Важно использовать шанс, когда таможня и налоговая объединились в ГФС

4 октября гостем ток-шоу "Люди. Hard Talk. LIVE" стал глава Таможенной службы Украины, заместитель главы Государственной фискальной службы 

Важно использовать шанс, когда таможня и налоговая объединились в ГФС
112.ua

4 октября гостем ток-шоу "Люди. Hard Talk. LIVE" стал глава Таможенной службы Украины, заместитель главы Государственной фискальной службы 

Влащенко: Сегодняшний наш гость принадлежит к управленческой украинской элите  и  очень редко бывает в эфирах. Наш гость  - руководитель Таможенной службы Украины, заместитель главы Государственной фискальной службы Анатолий Макаренко. Начну с банального, с разговора о коррупции. Таможенная служба давно стала таким символом коррупции, правда,  не только у нас, а,  наверное, на всем постсоветском пространстве. Как вы сегодня разгребаете эти Авгиевы конюшни? Есть ли какие-то подвижки в этом направлении, есть ли возможности, есть ли ресурсы для этого?

Макаренко: Я вам предлагаю начать не с банального, а с рабочего. Ассоциировать таможню и коррупцию, на мой взгляд, немножко некорректно. Таможня - это,  прежде всего, граница, безопасность государства. Таможня, на мой взгляд (и это обязательно будет), - это, прежде всего,  комфорт для тех, кто работает с ней. Сегодня через таможенную границу Украины проехало 55 тыс. ед. техники. Таможенники оформили более 8 тыс. деклараций. Оформлены два протокола о нарушении таможенных правил, и, возможно, будут возбуждены уголовные дела. В Николаевском порту пытались переместить, скрывая от таможенного контроля, энергетические вещества, дизельное топливо, на сумму более 1 млн грн. В Одесском аэропорту пытались вывезти79 кгянтаря. Это живая таможенная работа. И понятно, таможня, как и любая из государственных структур, является полем коррупционного риска. Но сегодня коррупция - не только проблема таможни, и не столько проблема таможни. Коррупция  - одна из основных проблем выживаемости нашего государства. И таможня, на самом деле, является полем очень большого риска, вызовов коррупционных для всех тех, кто в ней работает.   

Влащенко: Говорят, что сейчас поборы стали меньше, потому что появились бизнесмены, которые категорически отказываются платить. Скажите, сколько уголовных дел возбуждено против тех людей, которые пытаются заниматься коррупцией на таможне?

Макаренко: С начала года против таможенников возбуждено 75, мы называем "кримінальні провадження", в соответствии с УПК. Мне неизвестно, сколько из них завершатся возбуждением уголовных дел, потому что это не компетенция таможенных органов, но я считаю, что большая часть из них закончится уголовными делами для самих таможенников. Буквально на днях было задержано два таможенника за попытку взятки, на западной границе Украины. А неделю назад я выгнал из Киевской таможни двух негодяев, которые пытались у гражданки, выезжающей с территории Украины, вымогать 250 евро. Выгнал с таможни и передал материалы в правоохранительные органы. Это, действительно, та грязная пена, которая есть в таможне. Есть, конечно, системная коррупция. Четыре года создавалась модель индустриальной коррупции в таможне. На самом деле 23 года истории нашего государства, они отмечены не только успехами. Но и колоссальными проблемами в формировании идеологии общества.   

Влащенко: Что такое индустриальная коррупция?

Макаренко: На мой взгляд, это система, когда устанавливались не только планы выполнения государственного бюджета, но и планы пополнения теневого кэша. Я это называл коррупционным лифтом, когда начиная с инспектора и заканчивая высшим эшелоном украинской таможни, формировались, так называемые, "черные кассы". И правоохранительными органами в отношении сотрудников центральной столичной, киевской таможни возбуждено серьезное уголовное дело, ведется серьезное дознание. Я думаю, будет очень серьезный результат.

Новости по теме

Влащенко: Говорили, что люди, которые стояли во времена Януковича на верхушке этих таможенных коррупционных схем, они сегодня уже служат в Федеральной российской таможенной службе. Там они работают советниками. У нас тоже осталось достаточное число этих людей. В оперативном порядке вы отслеживаете их работу?

