Виктор Медведчук: Ключи к миру на Донбассе находятся в Кремле – сколько нам ждать, пока Зеленский это поймет?

Виктор Медведчук: Ключи к миру на Донбассе находятся в Кремле – сколько нам ждать, пока Зеленский это поймет?
Председатель Политсовета партии "Оппозиционная платформа - За жизнь" Виктор Медведчук 112.ua

Виктор Медведчук

Председатель Политсовета партии "Оппозиционная платформа ‒ За жизнь"

112 Украина: Председатель политсовета партии "Оппозиционная платформа - За жизнь" Виктор Медведчук. Приветствуем вас.

Виктор Медведчук: Добрый вечер.

Как вам главная новость сегодняшнего дня - Михаилу Саакашвили вернули украинский паспорт? Чем он будет заниматься дальше, как вы считаете?

Вы знаете, я все-таки считаю, что это не главное событие в нашей жизни и даже сегодняшнего дня. Почему? Потому что то, что ему вернули паспорт или отменили указ, изданный господином Порошенко, – это абсолютно правильно, потому что он был незаконно лишен гражданства. Здесь все положительное для меня в восприятии господина Саакашвили заканчивается. Я не сторонник Саакашвили, я не признаю его как человека, который претендует на лидерство в политическом мире Украины и в политикуме Украины вообще. Чем будет заниматься? Наверное, как всегда. Для этого человека всегда был характерен пиар, предоставление и рассказ о себе любимом как о лучшем, знаковом, значимом и тем, кто может что-то сделать. Думаю, что на этом, к сожалению, все его предложения в нашей жизни и закончатся. Но с учетом того, что жизнь действительно изменилась и, как правильно в последнее время замечают, жизнь стала веселее, то, наверное, это один из вот этих фактов или страниц событий, когда как один известный персонаж, я сейчас как раз не о Парубие, говорил о том, что жизнь стала лучше, жизнь стала веселее. Сказано это было, правда, давно, почти 100 лет назад, если быть точным, где-то 85, Иосифом Виссарионовичем Сталиным. Но мы помним, как было веселее и лучше. Не дай бог, чтобы в Украине что-то об этом напоминало.

А вы считаете, что такие риски сегодня существуют?

Вы знаете, я думаю, что такие риски существуют всегда, особенно если мы говорим о нашей стране. Я это не связываю с господином Саакашвили, не подумайте, не дай бог. Он-то точно этого не сможет сделать, даже если он очень захочет. И даже те его сторонники малочисленные, которые есть в Украине, тоже на это не способны. Но, к сожалению, все складывается так, что никогда нельзя говорить по поводу того, что то, что есть, может быть еще и хуже. И то, что нам демонстрировала власть, правда, к счастью, ушедшая, за последние 5 лет, – это то, что было все хуже и хуже, и об этом можно много и долго говорить. Но люди от этого устали, ожидания людей были велики, именно поэтому господин Зеленский получил 73% на выборах. И ожидания на сегодняшний день не просто завышены, они космически завышены. И эти ожидания действительно будут требовать от господина Зеленского конкретных шагов, конкретных действий и изменений в нашем обществе и в стране в целом.

Имеет ли Саакашвили юридическое право участвовать в досрочных парламентских выборах в Украине? Потому что буквально перед вами Леонид Кравчук прогнозировал, что господин Саакашвили может даже стать кандидатом по одному из мажоритарных округов.

Вы знаете, я не готов сейчас говорить о том, сколько лет он является гражданином Украины, но мне кажется, что ему гражданство было предоставлено или в 2015, или в 2016 году. Если это так, то у него нет возможности принимать участие в парламентской избирательной кампании, назначенной на 21 июля. Но я точно не помню, когда он действительно получил это гражданство.

Хорошо, давайте тогда о выборах, если уж вспомнили о них. Группа народных депутатов обратилась в Конституционный суд с представлением, чтобы тот признал неконституционным указ Владимира Зеленского о досрочном прекращении полномочий Верховной Рады Украины. На ваш взгляд, отвечал ли этот документ Конституции Украины? Просто хотим смоделировать ситуации, если Конституционный суд примет решение до выборов и уже после проведения выборов, какие могут быть последствия. Могут, например, отменить выборы задним числом?

Я вам хочу сказать, что, безусловно, мы можем моделировать ситуацию, в том числе и в этой студии, но, во-первых, я хочу сказать о том, что указ президента Зеленского о роспуске парламента был неконституционным. И мы об этом заявляли, в том числе наша партия, у нас есть четкая позиция по этому поводу, о том, что были нарушены статьи Конституции. Но при этом – и я это подчеркиваю – мы считали, "Оппозиционная платформа - За жизнь", и считаем, что эта Верховная Рада должна быть распущена, так как не пользуется доверием наших граждан. Я еще говорил о том, что надо было не просто распустить, но еще и разогнать. И поддерживаю этот принцип сегодня. Правда, при этом я акцентирую внимание, что всё это можно было сделать законным, конституционным путем. Команда Зеленского на это не пошла. Почему – ну, это их право издавать сегодня нормативные акты, в том числе указы президента. Когда вы говорите, что будет, если Конституционный суд примет к рассмотрению и примет решение по результатам этого рассмотрения о признании неконституционным этого указа, я вам хочу сказать, что уже ничего не будет. По одной простой причине. Избирательная кампания запущена, и я думаю, что с учетом политических характеристик мотивированно-политической деятельности Конституционного суда в последние годы, они вряд ли возьмут на себя смелость поступить так, в том числе и в соответствии с основным законом, для того, чтобы остановить или отменить этот указ, с учетом того, что избирательная кампания уже набирает свои обороты. И остановить процесс волеизъявления – тем более, зная о том, то уровень доверия к Верховной Раде – это 3-4%, Верховная Рада заслужила то, что произошло. Новой власти в лице господина Зеленского и его команды действительно нужен новый парламент. Это правда. И они хотят получить его как можно раньше, для того чтобы формировать другие институты власти. Если будет что-то иначе, это будет противоречить мнению и пожеланию наших людей, наших избирателей. Потому что если уровень поддержки 4%, все остальные или не определились (и таких очень мало), все остальные выступают против Верховной Рады и считают, что выборы должны произойти как можно скорее. Мы – тоже, наша партия, так считаем.

