят. Они есть и будут в любом обществе.

- Благодарю вас, Анатолий Васильевич.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров