Виктор Медведчук: Мы сделаем все, чтобы новый президент занимался вопросом мирного урегулирования на Донбассе

Виктор Медведчук: Мы сделаем все, чтобы новый президент занимался вопросом мирного урегулирования на Донбассе
Zoya Shu/112.ua

Виктор Медведчук

Председатель Политсовета партии "Оппозиционная платформа ‒ За жизнь"

"112 Украина": С нами на связи председатель политсовета партии "Оппозиционная платформа - За жизнь" Виктор Медведчук. Сегодня осталось два кандидата на пост президента. Уже стало проще говорить, чего от них можно ожидать в вопросах, которые больше всего беспокоят украинцев. В первую очередь речь идет о восстановлении мира на Донбассе. Мы знаем, что ваш мирный план поддержал Донецк и Луганск. Недавно его позитивно прокомментировал Борис Грызлов, это  постоянный представитель России в Трехсторонней контактной группе.  Но официальной позиции Киева до сих пор нет. Как вы считаете, возможны ли какие-то сдвиги в этом вопросе после выборов?

Виктор Медведчук: Я думаю, что это может иметь место только после выборов. Потому что сегодня кандидаты занимаются совершенно другим. Для них сегодня актуальными являются другие вопросы. Что, с одной стороны, странно, с другой – непонятно. Я думаю, что вопросы мира и прекращения боевых действий, вопросы экономики и социальной сферы должны оставаться главными и самыми актуальными, в том числе и для кандидатов в президенты. Но сегодня, к сожалению, главное – это дебаты, анализы, их результаты и многое другое, а не то, что действительно волнует большинство граждан Украины. Поэтому вряд ли сегодня можно ожидать каких-то сдвигов в вопросах мирного урегулирования, хотя я уверен, как и наша партия "Оппозиционная платформа – За жизнь", что вопросы мирного урегулирования, которые изложены мною в плане-концепции, предложенном мною в январе на съезде нашей партии, остаются не просто объективным положительным разрешением этого вопроса. Но и, вы совершенно правильно заметили, что сегодня они поддержаны, именно план-концепция и обстоятельства, которые изложены, сегодня разделы и процедура этого плана поддержаны в Луганске и Донецке. И поддержаны в Москве. О чем заявил Грызлов, что признает сегодня министр МИД Лавров и что поддерживается руководством РФ. Поэтому вот главные ожидания от выборов – мирное урегулирование, но, видимо, об этом можно начинать разговор снова уже после 21 апреля, а если точнее, то после инаугурации и вступления в должность нового президента. Наша политсила, и я, как человек, отвечающий за этот участок работы, будем продолжать делать все, чтобы независимо от того, кто будет избран по итогам президентом страны, он занимался этим вопросом. Это самое большое ожидание наших граждан – около 80% населения считают, что это главная проблема для Украины. И не просто занимался, а шел по пути, чтобы мир был восстановлен, а боевые действия были прекращены.

- В течение этого года вы уже дважды встречались с президентом Белоруссии Александром Лукашенко. Какой может быть роль Белоруссии в решении ситуации на Донбассе?

- Эти встречи были не напрасными. Александр Григорьевич Лукашенко, как глава Республики Беларусь, – человек, который создал условия для переговорной площадки в Минске, и вы это хорошо знаете, и минские соглашения были подписаны в феврале 2015-го года, и (который занимался, - ред.) последующим обеспечением делегаций и Украины, и России, и представителей Луганска, Донецка. Они осуществляются на высоком уровне, и это все создает условия для того, чтобы мы все могли договориться. Роль господина Лукашенко уже существует в вопросах минских договоренностей, и с учетом его позиции – а он считает, что мир должен быть установлен в Украине, и он готов делать для этого все необходимое; именно это было предметом обсуждения и в январе, и сейчас, и была еще встреча в феврале 2019-го года, где мы обсуждали, что он может более активно заняться вопросами мирного урегулирования и восстановления мира на Донбассе, потому что он действительно этого хочет, у него есть такая возможность, – все, что будет в этом плане делать господин Лукашенко, будет восприниматься украинскими гражданами с доверием. Уровень доверия к нему самый высокий из уровней доверия ко всем другим руководителям иностранных государств. Он в этом рейтинге на первом месте, и это означает, что если он будет заниматься этими проблемами, их решением, и будет высказывать те или иные позиции, то к нему будут относиться доверительно. А так как у него есть и желание этим заниматься, то это может способствовать мирному урегулированию на Донбассе. Я продолжаю настаивать, – и так считает большинство граждан Украины, – что это самая главная задача, которая стоит перед любой властью в Киеве: установить мир и прекратить боевые действия.

Новости по теме

- Каким вы видите развертывание политической ситуации после второго тура выборов? Стоит ли ожидать обострения отношений в системе президент-парламент, как об этом говорят некоторые эксперты?

- Все будет зависеть от того, кто будет избран президентом 21 апреля. Здесь обострение отношений президент-парламент может иметь место, но для вновь избранного президента, любого, важно, каким будет Кабмин. И ждать отставки Кабмина, как это предусмотрено Конституцией, до выборов парламента, в октябре 2019 года (после этого Кабмин должен сложить свои полномочия) это очень много. Это долго, нерационально и необоснованно, со стороны любого президента. Занимать выжидательную позицию и не наводить порядок в стране, освобождая ее от хаоса, экономической неразберихи, от вопросов, связанных с социальными выплатами, коммунальными тарифами, в ожидании еще одной избирательной кампании, по выборам парламента, на мой взгляд, – контрпродуктивно. В чем могут быть обострения в будущем – это между новым президентом и правительством. Кабмин Украины на днях будет праздновать свое трехлетие. Трехлетие непрофессионализма, безудержной борьбы со всем, что может быть нормальным для наших граждан. Были завалены все основные реформы: здравоохранения, пенсионного обеспечения, изменения экономического курса, дохода граждан – с одной стороны ростом цен, с другой – ростом стоимости услуг. Этот Кабмин ни разу не отчитывался перед ВР, и вновь избранный президент должен поставить вопрос перед парламентом о смене правительства. Не дожидаясь октября-ноября текущего года. Вот главная проблема, вокруг которой, я думаю, будут дискуссии, споры, а может быть, и обострение политической ситуации. Но это будет обоснованно, если целью будет смена действующего правительства, что является первоочередной задачей для изменений в сторону улучшения жизни наших граждан.

- В Раде сегодня прозвучало заявление, что будет создана рабочая группа, которая будет разрабатывать закон об импичменте президенту. Нужен ли такой закон, и когда, по вашему мнению, он может быть принят?

- Тут есть заблуждение, а заблуждение – элемент отсутствия профессионализма наших "уважаемых" депутатов, которые пользуются доверием 5% населения, в том плане, что такой закон нужен. Это первоочередная задача – урегулировать вопрос процедуры импичмента. Только многие наши депутаты, которые об этом говорят, не знают, что он урегулирован. И не только 111 статьей Конституции, но и законом, на который ссылается статья 111 Конституции. Этот закон – регламент ВР. Когда регламент был утвержден постановлением ВР, то тогда законодательного утверждения регламента не существовало, и не существовало нормативного утверждения в этом законе, который потом утвердил регламент ВР, раздела, связанного с процедурой импичмента. А сегодня есть статья основного закона, где предусмотрена процедура и основания импичмента, есть раздел на уровне и в силе действующего закона – закона о регламенте. И если кому-то хочется, и есть основания, а главное – возможности и ресурсы, провести процедуру импичмента, то это можно сделать. Я бы остановился здесь на вопросе законодательного утверждения и закрепления статуса следственной комиссии ВР. Это задача номер один. Потому что без следственной комиссии контрольная функция ВР, которая прописана, исходя из конституционной реформы 2004-го года, в Конституции Украины, сегодня до сих пор остается мертвой. Она была рождена, была предусмотрена конституционной реформой, которая вновь была введена в действие в феврале 2014-го года. Но она не действует, никого не пугает, не создает основания для депутатов регулировать и контролировать органы власти с помощью следственных комиссий. Поэтому закон о следственных комиссиях нужен, но еще более актуальным является вопрос, связанный с системой выборов в парламент, – пропорциональные выборы, с открытыми списками. Если мы хотим покончить с политической коррупцией в ВР, по отношению к мажоритарке, которая применяется постоянно, мы должны снова вернуться к пропорциональной системе выборов. И это можно сделать только законом, который уже прошел первое чтение. Его необходимо утвердить, для того, чтобы выборы в октябре 2019-го года проходили по новой, пропорциональной системе, а не смешанной, как сейчас.

- Можно ли говорить, что результат Юрия Бойко, которого поддержала "Оппозиционная платформа - За жизнь", гарантирует партии прохождение в новый состав ВР?

- Вопрос не в гарантиях, а в том, насколько программа и те идеи, с которыми партия пойдет на выборы, будут приемлемыми для наших избирателей, насколько они их примут и захотят оказать доверие нашей партии. И вопрос не в Юрии Бойко как кандидате. Он не может быть никаким гарантом на парламентских выборах – он может быть одним из членов нашей команды. Когда речь шла о президентской избирательной кампании, наша партия работала на одного кандидата, и он был олицетворением нашей программы, партии "Оппозиционная платформа – За жизнь" на этих выборах. Сегодня на выборы идет команда, которая будет состоять из кандидатов в народные депутаты. Команду формирует наша партия, в которой, безусловно, будет и Юрий Бойко, как и все остальные. И именно работа команды, ее эффективность, может гарантировать прохождение нашей партии в парламент. Именно так, а не иначе.

- Насколько вероятно сегодня объединение оппозиции вообще и вокруг каких идей это объединение может произойти?

- Не совсем понимаю, о какой оппозиции вы говорите, потому что у нас сегодня все политические силы в оппозиции, кроме действующей власти. И кроме господина Порошенко, который является действующим президентом. Все остальные политические силы, кроме НФ, находятся в оппозиции. Если речь идет об оппозиции, которую мы пытались полностью объединить на электоральном поле юго-востока и русскоязычного населения, то мы выполнили в большей части эту задачу, когда объединились два самых рейтинговых кандидата в президенты. Об этом свидетельствовали все социологические опросы, до начала президентской кампании. Объединились господа Рабинович и Бойко. Мы считаем, что результат Бойко – это результат нашей партийной команды, результат, которого мы все вместе достигли, естественно, с нашим кандидатом Юрием Бойко. Если говорить об объединении той части "Оппозиционного блока", которая самостоятельно шла во время избирательной кампании, господа Вилкул, Новинский, Мураев и многие другие, то это объединение может иметь место только тогда, когда мы найдем общий знаменатель нашего объединения. В первую очередь – идеологический, потому что у нас были разные идеологии на этих выборах. Мы реально представляли интересы юго-востока и русскоязычного населения, реально боролись с действующей властью, которую возглавляет господин Порошенко. А это борьба с тарифным геноцидом, борьба за мир и прекращение боевых действий, борьба с пещерным национализмом, криминальным беспределом и многим другим. Мы уверены, и этому дана соответствующая оценка нашими избирателями, – вторая команда, эти люди, работали в интересах господина Порошенко. Они работали на раскол нашей оппозиции и юго-востока, они работали с целью оттянуть голоса у Бойко, для того, чтобы он не смог пройти во второй тур. А это была стратегическая задача, которая была поставлена партией для нашей команды и нашего кандидата Юрия Бойко. И им, к сожалению, это удалось. И те четыре с небольшим процента, которые получил господин Вилкул, дали возможность пройти во второй тур не Бойко, а Порошенко. Поэтому чтобы говорить об объединении с этими людьми – они должны изъявить такое желание. Но такое объединение может иметь место, только если мы сможем договориться идеологически. Потому что мы предательства в вопросах идеологии не признаем, и с этим считаться не будем. Если мы найдем общий знаменатель в вопросах идеологии, тогда можно говорить об объединении. Сегодня этот вопрос не на повестке дня. К нам с такой просьбой не обращались, и мы его самостоятельно не рассматривали, и рассматривать не собираемся.

