В журналистике остается все меньше людей, которые могут многослойно мыслить

ЕВГЕНИЙ КУЗЬМЕНКО - украинский журналист, парламентский обозреватель. Известный блоггер. Живет в Киеве. В прошлом работал в изданиях FORUM, PROUA, "Контекст-медиа", "Обком". Был сценаристом в сатирическом мультипликационном проекте "Семья Грищенко" под руководством Виктора Шендеровича. Ныне - журналист издания "Цензор.Нет.". Колумнист сайта "Гордон". Специализируется на интервью, репортажах и сатирических колонках. В своих блогах пишет не только о политике, но и рок-музыке, украинских шахматистах. Обожает народную кельтскую музыку и творчество Вудхауза. Примером для подражания в стилистике считает Стивена Фрая

В журналистике остается все меньше людей, которые могут многослойно мыслить
112.ua

Наташа Влащенко

Журналист

ЕВГЕНИЙ КУЗЬМЕНКО - украинский журналист, парламентский обозреватель. Известный блоггер. Живет в Киеве. В прошлом работал в изданиях FORUM, PROUA, "Контекст-медиа", "Обком". Был сценаристом в сатирическом мультипликационном проекте "Семья Грищенко" под руководством Виктора Шендеровича. Ныне - журналист издания "Цензор.Нет.". Колумнист сайта "Гордон". Специализируется на интервью, репортажах и сатирических колонках. В своих блогах пишет не только о политике, но и рок-музыке, украинских шахматистах. Обожает народную кельтскую музыку и творчество Вудхауза. Примером для подражания в стилистике считает Стивена Фрая

Здравствуйте. Мне кажется, что новейшая украинская журналистика - очень пафосная, очень серьезная. И это ужасно скучно. 

Кузьменко: Сейчас непафосно писать стало сложнее. Когда люди умирают тысячами, и когда ты видишь, как какие-то конкретные решения приводят к смертям людей, то, чтобы  высмеивать это все, надо иметь: а) особенное настроение; б) это надо делать более или менее тактично. А в целом, да, юмора не хватает, еще и потому, что все помешаны на достижении своих целей, а в таких случаях, чтобы посмотреть на ситуацию со стороны, улыбнуться, времени не остается. 

- Что вы имеете в виду: "Все помешаны на достижении своих целей"?

- Мои коллеги-журналисты - сделать серию текстов, стать главным редактором, сделать программу, которой ни у кого нет, стать советником, народным депутатом. Масса же журналистов ушли в смежные области. Как сказала Юлия Мостовая: "Обвалился балкон прессы в Верховной Раде". Соответственно, остается меньше людей, сильных в профессии, людей, которые могли многослойно мыслить. Больше становится стажеров, которые, возможно, очень скоро вымахают в серьезных профи.

- Какая причина, что люди уходят из журналистики, как из профессии?

- Есть люди, которым скучно на одном месте заниматься чем-то одним долгое количество времени. А тем более, если человек пишет о политике, ему интересно попробовать себя и там.  Меня, например, политика не привлекает, но если хочется заняться чем-то новым, то можно в рамках твоей профессии. Скажем, для издания "Цензор.НЕТ" я беру, в основном, интервью, пишу какие-то репортажи. Возможно, попробую себя в телевизионной журналистике, в будущем. Такой поиск новых тем, новых профессиональных векторов я приемлю. А в остальном сложновато для меня, тем более перейти в политику. 

- Как можно перейти в то, чего нет?

- Можно перейти в то, чего нет, чтобы сделать то, чего нет. Но справедливости ради надо сказать, что таких примеров практически нет. Но, по крайней мере, попытка есть.

- Как люди становятся политическими журналистами? Чем вас, человека умного, ироничного, привлекла именно эта область?

-  Политической журналистикой начинают заниматься потихоньку. Какие-то должны быть сдвиги, когда ты понимаешь, что как бы ты не "зневажав" политику, как таковую, это сфера, которая влияет на все. Даже на людей, которые всеми силами пытаются политику игнорировать. В моем случае - это где-то и желание что-то изменить. А потом - интерес к людям, которые политику представляют. 

- В политической журналистике есть некий момент причастности к небожителям.

- Есть такое. В первые годы я даже в себе это изживал, вот это ощущение, что ты причастен к нечто большему, чем другие люди. 

- Для журналиста важны талант и общее образование. Как вы считаете, вот этот ценз образованности, просвещенности журналистов сегодняшних, он в каком состоянии находится?

- Раньше уровень образованности журналистов, тех, кто этой профессией занимался, средний уровень - был выше. Сейчас они разбежались, очень многие занялись смежными профессиями, некоторые вообще круто изменили свою жизнь и занялись чем-то другим. И поэтому мы вдруг оказались в такой среде, где на динозавров смотришь не только с ностальгией, но и с пониманием, что они просто умеют в разы больше, чем новые журналисты. Но есть и звездочки. Вот они ужасно радуют, когда появляются.

- А нужна ли вообще образованность современной журналистике? Самые умные статьи всегда получают меньше всего лайков, комментариев. 

- Зависит от людей,  в первую очередь, которые потребляют такую журналистику. Я уверен в том, что журналист обязан иметь фундаментальное общее образование. И чем больше у него надстроек, вкусовых, если это не чревато переходом в снобизм, тем лучше и для того, что он делает, и для читателя.

- Что такое "переход в снобизм"?

- Я считаю, что это желание выглядеть круто за счет собеседника. Если собеседник тебе не интересен, так и скажи ему об этом, не беседуй с ним, прекрати контакты. Но если ты пытаешься  сделать себе постамент на его горбу, это ничуть тебя лучше его не делает. 