Вы сказали о конкретных шагах, по которым надо будет делать выводы о президенте Зеленском на должности. 8 дней - я не знаю, достаточно ли это для того, чтобы оценивать его шаги, но уже определенные шаги были сделаны и определенные заявления были произнесены: и Зеленским, и его ближайшим окружением. Что скажете о его первых шагах, как вы их оцениваете? И о референдуме разные у нас оценки были, и о назначении Богдана, и об указе вы сказали уже четко, что думаете. О либертарианстве мы также услышали от команды Зеленского. Интересно, что имеется в виду?

Не надо нецензурно выражаться.

Нельзя. Это цензурно - будем стараться проще.

Я шучу.

Вы сейчас объясните, потому что я не очень пока понимаю. У нас кинофестиваль "Молодость". Вы были, смотрели?

Нет.

Нам тоже не удалось, у нас график напряженный, у нас же выборы, видите.

У нас, кстати, тоже.

Зеленский тоже в нашей компании, он не посетил кинофестиваль, но он написал, что кинематографическая неделя в Украине стартовала, и государство Украина гарантирует поддержку украинскому кинематографу. Мне интересно, как это укладывается в либертарианскую модель, если государство будет активно поддерживать кино? Может, вы нам сейчас объясните, как все это воспринимать, как это все совмещается?

Я все-таки, с вашего разрешения, начну сначала. Вы так много вопросов поставили – главное их запомнить. Не главное ответить – я отвечу, а запомнить. Начнем с 8 дней, как вы сказали. Безусловно, я, как человек серьезный, реальный, далек от мысли, что надо оценивать господина Зеленского за эти 8 дней и давать ему какие-то кардинальные или рациональные оценки его деятельности. Это было бы неправильным. В том числе и с позиции моей, с позиции человека – партия, которую я представляю, перешла к нему в оппозицию 22 апреля, сразу после окончания второго тура. Мы заявили, что мы находимся к нему в оппозиции.

Но, несмотря на это, давать какие-то полномасштабные и суперобъективные оценки я бы не стал. Но дальше идет перечисление следующих обстоятельств. Вы абсолютно правильно сказали, Анна, о том, что он уже сделал заявление, выразил свое отношение к чему-то, и это тоже его действия.

Первое, что я хочу сказать: ожидания, о которых я уже говорил, они не просто завышены, они космические. Ожидания наших людей по отношению к человеку, который занял главную должность в стране. И на эти ожидания большинство людей хотят получить ответ не сегодня вечером, не завтра утром, а вчера. И когда мы говорим: а что же люди, наши граждане Украины, хотят услышать? Обратимся к социологии: какие первоочередные задачи должен решить президент Зеленский? И эта социология была неделю тому назад, и мы ее активно в том числе на уважаемом 112 канале цитировали, выступали представители центра "Социальный мониторинг", группы "Рейтинг", которые говорили о следующем.

На первом месте: отмена неприкосновенности народных депутатов – это то, чего ждут граждане, отмена неприкосновенности президента и судей. Первое – это где-то 58%. Там можно было давать несколько ответов по поводу ожидания. На втором месте, почти 41% (40,9%): президент Зеленский должен вступить в прямые переговоры с Донецком, Луганском и с Москвой по вопросу мира и прекращения боевых действий. Третье: президент Зеленский (38%), люди говорят, должен заняться непосредственно освобождением людей, находящихся и удерживаемых в Донецке, Луганске и в Российской Федерации. Вот я вам сформулировал картину того, что хотят большинство граждан Украины. Более того, когда задают вопрос опрашиваемым: скажите пожалуйста, а должен ли ради мира, а это, кстати, самое высокое ожидание у наших людей, потому что около 80% наших граждан ждут от Зеленского чего – мирного урегулирования и прекращения боевых действий. Это правда, это аксиома, любая социология последних нескольких лет утверждает именно этот факт. Задают вопрос: должен ли господин Зеленский разговаривать напрямую с господином Путиным по поводу мира на Донбассе? 75% - за.

Второй вопрос: должен ли господин Зеленский, и именно так звучит вопрос, разговаривать с лидерами Донецка и Луганска по вопросу мирного урегулирования на юго-востоке? 54,9% - за. И при этом, почему я так детально это характеризую, и при этом господин Зеленский говорит: "Я не согласен с особым статусом Донбасса (а это норма минских соглашений). Я не согласен подписывать закон об амнистии граждан Украины", подчеркиваю – граждан Украины, находящихся на неконтролируемой территории. "Я" - он, утверждает о том, что он вообще переговоров с Россией вести не будет, когда ему задали вопрос журналисты. Скажите пожалуйста… А его глава администрации пошел еще дальше. Он говорит: мы будем вести с Россией политику кнута и пряника. Можете себе представить: Россия, политика кнута и пряника. Я правда не знаю, где у Украины кнут и пряник. Не у Украины, а у команды Зеленского. И если все это сопоставить, проанализировать, то получается, что то, чего ждали, и что является главным ожиданием – мир и прекращение боевых действий, возвращение наших людей, удерживаемых на Донбассе и в РФ, – оно отодвигается за горизонт. Не видно реальных шагов. Другое дело, и я это говорил: мы не можем сегодня давать полномасштабную оценку Зеленского, если бы он не отвечал сейчас на эти вопросы и сказал: мы сейчас формируем политику украинской власти по отношению к России, к Донецку, Луганску. Мы изучаем вопросы, мы готовим аргументы, для вас, для тех сторон, которые участвуют в этом конфликте, для того, чтобы решить главную проблему.

