Виктор Медведчук: Сегодняшняя украинская власть не хочет мира на Донбассе

Виктор Медведчук: Сегодняшняя украинская власть не хочет мира на Донбассе
Zoya Shu/112.ua

Виктор Медведчук

Председатель Политсовета партии "Оппозиционная платформа ‒ За жизнь"

- После вашего с Юрием Бойко визита в Москву было заявление генерального прокурора Юрия Луценко, а через несколько часов активисты "Нацкорпуса" уже провели акцию под стенами СБУ. Более того, вечером появились и у вашего дома. По вашему мнению, связаны эти два события между собой и как дальше будет развиваться ситуация?

Новости по теме

Виктор Медведчук: Действительно, эта синхронность действий между властью и национал-радикалами является очевидной. Более того, все абсолютно понимают и осознают то, что после того, как мы вернулись с Юрием Бойко из Москвы, в прошлую пятницу, это очень многим не понравилось. В первую очередь это не понравилось власти, и, естественно, это не понравилось национал-радикалам. И уже в субботу была первая реакция. Я уже не говорю о реакции разных политиков более низкого уровня, но была реакция из Черновцов г-на Порошенко, который, как президент, истерически оценил наш визит и задавал вопросы, на которые пытался ответить (но, думаю, это вряд ли удалось ему сделать), по поводу того, почему, куда и зачем ездили Бойко и Медведчук. После этого на заседании Кабмина г-да Аваков, Луценко, Гройсман озаботились тем, что надо же дать оценку этому, надо привлечь к ответственности. И Аваков поднял вопрос, связанный с прямыми перелетами между Москвой и Киевом, которые осуществляются и в том числе Медведчуком. Что, мол, надо разобраться, почему это происходит, и запретить. Г-н Луценко пошел дальше: он заявил о том, что надо привлечь к уголовной ответственности Бойко и Медведчука за незаконное пересечение границы.

Первое и второе являются исключительной глупостью, потому что, во-первых, я летаю на законных основаниях, и для того, чтобы летать (то, что было и в том числе имело место в прошлую пятницу), никаких разрешений специальных органов в Украине и спецслужб не надо. Потому что Госавиаслужба Украины, кстати, по запросу вашего канала, еще в 2016 году дала исчерпывающий ответ о том, что этот самолет, которым я пользуюсь, не является сегодня самолетом российской регистрации – это иностранное воздушное судно. И поэтому то, что запрещены регулярные авиасообщения между Россией и Украиной – это действительно так, а иностранные суда могут осуществлять такие перелеты, если есть соответствующие разрешения. В Украине эти разрешения дает Госавиаслужба, в России соответствующая авиаслужба дает такое же разрешение, когда есть запрос о таком перелете. За все эти случаи, когда я напрямую пересекал границу Украины с Россией и перелетал из Киева в РФ, то такие разрешения давали именно органы, которые регулируют авиадвижение. И никаких других разрешений для этого не требуется. Более того, думаю, что те, кто устроил спектакль в Кабмине, я имею в виду Гройсмана, Авакова и Луценко, хорошо об этом знали. Тем более что подобный ответ, который получили вы, приходил и в другие органы, т. к. этим неоднократно, и мы понимаем почему, интересовались. "Незаконное пересечение границы" – это абсурд хотя бы потому, что, естественно, мы прошли все таможенные и пограничные формальности.

А если уже привлекать Бойко и Медведчука, то, наверно, Луценко забыл, что миллионы граждан за последние годы напрямую пересекали границу России и Украины: например, когда они садятся на киевском вокзале в поезд, а утром выходят на одном из вокзалов в Москве. Ведь тогда получается, что их тоже надо привлекать к уголовной ответственности. Я думаю, что он это сказал не подумав, а точнее, подумав, но о другом. Это ведь звенья одного ряда политических репрессий против оппонентов. Это реакция на то, что произошло в Москве.