- В парламенте говорят, что могут принять избирательный кодекс к выборам народных депутатов. Подано уже 4000 правок. Реально ли это, как вы думаете? И нужно ли сейчас?

- Я слабо верю, что это может произойти, но если бы мне задали вопрос, что самое главное, чего можно ожидать от этого уходящего парламента, с уровнем доверия в 5%, то если бы они приняли избирательный кодекс, в основе которого лежит пропорциональная система с открытыми списками по выборам в ВР, то они фактически выполнили бы свое историческое предназначение. Если страна вернется к пропорциональной системе выборов, то это означает, что мы покончим с огромным пластом политической коррупционной составляющей, которая присуща сегодня этим всем процессам: переходам из фракций, покупке мажоритарных округов, покупке мест и всему другому, как исключительной грязи, с чем мы столкнулись, когда выборы проходили по смешанной системе. Именно поэтому в 2004 году мы сделали все необходимое, чтобы ввести пропорциональную систему выборов. И мы были тогда правы, потому что мы боролись с этим же. У нас были случаи тогда, когда из одной фракции в другую переходила масса депутатов. Были "герои", которые за каденцию могли сменить 12-14 депутатских групп и фракций. Это все продолжается и сегодня, в искаженной парадигме на реальный законодательный процесс, что имеет место и происходит в ВР. С этим надо покончить, обрубить как возможность того, чтобы создавать в будущем почву для политической коррупции в ВР. Это самая главная задача, а не закон о языках или какие-либо другие. Именно закон, касающийся регулирования и устанавливающий новую процедуру парламентских выборов, по пропорциональной системе.

- На протяжении последних парламентских выборов было модно говорить о необходимости выборов на основе так называемых открытых списков. Но в понятие открытых списков вкладывались тогда десятки различных концепций. Будет ли принцип выборов по открытым спискам введен в Украине, и какими именно они должны быть?

- Существует несколько десятков разновидностей так называемых открытых списков, если анализировать законодательство других стран, где действует пропорциональная система в основе или полностью при выборах парламента, с тем, какие особенности имеют эти открытые списки. Самый главный вопрос – пропорциональная система выборов. И надо согласиться на те открытые списки, которые будут иметь наибольшую поддержку в парламенте. Не надо спорить и дискутировать на эту тему. Да, они должны быть открытыми, для того, чтобы не было водителей, охранников, а чтобы пришли политики, профессионалы, люди, которые разбираются в различных отраслях нашей жизни, понимающие, что надо сделать, чтобы эти отрасли надлежащим образом урегулировать на законодательном уровне. И если это произойдет, то это будет огромный успех развития нашей демократии и развития Украины как правового государства. Не надо торговаться по поводу того, что какие-то открытые списки лучше других. Любые открытые списки, даже самые примитивные, которые будут означать невозможность реализации тех изъянов, которые я перечислил, дают основания для того, чтобы они были утверждены. Потому что главное в этом – пропорциональная система. Это – фундамент, а стены и крышу мы достроим. Если они в чем-то будут иметь недостатки – это можно исправить в будущем. Главное – избрать будущий парламент по пропорциональной системе. Это стратегическая задача сегодня для нашей страны, для государства, как задача по дальнейшему государственному строительству в Украине.

- Сегодня во всех СМИ обсуждается вопрос о возможности дебатов между двумя кандидатами на пост президента. По вашему мнению, не слишком ли много внимания сегодня уделяется этому элементу предвыборной кампании? Что вы думаете на этот счет?