Но он же так не говорит. Он же заявляет совершенно другое, что противоречит большинству тех, которые за него проголосовали, эти 73%, потому что там большая часть тех 80%, которые хотят мира и прекращения боевых действий. И вот здесь не надо ждать 8 дней, 18 или 80, здесь это можно было и в течение одного или двух дней услышать. Кстати, так оно и было.

И поэтому сегодня есть такая растерянность у людей, в отношении того: подождите, а как же с миром? Ну, можно, правда, вспомнить, что после инаугурационной речи он на встрече с руководством делегации США сказал: да, мы благодарим за поддержку, спасибо, так держать, надо усилить санкции против России. Но если это тот метод, которым будет следовать команда Зеленского, то я уже где-то это слышал. Это риторика последних лет господина Порошенко и его команды. Они думали, ошибочно причем, преступно ошибочно, что кто-то, на Западе, в том числе США, могут заставить Россию сделать так, как хочется Украине. Это означает, что мы будем здесь сидеть, смотреть, а кто-то будет заниматься вопросами мирного урегулирования. Так не будет. Не будет, потому что я это хорошо знаю. Потому что это знают люди. Потому что хорошо понимает и даже Порошенко, при всей своей русофобской политике, политике пещерного национализма, пещерной русофобии, антироссийской истерии, дошел до того, что ключ от мира в Кремле. Он дошел до этого. Мы что, должны ждать несколько лет, пока сегодняшняя команда придет к этому? Нет. Поэтому люди сегодня задают вопрос, и начались вот эти разочарования. А как же с миром, как же с прекращением боевых действий? А с этим пока ничего.

И последняя группа вопросов, связанная была с либертарианством. Вы знаете, меня вот что удивляет. Что собой представляет идеология либертарианства? Это идеология, которая лежала и лежит в основе анархистов. Анархистского движения. Для того, чтобы перевести на обычный язык, для студии, для наших телезрителей, я могу сказать: это отказ – например, такие очевидные вещи, которые всем понятны, – от уплаты налогов, это отказ от таможенных служб, это отказ от обязательного школьного образования, это отказ подчиняться власти, это отказ делать все, как ты себе видишь это. Мы что, уже дожили до этого? Украина уже стала на путь либертарианства для того, чтобы вообще поставить на всем крест? Ну ладно, у нас исчезла монополия на применение силы в руках государственного аппарата, государства, как это следует из закона действующего, из Конституции. Ну ладно, мы можем относиться к власти как бы и либо как, но как же с порядком в стране? Как с наведением этого? И вы знаете, что меня больше всего удивляет? У нас есть так называемый генеральный прокурор. Фамилия его Луценко, вы его знаете. Так вот года два или три тому назад он популяризировал идею, что общественное движение "Украинский выбор", а я его возглавлял и продолжаю возглавлять, якобы в каких-то регионах, кажется, упоминалась Хмельницкая и еще какая-то область, создает параллельные структуры власти, которые в своей деятельности популяризируют отказ от уплаты налогов, неподчинение местным органам самоуправления и многое другое. Он там в бешенстве таком амбициозном, эмоциональном, как человек действительно истинный, который попал на эту должность без юридического образования и который действительно понимает во всем, кроме, к сожалению, юриспруденции, хотя он почему-то генеральный прокурор, начал говорить: нет, мы их выведем на чистую воду, начиная с Медведчука и всей компании, вот есть такие организации, они ими финансируются, они это делают. В конечном итоге, для того, чтобы долго не отвлекать внимание, естественно, к украинским выборам это никакого отношения не имело, но вот к идеологии этой имело прямое отношение. Я сейчас удивляюсь – он же еще не в отставке, насколько я помню? Зеленский только потребовал его отставку. Но не реагирует на заявление советника господина Зеленского, или он, кажется, сейчас уже представитель в ВР, который изложил эти уникальные основы либертарианства.

Это господин Стефанчук, не господин Зеленский говорил о либертарианстве.

Я об этом и говорю: почему же он не реагирует на советника или представителя Зеленского в парламенте, которым является господин Стефанчук? Кстати, доктор юридических наук, я слышал. Хорошая идеология. Но только где Украина и где эта идеология, мне непонятно. Но мне непонятно, и почему Луценко молчит. Вот там были какие-то происки, какие-то сообщения, и он уже побежал впереди паровоза по поводу возбуждения уголовного дела, а сейчас – как будто воды в рот набрал. Поэтому либертарианство – это не про нас, Анна. Это не при нас. И, к счастью, это не о нашей стране, в которой мы с вами живем.

Я думаю, что подробнее об идеологии партии "Слуга народа" мы услышим от Дмитрия Разумкова, мы также ожидаем его сегодня в нашей студии. Поставим ему все эти вопросы.

Вот и поговорите. Будет содержательная беседа, я в этом уверен.

Вы сейчас говорили о минском процессе, в частности о том, что он сегодня затормозил. Если я не ошибаюсь, вы на прошлой неделе заявили о выходе из переговорного процесса, о том, что вы не можете сейчас представлять там интересы новой украинской власти. Кто сегодня будет представлять Украину в переговорном процессе в Минске, с Москвой в том числе? И в частности ваше участие в переговорах по освобождению украинцев из российских тюрем будет продолжаться или нет?

Вы знаете, первое хочу сказать о том, почему я сделал такое заявление. Я сделал такое заявление, потому что в моих услугах в данной ситуации команда Зеленского не нуждается. Господин глава Администрации заявил, что мы не видим Медведчука в переговорном процессе с Россией. Если бы мне задали вопрос до того, вижу ли я себя как представителя не власти Украины, а этой команды в вопросах переговоров с Россией, я бы ответил то же, что отвечу сегодня. Я не могу сегодня вести переговоры от власти, я еще раз подчеркиваю, не от Украины, а от власти, которую представляет сегодня господин Зеленский, с Россией, в том числе с Донецком и Луганском. Потому что как же я могу вести переговоры от людей, которые должны меня уполномочить, или предоставить концепцию, или директивы для проведения переговоров, когда я считаю, что Украина должна выполнить минские соглашения? Кстати, между прочим, так считают во всем мире – минские соглашения безальтернативны. У господина Зеленского и у его команды, лично здесь у него и его команды, другая позиция и другая точка зрения, я уже на нее ссылался. Особого статуса Донбасса нет – а я считаю, что это не просто особый статус, это автономия в составе Украины для Донбасса. Амнистии нет – а это два основополагающих из четырех политической части минских соглашений. Если нет прямых переговоров, о чем я могу вести такие переговоры? Ни о чем. Поэтому я заявил и дал комментарий о том, что, естественно, я не могу представлять интересы этой власти, у которой свое видение, и, видимо, мы это в ближайшее время узнаем, своя концепция к этому отношению.

