В НБУ понимали, что, скорее всего, Коломойский не выполнит свои обещания по "ПриватБанку"

В Нацбанке (НБУ) сегодня официально заявили о невыполнении экс-владельцами "ПриватБанка" взятых до 1 июля обязательств по реструктуризации проблемной задолженности учреждения. О том, какими будут дальнейшие шаги регулятора в отношении "ПриватБанка", есть ли основания для уголовного преследования бывших его собственников и почему НБУ остался недоволен действиями аудиторов компании PricewaterhouseCoopers, которая проводила аудит финансового учреждения, в эксклюзивном интервью для 112.ua рассказала зампредправления НБУ Екатерина Рожкова

В НБУ понимали, что, скорее всего, Коломойский не выполнит свои обещания по "ПриватБанку"
112.ua

Елена Голубева

Журналист, 112.ua

В Нацбанке (НБУ) сегодня официально заявили о невыполнении экс-владельцами "ПриватБанка" взятых до 1 июля обязательств по реструктуризации проблемной задолженности учреждения. О том, какими будут дальнейшие шаги регулятора в отношении "ПриватБанка", есть ли основания для уголовного преследования бывших его собственников и почему НБУ остался недоволен действиями аудиторов компании PricewaterhouseCoopers, которая проводила аудит финансового учреждения, в эксклюзивном интервью для 112.ua рассказала зампредправления НБУ Екатерина Рожкова

- Екатерина Викторовна, для вас стало неожиданность то, что реструктуризация задолженности бывшими собственниками "ПриватБанка" не произошла?

- Мы два года работали с бывшим топ-менеджментом и с бывшими собственниками именно по вопросу реструктуризации кредитного портфеля связанным лицам. Они подписали программу, где обязались его реструктуризировать и предоставить залоги. Там были четкие сроки, и эти сроки заканчивались до 1 октября 2016 года. Но поскольку это не было сделано, то у нас были объективные сомнения, что они это сделают до середины 2017 года. Мы понимали, что это скорее всего не произойдет. 

Насколько знаем, нынешние переговоры о реструктуризации длились до последнего момента, о чем была речь? Кто что предлагал?

- Я не могу комментировать сами переговоры, потому что Нацбанк не был стороной переговоров. Компания, которая их осуществляла, была нанята банком ("ПриватБанком", - ред.) по итогам тендера, и основной вопрос был – это реструктуризация долга и оформление залога. Результата нет. И о чем конкретно шла речь, действительно НБУ не знает, потому что у нас есть конфликт интересов, мы не вмешивались в эти переговоры – мы являемся регулятором, нам необходим был результат. На данный момент, уже официально Кабмин уведомил о том, что результата нет, срок вышел. Поэтому следующий шаг – это принудительное взыскание или работа с проблемным портфелем, которую выполняют все банки,в т.ч. государственные.

- Кто и какие шаги будет предпринимать для принудительного взыскания?

- Это функция банка – он сегодня имеет проблемный кредитный портфель, просроченные кредиты, неуплаченные проценты и должен работать в юридической плоскости по взиманию этих долгов.

- Какой на данный момент размер долга? Какая сумма подлежала реструктуризации?

- По итогам годового аудита, который был проведен компанией Ernst&Young, общий объем резервов под кредитный портфель, предоставленный юридическим лицам, составил 184 млрд грн. То есть, это почти 86% от общего кредитного портфеля, предоставленного юридическим лицам. Это сумма, о которой идет речь. Уровень ее обеспечения залогом очень низкий: пытаясь реструктуризировать свои активы, летом прошлого года "ПриватБанк" принял на баланс определенную часть основных средств и отдал их в финансовый лизинг.

- Сегодня Минфин опубликовал письмо, в котором содержатся взятые на себя бывшими собственниками "ПриватБанка" обязательства. Но ранее министр финансов Александр Данилюк заявлял, что эти обязательства не носят обязывающий характер. Будет ли это иметь значение во время судебных разбирательств по принудительному взысканию?