Макаренко: У меня с этими людьми есть небольшая разница. Во времена Януковича они стояли, а я сидел. Я отслеживаю их перемещения по пространству не только Украины, но и вокруг Украины. Чтобы понимать, как будут или не будут, они влиять на те  или иные процессы в таможне. К сожалению, есть невероятный случай, когда один из руководителей таможни Украины, приехав в Крым, был одним из первых, кто предал и присягу Украине, и присягу Таможенной службе, и был советником тех оккупантов, которые аннексировали нашу территорию. По этому грязному случаю  тоже ведется уголовное дело.  

Влащенко: Как рядовой обыватель может оценить качество работы таможни? Какой может быть план у таможни, ведь она должна выполнять контролирующие функции?

Макаренко: Да, план попахивает прошлым, советским, когда рисовались немыслимые планы, и отчаянно рапортовалось об их выполнении. И все гордились, а в итоге мы видели пустые полки наших магазинов. И видели нашу реальную жизнь. Что касается так называемого плана для таможни. На сегодня Министерством финансов и Государственным бюджетом определены расписания пополнения государственного бюджета. И если мы понимаем, что в Украину в сентябре месяце зайдет некий объем импорта, мы примерно знаем его структуру, мы знаем, что ставка НДС у нас фиксированная 20%. Зная ставку пошлины на каждый из сегментов товара, мы примерно рассчитываем, сколько ориентировочно налогов, государство должно получить с этого объема импорта. И поэтому Министерство финансов выставляет нам ориентировочные показатели. Государство  таким образом  планирует себе бюджет. Задача таможни  - не выполнить план, а разумно и безболезненно для бизнеса, к сожалению, это не всегда получается, комфортно для бизнеса, администрировать эти налоги. Таможня не платит налоги. Бизнес в сложнейшее время, и спасибо ему за это, платит налоги. Наша задача – разумно и качественно перечислить эти налоги в бюджет. Ни одна из европейских таможен в этом  пространстве не работает. И фискальная функция таможен Евросоюза есть одна из функций. Собирание налогов на втором, третьем месте находится. Главная, первая функция каждой цивилизованной таможни – это защита отечественного производителя и рынка. Это элемент национальной безопасности.

Влащенко: Несколько опций сегодня являются проблемными на таможне. Это наличие целых районов, которые условно называются "зеленка". Незащищенность внутреннего рынка. Очень маленькие зарплаты у таможенников. Есть ли желающие работать на таможне?  И как вы формируете кадровую политику сегодня?  

Макаренко: У нас есть удивительное учебное заведение – Академия таможенной службы. Не во всех странах есть такая школа таможенная. Она была создана в конце 90-ых годов, имеет авторитет не только в Украине, а и в Европе, США. Я был на выпуске в этой Академии, в г. Днепропетровске.  И когда весь зал встал, 600 человек, и выпускники  в том числе, встали, и,  положив руку на сердце,  спели гимн Украины, я сжал зубы. Это говорит о том, какая у нас молодежь, какие светлые глаза, какие искренние помыслы. К сожалению, приходя потом работать в любую государственную структуру и сталкиваясь с минимальными зарплатами, с огромными рисками коррупционными, не все могут устоять. Очень многие попадаются на коррупционные удочки. Это есть проблема нашего общества. И пока наш чиновник не будет получать хотя бы относительно достойную зарплату, он будет объектом коррупционных рисков.

Влащенко:  Что касается интегрированности нашей Таможенной службы в мировое сообщество. Как вы перенимаете опыт, как вы контактируете с ними? Эта работа идет или сегодня не до этого?

Макаренко: Я был на Восточноевропейском экономическом форуме, который проходил в Польше, в Белостоке. И когда зампредседателя Всемирной таможенной организации сказал о том, что Брюссель считает взаимодействие Молдавской и Украинской таможенных служб  в плане обмена информацией примером для других стран, мне было очень приятно. У нас есть,  что показывать не только Европе, но и другим таможенным администрациям.  Мы имеем хорошую историю, хороший кадровый потенциал и мощные наработки, которыми не стыдно не просто хвастаться, а делиться и показывать другим нашим коллегам.

Новости по теме

Влащенко: А что сегодня интересного есть в этом мировом опыте?

Макаренко: Самое главное и важное в работе украинской таможни, что мы на 98% перешли на электронный документооборот. Мы ушли от совкового бумажного оборота. Мы смогли создать систему обмена информацией с Молдовой, Польшей, Белоруссией. У нас была хорошая система обмена информацией с российскими таможенными органами. К сожалению, за последние годы, по известным событиям с Россией,  эти связи немножко утрачены. Сейчас мы все это восстанавливаем. Я надеюсь, что несмотря на напряжение в отношениях с Россией, экономики должны работать, и обмен информацией мы тоже восстановим с россиянами.