Более того, когда господин Зеленский лично, я буду это подчёркивать, чтобы не было здесь никакой путаницы, где команда Зеленского, а где сам Зеленский, говорит, что он считает, что общего у России и Украины осталась одна граница – я с этим категорически не согласен, и высказался по этому поводу. Нет, у нас, у украинцев, не у Зеленского и его команды, много общего с Россией: тысячелетняя история, славянские корни, православная вера, миллионы родственников, живущие в двух странах, и победа в Великой Отечественной войне, и многое другое. А если его команда и лично он исходят из того, что у нас общая только граница, то опять-таки возвращаемся к ожиданиям – а как же он их будет реализовывать, эти ожидания по миру, по прекращению боевых действий? И поэтому здесь, это очень серьезный вопрос, это то, что требует объяснений и комментариев, потому что без этого мы не можем ни в коей мере двигаться. И я считаю, что при такой позиции я не могу представлять эти интересы.

А отвечая на вторую часть вашего вопроса, я должен сказать: вопросами освобождения, не обмена – обратите внимание, я акцентирую – наших граждан, в том числе с РФ, мы занимались, наша партия, и я, как ее представитель, и будем заниматься, и будем вести переговоры с РФ. И для этого, для освобождения и возможности положительного окончания этих переговоров, нам господин Зеленский в этой ситуации помешать не может. Помочь может, помешать нет. Если он захочет это делать, мы можем это делать вместе или параллельно.

Теперь в вопросе того, о чем мы говорили по поводу мирного плана. Да, у нас есть мирный план, концепция по установлению мира и прекращению боевых действий. Мне часто задают вопрос, а как же в этой ситуации вы собираетесь его внедрять? А так же, как при Порошенко. Ведь Порошенко у нас что говорил?

Когда Донецк и Луганск в оценке или в реакции на мирный план-концепцию, которую я предложил на съезде нашей партии, и съезд ее утвердил, я предложил по поводу того, что мы должны сесть за стол переговоров и пойти по этому плану, Донецк и Луганск сказали: "Мы готовы", Россия заявила: "Мы поддерживаем план Медведчука", а Украина в лице Порошенко что? Опять набрала воды в рот и ничего не говорила. А сейчас что? Даже не знаем, что и как будет. Но я уже говорил и подчеркиваю, мирный план – это выполнение минских соглашений. Минские соглашения, их фундамент и основа – это законодательные акты: выборы, особый статус, внесение изменений в КУ по особому статусу и амнистии. Это все полномочия кого? Верховной Рады Украины. Не президента, а ВРУ. Вот за доверие людей, за то, чтобы прийти в ВР вместе с другими здравыми силами и реализовать эту повестку минских соглашений, принять эти законы и в конечном итоге установить мир и прекратить боевые действия, мы сегодня ведем борьбу на парламентской избирательной кампании. И будем за это бороться. Это наша цель, это наша задача, которую мы собираемся реализовывать.

Относительно освобождения украинцев, находящихся сегодня в российских тюрьмах, в частности, украинских моряков и эсбэушников, которые были захвачены неподалеку Керченского пролива. На прошлой неделе было решение Международного трибунала ООН по морскому праву, которым суд обязал РФ безотлагательно освободить украинских моряков и сотрудников спецслужб и вернуть Украине корабли. В России уже дали понять, что выполнять это решение они не собираются, и намекают на примат внутреннего права над международным. Все-таки, каким образом международное сообщество и Украина могут побудить РФ выполнить это решение об освобождении? Если помните, в США заявляли, что встречи Трампа с Путиным не будет, пока украинских моряков Москва не освободит.

Ну, это произведение местного МИД, заблудшего в недрах внешней политики.

Я просто к чему веду: сейчас активно обсуждается, что в конце июня на полях саммита G20 Трамп с Путиным могут встретиться. Может быть, что до конца июня мы увидим освобождение украинских моряков? А здесь сегодня еще появилось заявление Волкера интересное о том, что Штаты не будут силой давить на Россию.

Да вы что. А они что, собирались?

Ну, так откровенно заявили об этом сегодня, а для меня это было неожиданно.

Ужас один. Ох эти Штаты. Мало им то, что они ввели внешнее управление в Украине, так они еще и могут угрожать кому-то силой? Могут. Вопрос – кому. Не уверен, что они могут угрожать России. Это первое.

Второе. По поводу моряков. Я вел переговоры по поводу освобождения моряков, 24 человек, 22 моряка и 2 сотрудника СБУ. И об этом знал президент Украины, бывший, господин Порошенко. Сегодняшний президент об этом не знает. Ну, может, слышал или читал в СМИ. Так вот, по поводу Международного трибунала по морскому праву, я вам хочу сказать, что Россия юрисдикцию этих решений не признала. Речь идет не о том, что это внутренний вопрос, речь идет о том, что этот трибунал, как считают в России, не может распространять свою юрисдикцию на внутреннее море, где находится Керченский пролив.