- Наверное, лучше эту ситуацию прокомментируют юристы. Но мы имеем подписанное письмо. С одной стороны, оно нотариально не заверено, а с другой стороны, это – добровольно подписанное письмо. Поэтому с точки зрения международной юридической практики, это определенное обязательство, которое не было выполнено.

- Также есть информация, что кроме этого письма есть письмо, направленное бывшими собственниками именно НБУ. Какие его основные пункты?

- Есть такое письмо. Оно писалось раньше (письма Минфину, - ред.). В письме, которое получил Нацбанк, были более детально описаны условия реструктуризации. А именно: все кредиты, которые сегодня есть на балансе банка и которые не имеют реального обеспечения, и заемщики, финансовое состояние которых в принципе не соответствует здравому рассудку и регуляторным требованиям, должны быть переведены на компании, которые имеют реальную выручку, ведут реальную производственную деятельность, имеют реальные производственные мощности. И источники ведения этой деятельности должны стать источниками для погашения этих кредитов. И снова-таки, они должны предоставить твердые залоги.  

- Но ничего не было выполнено?

- Нет, к сожалению.  

- Действительно ли был еще аудит PricewaterhouseCoopers?

- PricewaterhouseCoopers - это компания, которая официально осуществляла ежегодный аудит "ПриватБанка". Последняя отчетность, которую она подтверждала, это была отчетность по итогам 2015 года. 

- Действительно ли есть большая разница между данными аудита PricewaterhouseCoopers и Ernst&Young?

- Конечно. PricewaterhouseCoopers подтвердил размер капитала банка на уровне 27 млрд грн. Ernst&Young подтвердил капитал банка на уровне почти минус 1 млрд. Это уже после того, как в капитал было внесено 116,8 млрд грн (государством, - ред.).

- Ранее агентство Bloomberg сообщало, что НБУ недоволен этим аудитом и решил более не привлекать PricewaterhouseCoopers к аудиту банков в связи с этой ситуацией. Действительно это так?

- Задание аудитора, когда он подтверждает финансовую отчетность, заключается в подтверждении, что в ней все адекватно отражено, что показатели банка такие, как он дает, и они соответствуют действительности. И это важно не только для регулятора, но и для клиентов банка. Поэтому, когда мы посмотрим, что уровень капитала имеет отъемное значение, опять-таки уже после того, как банк был докапитализирован на 116,8 млрд грн государством и на 29 млрд грн за счет конвертации обязательств в капитал, и все равно после этого капитал оставался отъемным, и на данные PricewaterhouseCoopers, которые показывали 27 млрд грн капитала, то такая разница не может объясняться исключительно разной трактовкой международных стандартов финансовой отчетности.

Такая разница, с нашей точки зрения, говорит о недостаточном качестве аудита. Поэтому ясно, что мы недовольны. Но не только мы: все потенциальные пользователи какой-либо аудиторской отчетности должны требовать от аудиторов пристального изучения, это ответственность аудитора. Это отчетность подтверждается, в первую очередь, для пользователей. Что мы имеем с этим отчетом? По сути, сокрытие реального финансового состояния "ПриватБанка". При том, что у него нет капитала, он является неплатежеспособным, аудитор подтверждает достаточность капитала. И это, разумеется, не может удовлетворить ни регулятора, ни какого-либо нормального человека, который работает с финансовым средством: клиент, вкладчик, заемщик.

- И это означает, что вы не будете больше привлекать PricewaterhouseCoopers к аудиту банков?

- Аудиторские компании привлекаются самими банками. У Нацбанка есть рекомендации к тому, какими эти компании должны быть, это первое. И второе, НБУ сегодня ведет реестр аудиторских компаний, которые имеют право осуществлять аудит именно в банках. Потому как тут есть своя специфика и очень большая ответственность. Поэтому Нацбанк будет инициировать внесение изменений в этот реестр, об исключении PricewaterhouseCoopers из реестра компаний, которые могут осуществлять аудит коммерческих банков.

112.ua

- Ситуация с отсутствием реструктуризации в "ПриватБанке" может ли как-то повлиять на стабильность банковского сектора? Какие вообще могут быть последствия для экономики?

