В Украине 90% времени занимают интриги, сплетни, политика, а 10% – работа

ЯНИКА МЕРИЛО - исполнительный директор Украинской ассоциации венчурного капитала и прямых инвестиций (UVCA). Эксперт агентства по вопросам электронного правительства Украины, член совета директоров профильного сообщества бизнес-ангелов UANGEL. Бывший советник министра экономического развития и торговли Украины. А сегодня – внештатный советник городского головы Львова по вопросам новейших технологий

В Украине 90% времени занимают интриги, сплетни, политика, а 10% – работа
112.ua

Наташа Влащенко

Журналист

ЯНИКА МЕРИЛО - исполнительный директор Украинской ассоциации венчурного капитала и прямых инвестиций (UVCA). Эксперт агентства по вопросам электронного правительства Украины, член совета директоров профильного сообщества бизнес-ангелов UANGEL. Бывший советник министра экономического развития и торговли Украины. А сегодня – внештатный советник городского головы Львова по вопросам новейших технологий

Влащенко: Мы продолжаем знакомиться с новыми лицами управленческого звена.

Сегодня у нас в гостях Яника Мерило.

Здравствуйте. Ваша красота помогает делу?

Мерило: Самой трудно оценить. Я очень много работаю, очень целеустремленная, и мне сложно сказать, благодаря чему некоторые результаты, я надеюсь, что есть.

- Когда производишь на людей хорошее впечатление, легче договариваться, легче двигаться по жизни.

- Самой трудно судить о себе.

- Вы стали советником мэра Львова Садового. Какие задачи он поставил перед вами?

- Мы начали с электронного правительства. Несколько месяцев назад мэр Садовой спросил, что надо сделать для того, чтоб запустить электронные услуги для граждан. И очень быстро и эффективно запустились некоторые услуги, которых в Украине еще не было. У него очень сильная команда, и это и был главный толчок для того, чтобы мы с того момента, как планировали запустить услуги, и до первых проектов, которые мы уже презентовали... Словом, это было очень короткое время. Я думаю, Эстония и некоторые прогрессивные страны оценили бы,  насколько быстро и эффективно это было сделано. Садовой – очень эффективный менеджер. С такой командой очень просто показывать результаты.

- То есть во Львове вы опираетесь на команду, которая есть, и с собой никого не приводили?

- Есть команда и у меня – в зависимости от того, что надо сделать. Но поставленные задачи выполняются на месте, а средний возраст чиновника – 26 лет. Это очень помогает, чтобы быстро и эффективно все решать на месте. И в зависимости от того, чья помощь нужна, я прошу, привлекаю.

- Что на практике означает для простых граждан запуск электронного документообращения?

- Это уже восьмое правительство, которое обещает электронное правительство, не уточняя, что они имеют в виду. Это дает на практике возможность все сделать через компьютер: получить любую справку, записать ребенка в садик, школу, получить цифровой рецепт, при этом не стоя в очереди, не давая взяток. Система будет сопротивляться, потому что это ведет к уменьшению чиновников, уходит бытовая коррупция.

- В какой срок вы предполагаете это реализовать?

- Сейчас, когда создана идентификация человека в интернете, проще запускать и новые услуги. Первые несколько услуг уже есть. Надеюсь, что каждый месяц будут запускаться новые. Сейчас можно заказать справку о несудимости, которая удивительно востребована,  заказать справку о доходах. Примерно еще 20 услуг, но мы разрабатываем с МВД новые услуги.

- Это все в пределах Львовской области?

- Да. И начинается в Днепропетровской. Это зависит от региона – кто будет готов запускать свои порталы и услуги. Очень нужно запустить услугу получения паспорта через интернет,  но нет готовности. МВД готово сотрудничать, но нет баз, потому что базы МВД – это много бумаг на полках. Запланированы услуги с МВД, ГАИ. Надеюсь, что лед тронулся. 

- Вы еще с Харьковской областью работаете?

- По электронному правительству я работаю со Львовом. Днепропетровск сам запустил некоторые услуги от  "ПриватБанка". В Харьковской области я занимаюсь только социальными проектами. Эстония выделила некоторые деньги для того, чтобы обучить 1000 переселенцев и участников АТО пользоваться компьютером. Дальше – со специалистами по компьютерам. Мы запустили с Министерством обороны такой проект еще в прошлом году. И Харьков для меня – это социальные проекты, не электронное правительство. В прошлом году мы обучили 100 новых IT-специалистов из переселенцев и участников АТО. Это была частная инициатива Brain Basket, цель которого – 100 тыс. новых рабочих айтишников. Вместе с Министерством обороны, которое рассказало об этих возможностях, мы за первый месяц набрали 2000 заявлений. Для этого не нужен муниципалитет, это бесплатные частные курсы.

-  В чем, с вашей точки зрения, особенности украинской политики и украинского бизнеса? С чем неожиданным вы здесь столкнулись? Что вас огорчило?

-  Я в Украине с 2007 г. Я жила неделю в Украине, неделю – в Эстонии. Просто я не была публичным человеком. У меня папа украинец, и поэтому сказать, что что-то для меня в Украине было культурным шоком, нельзя, потому что это часть и моего менталитета, к радости и к счастью.

- В чем разница между украинской и эстонской площадками?

- Крайняя неэффективность. Если в Скандинавских странах 90% идет на то, чтобы построить бизнес, а 10%  – на интриги, сплетни и т. д, то здесь абсолютно по-другому: 90% –  интриги, сплетни, политика, а 10% – "если успеем, давайте поработаем". Это очень мешает работать. И на каждом уровне политика и неконструктивная коррупция.