И, как бы то ни было, то, что такое решение есть, это хорошо, потому что это еще одно решение по вопросу того, могут и освободят ли наших моряков. И это хорошо, потому что это мнение международной организации. Вопрос другой. Когда вы говорите о том, что ж все-таки нужно делать, будут ли, состоятся встречи и все остальное. Вы же знаете, что Помпео недавно прилетал в Сочи к господину Путину. Ну вот когда он разговаривал с господином Лавровым перед этой встречей, там на пресс-конференции или пресс-релизе он сказал: "Я поставил вопрос по поводу освобождения украинских моряков". Знаете, это напоминает мне дежурные фразы: вот если вы с Россией встречаетесь, вы обязательно должны об этом сказать. Вот есть такое во внешней политике, такие директивы дежурные раздаются. Мы же поддерживаем ее позицию, вот это скажем. Но почему-то Помпео с Путиным об этом не говорили. Почему? Это вопрос к ним, к одному и к другому руководителю. Когда мы говорим об этом решении Международного трибунала по морскому праву, я вам хочу сказать, что меня больше удивила реакция нашего МИД, который так напрямую, вы знаете, прямолинейно, как лбом в дерево, говорит: "Просим, нет - требуем. Требуем установить место и время передачи моряков и захваченного имущества". Правильная позиция? Да, конечно, правильная. Только они забыли, с кем они разговаривают. И они забыли, что любые процессы, в том числе и те, которые решены, а в данном случае это предварительное решение, потому что дело по инциденту 25 ноября в трибунале по морскому праву еще не слушалось, но то решение, о котором вы говорите, принято. Так может, здесь надо занять какую-то другую позицию, которая бы напоминала переговоры, а не попытки демонстрировать давление на Россию. Еще кому? Вот этому заблудшему, еще не разогнанному МИД Украины с этим недоразумением по фамилии Климкин. Это же он делает. И я вам хочу сказать: это провокация со стороны Украины, только она со стороны этого господина Климкина провокация, потому что какая реакция будет со стороны России? Мы ведь хорошо понимаем. А может, надо подумать? Вот здесь, кстати, положительно надо оценить реакцию господина Зеленского. Он сказал, что вот в данном случае ситуация, связанная с освобождением моряков и наших судов, может послужить началом переговоров и достижения положительных целей в конфликте на юго-востоке краны. Правильная позиция? Молодец, я это говорю и реально подтверждаю это. Зачем же Климкину влазить с тем, что он заявил? Только с одной целью: спровоцировать. И еще что очень важно по поводу этого решения: я боюсь и не буду давать комментариев по этому вопросу, как бы это решение не оказалось медвежьей услугой не Украине, а вот этим морякам, которые находятся сегодня и удерживаются под стражей в РФ. Точка.

Почему все-таки?

А вот это уже нюансы переговорного процесса. Это те переговоры, которые велись раньше и, я думаю, должны вестись дальше по поводу освобождения моряков. Это те нюансы, которые не могут сегодня быть публично озвучены. Не могут быть публично озвучены. Потому что я вам приведу такой пример небольшой. Вот одна сторона обвиняет, допустим, кто-то обвиняет кого-то в совершении преступления. Вот обвинила, и все. Тот думает: "Подожди, так я же должен доказать другую точку зрения. Я ведь не виноват, и я буду делать все, чтобы доказать, что тот, кто обвинил, - он неправ". Вы не допускаете вот такой ситуации правовой оценки и правового регулирования этой ситуации, тем более что речь идет о международных отношениях, речь идет о двух государствах, речь идет о том, что между этими государствами должен быть тот контакт, который бы позволил что сделать? Ведь надо исходить из чего? Что самое главное? Самое главное – люди должны быть дома, в семье, с родственниками. А не амбиции Климкина или позиция кого-то по поводу того, что надо поступить так или иначе. Они обязаны это сделать. А ведь то, что подается с позиции ультиматума и шантажа по практике того, как действуют и отвечают государственные органы РФ, является в их понимании контрпродуктивным, неправильным, не имеющим места и возражением того, что этой позиции оппонирует, причем оппонирует очень серьезно. Нам это надо? Нет. Нам надо людей вернуть домой, в семьи.

Более того, господин Портнов, который давал интервью на вашем канале уважаемому ведущему Кужееву, заявил о том, что первое дело, которое возбуждено ГБР, – по факту провокации со стороны господина Порошенко и руководителей Военно-морских сил Украины, именно по инциденту 25 ноября, которые в этом заявлении расцениваются как провокация. Вы что, думаете, что это не может быть подтверждено? А я почему-то думаю, зная господина Портнова и его профессионализм, что он сможет это доказать, и ГБР обязано это расследовать. А если это так и если подойти к этому с этих позиций, то тогда что, судьба моряков наших была разменной монетой власти во главе с Порошенко в инциденте 25 ноября. И мы снова возвращаемся к главному: не амбиции, не позиции политические, не спор о силе того или иного органа, требованиях, ультиматумах и шантажах, а поставить во главу главное: люди должны вернуться домой. Вот главное. Это было главное для меня, когда я вел переговоры, и, я считаю, это должно быть главное для Зеленского и его команды, которые должны продолжить эти переговоры.

Вы когда-то сказали: главное, чтобы наши люди были у нас дома, тогда все бы вам аплодировали. А кто бы ни аплодировал? Это - главная цель. Но когда вы говорите о Климкине, с одной стороны, провокациях, и эксперты об этом говорят, чтобы навредить уже новой власти…

Это как раз из этих позиций было сделано.

Вот, собственно…

Это с этой позиции.

А знаете, Виктор Владимирович, что еще говорят? И про выборы. Климкин, мол, на какой-то мажоритарный округ там претендует, ведет свою кампанию. В Америке так же - у них много заявлений, свои выборы, и своя президентская кампания уже на носу.

Но им еще много, много.

Но кандидаты уже определяются. Господин Джулиани уже, как очень близкий к Трампу, делает множество заявлений.

Делает. И так на врагов Трампа – уххх (жестикулирует руками, – ред.)

На врагов Трампа…

В том числе происхождением из Украины.

Вот расскажите об этом, как это может повлиять, ведь там и госпожа Йованович фигурирует, что она фабриковала и собирала здесь грязную информацию, нацеленную как раз на окружение Трампа. И опять же к Коломойскому много сейчас вопросов там звучит, у Джулиани. Как это может повлиять? И о назначениях в команде Зеленского. Это только выборы, или это может повредить нашим двусторонним отношениям?