А в Москве произошло то, что в результате этих переговоров российская сторона подтвердила и возможности выгодного для Украины газового транзита, и возможности снижения цены на газ на 25% - на четверть для конечного потребителя. Естественно, власти это не нравится, национал-радикалам это не нравится, и поэтому национал-радикалы после заседания Кабмина синхронно сначала пикетировали СБУ с требованием привлечь меня к ответственности, а потом пришли к моему дому, где находились я, моя жена, дочь, и пытались прорваться в дом. Забрасывали дымовыми шашками, файерами, пытались повредить забор. Т. е. вели себя агрессивно, осуществляли хулиганские действия, и поэтому, естественно, я обратился о том, что правоохранительные органы должны привлечь указанных лиц, которые вчера вечером нарушали закон. Но попытки и власти, и национал-радикалов остановить наше движение, остановить наши действия, которые мы популяризируем и отстаиваем – не получится. Мы не собираемся сходить с дистанции, мы не собираемся покидать страну, мы будем бороться за те идеалы, которые сегодня являются программой нашей партии, программой нашего кандидата – Юрия Бойко.

- Вы привезли предложения по снижению цены на газ и сохранению прибыльности украинской ГТС. Однако мы знаем позицию официального Киева - она противоположна. Что необходимо для того, чтобы эти предложения были услышаны?

- Когда начали критиковать: да кто они такие, кто им дал полномочия, это неофициальные переговоры… Да, я подтверждаю – это неофициальные переговоры. Но стратегическая задача, которая была поставлена по поводу этих переговоров – она выполнена. Мы показали, что необходимо садиться за стол переговоров, надо поднимать вопросы, которые волнуют сегодня украинских граждан. Потому что, когда речь идет о цене на газ – это касается каждого, кто платит сегодня заоблачные коммунальные тарифы. И мы хотели показать, что есть возможность договориться и уменьшить стоимость газа, а значит, и уменьшить коммунальные тарифы на отопление, на горячее водоснабжение и на многое другое. И это была главная задача – и мы это продемонстрировали. Как теперь быть власти действующей и будущей, если мы это продемонстрировали, и сегодня наши граждане, которым это с помощью СМИ стало широко известно, видят, что такие договоренности могут быть достигнуты. Как же эта власть может продолжать манипулировать общественным мнением, спекулировать на интересах людей и рассказывать, что заоблачные цены на газ – это правильно? Это может быть правильно только в отношении того, что наш президент заявил, что мы соскочили с российской газовой иглы. Это политический лозунг, который входит в его общую программу под названием "антироссийская истерия и радикальная пещерная русофобия". Так вот для того, чтобы оправдать этот политический тезис, его программу, с которой он идет на президентские выборы, для того чтобы сохранить президентский пост, должны страдать миллионы граждан, которые уже сейчас не могут платить коммунальные тарифы. Люди должны понять, что это делается ради этого, и если придет любая другая власть, в том числе и та, которая сегодня существует, и не обратит на это внимание, и не сядет за стол переговоров, для того чтобы улучшить жизнь наших людей – тогда люди будут сами давать оценку.

Новости по теме

Во-первых, они могут дать ее уже сегодня. Сегодня наши граждане платят за газ 8550 гривен за 1000 кубов – это по сегодняшнему курсу 317 долларов. Согласно подписанному правительством и утвержденному меморандуму с МВФ, с 1 мая эта цена вырастет до 368 долларов, или 9500 гривен. А с 1 января 20-го года стоимость газа будет составлять 461 доллар, или 12314 гривен. Сегодня наши граждане, которые пойдут на выборы, должны понимать, что голосуя за эту власть, они голосуют за эти цены. Они сознательно должны согласиться с тем, что они готовы в будущем платить за газ и за все остальное, где есть такие космические цены. А с другой стороны, наши граждане должны понимать, что есть договоренности и ответ, который прозвучал при участии СМИ от руководителя "Газпрома" г-на Миллера, который сказал: "Россия готова сегодня уменьшить на четверть, на 25%, стоимость газа для конечного потребителя". Вот, что важного прозвучало на этих переговорах – если будут прямые поставки газа, контракт по которым, кстати, действует и сегодня, но мы газ не берем - если эти поставки продолжатся после 1 января 20-го года. Вот, что мы хотели достичь. И мы этого достигли. А отношение власти – это уже на совести тех людей, которые будут во власти, и их ответственности перед гражданами Украины. Мы продемонстрировали, что это может быть. Теперь пусть власть дальше ведет себя таким образом, чтобы отвечать интересам людей. А если она этого не будет делать – тогда будет соответствующая реакция и тогда люди поймут, что то, что можно, не делается. И зададут вопрос ( не знаю, получат ли ответ): почему это власть не делает?

