В плавании есть два-три соревнования, где можно заработать деньги, суммы исчисляются всего в 10 тыс. долларов

Гостем Натальи Влащенко в программе Люди. Hard Talk стал чемпион мира по плаванию Денис Силантьев

В плавании есть два-три соревнования, где можно заработать деньги, суммы исчисляются всего в 10 тыс. долларов
112.ua

Гостем Натальи Влащенко в программе Люди. Hard Talk стал чемпион мира по плаванию Денис Силантьев

Влащенко: Большой спорт становится всё больше элементом рекламы, маркетинга и всё меньше озабочен тем, чтобы приносить своим согражданам здоровье. Всё меньше он озабочен развитием массового спорта. Сегодня у нас в гостях человек, который занимается проблемами детского спорта, массового спорта. Это чемпион мира по плаванию Денис Силантьев. Здравствуйте, Денис.

Вот этот большой футбол, который закончился и на финале которого были Меркель и Путин, убедил меня в том, что это теперь всё больше становится инструментарием политики. Большой спорт – это там, где зарабатываются большие деньги и решаются большие дела. Давно эти процессы начались?

Силантьев: Большой спорт всегда был большой политикой. Был случай, мне рассказывали, когда СССР и Канада не могли найти компромисс в политическом вопросе. И когда был хоккейный матч между СССР и Канадой, СССР выиграл, и вопрос разрешился в пользу СССР. А то, что результаты мировых достижений это не показатель здоровья нации, я согласен. Например, больших спортсменов-пловцов в Канаде нет, но там большой процент людей, которые занимаются спортом, ведут здоровый образ жизни. Я считаю, что это намного главнее, чем результаты в большом спорте. Хотя это всё взаимосвязано.

Влащенко: В Австралии есть государственная программа: каждый парк, каждый двор оборудован тренажёрами, игровыми площадками. У нас этого ничего нет. Я хочу у вас спросить, почему никто не хочет говорить о том, что большой спорт сегодня это такой большой молох, где перемалываются судьбы людей, где людей делают инвалидами ради каких-то достижений? Расскажите об этих анаболиках, которые спортсмены употребляют. Ради чего?

Силантьев: Есть индустрия антидопинга и индустрия допинга. Индустрия допинга идёт на несколько шагов впереди. Это бизнес, где добро борется со злом, но зло идёт чуть-чуть впереди.

Влащенко: А какой вид спорта самый допинговый?

Силантьев: Например, в американском футболе допинг вообще не проверяется. Без допинга невозможно заниматься бодибилдингом. Это не Олимпийские виды спорта.

Влащенко: Олимпийские виды абсолютно чисты в этих вопросах?

Силантьев: Нет, они не чисты. Но, например, футболисты за время своей карьеры футболиста могут заработать деньги, на которые потом они могут жить. То время, которое они провели в большом футболе, не прошло зря. Если взять другие виды спорта, то человек, потратив 15-20 лет жизни на этот спорт, в дальнейшем остаётся предоставленным сам себе. Плавание, лёгкая атлетика, борьба, гимнастика…

Влащенко: В женском футболе, лёгкой атлетике, гимнастике девушкам что-то дают, чтоб тормозить рост половых гормонов?

Силантьев: Я не скажу, что Олимпийский спорт, он чистый. В основном, это издержки большого спорта. Это не значит, что девушки, похожие на мужчин, что-то принимают. Просто многолетние тренировки дают о себе знать.

Влащенко: Пока вы занимались, вам тренеры никогда не предлагали фармпрепараты для того, чтоб поддерживать организм, укрепить его?

Силантьев: Поддерживать организм и укрепить – это одно. А принимать анаболики и стероиды – это совсем другое. В большом спорте организм переносит нечеловеческие нагрузки. В любом случае организм сам не справится. Ему нужно что-то принимать, чтобы организм помогал внутренним органам работать. Поэтому есть пищевые добавки. Я лично их принимал. В аптеках они не продаются. Это натуральные выжимки из растений.