- А что такое неконструктивная коррупция?

- Всегда в политике есть какого-то уровня коррупция. Бытовая, мелкого уровня коррупция,  которая проявляется всюду. В скандинавских странах есть коррупция, но она, хоть это и неправильно, направлена на создание чего-то. А у нас надо платить, унижаться и не получать  в результате то, что тебе помогает.

- А есть географическая разница, например, в деловой жизни Харькова, на востоке, и Львова, который на западе?

- Это разный мир. Львов – очень европейский город. Я не чувствую разницы: Польша, Венгрия или Львов. Это чувствуется в менталитете людей, в легкости, эффективности. Очень трудно сравнивать территорию, которая почти воюет, с территорией, которая почти в Европе и о которой Европа больше заботилась, чем о тех регионах. Сравнить  мэра Кернеса и мэра Садового – это два разных полюса. Я лично с Кернесом не общалась. Но общалась с его заместителем, которая предложила запускать электронные услуги в Харькове. Но мне проще запускать пока в одном регионе. В Харькове реально есть воля запускать эти проекты, но я физически могу быть только в одном месте.

- Оказалось, что люди из бизнеса, которые в последние годы пришли в государственное управление, не всегда эффективны. Почему?

- Потому что если ты даже очень прогрессивный и настроенный на результат министр, то система построена на выживание. Один реформатор не может поменять систему сразу, он не может сам провести реформы. Например, подали большой пакет законов по дерегуляции – прошла маленькая часть из этого. Хотя и была очень эффективная команда, но не проголосовала Рада. Недостаточно того, что есть несколько эффективных менеджеров. Система настроена на то, чтобы сопротивляться.

- А кто ж будет ломать эту систему? Чиновники, которые думают только о том, чтоб ничего не менялось?

- Я думаю, что это будет происходить, как сказал Шимкив, через частное государственное партнерство. Частный сектор предлагает в бюджет некоторые эффективные решения, и есть некоторые управленцы, например, как Садовой. Есть ресурсы и умение частного сектора,  и есть политическая воля. Если в одном городе будет результат, то он потребуется и в другом. Систему надо ломать потихоньку.

- Было ли причиной того, что вы ушли с государственной службы, небольшая зарплата?

- Я никогда не получала зарплату в Украине. Я была внештатным советником – как тогда, так и сейчас.

- А какой в этом смысл?

- У меня есть возможность применять тот опыт, который я получала в Эстонии и в разных странах, и сейчас реально изменить что-то. Это сейчас стоит намного больше, чем зарплата. Но это проблема: мы хотим специалистов высшего уровня, но не готовы им платить. И мы не можем требовать, с одной стороны, ответственности, а с другой стороны, бороться с коррупцией, не давая зарплату, за которую хорошие специалисты могут выжить. В Эстонии, Грузии зарплата – это часть мотивации и ее составляющая. Ты не можешь требовать от подчиненных не брать взятки, если ты руководитель огромного предприятия, а твоя зарплата не позволяет тебе держать тот уровень и образ, которые требуют это место и должность. В IT-сфере зарплата 1500 долл. – на частном рынке, а в государственной сфере – 200 долл. А мы требуем такой же уровень знаний, умений и еще больше ответственности. У Шимкива был хороший план, как с помощью международных доноров и фондов компенсировать часть зарплаты, чтобы привлекать хороших специалистов. Этот план еще в работе, и вполне возможно, что он еще реализуется. Это гранты, на которые будут проведены некоторые реформы в государственной сфере. Будет сокращено количество чиновников, и через полгода-год можно будет повысить зарплаты госчиновникам из госбюджета, потому что будет перестроена работа.

- Есть проблема в том, что доноры не видят, как тратятся деньги, и не видят отчетов?

- Как бизнесмен, я верю в ключевые показатели успеха. Можно говорить о вливании, но о вливании куда? Я не знаю, чтобы был конкретный план проведения реформ с датами, сроками, и притом детальный.

- Если не существует общего проекта "Украина", то на что донорам давать деньги?

- Например, в реализации электронного правительства доноры готовы были бы помочь, если бы была стратегия, план действий, бюджет и министерство, которое бы отвечало за это направление. Пока этого плана нет.   

- Если вы занимаетесь этим проектом, почему нет такого плана?

- Если бы я была госчиновником высшего уровня, который мог бы его создать, это было бы уже давно сделано. Но с другой стороны, мы договорились с профильным комитетом Рады, с Агентством электронного управления, с Кабмином, что мы создадим этот план, и довольно быстро.   

- Вы живете во Львове на свои деньги?

- Я уже некоторое время живу в Украине на свои деньги. Я свои программы в Киеве, Львове, Харькове делаю года полтора-два. Я живу в гостиницах, очень много работаю – с 7 утра и до 11 вечера.

- Ваш муж, эстонский бизнесмен, живет в Эстонии?

- Да.

- Не является ли это для вас проблемой, и не будете ли вы потом жалеть, что выбрали именно такой образ жизни?

- Муж меня старше намного, и мы женаты 8 лет. Он хорошо понимает, что есть такие периоды в жизни, когда надо поддержать, а не упрекать. Он понимает, что это важно, и для меня это в каком-то смысле исторический момент.

- А сын где?

- В Эстонии.

- Что для вас имеет наибольшую ценность?

- На разных этапах есть разные приоритеты. В длинной перспективе для меня, как и для каждого человека, важнее своя жизнь, но в короткой перспективе для меня важно, что у меня есть исторический момент сделать что-то, и я понимаю, что сегодня у меня в жизни именно такой промежуток времени.

- Прекрасно. Спасибо большое. 

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>