banner banner banner

В эволюционном пути Украины к демократическим выборам нынешняя кампания является скорее шагом назад

Политический эксперт Валентин Гладких прокомментировал избирательную компанию и рассказал, почему в выборах следует ожидать победы политсил, представленных в парламенте

В эволюционном пути Украины к демократическим выборам нынешняя кампания является скорее шагом назад
Фото из открытых источников

112.ua

Редакционный блог

Политический эксперт Валентин Гладких прокомментировал избирательную компанию и рассказал, почему в выборах следует ожидать победы политсил, представленных в парламенте

- Как вы оцениваете текущую ситуацию, ход местных выборов и какие выводы можно из этого делать?

- Главным образом она определяется избирательным законодательством. По моему глубокому убеждению, действующий закон, по которому проходят выборы в органы местного самоуправления, был разработан и проголосован Верховной Радой Украины исключительно в интересах лидеров нынешних парламентских партий. Именно они оказались в привилегированном положении, поскольку именно к ним на поклон теперь должны бежать представители местных элит для того, чтобы быть выдвинутым на местных выборах в тех или иных округах. А округа могут быть очень хорошими с точки зрения электоральных перспектив. Это способствует политический коррупции, а не преодолевает ее. А между тем, как раз заявления о необходимости преодолеть политическую коррупцию и подкуп были формальной основой депутатской риторики против мажоритарной системы в пользу пропорциональной. Кстати, система, введенная этим законом, не имеет ничего общего с так называемыми "открытыми списками", поскольку не дает избирателям права избирать из нескольких представителей одной политической силы в одном избирательном округе.

Насколько введенные новым законом правила игры выгодные украинскому обществу, вопрос более дискуссионный. Лично я глубоко убежден, что действующий закон абсолютно не является ни более демократичным, ни более прогрессивным.

 - В чем заключается эта привилегированность парламентских партий, о которой вы говорите?

- Прежде всего, в установлении достаточно высокого проходного барьера. Основной вопрос, который должны решать выборы - это обеспечение максимально широкого представительства граждан в органах власти. После Революции Достоинства выборы также должны были бы быть механизмом, который бы обеспечил очищение и обновление органов власти. Если нынешняя власть действительно хотела бы расширить представительство и способствовать обновлению политического класса в Украине, то наоборот, надо было бы полностью снимать избирательный барьер, уменьшить его до избирательной квоты - минимального количества голосов, необходимого для получения одного мандата. Это действительно способствовало бы приходу к власти, по крайней мере в органах местного самоуправления, новых политических сил, привнесло бы какую-то динамику нынешней системе. Зато "демократы и реформаторы" устанавливают достаточно высокий проходной барьер - 5%. Кстати, а почему именно 5%, а не, например, 3%? Откуда взялась эта цифра? Почему, допустим, не 7%? А ответ прост. Партийные бонзы знают настоящие рейтинги своих политических сил и понимают сколько процентов могут получить, поэтому и согласились на те цифры, которые есть минимально проходными именно для них, но ни в коем случае не ниже. Таким образом они блокируют возможность пройти тем, кто пока не дотягивает до установленных 5%.

В результате имеем закон, который консервирует нынешнюю систему, создает привилегированные стартовые условия для нынешних парламентских партий, а главное - открывает для их лидеров широкое поле для откровенного вымогательства, которое на европейский манер можно назвать "фандрейзинг".

 - То есть в местных советах стоит ждать те же партии, которые сидят в парламенте?

- Потенциально, да. Такой результат станет еще более прогнозируемым, если к вышесказанному добавим еще и то, что нынешние парламентские партии имеют привилегированный статус даже в процессе формирования комиссий: по 2 человека от каждой парламентской партии в ТИК. А все остальные участники гонки - выборочно и по жребию. Вот такие равные условия и возможности.

 - А есть украинский или мировой опыт, как бы это должно происходить, по вашему мнению?