Влащенко: Денис, две тренировки в день это исключает то, что, собственно, называется жизнью?

Силантьев: Это ошибка. Когда человек на сборах, у него есть время вечером. Я, например, его посвящал своему развитию. Читал книги, ходил в кино. Суббота, воскресенье есть у спортсменов. Всё зависит от человека – хочет он этого или нет.

Влащенко: Очень многие ваши коллеги уходят из большого спорта в жизнь, а что делать дальше, они не знают. Стоит ли овчинка выделка, особенно в Украине?

Силантьев: Меня часто спрашивают, отдал ли я бы своего ребёнка в большой спорт. Я задумываюсь над этим. И не только потому, что он в Украине, а потому, что большой спорт – это очень тяжело. Это – выбор человека. В любом случае чем-то придётся жертвовать. Я свой выбор сделал в 8-ом классе, когда мне надо было выбирать: либо я иду по линии спорта, либо – по линии науки. Мне захотелось заниматься спортом. Я мог не угадать и достичь только уровня мастера спорта. Ты заканчиваешь и… всё начинаешь заново. В 30 лет получаешь образование, ищешь себе работу. А у нас нет работы для бывших чемпионов. Каким бы хорошим спортсменом ты ни был, федерация плавания или спорткомитеты не предоставляют тебе работы.

Влащенко: Что лично вы заработали за свою карьеру спортсмена?

Силантьев: Мэр Запорожья мне подарил машину Ford. За чемпионат мира мне подарили квартиру. За Олимпийские игры (я там был вторым) мне тоже подарили квартиру и 35 тыс. долл.

Влащенко: Плавание – коммерческий вид спорта?

Силантьев: Нет. И в Европе, и в мире есть два-три соревнования, где можно заработать деньги. И то, если ты покажешь результат на уровне рекорда мира. И суммы эти исчисляются в 10 тыс. долл.

Влащенко: Должно ли государство заниматься профессиональным спортом? Может, стоит его оставить бизнесу?

Силантьев: Например, в Америке государство не вкладывает в спорт. Это делает бизнес. Они создали такие условия для бизнеса, что им это выгодно. В основном, это клубы. Или родители собираются и оплачивают клуб, куда ходят их дети. У нас у родителей нет таких возможностей. Уровень жизни намного ниже, чем в Америке. В Китае, например, это всё делает государство. И для начинающих, и для профессионалов. В Германии – смешанная система. Часть даёт государство, часть – бизнес.

Влащенко: А в наших условиях, какая модель была бы самой правильной?

Силантьев: 70 лет это всё брало на себя государство. Сейчас мы не можем сразу перейти на то, чтобы это взял на себя бизнес.

Влащенко: А большая коррупция в профессиональном спорте?

Силантьев: Да. Я не говорю о федерации, но в комитетах, в министерствах, конечно. Работать в министерстве за 1,5-2 тыс. грн для людей – это не стимул. Они ищут возможность заработать.

Влащенко: Какие возможности они находят?

Силантьев: Я уже поднимал скандал, связанный с Федерацией плавания. Спортсмены отдавали процент с заработанных денег (якобы добровольный взнос) в Федерацию плавания. На самом деле, это было совсем не добровольно. Мы просили человека, который брал у нас деньги, дать нам расписку. Конечно, никаких расписок мы не получали. То же самое делалось и в министерстве. Федерация плавания, получая приглашение на участие наших спортсменов в соревнованиях за границей с полной оплатой проживания, питания, приходила в министерство с просьбой оплатить билеты, проживание, питание. За границей нам всё возвращали, тренеры привозили эти деньги, отдавали человеку из министерства. За билеты и всё остальное он отчитывался, а деньги брал себе. Этому свидетелем был я. Я думаю, что есть ещё много схем, которые работают в министерстве.

Влащенко: А что в профессиональной, спортивной среде говорят о новом министре спорта?

Силантьев: Сложно сказать. Я отошёл уже от плотного общения с министерством. Я был знаком с министром до того, как он стал министром. Когда я делал свои проекты, он предложил свою помощь в их организации.