- Ваш визит в Москву обсуждают очень активно, в медиапространстве в том числе. Есть как сторонники, так и те, кто его критикует. Депутаты Европарламента к возможности проведения переговоров с Россией относятся положительно. На ваш взгляд, чем вызвана такая позиция евродепутатов (которых нам удалось опросить) и какую выгоду, в частности, может получить ЕС от возобновления переговоров между Украиной и РФ в газовой сфере?

- Абсолютно ясно, что Украина стала (извините за такое выражение, и мне неприятно об этом говорить как гражданину Украины) обузой для Европы, в частности для ЕС. Это факт. Мы все это понимаем, осознаем и признаем. И сегодня любые проблемы в Украине – это проблемы, которые в той или иной степени касаются ЕС, потому что они являются партнерами Украины. Возьмем мирное урегулирование на Донбассе. Я неоднократно говорил, что если бы, допустим, Киев, Москва, Донецк и Луганск договорились о мире, то в том же Берлине и Париже, в странах-участниках "нормандской четверки", были бы бурные аплодисменты. Они были бы и в других столицах, потому что они считают, что мир является безальтернативным и его надо устанавливать. А разве не такой проблемой для ЕС является транзит и поставка российского газа в Европу?

Новости по теме

Еще большей проблемой, потому что это касается непосредственно экономических интересов стран ЕС. Посмотрите, как разделились страны ЕС по отношению к "Северному потоку - 2". Украина, Польша и некоторые другие, которые синхронно поддерживают США. А им, чем хуже для Украины, тем лучше, потому что им выгодно, чтобы Украина осталась плацдармом противодействия между Россией и Украиной. Поэтому сегодня в Евросоюзе говорят о том, что надо решить эту проблему, потому что 1 января 2020 года договор по транзиту газа заканчивается. А дальше баланса газа по прокачке по украинской газовой трубе фактически не остается. Потому что "Северный поток - 2" - это плюс 56 млрд кубов газа в Европу мимо Украины. "Турецкий поток", первая и вторая нитка – это 32 млрд, из которых 16 тоже в Европу. Это минус с баланса украинской трубы в Европу. Даже при этом поверхностном подсчете получается, что более 75 млрд из тех 89, которые были прокачаны в 18-м году, исчезают, потому что эти обходные пути, северный и южный, во-первых, короче. Во-вторых, они дешевле, чем транзит газа через Украину. Поэтому, исходя из экономической выгоды (а другой выгоды не существует, если только не действует политика, которая мешает экономической выгоде, как это принято в Украине, потому что у нас, в Украине, не экономические, а политические интересы в основе), европейские парламентарии говорят, что это хорошо, потому что вопрос по газу между Россией и Украиной должен быть урегулирован. И они правильно говорят, что это касается и их, потому что если будут организованы прямые поставки газа Украиной – это удовлетворение потребностей граждан Украины. Если будет решен вопрос по транзиту – ведь сегодня ЕС участвует в переговорах по дальнейшему транзиту: Россия - Украина - ЕС. И эти переговоры безуспешны. Нет никаких результатов. А это значит, что нет уверенности в том, что такие результаты будут достигнуты до 1 января 20-го года. Вот почему эта проблема касается в том числе и Европарламента. И, кстати, они там дают критические оценки и сегодняшней власти, и западно настроенным гражданам Украины, которые, специфически относясь к России, сегодня пытаются сорвать любые договоренности.