- Я сторонник мажоритарной системы. Однако нынешние "реформаторы и демократы" навязывают обществу мнение о том, что мажоритарная система является источником коррупции. На самом деле это циничная манипуляция и ложь. В США, Франции и большинстве европейских стран выборы проходят раз по мажоритарной системе и никто не говорит, что там она является источником коррупции. А у нас в Украине и пропорциональная система является не меньшим источником коррупции. Можно прийти к банальному выводу, что если при обеих системах коррупция остается, то причина не в избирательной системе, а в чем-то другом. И когда говорят, что при мажоритарке "засевают" гречкой, так мы и сейчас видим, что засевают ничем не хуже, и не только гречкой. Поэтому менять, наверное, надо не избирательную систему, а нечто иное. Но вместо того власть предпочитает воевать с ветряными мельницами.

Между прочим, в Верховной Раде сейчас решили добавить бюджетное финансирование партиям и снова подается все под соусом, что это сделает невозможным финансирование политических партий олигархами. Это циничная ложь. Просто теперь политические проекты и партии, которые будут финансироваться олигархами, будут финансироваться еще и из кармана налогоплательщиков.

 - Но там есть определенные ограничения и контроль, или вы считаете, что они не будут работать?

- Если эти ограничения и контроль на самом деле смогут работать, то будет ненужным и государственное финансирование. Но лично я в этом очень сомневаюсь. Тем более, что другие как минимум не менее эффективные методы решения указанных проблем. Например, установить ограничения на размер избирательного фонда. Скажем, что избирательная кампания не может стоить дороже, например, 1 млн грн, условно говоря. А таких ограничений нет. И не будет. Как нет и, судя по всему, не будет у нынешней власти желание контролировать, сколько на самом деле стоит кампания того или иного кандидата. И из каких источников она на самом деле финансируется.

Финансирование кампании - это вообще табуированная тема. И все эти законодательные требования об открытии счетов в банке для аккумулирования денег для финансирования кампании - малоэффективны. Потому что, например, вы печатаете 100 тыс. экземпляров рекламы, а сообщаете, что напечатали 10 тыс., и сколько там на самом деле было экземпляров никто не знает. Разве что те, кто ведет штабную черную бухгалтерию. И примеры непрозрачного как формирования фондов, так и их использования можно продолжать.

Таким образом, пока нынешняя власть делает вид, что она борется с какими-то проблемами, но на самом деле она борется не с их корнями, а только с заметными невооруженным глазом последствиями. Нельзя устранить последствия, не устраняя причины. Хуже всего то, что представители правящей элиты не хуже меня знают корни нынешних проблем, поэтому когда я вижу, что вместо того, чтобы устранять причины они пытаются делать какой-то косметический ремонт, у меня появляются все основания говорить, что это манипуляция общественным мнением и попытки создать иллюзию изменений без каких-либо реальных шагов.

 - И как бы вы охарактеризовали текущую кампанию, учитывая все это?

- На эволюционном пути Украины к по-настоящему демократическим выборам эта кампания является скорее шагом назад. Все те избирательные технологии, которые использовались на протяжении всей истории Украины, так же используются и сегодня. Просто раньше, когда перед выборами власть поднимала минимальную зарплату, это называлось попыткой задобрить избирателя, а сегодня это называется заботой о гражданине. Когда мэр перед выборами раздавал какие-то пайки или выплаты, это называли попыткой подкупить избирателя, теперь на это говорят, что "люди важнее политических интересов". Когда использовали директоров школ или ректоров вузов для проведения агитации - это называли использование админресурса, а сегодня даже "великий реформатор" Саша Боровик не гнушается приходить вместе с Ковалевым в Одесскую юридическую академию в рабочее время. То есть кампания не стала ни честной, ни прозрачной, ни справедливой.

Все, начиная от банального подкупа и заканчивая админресурсом, используется в полной мере и сегодня, даже после Революции Достоинства.

 - То есть получается, что эта система консервирует нынешнюю ситуацию и затрудняет, если не исключает, попадание во власть новых политических сил?