Влащенко: Финансовую?

Силантьев: Нет. Организационную. Люди, транспорт, что тоже немаловажно.

Влащенко: Ваш Фонд поддержки олимпийского плавания, который вы организовали, он жив, он работает?

Силантьев: Конечно.

Влащенко: А чем он реально занимается?

Силантьев: Он занимается популяризацией спорта, здорового образа жизни. Мы делаем проекты, которые создают спрос на спорт. Мы бесплатно организовываем обучение детей плаванию.

Влащенко: Ваш вид спорта связан со строительством бассейнов. Вам удалось как-то сдвинуть эту тему?

Силантьев: Удалось добиться того, что была разработана программа водно-спортивных комплексов. Но эта программа не была реализована, так как нужно очень сильное "лобби", чтобы внести отдельной строкой в бюджет эту государственную программу.

Влащенко: А вы пытались? У вас есть контакты с людьми в Верховной Раде, которые  бы пролоббировали её?

Силантьев: Контакты с этими людьми есть. Но когда с ними начинаешь работать – их уже нет. Пришли новые. Начинаешь договариваться с новыми. Поэтому когда такая нестабильность – результата очень долго добиваться.

Влащенко: Скажите, вы тяжело пережили своё поражение на выборах?

Силантьев: Нет. Я получил сплошное удовольствие от той кампании, которая была.

Влащенко: А для себя вы сделали вывод о причинах проигрыша?

Силантьев: Для меня вывод был в том, что люди голосовали больше за бренды, флаги, чем за персоналии, личности.

Влащенко: Но вы же тоже бренд? Вам не обидно, что вам предпочли профессионального демагога?

Силантьев: Я имел ввиду бренды, флаги, а не личности. Флаг "Батькивщина", флаг Партии регионов, "Удара" – вот эти бренды предпочли.

Влащенко: Значит, сегодня людям важнее это, чем авторитет конкретного человека?

Силантьев: Да. Это доказали выборы в горсовет.

Влащенко: Кто помогал вам финансово?

Силантьев: Была часть моих личных сбережений, были люди, с которыми я сотрудничал по проектам, компании, которые мне помогали. В общем, с миру по нитке.

Влащенко: Называли фамилии очень известных людей, которые оплачивали вашу кампанию.

Силантьев: Когда люди не знают конкретно, что и как, они начинают придумывать.

Влащенко: То есть за вами никто не стоял?

Силантьев: Нет. Ни партии, ни люди.

Влащенко: Вы будете ещё баллотироваться?

Силантьев: Я сейчас не могу Вам сказать. Политика мне нужна постольку поскольку. Я занимаюсь общественной деятельностью. И осуществления тех планов, и тех целей, которые я перед собой ставлю, мне сложно добиться как общественному деятелю.

Влащенко: Почему вы перестали стремиться в парламент?

Силантьев: Я не говорю, что я хочу идти в парламент из-за того, что не знаю, что будет завтра в этой стране. На сегодняшний день я хочу заниматься тем, чем я занимаюсь, – общественной деятельностью. В политику я не особо хочу идти. В 12-ом году я туда шёл из-за необходимости. Если я не найду другого варианта решения тех задач, которые я перед собой ставлю, кроме как идти в политику, я, значит, пойду в политику.

Влащенко: Что такое для взрослого мужчины заниматься общественной деятельностью? Как на это можно содержать семью?

Силантьев: Я общественной деятельностью занимаюсь не 24 часа в сутки. У меня есть команда, фонд. В фонде есть директор, и есть люди, которые этим занимаются. Директор фонда – моя жена.

Влащенко: А как вы зарабатываете деньги?

Силантьев: У меня есть работа. Одна из моих работ – это директор центра обучения плаванию. Кроме того, я доверил свои деньги друзьям, они вложили их в дело. И сейчас этот бизнес успешно работает и позволяет мне заниматься общественной деятельностью. Это производство успешное. 

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>