Государство, которое взяло курс в ЕС и исповедует эту политику, должно обращать внимание на этих людей, на то, что они говорят, по поводу того, что мы должны в первую очередь действовать в интересах Украины и украинского народа. Но при этом, как мы говорим, или слушаем советы тех, кого называем нашими европейскими партнерами?.. Поэтому очень знаковые их комментарии, которые однозначно говорят, что газовые переговоры должны быть, что газовых договоренностей с Россией Украина должна достигнуть. Это все подтверждает позицию нашей политической силы "Оппозиционной платформы – За жизнь". Истерика, которую закатила по этому поводу власть во главе с г-ном Порошенко, представителями Кабмина, генеральным прокурором и остальными национал-радикалами, которые выступают категорически против этого – это неправильно. Это не в интересах украинского народа. В интересах украинского народа сделать то, что можно сделать дешевле – дешевле создать условия для новых рабочих мест, создать условия для роста доходов населения. Вот это главная задача, и такая прагматичная задача должна быть поставлена во главе политики, экономической политики любой власти в Украине.

- Чем ближе ко дню выборов, тем большее число кандидатов на пост президента обещают снижение тарифов сразу после того, как они придут к власти. На ваш взгляд, как много популизма именно в таких заявлениях? Вы видите его?

- Безусловно, этот популизм есть, и он естественен, в том числе для украинского политикума, который участвует, как субъект, в избирательном процессе. Когда мы ездим, мы видим "и в два, и в три, и в четыре раза уменьшить стоимость газа". Но как это сделать? Я серьезно отношусь к серьезным аргументам, как человек, который в этой сфере что-то понимает. Если один из субъектов, который обещает это сделать, приводит те или иные аргументы, например, Юрий Бойко, то он говорит, что, безусловно, нужны прямые поставки газа, из России, который будет намного дешевле, чем тот газ, который мы по импорту покупаем якобы в Европе. Но мы его в Европе не покупаем – мы покупаем его у европейских газовых операторов. Но это российский газ, который остается и приобретается на территории Украины по пути его движения в Европу.

Юрий Бойко говорит, что для того, чтобы уменьшить стоимость газа, надо уменьшить те составляющие, которые участвуют в формировании этой цены. Газ, который добывают наши государственные предприятия (его добывается 15,4 млрд, а потребности населения – 15,7 млрд, а всего, с учетом частных компаний, мы добываем 19,7 млрд кубов газа), газ государственной добычи не может стоить столько, за сколько его "Нафтогаз" покупает у "Укргаздобычи". Его себестоимость – 2800-2900 гривен, по данным экспертов. А покупает его "Нафтогаз" у "Укргаздобычи" по 4900-6200. Что это за накрутки? Это что, рентабельность "Укргаздобычи"? Чем она объясняется, когда речь идет о добыче государственными предприятиями газа, который потом используется в интересах населения? Хотите уменьшить цену на газ внутренней добычи? Отмените НДС. Это где-то 1500 гривен на 1000 кубов. У нас же есть категории товаров и продукции, на которые отменен НДС. Если это в интересах людей – сделайте это. Отмените плату за пользование недрами – недра принадлежат народу, нашим гражданам. А плата за 1000 кубов – где-то 1400-1480 гривен. Вот уже 3000. Если власть на это пойдет и если это входит, как элемент, в те обещания, которые звучат, и при этом удешевить газ, который мы покупаем по импорту, – то это возможно. А человек, который говорит, что он придет и в два раза снизит стоимость газа, наверное, даже не знает, как это сделать, но просто обещает. А потом, может, я снижу, а может – нет, потому что мне, допустим, запретит, МВФ.