- Я подхожу к этому очень критически. Фактически 1 апреля мы уже знали результаты предварительные, но 7 апреля они уже были утверждены ЦИК, а общество и СМИ и сегодня соревнуются в том, как лучше сказать или подать дискуссию по поводу дебатов, анализов, как те вопросы, которые сегодня являются самыми актуальными. Мы хорошо понимаем, что это глупость, абсолютный бред. Потому что в то время, когда страна должна узнать, кто из двух кандидатов может быть более эффективным на посту президента, когда граждане Украины должны узнать программы этих кандидатов, что они собираются делать, и главное, с кем, – в это время мы обсуждаем дебаты и где они произойдут на стадионе или студии Общественного телевидения. В какой день, в котором часу, при участии кого. И самое главное: еще надо выполнить определенные взаимные условия, для того, чтобы эти дебаты проводились. Вот так элементарно, примитивно на сегодняшний день отвлекается внимание от главных проблем в обществе. А это продолжение боевых действий на Донбассе, тарифный геноцид, который зашкаливает, потому что на сегодня долги за ЖКХ составляют 69 миллиардов гривен – это на 1 марта. Более 30% населения не способны и не платят эти тарифы. Мы остаемся самой бедной страной Европы, платим больше всего денег за газ и отопление, и эти цены с 2014-го года выросли на 1080 – 1225%. А разве не проблема сегодня новые рабочие места, зарплаты, уровень доходов граждан. Вот пусть бы они, те, которые вышли во второй тур, соревновались на этом поприще. Кто может не просто сказать, а реально сделать и продемонстрировать, что он может это сделать реально? Открыть новые рабочие места, привлечь инвестиции, установить мир на Донбассе, решить вопросы с тарифным геноцидом, сшить общество, прекратить противостояние, национальную рознь. Не нагнетать ситуацию с томосом, по поводу угнетения и провокационных действий по поводу единственной канонической православной церкви. Не нагнетать ситуацию с языком, рассказывая сказки об укреплении функционирования украинского языка, прикрываясь при этом, что это закон о дискриминации русского языка и других языков национальных меньшинств. Вот что должны делать кандидаты сегодня, для того, чтобы завоевать доверие через демонстрацию своих реальных действий в будущем. А они сегодня говорят о том, как провести дебаты, подменяя это тем, что якобы во время дебатов мы все узнаем. Если дебаты будут – мы посмотрим, что мы узнаем. Но этот цирк, который происходит сегодня, будет продолжаться, в том числе и во время дебатов.

- А что вообще должен делать новый глава государства, когда получит власть?

- Первое, что должен делать новый глава государства, и это касается не только того, кто может в первый раз стать президентом, господина Зеленского, но и господина Порошенко (о чем он уже начинает говорить), – надо менять команду. Первое, что надо сделать – отправить в отставку Кабмин. Он является непрофессиональным, непригодным органом центральной исполнительной власти. Эти люди не должны сегодня находиться в этих кабинетах, потому что кроме вреда нашей стране, нашим людям, они ничего другого не сделали. Поэтому это главная задача нового главы государства, с этим парламентом, который будет продолжать выполнение своих функций до конца года (это практически до ноября - декабря 2019-го): они должны, обязаны отправить в отставку это правительство. Должна прийти новая команда профессионалов, которая изменит ситуацию к лучшему. Вот главная стратегическая задача для нового главы государства.

Новости по теме

- Я хотела бы еще акцентировать внимание, что недавно вы встречались с руководством РФ и "Газпрома", оттуда вы привезли предложения по снижению цены на газ и сохранению прибыльности украинской газотранспортной системы. Интересно узнать, какой реакции со стороны уже новоизбранного президента вы ожидаете по предложениям, которые привезли из Москвы?