- Ни для сектора, ни для клиентов, ни для "ПриватБанка" отсутствие реструктуризации уже не будет иметь никаких последствий. Потому что банк был полностью докапитализован за счет государства. И сегодня в банке капитал уже позитивный, последняя докапитализация сейчас произойдет, так как Кабмин одобрил выделение 38,5 млрд грн. Из них 22,5 млрд грн вот уже в ближайшие дни поступят. Поэтому банк ("ПриватБанк", - ред.) – докапитализован, ликвиден и работает в нормальном режиме. Он сейчас определяется со своей бизнес-стратегией, ближайшими планами на развитие. Поэтому это никак не повлияет на финансовую систему. Однако вопрос не становится менее актуальным. Потому что те долги, которые на себя взяло государство, фактически компенсировав банку потери в размере 116,8 плюс 38 – это почти 155 млрд грн (было инвестировано в докапитализацию, - ред.), их нужно возвращать. И это уже задание лежит в другой плоскости. Это вопрос возвращения долгов.

- Представитель Нацбанка недавно сообщил в блоге, что каждый украинец должен заплатить условно 3,5 тыс. грн за долги бывших собственников "ПриватБанка". Что это за цифра?

- Если писал представитель Нацбанка, то он, скорее всего, делал расчеты, исходя либо из общего количества населения, которое проживает в Украине, либо из количества работоспособного населения. Но это иллюстрация для наглядности. Потому что мы с вами знаем уровень минимальной заработной платы, знаем много других направлений в государстве, которые нуждаются в финансировании. Государство потратило невероятную сумму на то, чтобы спасти банк, и эти деньги нужно возвращать.

- Была информация в прессе, что решение Александра Шлапака подать в отставку было связано с тем, что он понимал: реструктуризация уже не произойдет, и государство готово перейти в наступление на бывших собственников "ПриватБанка" в юридической плоскости. Он, дескать, не хотел в этом участвовать. Имел место такой мотив?

- Следует сказать, что Александр Витальевич возглавил банк в самый сложный период, сразу после национализации, когда это было определенным потрясением для всех и для клиентов и для населения. Он свое задание по стабилизации выполнил на отлично. А задание было непростое, нужно было, чтобы банк стабильно работал и обслуживал клиентов. Это больше половины транзакций нашей банковской системы. Задание стабилизации было выполнено. Сегодня другие задания стоят перед банком – нужно как можно скорее определяться с бизнес-планом с бизнес-стратегией на ближайшие годы. Второе, это, конечно же, возвращение долгов, работа с проблемными активами. Наверное, на эти задания нужно искать человека, профессионала в этих направлениях. Поэтому я не думаю, что решение об отставке имеет подводные течения, скрытые причины.

- А как будут выбирать нового главу правления? Были версии, что в НБУ уже определились в отношении того, что это должен быть экспат.

- Нет (смеется). Компетенция выбирать главу правления полностью принадлежит наблюдательному совету "ПриватБанка". Они могут объявить всеукраинский конкурс или внутренний - это их дело. Понятно, что не нужно с этим затягивать, а делать как можно скорее. Поэтому они должны объявить конкурс, определиться с кандидатурами и назначить нового главу. А после того, как это произойдет, он должен будет пройти собеседование в Нацбанке, такие наши внутренние правила. И мы будем с ним общаться, и я надеюсь, познакомимся в ближайшее время.

- Какие требования будет предъявлять Нацбанк к кандидатуре главы правления "ПриватБанка"?

- У нас есть, во-первых, перечень стандартных требований. Претендент должен понимать, как функционирует банковский рынок и конкретное банковское учреждение, он должен иметь широкие знания, в том числе и в такой области, как взыскание проблемной задолженности. Нужно иметь опыт в разработке стратегических планов, финансовых планов, потому что это важно для "ПриватБанка". Снова-таки, наша банковская среда восстанавливается, конкуренция понемногу возобновляется. Нужно уметь удерживать конкурентные преимущества этого банка. Поэтому задания перед новым главой очень и очень большие. Таким образом, в первую очередь, – опыт и, конечно же, деловая репутация.