Как говорит наш премьер-министр Гройсман: да я бы тоже хотел уменьшить стоимость газа для населения, но МВФ запрещает. Кто такой МВФ? Вы в Конституции где-то видели такое слово и имя – МВФ? Это институт государственной власти, это институт, который может влиять на доходы населения, это институт, который может стоять над законодательной, исполнительной и судебной властью в стране? Что это такое? Что мешает сегодня Гройсману или новому Гройсману, или новому Порошенко сказать: я хотел, но есть международные организации, от которых мы зависим. Второй вопрос – насколько мы зависим и насколько Украине нужна такая зависимость. Это серьезный вопрос, который вызывает ряд серьезнейших сомнений в правильности его постановки и главное ответов на этот вопрос. Так вот все это может повториться сначала и это самое страшное, потому что когда с такой легкостью даются обещания, это значит, что, скорее всего, они никогда выполняться не будут.

- Формула "Дюссельдорф+" насколько выгодна для Украины? И существует ли альтернатива вообще?

- Это чистой воды спекуляция. Это такая же формула, как и "Роттердам+", которая участвует в формировании цены на электроэнергию, через стоимость угля. "Дюссельдорф+" – это Украина формирует цену на газ, в лице НАК "Нафтогаза" и других имеющих к этому отношение государственных организаций, в том числе правительства, исходя из стоимости на немецком газовом хабе в Дюссельдорфе. Потом в эту стоимость закладывается логистика транспортировки газа из Дюссельдорфа до границы с Украиной. Это 1500 км. Естественно, этот газ не бывает в Дюссельдорфе, на хабе, и этот газ не транспортируется до Украины. В этом авантюра и афера этой формулы. Но в формировании цены эти 38-42 доллара участвуют. Это искусственная накрутка на цену, для того, чтобы те бизнес-структуры, которые продают этот газ Украине, зарабатывали деньги, а потом, автоматом, это все перекладывается на коммунальные тарифы наших граждан, 30% из которых уже не может за это платить.

Авантюра "Дюссельдорф+" еще заключается в том, что, возвращаясь к теме "мы соскочили с российской газовой иглы", те, кто об этом говорят, цинично лгут по поводу так называемого процесса соскакивания с газовой иглы. Есть ГТС Украины. На границе России и восточной границы Украины этот газ попадает на территорию Украины, он попадает в нашу газовую трубу. Не существует магистрали или трубы, которая ведет прямо из России в ЕС, в данном случае в Словакию. Этот газ попадает в общую схему, систему газопроводов. И он там расходится по тем или иным направлениям, которые предусмотрены для газоснабжения в стране. На выходе – это граница Украины и Словакии, Великие Капушаны. Тут есть учет выхода газа, который попал в эту газотранспортную систему и там растворился, выход того объема, который предусмотрен транзитом, должен идти из России в ЕС.

Эти авантюристы закольцевали схему или газопровод – с одной стороны, со стороны Украины, стоит счетчик, который фиксирует, что газ вышел из Украины, а с другой стороны этого кольца – счетчик о входе в страны ЕС. Газ начинает двигаться по этому кольцу, для того, чтобы продемонстрировать на украинском счетчике, что этот газ ушел в Европу, и зафиксировать на счетчике с другой стороны, что он вошел в ЕС. На самом деле, этот газ, который мы якобы закупаем у европейских газооператоров, не идет в Европу и не возвращается, потому что наша газовая труба работает в режиме аверса. А для того, чтобы он возвращался, нужен реверс. А аверс и реверс одновременно невозможен. Поэтому наших людей надо считать полными идиотами, когда они рассказывают, что этот газ идет из Европы и это европейский газ. Газ вошел на территорию Украины, с России, растворился во всей газотранспортной системе, и этот газ, который предназначен в том числе для европейских операторов, используется уже здесь, как импортный газ. Вот с этой накруткой на цену, по формуле "Дюссельдорф+", вот с этими заработками, которые имеют бизнес-структуры, которые имеют отношение к власти и вместе с властью зарабатывают, и возлагают это на наших граждан через космические коммунальные тарифы, газ здесь остается и здесь используется. А по документам он пошел дальше на это кольцо в районе Великих Капушан и прошел два счетчика – один на выход, другой на вход в ЕС. По документам его списали, что ушел туда, а этот газ как был здесь, так и остался. Это тот объем, который мы по импорту купили. В прошлом году мы купили 10,3 млрд. Вот вам авантюрная схема, которую использует НАК "Нафтогаз", которую использует власть (потому что НАК "Нафтогаз" ничего сам делать не может), с применением формулы "Дюссельдорф+", закладывая ее в цену, которая потом автоматически отражается на коммунальных тарифах, которые обязаны платить наши граждане.