- А вы знаете, я вам хочу сказать, что эту реакцию мы уже получили. Она публичная, ее все слышали, кто хотел услышать. Сразу же после нашего возвращения и встречи с руководителем правительства РФ господином Медведевым и руководителем "Газпрома" Миллером, когда на этой встрече представители РФ не только продемонстрировали, что они готовы пойти навстречу Украине, украинским гражданам в вопросах снижения цены на газ, и, как вы правильно сказали, была озвучена цифра на 25% ниже, чем та цена, по которой сегодня покупает на международных газовых хабах – якобы на этих хабах покупает – Украина газ у европейских операторов. Я уже говорил неоднократно, что покупается он в Украине во время его транзита из России в Европу. Ну, пусть это остается на их совести. Но когда была озвучена такая инициатива, которая была ответом на наши переговоры и ответом по результатам переговоров, что Россия готова снизить стоимость цены на газ на 25%, это означает, что соответствующим образом были бы снижены цена и стоимость газа в коммунальных тарифах, и в стоимости газа непосредственно, и в вопросах отопления и горячего водоснабжения. Это же положительный момент. Мы же не уполномочены были договариваться или подписывать какие-то документы. Мы продемонстрировали, что у нас есть такая возможность вести переговоры. Более того, мы показали, что мы можем договариваться, и мы договорились об этом. Реакция президента? Первая прозвучала во время его избирательного тура, когда он заявил: "К кому они поехали? У кого они просили? Что они там выпрашивали?". Это реакция человека, который отвечает за коммунальные тарифы. Это реакция человека, который несет прямую ответственность за уровень обеспечения наших граждан, за те космические цены, которые благодаря ему и под его чутким руководством были подняты для населения страны, которое уже не может платить по этим тарифам. Или реакция буквально вчера, на одном из телевизионных каналов, когда он сказал: "А кого вообще интересуют цены на газ? Украинцев интересуют цены на газ?". Вы можете представить кощунство, цинизм этой фразы действующего президента, который говорит, что украинцев не интересует цена на газ? Значит, те космические тарифы, которые они обязаны сегодня платить и которые они пытаются платить, а 30% уже не может этого делать, – это их не интересует. А что же интересует? Господин президент продолжает: "Как могут украинцев интересовать цены на газ, когда существует угроза украинской государственности?". Это в чем угроза? Да, есть реальная угроза. Реальная угроза есть, что вы, господин президент, с 2014 года ввели внешнее управление США и Вашингтона в Украину, что повлияло на независимость и суверенитет нашей страны. Вот это угроза украинской государственности, а не цены на газ, которые должны облегчить ситуацию с тем, что сегодня наши граждане обязаны платить то, что они не заслужили, и то, что они не должны платить. Вот это есть суть того, о чем говорит президент, продолжая развивать тезис о том, что не нужен нам газ дешевый, мы соскочили с российской газовой иглы, а это, естественно, является ложью, причем циничной ложью, это является популизмом, не отвечающим действительности, это один из элементов его избирательной кампании. Так вот, весь интерес сводится к тому, что вот оценка того, что мы сделали. Но ведь мы это делали не для господина Порошенко, ведь господин Порошенко и ему подобные будут платить за газ столько, сколько надо будет, и вряд ли они знают, сколько они платят за газ. Мы ведь говорили о тех миллионах граждан, которые обнищали за годы реформаторской власти с 2014 года Порошенко и его команды, которую он возглавлял и возглавляет сегодня. Мы же говорили об интересах этих людей. Более того, мы ведь не говорили, как все остальные, когда выступал наш кандидат, еще будучи кандидатом в президенты во время и до первого тура, и наша команда, которая его поддерживала, о том, что мы готовы снизить в два раза, в три, в четыре, некоторые и в шесть снижали. Мы же не просто говорили о том, что мы готовы снизить цены на газ и уменьшить тарифы, мы поехали и показали, не просто показали нас там, а показали реакцию той стороны, от которой зависит сегодня стоимость газа, который мы покупаем, – а мы продолжаем покупать российский газ, он не выходит за пределы Украины, он как зашел из России по пути транзита в Европу, так и остался в Украине; это все ложь, когда говорим, что мы соскочили с российской газовой иглы: он здесь остается, это мы его покупаем по завышенным, накрученным ценам у европейских операторов, и эти накрутки возмещают не те, кто покупает, а возмещают миллионы населения, которые платят непомерные коммунальные тарифы. Так вот, мы сделали то, что мы продемонстрировали не на словах, а на деле, что это может иметь место. Вот что главное. И если это по той или иной причине не дошло до людей до конца, то мы будем продолжать это делать, мы будем демонстрировать, что у нас есть возможности договориться, и этим мы можем улучшить ситуацию с условиями жизни людей, с условиями их доходов, потому что речь шла и о возобновлении экономических связей, и сохранении газотранспортной сегодня магистрали и системы, а это поступление в бюджет около 3 млрд долларов, которые мы, естественно, если останется эта власть или придет подобная этой власти, которая будет игнорировать эти экономические законы, а их игнорировать нельзя, то мы потеряем и эти поступления в бюджет. Поэтому мы демонстрируем, что нам надо договариваться с нашим соседом, РФ, в вопросах экономических отношений, вопросах стоимости газа, вопросах сохранения транзита по нашей газотранспортной системе, это то, что даст сегодня плюс всем гражданам Украины, это отразится на реальном росте их доходов, это отразится на возможности увеличить количество рабочих мест и всем, что с этим связано в экономической и социальной сферах.