Ну вы знаете, по поводу госпожи Йованович. Это правда, то, что говорит господин Джулиани, более того, я когда-то это комментировал еще в январе этого года. Когда речь шла о том, что Киевский окружной административный суд вынес решение, которым признал незаконными действия руководителя НАБУ Сытника и народного депутата Лещенко. Которые причинили вред – дословно – внешней политике Украины и вмешались в избирательный процесс по избранию президента США, обвинив голословно, неподтвержденно тогда руководителя его штаба Пола Манафорта. Это правда, и это решение суда есть. Его еще не рассматривали в апелляции, но оно существует. И когда сегодня господин Джулиани, как лицо приближенное, адвокат, человек очень известный, не только как адвокат, но и как мэр Нью-Йорка, представляет интересы господина Трампа и об этом говорит, о том, что киевская власть примитивно-ограниченно действовала на стороне одного кандидата, фамилия которой является – вы знаете, это представитель демократов… А по поводу республиканцев, не веря в то, что Трамп может победить, они делали все возможное, начиная с посла Чалого в США и заканчивая здесь в Украине, выкрывая, как они считали, преступные действия Пола Манафорта, хотя это не доведено до конца, и вообще неизвестно, как и что появилось, то здесь возникает ситуация, при которой: так много лет говорили о вмешательстве России в выборы США, но там ничего не доказали, а у нас даже решение суда есть. И вы правильно сказали – США готовятся к новым выборам, и снова Трамп пойдет на выборы, и снова представители демократов – уже Байден, бывший вице-президент, собирается ему оппонировать на этих выборах от демократов.

И когда мы говорим о Йованович, я вам хочу сказать: это человек, который давно занимается провокациями. Я могу это утверждать, и не только потому, что в Киеве и в Украине введено внешнее управление США, я могу утверждать, что когда я был главой Администрации президента Украины в 2002 году, Йованович, будучи заместителем руководителя дипломатической миссии США в Украине, обвинила публично первая (обращаю внимание) в том, что Украина незаконно торговала "Кольчугами". Вы помните, сколько шума, криков было по поводу того, что этот комплекс обнаружения "невидимок" истребителей США якобы был поставлен тогда в Ирак. Вот мы тогда отмывались от этой грязи, автором и начинателем которой была госпожа Йованович. Она это сделала. И Украина пострадала тогда международной изоляции. Помните, как алфавит меняли английский на французский для того, чтобы, не дай бог, президент Украины Кучма не сидел рядом с президентом США. Потому что там по алфавиту это могло быть возможно. Я помню этот пражский саммит НАТО. Потому что я был вместе с Кучмой на нем. Я помню, как они вот так обходили президента Украины. Не Кучма – а президент Украины был подвержен сомнению, облит грязью авторитет нашей страны. Я тогда был назначен председателем государственной комиссии по расследованию этих обвинений. И мы в течение месяца доказали все. Мы нашли 45 экземпляров выпущенных "Кольчуг", где они находятся, в какой стране используются. Если в Украине – то местонахождение, мы все это доказали. И в Совете безопасности ООН я докладывал этот вопрос как председатель государственной комиссии. И мы доказали, что Украина не продавала "Кольчуги" Ираку. И что? Мы услышали публичные извинения американской стороны? Да нет! Прошел год, американцы зашли в Ирак. И тоже не обнаружили никаких "Кольчуг". Вот вам политика Америки – политика, которую изначально начала проводить Йованович, в этом ее огромная вина. Я об этом заявил, как только ее назначили послом. Что этот человек уже навредил Украине во многом, ее международному авторитету, ее устоям и интересам наших всех граждан. Поэтому то, что сегодня говорит Джулиани, видимо, это заслуживает внимания. В той части, в которой сказал я, уже подтверждено. И будет, я думаю, в ближайшее время подтверждено. Но раздача слонов ждет США – всю эту команду, в том числе и госпожу Йованович.

Теперь в отношении господина Коломойского. И окружение, и назначение тех, которые сегодня получили место в Администрации президента, и на других должностях властной команды. Ну вы знаете, не секрет, что господин Зеленский был связан с господином Коломойским. Насколько? Я этого не знаю. Но он работал на канале, собственником которого является господин Коломойский. Есть ли какие-то обязательства – мы этого не знаем. Но мне кажется, что господин Коломойский своими интервью, которые он начал давать так часто в последнее время, пытается не просто подтвердить свое участие. У меня такое впечатление, что он хочет кому-то напомнить, чтоб, не дай бог, его не забыли. Это же он, за всем он, это он добился, этого он достиг. Это моя субъективная точка зрения.

Кому напомнить?

Вот кому, как вы думаете, Анна, кому?

Всем, наверное.

А мне кажется, как вы думаете, может, Порошенко? Нет? Я думаю, что Зеленскому. Я думаю, что Зеленскому! Но, Анна, я могу ошибаться, я же человек нормальный, простой человек. Но почему-то мне кажется, что это именно так, а не иначе.

Ну хорошо, давайте вернемся к нашей внутренней политике. Мы обещали вам поговорить о парламентской кампании. Собственно, выборы скоро, 21 июля. Не так уж много времени остается. На этом фоне первая новость, которую мы увидели, это что в вашей силе определенные кадровые изменения состоялись.

Есть такое.

И второй момент – это публикации, которые все чаще появляются в СМИ и в соцсетях, об объединительных переговорах между вашей политической силой и частью "Оппозиционного блока" Вадима Новинского и господина Колесникова. Происходят такие переговоры сейчас? И на каком они этапе?

Все хотите знать.

А как же.