- Ранее и.о. главы НБУ Яков Смолий заявлял, что одним из заданий нового главы будет очищение "ПриватБанка" от токсичных активов. О каких активах идет речь?

- Мы говорили о том же кредитном портфеле, который был предоставлен юридическим лицам, связанным с бывшими собственниками. Этот портфель имеет проблемы в обслуживании, он не имеет залогов. Под него стопроцентно сформированы резервы, но этот портфель на балансе банка есть. И с ним нужно что-то делать. И единственное, что можно делать - это начинать работу по возвращению долгов. Таким образом, возвращая часть средств, уменьшать этот проблемный объем токсичных активов на балансе банка.

- Площадка CETAM анонсировала подписание соглашения с "ПриватБанком" по реализации активов, в частности таких крупных, как стадион "Днепр-Арена", курорт "Буковель". Ситуация с реструктуризацией повлияет на сроки заключения договора или там уже решенный вопрос?

- Я не вижу прямой связи, это немного разные вещи. Действительно, в прошлом году часть основных средств, в т.ч. целостные имущественные комплексы, которые перешли на баланс "ПриватБанка". Ясно, что это не банковская деятельность управлять стадионом, например. Поэтому с этими активами нужно что-то делать. Два варианта: либо отдать в управление, либо продать. Потому что банку нужны живые средства. Но перед тем, как выставлять активы на продажу или на торги по передаче в управление, нужно провести их оценку. Потому что основной вопрос, один из основных, который остался в отчете независимого аудитора (E&Y, - ред.), он о том, что оценка всех этих активов не является подтвержденной. Поэтому, первое задание, которое стоит перед банком сегодня, провести инвентаризацию этих активов, проверить документы, которые есть в наличии (что они соответствуют требованиям законодательства), и сделать новую оценку. И только после этого можно делать последующие шаги, как, в частности, выставление на торги.

- То есть, основная цель - избавить банк от неприсущих ему функций?

- Да, эти активы на сегодняшний день не генерируют денежный поток. Вот имеют они на балансе стадион. И что? Стадионом нельзя рассчитаться с вкладчиками, которые имеют у тебя депозиты, и ты должен выплачивать им проценты. То есть, банк должен получать живые деньги.

- А уже известно, какую сумму может выручить "ПриватБанк" от продажи всех этих активов?

- Только после того, как оценщики дадут им корректную оценку, можно будет определяться, как именно будет происходить продажа и какую сумму может выручить банк.

- А если дойдет до продажи, насколько их новые собственники смогут быть уверены в юридической чистоте активов и в том, что бывшие собственники "ПриватБанка" не станут оспаривать их права собственности?

- Мы сегодня видим, что бывшие собственники ("ПриватБанка", - ред.) развернули широким фронтом обжалование фактически всех государственных решений. И ведут такую юридическую и в СМИ кампанию против решений государства. Поэтому я не могу ничего говорить, что будут делать по этому поводу бывшие собственники, но юридическая экспертиза документов должна быть сделана. Документы, я надеюсь, все оформлены корректно, в соответствии с законодательством, и новые собственники, я уверена, будут добросовестными выгодоприобретателями.

- По данными E&Y, около 9 млрд грн составляет сумма на которую поданы иски к "ПриватБанку" бывшими собственниками. Действительно такая сумма фигурирует?

- Это иски не только бывших собственников, но и лиц, которые были связаны с бывшими собственниками, эти иски касаются, прежде всего, процедуры обмена неотягощенных обязательств на акции банки.    

- Известно, что привлечена международная компания Kroll, которая должна подготовить отчет, на основании которого должно начаться и уголовное преследование бывших собственников "ПриватБанка". Когда он может быть готов?

- Предварительно мы говорили, что работа по завершению анализа должна быть завершена до конца сентября - начала октября. Задание компании Kroll более масштабное. Она должна промониторить деятельность банка на протяжении достаточно долгого периода времени и дать ответы на основные вопросы: какие суммы денег, в какой период, куда были направлены. Кто это делал и в интересах кого. Поэтому это – масштабная работа. Ясно, что сегодня мы уже видим отдельные элементы этого пазла, так сказать, и для того, чтобы начинать работу по взысканию, чтобы совершать действия, направленные на возвращение государству утраченных средств, не нужно ждать сентября. Это уже можно делать сегодня, просто в конце года или в четвертом квартале мы уже получим более комплексный отчет, который более четко покажет, с чего все началось. А чем закончилось, мы с вами и так видим.