- Я бы сказал иначе: нынешний господствующий класс хочет любой ценой сохранить свой привилегированный статус, для чего отчаянно пытается законсервировать нынешнюю систему. И говоря об имеющемся господствующем классе я, к сожалению, должен поставить знак равенства между бывшими пособниками "преступного режима Януковича" и большинством "проевропейских, реформаторских" политических сил, которые пытаются представить себя как рожденные на Майдане. Потому что когда говорят о реванше бывших регионалов, то давайте посмотрим списки ведущих политических сил, которые декларируют свою приверженность идеалам Майдана и спекулируют идеями обновления или очистки власти. Мы видим, что именно под их знаменами в органы местного самоуправления и идет немалое количество бывших регионалов. Но надо говорить больше, что эти бывшие регионалы еще раньше были бывшими нашеукраинцами, а перед тем бютовцами или еще кем-то. На самом деле это говорит о том, что в Украине есть устоявшиеся местные элиты, я их называю пропрезидентским большинством, которое не меняется независимо от фамилии президента. И они демонстрируют свою готовность быть лояльными к любому президенту, если тот гарантирует им сохранение их привилегированного положения на месте. Именно такую ​​ситуацию мы наблюдаем во многих регионах, в том числе и в Киеве, где по спискам "Солидарности" в Киевсовет идет немало людей, которые, как сейчас говорят, "запятнаны сотрудничеством" с Леонидом Черновецким, например.

Вообще, у всех политических сил сегодня есть проблема, которая заключается в том, как найти, с одной стороны, ресурсного кандидата, а с другой - кандидата, который бы не был одиозной фигурой. К сожалению это две взаимоисключающих задачи. Поэтому мы и видим, что все эти ресурсные кандидаты запятнаны сотрудничеством с преступным режимом, а те, которые не запятнаны и не являются одиозными, они не являются ресурсными. Это и есть постоянный украинский симбиоз - перемешать ресурсных одиозных с нересурсных чистыми. В результате получаем рвотную политическую солянку.

Если же говорить о возможности принципиального обновления, то сегодня сама структура украинских партий практически исключает попадание в них действительно серьезных, принципиальных людей с видением будущего. Потому что для того, чтобы попасть в предвыборные списки, а кандидатов выдвигают только партии, надо быть как минимум лояльным к лидеру партии. К сожалению, сегодня большинство украинских партий построены по принципу: политический бонза и его приспешники.

 - Вы говорите о ресурсных кандидатах. Все знаем о продаже мест в списках и тому подобное. Насколько сейчас это распространенное явление, возможно что-то изменилось?

- Учитывая то, кто появился в списках, могу предположить, что это явление очень распространено. И здесь есть заинтересованность с обеих сторон. С одной стороны партии хотят привлечь на свою сторону ресурсы таких кандидатов, потому что нуждаются в средствах на кампанию. С другой стороны, потенциальные кандидаты хотят или дорваться, или сохранить свое место у корыта, поэтому и бегут наперегонки к политическим силам, которые имеют перспективу преодолеть проходной барьер. Таким образом их интересы встречаются. В результате имеем неприятную ситуацию, когда полный реестр коррупционеров - это предвыборные списки ведущих украинских партий, которые имеют перспективу преодолеть барьер. Посмотрите список Петра Порошенко, там есть над чем поработать Генеральной прокуратуре.

 - Только его список?

- Нет, конечно. Однако, именно его список первым приходит в голову, потому что он президент, который говорит, что мы "живем по-новому". Когда "Оппозиционный блок" выдвигает своих кандидатов, они мне не интересны. Пусть ими интересуется Генеральная прокуратура. С ними и так все ясно. Они мне ничего не обещали и от них я ничего не ожидаю. А вот когда мне обещали обновления и очищение власти, а взамен я вижу, что под флагами "реформаторских" сил идут люди, которые вчера голосовали за законы 16 января, у меня возникает множество вопросов. Как все эти люди "неожиданно" оказались в списках партий, которые декларируют свою приверженность идеалам Майдана? Ответ очевиден - деньги. Точнее искреннее желание сохранить и приумножить свою власть и собственность. И как я уже говорил выше, это желание является общим как у тех, кто бежит под новые флаги, так и у тех, кто под эти новые флаги принимает.