Влащенко: Эксперты говорят, что мы должны легализовать внутренний товарооборот, что мы должны закрыть рынок сбыта контрабанды и контрафакта, об установке кассовых аппаратов, о создании системы маркировки каждой единицы и о многих других вещах.    Есть ли какие-то шаги, которые устанавливали бы  правила  на таможне, единообразные для всех? Бизнес очень интересуется этими вещами.  

Макаренко: Очень важно использовать шанс, когда объединились две службы. На мой взгляд, службы с абсолютно разной ментальностью, с абсолютно разным спектром задач, но так сложилось, что эти службы объединены.

Влащенко: С вашей точки зрения,  это было правильно?

Макаренко: Давайте понаблюдаем и сделаем выводы об этом чуть позже. Но, коль у нас есть такой шанс, мы сейчас совместно -  налоговые эксперты, таможенные эксперты, - работаем над тем, чтобы наши базы данных функционировали так, чтобы товар мы могли отследить от входа его на территорию Украины до продажи. Здесь самая большая сложность – это отсутствие кассовых аппаратов. Если будут введены кассовые аппараты, мы очень существенно легализуем рынок. И важная составляющая, это та политика, которую проводит руководитель  ведомства И. Белоус – борьба с налоговыми ямами. Если мы будем добивать налоговые ямы, заниматься контрабандой будет невыгодно. Основа контрабанды – это черный, теневой кэш, нал. Теневые деньги. Их надо внутри страны убивать.

Новости по теме

Влащенко: По вашим ощущениям, за то время, что вы возглавляете ведомство, сократился теневой нал?

Макаренко: Мы реалисты,  и прекрасно понимаем, что чудес не бывает. Есть система, которая функционировала многие годы. Мы должны предложить альтернативу бизнесу. Бизнесу должно быть невыгодно ввозить товар, или в "черную", или по "серым" схемам. Бизнесу должно быть выгодно работать прозрачно, и бизнес к этому готов. Они,  представители бизнеса,  просят только о создании  равных правил игры. И в этих равных правилах, они примут те условия, о которых мы говорим. Мы пошли на такой диалог с представителями крупнейших торговых сетей бытовой техники. Мы подписали соответствующий меморандум.  Бизнесмены сказали, что будут декларировать реальную стоимость товара. Платежи с одной декларации -  до 1 млн грн. Раньше платились декларации – 50-100 тыс. грн. Занижали стоимость, срезали вес. Делали пересортицу. Есть масса способов уклонения от налогов.

Влащенко: Есть огромные требования к сертификации товаров. Все просят, чтоб снизить количество этих вещей или упростить, потому что за сертификацию всюду приходится платить.

Макаренко: У Государственной фискальной службы забрали право законодательной инициативы, но есть Министерство финансов, которое нас поддерживает, и мы сейчас выходим с пакетом инициатив по линии таможни – минимизировать все эти "тромбы", контрольные функции различных ведомств. Сертификация – это только маленький сегментик. Каждое ведомство придумало какой-то инструмент насилия над бизнесом -  фитосанитарный контроль, ветеринарный, сертификация, получение патентов. Вокруг таможни создалось вот такое якобы законное поле, которое создает бизнесменам колоссальные проблемы. Я докладывал эту ситуацию А.П. Яценюку,  получил его поддержку, и надеюсь, что в ближайшее время мы при поддержке правительства примем ряд серьезных документов, где эти "тромбы" будем выбивать.

Новости по теме

   

Влащенко: Реформирование таможни состоит из двух больших опций – это изменение правил и изменение законодательства в той части, где это нужно, и реформирование кадрового состава. Как вы смотрите, по какому пути мы пойдем в реформировании нашей таможни?

Макаренко: Не забываем о том, что мы находимся в состоянии войны. Мы находимся в сложнейшем отрезке истории своего отечества. Таможенников в Украине – 10,8 тыс. человек. Это немного. В Польше – 14 тыс. Хотя Польша имеет совершенно иные границы и совершенно иные вызовы. В 2010 году Таможенная служба составляла 18 тыс. сотрудников. Мы и этим человеческим ресурсом выполняем те задачи, которые перед нами стоят. Но, необходим приток свежей крови. Необходим приход молодых патриотов страны и таможни, которые будут переживать за дело и работать во имя бизнеса, прежде всего, во имя развития страны. Но кроме моральных мотиваторов должны быть и  материальные. Сытый патриот любит больше отечество, чем патриот голодный.   