- А этот отчет будет передан правоохранительным органам?

- Обязательно.

- Возможно, что преследование бывших собственников "ПриватБанка" будет начато еще до получения этого отчета?

- Поскольку отдельные элементы уже сегодня видны, и "ПриватБанк", как и любой другой коммерческий банк, а тем более государственный, он обязан начинать работу по взысканию долгов. Поэтому он должен начинать ее прямо сейчас, и я уверена будет начинать. Второе, в отношении преследования, у нас есть закон и он одинаков для всех. По нашему убеждению, и снова-таки, глядя на цифры, которые мы видим в отчете независимого аудитора, мы понимаем, что причина неплатежеспособности "ПриватБанка" – это его кредитный портфель, который предоставлялся юридическим лицам, которые так или иначе были связаны с бывшими собственниками.

- Какие-то материалы предварительные вы передавали правоохранительным органам?

- Опять-таки, это задание банка сегодня. Национальный банк он как у "ПриватБанка", так и у любого другого банка может требовать план по работе с проблемной задолженностью. Банк должен этот план разработать и реализовывать. Это задача, которая стоит перед ним. Мы же, как регулятор, будем контролировать, как это выполняется и действительно, единственное, что будем требовать, чтобы все было по закону и не было задержек.

- Но "ПриватБанк" таки передавал правоохранительным органам материалы?

- Могу только сказать, что банк работает в этом направлении.

112.ua

- Была информация, что капитал бывшими собственниками особенно активно выводился именно в последний период времени перед национализацией. Это так?

- Не совсем так. Мы считаем, что вывод средств происходил намного раньше 2014-2015 годов. Средства, вероятно, направлялись на приобретение активов за пределами Украины. А в последние дни перед национализацией действительно происходили определенные, по нашему убеждению, незаконные действия. "ПриватБанк" имел собственные корреспондентские счета в банках Латвии и на Кипре. Так вот, средства с этих счетов за одну ночь исчезли, а вместо них появилась дебиторская задолженность. Речь идет о приблизительно 12 млрд грн. Это произошло в последние дни перед национализацией. В последние дни средства, которые находились на счетах связанных с банком лиц, также были выведены из банка. Но это точно не основная сумма. Потому что мы с вами говорили о 184 млрд грн обесцененного портфеля, и эти 12 млрд также есть их частью.

- Сколько времени, по вашим прогнозам, займет реструктуризация "ПриватБанка", теперь, когда уже ясно, что она пойдет по судебному сценарию?

- Это очень сложно прогнозировать. Ясно, что это очень масштабный объем исчезнувших активов. И если смотреть на другие страны, где происходило подобное, но в меньших объемах, то это занимает 3-5 лет, это не так быстро. Но банк будет развиваться своим путем, будет улучшать свои результаты, а работа с активами будет вестись параллельно.    

- Сообщалось о намерении в будущем предложить "ПриватБанк" международным инвесторам. Возможно, уже известно, кто им интересуется?

- Пока еще никаких конкретных переговоров не было. Мы понимаем, что если на сегодняшний день банк правильно реструктуризировать, он может быть интересен в перспективе. Опять же, эта перспектива не сегодня, не завтра. Возможно, три-пять лет, когда банк уже избавится всего лишнего. Когда уже не будет ни токсичных активов, ни каких-то основных средств, ни каких-то стадионов. Когда это будет банковская модель, которая способна генерировать прибыль, тогда она станет интересна потенциальным инвесторам.

- Есть еще ситуации с банками в Украине, в которых также может быть проведена национализация?