- Услышали от вас ответ на этот вопрос, а дальше немного грустных цифр. Ну, например, факт того, что Минэкономразвития зафиксировал замедление экономики Украины, а Всемирный банк ухудшил рост внутреннего валового продукта. Вот как вы думаете, что на это влияет? Выборы или какие-то другие факторы?

- Вы знаете, выборы всегда влияют на экономику любой страны, а тем более такой страны, которой является Украина, а наша страна сегодня с экономической системой, которая не устоялась, то есть не стабилизировалась, особенно после того развала и хаоса, который начался в 2014 году при этой команде еврореформаторов. Конечно же, выборы, а тем более две такие избирательные кампании в течение одного года – это страшное потрясение, в том числе в экономической и социальной сферах. Но главное заключается в другом. Ведь стабильность экономики заключается не в том, что политические процессы могут на нее влиять. Стабильность экономики заключается в том, что если есть инвестиционные составляющие, если есть фундамент экономики, который позволяет продолжать развитие промышленного сектора, индустриального в целом, сельского хозяйства, приборостроения, машиностроения, многих других отраслей, которые составляют основу комплекса народного хозяйства, то тогда экономика может устоять. Но в данной ситуации то, что было заложено в 2014-м, то падение, которое происходило в экономике в 2014-2015 годах, и тот так называемый номинальный рост, который имел место в 2016-м, 2017-м и 2018-м, – а это действительно, если говорить о цифрах, это было, но это ни в коей мере не изменило страну к лучшему. Почему? Потому что по итогам 2018 года у нас вырос ВВП, например, по сравнению с 2017-м, который был тогда 112 млрд долларов, он по итогам 2018-го стал 130,9 млрд долларов, но при этом доля ВВП на душу населения осталась так же самой низкой в Европе, это 3100 долларов где-то на одного человека. Вот вам результат этого экономического роста, то есть это экономический рост на бумаге, он не отразился ни на личных доходах, вы знаете о том, что средняя заработная плата самая низкая в Европе по итогам 2018-го, у нас самая низкая пенсия, у нас самый низкий прожиточный минимум в Европе, и у нас сегодня все это на фоне роста цен, которые за эти годы выросли на 300-400%, сокращения рабочих мест, так как они сократились в десятки тысяч, роста социальной напряженности. Все это вместе, если нарисовать эту картину из реальных цифр, подчеркиваю, цифр Госстата, создает то, что не может не замедлить так называемый вот этот бумажный, если точнее, на бумаге, рост, и не привнести ничего нового в вопросы улучшения условий жизни и, главное, уровня доходов населения – уровень доходов остается на низком экономическом уровне, и это касается, как я уже сказал, и пенсий, и зарплат, и прожиточного минимума. Потому что ничего не произошло в экономике, что бы дало возможность обеспечить этот рост. Инвестиции бегут из Украины, настоящим образом бегут. За эти годы, с 2014 по 2019 год, объем прямых иностранных инвестиций уменьшился с 53 млрд до 32, на 21 млрд. Ежегодный приток прямых иностранных инвестиций уменьшился с 5,5 млрд долларов до 2,9 млрд. При таких цифрах, опять-таки Госкомстата, говорить о том, что в экономике мы можем ожидать чего-то, что может быть по итогам названо улучшением, просто не приходится. Нет фундамента, нет базы, и в этом сегодня виновата власть, и в первую очередь в этом виновато правительство как Яценюка, так и Гройсмана. Они довели до этого уровня, до обнищания миллионов наших граждан нашу страну.