Влащенко: Сколько таможенников служит в зоне АТО? Как туда отбирают людей?

Макаренко: В Донецкой и Луганской областях сейчас работают около тысячи сотрудников таможенных органов. К сожалению, недобор платежей составил по сентябрю месяцу 800 млн грн. Мои коллеги выполняют свои задачи в сложнейшей обстановке. Я горжусь их работой.  Ни один таможенник не изменил присяге, ни один таможенник не перешел ни под чьи флаги.  

Влащенко: Это приятно слышать. Что сейчас в Крыму? Какие там проблемы? Там есть таможня, или там есть таможенные операции?

Макаренко: Начиная с 27 сентября мы перешли на работу с Крымом как со свободной экономической зоной. Принят соответствующий закон, и сейчас мы проводим операции с Крымом в режиме экспортно-импортных операций для зоны свободной торговли. В этом есть большая специфика, и я всех приглашаю на свою страницу в фейсбуке, где я написал целый вопросник–ответник. Чтобы бизнесмены, которые сталкиваются с проблемами на административной границе Херсонской области и Крыма, могли получать быструю и оперативную информацию. Основная проблема в том, что масса наших граждан занимались не бизнесом, а просто торговлей с Крымом. Последний пример: человек из Запорожья, который собирал молоко по селам, привозил в Крым, продавал его, получал гривну с литра молока прибыли. Это был его бизнес. И сейчас сложно объяснить ему, что надо составить   грузовую таможенную декларацию. Это проблема, к сожалению.  

Влащенко: Вы в фейсбуке написали, "что самое большое счастье в жизни – это свобода. Свобода пространства, времени, мысли". Вы знаете, что такое лишение свободы. Как известно, дело было политическое. Как эта история вашей жизни изменила ваши взгляды на свободу и, вообще, взгляды на жизнь?

Макаренко: Бродский сказал такую фразу, что "тюрьма - это место, где недостаток пространства компенсируется избытком времени". И благодаря тому, что времени было более года, было время для мыслей о себе, о своей семье, о ценностях.

Влащенко: Ведь вы же боевой офицер.  А когда вы надели погоны впервые?

Макаренко: Впервые  погоны я одел в 17 лет. И очень дорожу погонами и офицерской честью.

Влащенко: О каком несовершенном поступке в жизни вы жалеете?

Макаренко: Я не встретился с другом, когда пошел снова работать в таможню, был очень занят, а он умер. Я очень переживаю, что я с ним не встретился.

Влащенко: Скучаете вы по службе на море?

Макаренко: Да. Я очень скучаю о флоте и о подводных лодках.

Влащенко: Что бы вы могли делать своими руками, если б вы не занимались тем, чем занимаетесь сейчас,  чтоб заработать на жизнь?

Макаренко: Писать книги.

Влащенко: На что у вас ежедневно не хватает времени?

Макаренко: На семью.

Влащенко: Как давно вы видели Юлию Тимошенко?

Макаренко: Сегодня, на бигборде.

Влащенко: Элемент комфорта, без которого вам трудно обойтись?

Макаренко: На работе жесткое кресло, дома - пуфик под ноги.

Влащенко: Если бы вы могли позвонить в прошлое, кому бы вы позвонили и зачем?

Макаренко: Папа умер в 80-ом году. Мне было 15 лет. Я бы набрал его и сказал: "Батя, как мне тебя не хватает".

Влащенко: За что вы готовы переплачивать, без сожаления? Хотя, говорят, зарплаты у таможенников небольшие.

Макаренко:  Я готов переплачивать без сожаления за то, чтобы ребята, которые пострадали на войне, были здоровы. Я готов переплачивать без сожаления за свободу тех пацанов, которые сейчас томятся в плену у негодяев.  Я готов переплачивать без сожаления за каждую улыбку ребенка на территории, где сейчас идет война. 

Влащенко: Какие три проблемы в Украине на сегодня, вы считаете, важны и их нужно решать незамедлительно?

Макаренко: Коррупция – раз. Коррупция – два. Коррупция – три. Поломаем коррупцию – сохраним страну. Позволим ей дышать, и построим новое будущее.

Влащенко: Сегодня с нами был глава Таможенной службы Украины Анатолий Макаренко. Человек, который считает, что самая главная проблема Украины – это коррупция. А жить нельзя только без одной вещи – без свободы.  

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>