 - А насколько сейчас эти деньги, о которых вы только что говорили, влияют на ход кампании, может все-таки важнее стал авторитет партии или кандидата?

- В основе авторитета лежит репутация, а в Украине институт репутации, в принципе, не действует. Более того, в нашей стране партия - это эфемерное понятие. Так что не удивительно, что престиж партии или политика определяется количеством наглядной рекламы на улицах и присутствием на телевизионных эфирах.

И к сожалению, если предыдущие выборы, например в Киевсовет, кандидаты ходили и встречались со своими потенциальными избирателями, то эти выборы вернулись в привычное украинское русло, когда все стараются уехать или на "бренде" партии, или на грязных технологиях, как использование админресурса или прямого подкупа избирателей, или путем развертывания каких-то пирамид, известных еще со времен Черновецкого.

То есть деньги критически важны. И очень сомнительно, что будут люди, которые выигрывают выборы из-за того, что они ногами прошли весь свой округ и переговорили со всеми своими избирателями. Это еще связано и с тем, что и избиратели не особенно доверяют своим кандидатам и не горят желанием с ними встречаться и о чем-то говорить. К сожалению, украинские избиратели также живут по принципу "с паршивой овцы хоть шерсти клок". Избиратель эту овцу видит только перед выборами, после выборов уже никогда не увидит и пытается вытеснить по максимуму в процессе выборов.

 - Если эти выборы сравнивать с 2010 годом, что-то изменилось, или все то же и, соответственно, результат можно ожидать не слишком отличный?

- Поскольку используются те же механизмы, только уже другими людьми во власти, то принципиальных изменений я не вижу. Как тогда отдельные политические силы не регистрировались, так и сегодня не регистрируются, уже есть ряд примеров. Только тогда не регистрировались политические силы одного спектра, сегодня - другого. У меня конечно есть какие-то свои симпатии или антипатии, но как человек, который анализирует ситуацию отстраненно, я осознаю, что этот подход не свойственен для развитых демократий. И манипуляции вокруг регистрации политических сил для участия в выборах - это плохо.

Как ранее использовался админресурс, так он и сейчас используется. Нет никаких принципиальных различий. Единственный нюанс, что тогда выборы проводились в строгой дихотомии власть-оппозиция. Каждый имел собственные электоральные поля и они были радикально разделены между собой, и это был постоянный электорат политических сил. На сегодня основное столкновение происходит в одном электоральном поле, которое условно можно назвать постмайдановским. И основная конкуренция разворачивается между силами, которые вышли из одного электорального поля. Распределение по принципу Запад-Восток, Россия-Европа, уже не столь актуален - сегодня основная борьба идет среди прореформаторских, проевропейских партий. Но это совершенно не способствует появлению каких-то новых смыслов.

 - Возможно новые смыслы и не должны появляться на местных выборах. Это удивительно, когда мы видим лозунги с глобальными обещаниями, которые не в компетенции местных властей от людей, которые идут в сельсовет.

- Многие, безусловно, переигрывают и используют лозунги, которые абсолютно не смогут воплотить в жизнь в пределах полномочий органов местного самоуправления. Однако надо понимать, что эта кампания является "пристрелкой" и большинство политсил сейчас делают предварительный замер на перспективу, на возможные будущие досрочные парламентские выборы, которые также нельзя исключать в нынешних тенденциях. Поэтому, когда партии апеллируют к идеям, которые они не могут реализовать на уровне местных органов, то это не значит, что они глупы или не понимают ограниченность полномочий органов местного самоуправления. Просто таким образом они делают претензию на общенациональном уровне, как силы, которые готовы брать на себя ответственность не только в органах самоуправления, но и на уровне государственной власти в масштабах всей страны.

 - Если того разделения на Запад и Восток уже нет, как и устойчивого электората власти и оппозиции, можно ожидать, что эти выборы, или уже следующие парламентские станут соревнованием чего-то нового со старым, а не противостоянием лагерей, которые этим занимаются уже 20 лет?