- Господин Медведчук, а что вообще после выборов ждет украинскую экономику? Стоит ли ожидать каких-либо кардинальных изменений, ну если говорить об уровне, понятном любому гражданину Украины, – например, вырастут ли цены, что будет с тарифами?

- Ну, во-первых, пока тарифы растут, и цены тоже растут, и это как раз является тем фактом, который устанавливает, опять-таки, Госкомстат. Потому что цены, тарифы и коммунальные услуги вырастут согласно подписанному меморандуму с МВФ, с 1 мая они вырастут, если сегодня это в долларовом исчислении это 317 долларов за 1000 кубических метров, или 8550 грн, то они вырастут до 9850 грн, а с 1января, что подписано в этом же меморандуме, они вырастут до 12314 грн. То есть тарифы будут расти в любом случае, если мы будем выполнять вот эти указания, хотелки МВФ. Цены будут расти в соответствии в том числе и с этим, потому что цены на газ, коммунальные тарифы автоматом отображаются в себестоимости любой продукции. Рабочих мест дополнительных открыть сегодня невозможно, потому что нет инвестиционной составляющей, и инвестиции, я уже говорил, и называл цифры, они бегут из Украины, а не приходят в Украину, поэтому задача власти – главы государства, который будет избран 21 апреля, и парламента, который будет избран в конце этого года, – заключается в том, чтобы радикально изменить экономический курс страны. Это касается налоговой сферы, это касается пересмотра условий Украины в рамках зоны свободной торговли с ЕС, которая является экономически губительной для нашей страны и продемонстрировала это за эти последние годы. Это именно одновекторность нашей экономики. В Украине всегда была многовекторная экономика, и именно такая экономика давала возможность и роста благосостояния, и уровня жизни, что было продемонстрировано в начале 2000-х, когда рост экономики составлял и 8, и 10, и даже 12%, что было самым большим в Европе. Сегодня таких цифр по росту не существует и, самое главное, нет основания ожидать этого, а поэтому надо в корне менять устои экономической системы, и если этого не поймет новый глава государства, если в этом его не поддержит новый парламент, то, к сожалению, эта ситуация в стране в экономическом, а значит, мы должны это понимать, и в социальном контексте будет только ухудшаться.

- Если Украине все же удастся разрешить ситуацию на Донбассе, то следующим вопросом, конечно же, станет его экономическое восстановление. Справится ли Украина с этим вопросом самостоятельно?

- Вы знаете, нет, самостоятельно Украина с этим не справится, но в этом нет необходимости, потому что я уверен, что если мы реализуем возможность мира на Донбассе, прекратим боевые действия, в том числе и нашим планом-концепцией, на который уже дали предварительно согласие Донецк, Луганск и Москва, предусмотрены и свободная экономическая зона на этих не контролируемых сегодня территориях, и вопросы, связанные с финансовой, экономической, бизнес-деятельностью на этих территориях, и при этом если это будет сочетаться, а я уверен, что это будет, с международной европейской помощью, с помощью той же РФ, о чем неоднократно говорилось и о чем публично неоднократно утверждалось, то, безусловно, мы сможем через несколько лет выйти из ситуации кризиса на этих территориях, потому что восстановление инфраструктуры будет главной задачей, так как речь идет о восстановлении не только инфраструктуры, но, самое главное, создании условий жизни этим людям и создании нашего экономического и индустриального потенциала где-то в размерах или в объеме 15-18% от всего экономического потенциала нашей страны.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>