- Это применительно к жанру интервью, а применительно вообще к журналистике?

-  Очень много на моем веку колоночников, журналистов, которым редакция дает право на какое-то свое мнение, они просто пляшут на костях. Я сам за собой замечаю такие нюансы, и надо сказать, что тяжело более серьезно меня уязвить, чем я уязвляю себя сам, когда замечаю такие вещи. Потому что со стороны, когда ты это видишь, - это отвратительно.

Новости по теме

- В последние годы из-за  групповщины в украинской политике начались бесконечные препирательства - кто честный, кто нечестный, кто имеет право на профессию, а кто нет. Почему это возникло?

- Журналисты допущены в такую среду, где каждое твое слово отзовется многократным эхом. Мне очень импонирует точка зрения Рахманина, который сказал, что он старается коллег не ругать публично, и если человек сделал что-то, расходящееся с его представлениями, то, если он с ним знаком, то он ему сам скажет. А если он не знаком, то, скорей всего, его точка зрения ничего не изменит. Когда мы начинаем "гнать" на кого-то, то, во-первых, человека это не пристыдит в большинстве случаев; во-вторых, это сразу в нашем, медийном случае, превращается в ведро помоев, все присоединяются, еще ж социальные сети есть, а в-третьих, откуда ты знаешь, что ты прав в данной ситуации?  Пятьсот раз лучше подумать.

- Мне кажется, что природа творчества такова, что ей противопоказано вхождение в любые группы. Инстинкт стада тебя очень сильно отвлекает от погружения в себя.

- Есть исключения. Мы все еще живем в обществе, где политики и чиновники могут устроить обструкцию отдельно взятому журналисту. И тогда надо всей толпой, ничуть не смущаясь, что разные люди идут заниматься одним и тем же делом, идти его защищать, этого журналиста. А когда идет речь о том, что за какое-то сказанное слово человека предавать обструкции, это, как правило, носит очень некрасивые черты.   

Новости по теме

- Как вы думаете, почему сегодня публицистика перекочевала из социальных сетей, и все, что ми пишем сегодня, является публицистикой или пародией на нее?

- Публицистика тоже бывает хорошая и плохая. Швец делает блистательную публицистику. А есть люди, у которых не было учителей в публицистике. Они попали не в ту редакцию. Они отталкиваются от своего первого текста в интернете, который набрал, к примеру, миллион, и дальше шпарят по написанному, раз за разом. У нас в журналистике нет специализации. Я очень уважаю людей, которые бьют в одну точку, но по-разному. Главное, чтобы это нравилось все, а не из-под палки. Потому что, в противном случае, человек потом с такой ненавистью пишет о том, о чем он пишет всю жизнь, что все, о чем он пишет, будет о ненависти. Поэтому меня больше интересует не то, сколько должно быть того или иного жанра, а то, как это должно быть сделано.  

- А нужна ли сегодня журналистика мысли? Потому что журналистика эмоций востребована гораздо больше. Как вы считаете, какие продукты журналистские будут пользоваться успехом, и какие умрут вообще?

- Наверное, будет востребован жанр трезвомыслящего человека, с чувством юмора и каким-то внутренним знанием. Человек, которого я считаю примером, это не журналист, а блогер - Роман Шрайк. Я читаю от и до все, что он пишет. Человек, у которого есть своя точка зрения, и прогнозы которого довольно часто сбываются. Будет всегда востребован жанр политического фельетона, потому что свойство политиков - обманывать, и манипулировать другими людьми. И показывать людям, как ими манипулируют, и самими политиками тоже, хотя, в меньшей степени, это всегда будет полезно для общества. Если ты это будешь делать, ты всегда будешь чувствовать, что ты делаешь нечто нужное. Ну, и конечно, факторологическая журналистика, которой нам, действительно, не хватает. 

- Как вы себе выбираете партнера для интервью? И есть ли у вас неосуществленная мечта в этом смысле?

- Есть негативный опыт. Я работал в "Обкоме" и делал интервью с Пилипишиным. Мне с ним было тяжело. Вот такой опыт я хотел бы перечеркнуть. Со временем я научился определять, с кем лучше не беседовать.

- А были люди, которые произвели на вас неизгладимое впечатление?

- Новодворская. Хотя я далеко не со всем согласен был, но уважаю людей, которые идут до конца. Она была защитницей всех, кому "було пороблено від Росії".

- После Майдана, войны, казалось, что мы получили героя, получили новые смыслы. Нет ли у вас ощущения, что все это начало как-то буксовать?

- Нет такого ощущения. Это все вопрос завышенных ожиданий. Сейчас многие волонтеры пошли на службу государству, и просто то, чем они занимаются, оно менее заметно. Более заметно - политики, которые приходят на ток-шоу. У нас это главный колокол, который бьется, и по ушам просто. Вот Тимошенко, у которой резко вырос рейтинг - она талантливый человек, и она имеет резервы, чтобы этот рейтинг поднимать. Но мы же понимаем, как это все делается. Человек приходит на эфир к Шустеру, и неделю за неделей бьет по тарифной теме. Умно бьет, с нужной долей популизма, и рейтинг растет.

Новости по теме

- У вас есть вопрос ко мне?

- У вас бывало, когда бы вам хотелось человека, у которого вы берете интервью, пинками выгнать из кресла, или пойти после этого вырвать?

- Иногда. Я, кстати, люблю людей, которые доводят меня до бешенства. Самые страшные собеседники - это люди, у которых отсутствует энергия. Нельзя работать с пустотой.

Спасибо большое, Женя.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>