Первое. Да, у нас произошли некоторые изменения. Вчера состоялся съезд нашей партии, где избраны два сопредседателя: господин Рабинович и господин Бойко. Избраны или переизбраны председатель политсовета, председатель стратегического совета – новая должность – и избран новый состав политсовета. Это абсолютно все нормально, партия готовится к выборам. Она совершенствуется. Она реформируется, она выбирает ту организационную форму, которая более всего оптимальна для реализации программных задач. Это абсолютно ясно. Теперь в отношении переговоров. Вы понимаете, в чем дело – это очень сложный процесс, политические переговоры. И отношение к переговорам: люди любят, когда объединяются. Да, действительно так, я с вами согласен. Вообще одна из стратегических задач нашей партии – это сшить страну. Да, да, сшить страну. Найти тот знаменатель общий, который бы мог помочь объединить интересы запада и востока. Севера и юга. Найти то, что нас разделяет, – вывести его за скобки. А вот то, что может объединить, – положить в основу угла.

Точно так же и выборы. И переговоры, которые связаны с этими выборами. Я не буду сейчас напоминать историю наших отношений. Да, мы хотели, у нас была стратегическая задача объединить политические силы, которые могли в полной мере представлять интересы юго-востока. Это была стратегическая задача. Мы смогли это сделать, в большей своей части, потому что мы объединили господина Рабиновича, господина Бойко, эти части политических сил. Более того, эти люди, эти два человека, в рейтингах, в социологических исследованиях, занимали лидирующие позиции. Каждый из них мог бы пойти на выборы и победить. Или добиться значительного положительного результата. Мы их объединили. Мы хотели объединить и ту часть, о которой вы сейчас спрашиваете, в отношении которой ведутся ли, или не ведутся переговоры. Я вам хочу открыть государственную тайну. Но не государства Украины, а я просто хотел поднять уровень этой тайны. Вы знаете, переговоры ведутся все время. Переговоры ведутся по объединению, но когда эти переговоры закончатся и чем они закончатся, узнают все, в том числе и вы. Но при этом я хочу объяснить одну особенность.

Мы хотим раньше, чем все.

Я знаю, что вы хотите раньше. Более того, сейчас, пока я еще не ушел из студии. Я вам хочу объяснить суть. Когда люди говорят: надо объединяться, надо что-то делать – правильно люди говорят. И правильны ожидания людей. Но вопрос заключается в том... Вот я вам приведу такой пример. Вот, допустим, есть фракция "Оппозиционная платформа – За жизнь". Такой фракции нет – есть депутатская группа. Но очень хочу верить, что в будущем парламенте будет такая фракция. И возьмем такую фракцию, ну любую, например, "Батькивщину" Юлии Владимировны Тимошенко. И вот скажите: наша партия, депутаты "Оппозиционной платформы – За жизнь", занимаясь вопросами коммунальных тарифов, которые зашкаливают и которые привели к обнищанию миллионы наших граждан, говорят и предложения делают по вопросу стоимости газа для населения и по вопросу тех долгов за жилищно-коммунальные услуги, которые образовались и представляют сегодня сумму 69,2 миллиарда гривен. Мы говорим: это статистика, 30% не готовы платить, нашего населения. Надо пойти навстречу малоимущим людям, людям, которые из-за объективных причин не могут оплачивать услуги ЖКХ.

Мы предложили законопроект о списании этих долгов. Неужели вы думаете, что идеологически мы разные партии с госпожой Тимошенко? Мы выступаем против НАТО – она за НАТО. Но неужели в этом вопросе она будет с нами спорить? Мы разве в этом вопросе при голосовании не объединимся? Обязательно объединимся, потому что речь идет об интересах людей, а значит, об интересах страны. И когда говорят о том, что надо объединить эти политические силы, то первое, что я говорю, это моя точка зрения, пока лично моя: мы должны объединяться с теми силами, которые идеологически нам близки. Это идеология мирного плана, это идеология сегодня восстановления экономических отношений с РФ, это идеология того, что мы должны радикально изменить экономический курс. Украина должна быть мостом между Западом и Востоком. И экономика наша должна быть многовекторной.

Если мы на этих позициях, на этой твердой убежденности и с учетом нашей принципиальной последовательности в этом вопросе, найдем сообщников, в том числе и в лице тех, о которых вы говорите, естественно, что такое объединение будет. А если нет, то мы будем бороться за доверие людей. Мы придем в парламент, и когда это будет касаться интересов наших людей, то мы будем их отстаивать с одинаковой силой, упорством и стремлением. Для того, чтобы изменить жизнь наших людей к лучшему. Вот такая задача поставлена, и она сегодня реализуется.

Я так понимаю, что немного времени остается, чтобы мы поняли о судьбе этих переговоров.

Естественно.

10 июня – это последний день, когда возможны партийные съезды и формирование партийных списков.

По поводу выдвижения, списков – совершенно верно.

То есть к этой дате…

Потерпите, и вы все услышите.

Но нам первым расскажите, хорошо?

Договорились.

Сейчас договоримся?

Вам первым, я говорю это в присутствии здесь наших телезрителей, которые в студии, и тех, которые нас смотрят. "112 Украина" получит первым любую информацию, которая будет по итогам переговоров.

Свидетелей много, вся страна.

А я человек ответственный и всегда отвечаю за сказанное.

Как ответственный человек, скажите нам по объединению теперь в другой плоскости. Вы поставили сейчас вопрос, три минуты назад: "А если вопрос списания долгов, тарифный вопрос, заставит вас с "Батькивщиной", например, объединиться…"

В этом вопросе.

"...В этом вопросе, то разве мы не объединимся?" И сами ответили – объединимся.

Да.

Что заставит вас объединяться в формате коалиционном? С кем? Какие маркеры будут обязательным условием и будут теми красными линиями, за которые вы не сможете зайти ради любых интересов?