- Нет. Законом определено, что национализация может быть, если банк является системно важным. У нас три таких банка, и все три уже государственные. Поэтому нам уже некого национализировать. И второе, мы надеемся на то, что система уже возрождается. Национализация "ПриватБанка"… Собственно, почему она произошла? Это было связано исключительно с необходимостью удержать финансовую стабильность. "ПриватБанк" – это 20 млн клиентов, 35% депозитного портфеля физических лиц, 54% транзакций всей банковской системы. Если бы не было принято решение о национализации, учитывая, что банк был неплатежеспособным, его нужно было передать в Фонд гарантирования. И следует понимать, что все эти транзакции бы прекратились. Да, вкладчики бы получили 200 тыс. грн. Но принимая во внимание количество и объем, все это могло дестабилизировать финансовую систему.

Хотелось бы отметить, что остальные действующие в Украине банки также возобновляют свою работу. Мы уже завершаем диагностику небольших банков – неплохие результаты, потому что многие из них имеют неплохое качество активов. Но, нужно сказать, что угрозы нет. В частности, два банка недавно приняли решение о самоликвидации, и рынок этого даже не заметил. Потому что влияние их минимально.

- Планируются ли изменения в работе Фонда гарантирования вкладов?

- Поскольку основные объемы государственных гарантий были выплачены, то сегодня главное задание фонда – реализация активов (проблемных банков, - ред.) и далее направление вырученных средств на удовлетворение остальных кредиторов, потому что они остались. В конце концов, фонд должен компенсировать потери государства, потому что 87 млрд грн – это фактически государственные средства. Поэтому его основное задание сегодня – это реализация активов. Это не так легко. Сегодня в Фонде поменялась структура, подходы, процедура. Все изменения, которые произошли, направлены на оптимизацию процедуры реализации активов. Сегодня Фонд полностью изменил подход к оценкам. Мы сейчас говорим о том, чтобы выставлять по той цене, что есть, чтобы ускорить процесс реализации и потенциального возврата средств.

Но еще один вопрос, который является нынче важным и для Фонда, и для НБУ. Вы знаете, есть перечень банков, по которым судом приняты неправомерные решения, которые заблокировали процесс ликвидации, и Фонд ничего не может делать.

- О каких банках речь?

- Например, "Финансовая инициатива", банк "Юнисон", "Киевская Русь", "Премиум", "Укринбанк". Вот по "Укринбанку" вообще беспрецедентная ситуация: Фонд выплатил вкладчикам 1,8 млрд грн, суды заблокировали ликвидацию, и все. В чем тут риск? Пока Фонд не может начать процесс ликвидации, теряются активы. Они переоформляются, мы все знаем, как это делается. Фонд теряет потенциальную возможность вернуть средства как вкладчикам, так и государству.

- В отношении банка "Михайловский" также есть проблемы?

- Конечно, и они не решены. Портфель, который был продан вопреки всем запретам третьей компании, и сегодня суды между ней и Фондом продолжаются. Но решения не в пользу Фонда. И собственно кредитный портфель, который есть работающим и погашение от которого могло быть источником для компенсации убытков и выплаты средств остальным вкладчикам по очереди, он заблокирован.

- В отношении российских банков какая ситуация? Насколько я знаю, "ВТБ" так и не может найти покупателя на украинскую дочку?

- Ситуация с точки зрения покупателей, непростая у всех трех российских банков. Потому что банки большие, и покупатель должен быть таким основательным, стабильным, чтобы в случае приобретения этими учреждениями эффективно управлять. Дело в том, что у них действительно большое количество активов и кредитов, с которыми нужно работать. Общеэкономическая ситуация, ситуация вокруг российских банков, в частности, привела к тому, что некоторые заемщики перестали платить им кредиты, потому что это – "вороги". Но я хочу сказать, что в этих банках лежат депозиты наших соотечественников. И потому источником возвращения этих депозитов может стать отчасти возврат кредитов. И потому, когда заемщики говорят, что мы не будем платить российским банкам, они не хотят способствовать возврату депозитов собственным соотечественникам. Но сами банки работают в этом направлении, где-то реализуют залоговое имущество. Они существенно с начала года уменьшили объем своих обязательств.

- Насколько именно?