- Так оно и есть. Более того, старое обречено на поражение. Кто-то ностальгирует по "стабильности" Януковича или Кучмы. Кому-то вообще хотелось бы жить во времена Хрущева, когда спутники запускали и кукурузу выращивали. Однако вернуться в прошлое невозможно. Хотя это, конечно, не мешает отдельным политическим силам паразитировать на историческом сентиментализме отдельных избирателей. Другие политические силы, имея искреннее желание законсервировать существующую систему, которая обеспечивает их господствующий статус, тем не менее, чувствуют запрос общества к изменениям и поэтому одеваются в новую форму.

Сейчас происходит мимикрия старого под новое. Сейчас принципиальный конфликт разворачивается между по-настоящему новым и старым, которое притворяется новым. Поэтому основная борьба разворачивается между силами, которые позиционируют себя как новые, которые выдвигают новые лозунги, призывают жить по-новому, а на самом деле за этой ширмой делают все возможное, чтобы максимально долго эксплуатировать в своих интересах старую систему, и теми политсилами, которые пытаются формировать новую повестку дня, призывают к коренной перестройке принципов функционирования Украинского государства.

 - Эта повестка дня уже как-то просматривается, вы можете ее описать?

- Проблема в том, что у сил, которые эту новую повестку дня пытаются сформировать, ресурсные возможности пока значительно меньше, чем у тех сил, которые притворяются новыми. Поэтому о большинстве таких по-настоящему новых сил мы банально не слышим. На прошлых парламентских выборах такую новую повестку дня пыталась артикулировать "Самопомич", но за год работы в парламенте "реформаторы" сошли на нет. На этих выборах, среди тех, чьи голоса слышны в какофонии нынешней предвыборной кампании, к формированию новой повестки дня более или менее причастны "Демальянс" и УКРОП. Сейчас по-настоящему новые силы - это силы, которые говорят о том, что существующая система нежизнеспособна, поэтому нужно отказываться от косметического ремонта, зато надо начинать с закладки полностью нового фундамента украинской государственности. Те же политические силы, которые продолжают жевать жвачку о коммунальных тарифах, социальных гарантиях и т. п. и говорят: "Давайте постепенно будем реформировать", причем непонятно, что именно и как реформировать, это, безусловно, силы реакционные. Это и есть то старое, которое надевает на себя новую одежду, чтобы еще немножко попаратизировать на существующих социальных практиках.

 - В связи с электоральными изменениями, о которых вы говорили, если раньше было понятно, кто в каком регионе получит большинство в советах, то можно ли сейчас прогнозировать, что, например этот лагерь будет иметь преимущество на Западе, а этот на Севере или Юге?

- Большинство политсил имеет свои базовые регионы, где они имеют наиболее мощную, даже не электоральную поддержку, а организационную, кадровую и финансовую базу. И понятно, что эти ресурсы конвертируются в электоральные предпочтения. Понятно, что в "Самопомочи" лучшие возможности во Львове, чем в Днепропетровске, так же как в УКРОПа значительно лучшие условия в Днепропетровске, чем на Харьковщине. Но сказать, что кто-то где-то сможет полностью захватить местные советы в каком-то регионе, а кто-то в другом и произойдет такая фрагментация Украины, то такого не случится.

Самое интересное начнется уже после выборов. Когда президент и его политсила увидят, где они смогут формировать большинство, а где - нет, и тогда мы увидим, с кем президентская сила будет идти на союзы и формировать коалиции. Тогда станет ясно, как на локальном уровне будет воплощаться то, что сегодня реализуется в Верховной Раде. Когда де-юре существует постмайданная коалиция, и коалиция де-факто, когда президент и бывшая Партия регионов абсолютно комфортно совместно голосуют по многим вопросам. После этих выборов мы увидим, договорятся ли между собой майданные силы на локальном уровне, или нет - это и будет основная интрига. Потому что сейчас этот процесс выборов не настолько интересен, и его результаты прогнозируемы, а избирательная кампания не выходит за пределы телеэкранов и наглядной агитации.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>