Вот в чем заключается эта афера. И когда мы говорим о прямых поставках газа, то, во-первых, нет формулы "Дюссельдорф+", потому что газ пришел из России и попал в Украину. И его стоимость совершенно другая, потому что она другая в контракте, который может быть заключен, и о стоимостных режимах которого говорил господин Миллер на нашей встрече с участием председателя правительства России. НАК "Нафтогаз", наша власть сегодня обманывает наших граждан, формируя эти тарифы, и ссылаясь на МВФ, на все, что угодно, кроме того, что в основе этого лежит элементарный, унизительный для наших граждан заработок определенных коммерческих структур, которые пытаются нажиться на людях, которые потом не знают, как сводить концы с концами, и где брать деньги, чтобы оплатить коммунальные расходы. Задолженность по которым на 1 февраля 2019 года составляла 62,6 млрд гривен. Вот спекуляции и манипуляции, которые делаются властью и "Нафтогазом" против украинских граждан. Наша цель была в том, чтобы раскрыть эту схему, показать людям, где они теряют, где власть на них зарабатывает, и как этот незаконный необоснованный заработок убрать, для того, чтобы удешевить им тарифы. Естественно, это автоматом повлияет на уровень доходов наших людей.

- Какой экономический эффект мы получим от прямых поставок газа из РФ? И каким образом это повлияет на размер тарифов на отопление и горячее водоснабжение?

- Это повлечет изменения только в сторону уменьшения цены. А что будет, когда с 1 января 2020 года транзит газа не будет в том объеме, который был в прошлом году, – исходя из общего объема транзита 89 млрд? А если этот транзит сохранится на уровне 10-15 млрд? Или новый договор о транзите не будет подписан? Или не будет создан газотранспортный консорциум? Где же Украина возьмет так называемый европейский газ 1 января 2020 года? Вот вопрос, который стоит сегодня перед властью. Если это произойдет, и не будут решены вопросы транзита, или газотранспортного консорциума, тогда возникает вопрос того, что Украина действительно должна будет покупать газ на международных европейских газовых хабах. Тогда те доллары, которые берутся за транзит газа с этих пунктов, станут реальными. И эти реальные доллары будут заложены в цену. Именно поэтому сегодня наша власть предусматривает рост цен с 317 дол. до 461 дол. Она закладывает не стоимость газа, а свой заработок на этом газе. Поэтому она не хочет прямых поставок газа и удешевления тарифов.

То, что сказал Миллер, означает одно: есть стоимость газа, которая определяется в соответствии со стоимостью брента нефти, на определенный период. И, исходя из этой стоимости, Миллер сказал, что цена будет на 25% ниже. Поэтому когда "Нафтогаз" попытался дискутировать со мной на тему стоимости газа, сказав, что я заявляю, что стоимость будет 240-260 долл., а мы его уже покупаем по 226 долл., а будем покупать по 217 долл., то в чем лукавство? Я говорил о стоимости 240-260 долл. за 1000 кубов, – это стоимость газа в 2018 году, если бы Украина использовала тот прямой контракт, который есть между Украиной и Россией, и по которому мы газ не берем с 2015 года. Тогда стоимость брента нефти говорила о том, что мы этот газ можем купить по 240-260 долл. А они его покупали в среднем по 300 долл. и дурили наших граждан. В ноябре-декабре его покупали по 339 дол., в январе этого года по 317, а сейчас, учитывая девятимесячный лаг брента нефти, который участвует в формировании цены, он снизился. Миллер говорил о цене на тот момент, когда мы достигнем договоренности. Будет это с 1 января 2020 года – берется брент нефти, формируется цена на газ на международных газовых хабах, и от этой цены будет снижение стоимости для конечного потребителя, для наших граждан, на 25%.