- На 9 млрд грн. Поэтому ситуация контролируема.

- СМИ сегодня сообщали о поступлении предложения на приобретение "Сбербанка" от гражданина Кипра и Белоруссии Виктора Прокопени. Вы подтверждаете?

- Действительно такой пакет 30 июня к нам зашел. Но мы его еще не изучали.

- Это означает, что консорциум инвесторов (во главе NorvikBank, - ред.) решил отказаться от сделки?

- У нас сегодня на рассмотрении есть пакеты предложений (о покупке) по "Сбербанку" и по "Проминвестбанку". Мы с ним еще работаем. Зашел новый пакет, мы посмотрим, что там написано. Тогда сможем комментировать.

- Пока ни один пакет не получил одобрение НБУ?

- Нет, еще нет.

- Когда по времени одобрения можно ожидать?          

- Мне сложно сказать. Пакеты очень большие. Сейчас посмотрим, что в новом пакете и означает ли это, что старый (по "Сбербанку") будет отозван. Тогда я смогу прокомментировать. Если это совершенно новый пакет, то мы начинаем сначала всю работу, и это не менее чем еще полмесяца.

- Было поглощение "Тасскомерцбанком" проблемного банка "Диамант". Там все прошло без проблем, или собственники "Диаманта" также вывели средства?

- Есть такая форма урегулирования, она предусмотрена законом – частичная передача активов и пассивов с неплатежеспособного банка на банк, который работает. 1 млрд грн – это сумма, которую ФГВФЛ должен был возместить в соответствии с законом (вкладчикам, вложившим до 200 тыс. грн). На эту сумму "Диамантбанком" были выбраны активы (недвижимость) и просто переданы с баланса одного банка на другой. Оставшаяся его часть осталась в ликвидации. Нацбанк уже подписал соответствующее решение, и банк ликвидируется. "Тасскомерцбанк" забрал на себя клиентскую базу и еще активы, часть которых может быть ему необходима, а часть еще будет им реализована для компенсации выплат вкладчикам. ФГВФЛ в итоге сэкономил миллиард гривен.

112.ua

- Есть основания для появления новых банковских учреждений в Украине?

- Откровенно говоря, мы таких не видим. Потому что банковская система не существует сама по себе. Она часть экономики. И сегодня ее задание подтолкнуть развитие экономики путем кредитования, но разумного кредитования, а потом уже определять, нужны ли еще банки. Экономических оснований для появления новых банков сейчас нет. Создание новых банков было бы экономически необоснованно.

- А есть ли основания для перехода в частную собственность государственных банков?

- Есть стратегия, которая еще в феврале 2016 года была утверждена Кабмином, она предусматривает, что постепенно государство выйдет из банков, и это абсолютно правильный шаг. Первым претендентом, согласно стратегии, стать коммерческим банком может "Укргазбанк". Он и по размеру небольшой и он изначально был более коммерчески ориентирован. Поэтому руководство этого банка, набсовет, Минфин, все работают над тем, чтобы запланированные в стратегии шаги были реализованы.

- Компании можете назвать, которые, возможно, интересуются этим банком?

- Пока что не могу.          

- Сейчас Яков Смолий является исполняющим обязанности главы НБУ, что изменилось с его приходом на должность?

- Если смотреть на команду, которая сейчас работает в НБУ, то Яков Смолий пришел самым первым. С его приходом перемены начались еще с конца 2014 года. Он очень профессиональный человек. Лично я знаю его много лет. Поэтому, ни цели, ни задания нашей команды не изменились, мы работаем в том векторе, который был определен ранее. Наша миссия и задачи не изменились.

- Есть ли понимание, вернется ли в НБУ Валерия Гонтарева?

- Валерия Алексеевна подала в отставку. Поэтому это решение окончательно.

- А известно ли уже, когда глава НБУ может быть назначен на постоянной основе?

- Это компетенция президента и Верховной Рады.

- Была информация о том, что вероятный кандидат - Александр Шлапак, можете подтвердить?

- Не могу, как я говорила, подает кандидатуру господин президент, это его исключительное право.

Беседовала Елена Голубева

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>