Я еще раз хочу акцентировать внимание наших телезрителей, что мы можем объединяться уже после того, когда и если мы выиграем выборы и придем в парламент, только на той идеологической платформе, которая является нашей платформой, которую мы признали и которую мы отстаиваем. Что это? Первое: это мир на Донбассе через прямой диалог с Донецком, Луганском, Москвой, через выполнение минских соглашений и через реализацию мирного плана-концепции. Это непосредственно то, что может создать, и мы принципиально это отстаиваем, автономию в составе Украины на этой территории, для того, чтобы через сознание, через условия безопасности предоставления нашим гражданам там, это наши граждане, наши, мы могли сделать то, чтобы их сознание повернулось в сторону к Киеву, а это очень сложно сделать, поверьте мне, потому что я знаю, что думают эти люди, я общаюсь с теми людьми, и я хорошо знаю сложность, архисложность той ситуации, ментального отношения к тому, что происходит в Украине. Но я считаю, что у нас есть шанс, и мы должны это делать, и это первая и главная позиция.

И это первая и главная позиция не только потому, что это ожидание 80% наших граждан, это еще та позиция, которая действительно нужна людям. Мы не восстановим экономику, ми не продвинемся вперед в вопросах социальной защиты, мы не создадим новые рабочие места, пока в нашей стране будут боевые действия, пока она инвестиционно выглядит неприемлемой для бизнеса и для инвестиций, и здесь во главе угла – это боевые действия. Мир – он будет во главе тех процессов, которые могут изменить жизнь в Украине к лучшему. Это наш вывод и это наша стратегическая задача, и здесь мы готовы объединяться на этой платформе.

Второе – это то, что мы должны изменить радикально экономический курс страны. Мы не можем больше продолжать терпеть пагубность Зоны свободной торговли с Евросоюзом в отношении нашей страны, потому что она, эта Зона свободной торговли, ее условия уничтожают экономически нашу страну, и свидетельством являются все вот эти годы при правлении Порошенко, Яценюка, Гройсмана, которые довели страну до ручки. Когда наша страна является самой коррумпированной в Европе, когда наша страна является самой бедной в Европе, когда наша страна экономически не развивается.

Вы хотите отмены или пересмотра этого соглашения?

Я хочу пересмотреть ее и изменить ее. И я объясняю: наша партия стоит на принципах того, что мы признаем европейские ценности, мы их отстаиваем. Разница заключается в том, что кто-то куда-то идет, бежит или просто блукает в сторону Европы, а мы хотим Европу строить в Украине. Это главное принципиальное отличие.

Мы хотим их уровень жизни, мы хотим их уровень зарплат и пенсий, мы хотим их уровень правовой и судебной защиты, мы хотим создать ту инфраструктуру, которая нас привлекает, когда мы смотрим на города и столицы западных стран и говорим: "смотрите, какие дороги, смотрите, какие гостиницы, смотрите, какие рабочие места, какое жилье обустроено". Ну это же ни в коей мере не зависит от Зоны свободной торговли с ЕС. Она уничтожила то, что у нас было, когда мы шли по пути экономического становления. Мы остановили экономический рост, мы упали в экономическом росте, потому что в данном случае Зона свободной торговли – я мог бы долго приводить вам аргументы, у вас столько времени не хватит, по поводу того, что произошло, потому что как можно объединять Украину в Зоне свободной торговли с ЕС, где уровень, вдумайтесь, производительности труда в 4 раза в среднем больше, уровень технологического обеспечении – в 7 раз, уровень поддержки сельского хозяйства у нас 1% от бюджета доходной части, а у них – 40. Как наша продукция будет конкурировать с той продукцией? Да никак.

Как нам ввели квоты ограничения для развития экономики и реализации товаров в Европе. Мы эти квоты выбираем за неделю, за две, за три, а дальше все на общих основаниях, а Европа за это время, она, правда, здесь тоже промахнулась, она хотела получить 45-миллионный рынок Украины, страны, которая жила в нормальных условиях в 2013 году, если сравнивать сегодня с нормальным уровнем дохода, как минимум, он, может быть, был ненормальный, но он был намного выше, чем сегодняшний. А получила что? Разрозненную страну, страну с упадочной экономикой, страну, где закрыты десятки тысяч предприятий, страну, которая идет при Порошенко, Гройсмане и Яценюке, идет по пути деиндустриализации. Деградации и деинтеллектуализации. Еще есть перевод этого слова – научное слово "деинтеллектуализация" – вообще дебилизация. И это касается в первую очередь власти, которая ушла, вот я очень не хочу, чтобы это повторилось в будущем, уже в новой команде. Поэтому когда мы говорим по поводу Зоны свободной торговли и экономики и по поводу позиции нашей партии – мы хотим это изменить.

Есть способ, как это сделать, нужна принципиальная, настойчивая позиция в том, что есть вопросы экономической выгоды для Украины, мы должны строить. И когда я говорю, что мы должны построить мост, и Украина должна быть мостом, потому что транспортные коридоры, нефть, нефтепродукты, газ, транспортные пути из Европы в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, в РФ, страны СНГ идут через Украину, они сейчас все пошли через Беларусь, а мы на этом всегда зарабатывали. Мы должны развивать и брать все лучшее и на Западе, и на Востоке. В основе должен быть экономический прагматизм, не политика, не угождение внешнему управлению США, которые спят и видят, чтобы Украина противостояла с Россией, потому что ей выгодно в ее отношениях с Россией, чтобы Украина не была разменной монетой, чтобы Украина развивалась в интересах своих людей. Уровень жизни и благосостояние – вот что должно быть главным для Украины и украинских граждан.

У нас остается минута, поэтому коротко. Будете ли претендовать вы и ваша политическая сила на участие в коалиции, на должности в исполнительной ветви власти или, возможно, в президиуме ВР после парламентских выборов?

Наша политическая сила "Оппозиционная платформа – За жизнь" борется за доверие граждан и за то, чтобы создать как можно большую фракцию в ВР. Когда мы туда придем, с этой фракцией мы будем обсуждать вопросы коалиции на тех условиях, на которых я говорил. Для нас власть не стоит во главе угла. Власть – это средство достижения наших программных стратегических целей. При этом я сегодня заявляю, что даже если мы победим на парламентских выборах и наша позиция не будет поддержана большинством, мы и тогда будем в оппозиции на страже интересов наших граждан, на страже интересов страны.

Спасибо за то, что сегодня пришли к нам.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>