Вот в чем суть предложений, которые были достигнуты в результате переговоров. А не те манипуляции, которые сегодня используются "Нафтогазом" и действующей властью для того, что сохранить источник незаконных заработков, которыми они обкрадывают людей.

- Коболев также делал заявление, что можно снизить цену на газ. Он предлагал отменить режим специального обязательства, и таким образом снизить цену. Как вы оцениваете такое заявление Андрея Коболева?

- Коболев понимает, что цена газа на международных газовых хабах, в феврале – 226 дол. В марте-апреле она может снизиться до 217, потому что брент нефти, который сейчас в районе 67 дол., снижался 9 месяцев назад. Но Кабмин сказал, что он этого сделать не позволит, – власть не хочет лишаться заработка. А то, что заявляет Коболев, – манипуляция, потому что вернитесь к прямым поставкам, и не надо ждать нового договора, потому что есть договор действующий, и он будет работать до 1 января 2020 года. И берите по этой цене, и это будет ниже, чем то, что вы делаете. Но это невыгодно тем, кто сегодня работает в этой сфере и пытается незаконно заработать. Кроме того, эти разговоры были накануне того, когда Гройсман заявил, что не будет продлевать с ним контракт. Эти разговоры сразу же и прекратились после того, как контракт продлили.

- Нужно развивать собственные газовые месторождения, вкладывать туда средства, чтобы можно было увеличивать эту добычу. Почему Украина этого не делает, чтобы мы не зависели ни от РФ, ни от Европы?

- В данном случае надо говорить не об Украине, а о власти. Непрофессиональной власти, которая не знает, как сегодня можно восстановить экономику и обеспечить нормальное экономическое развитие, для того, чтобы Украина превратилась в успешную страну. Поэтому в данной ситуации мало заявлений, мало популизма, которым пользуется Кабмин во главе с Гройсманом. Я помню его пламенную речь, что мы должны нарастить внутреннюю добычу газа до такого объема, через год, два или пять (пять – это Гройсман определил свое место под солнцем, как премьер-министра, что вряд ли состоится), что нам не надо будет его покупать, в том числе и в России. Но нехватка в балансе газа с учетом внутренней добычи составляет около 10 млрд по итогам прошлого года. А в позапрошлом году она была 14.

Есть несколько выходов из этой ситуации. Первый – закрыть все предприятия в стране, и тогда не надо будет покупать по импорту 10 млрд. Когда-то Украина потребляла 50 млрд, из них 20 – население, а 30 – это промышленность. Если закроется еще несколько десятков тысяч предприятий, если перестанут в производствах использовать газ или закроют эти производства, то этот объем станет меньше. Я думаю, что власть и Гройсман мечтают именно об этом, для того, чтобы отрапортовать, что все нормально, и газ по импорту мы не покупаем. А почему вы раньше его покупали до 30 млрд, а сегодня 10? У вас сработала реформа энергоэффективности? Да нет. У нас сработала антиеврореформаторская реформа, которая заключается в том, что десятки тысяч предприятий остановились. Миллионы граждан потеряли работу, фактически сегодня не функционируют высокотехнологичные отрасли: приборостроение, космос, авиастроение, ракетостроение, машиностроение. Конечно, при такой ситуации в экономике это "хороший" путь для власти, которая пытается за счет популизма выжить, состояться и удержаться при власти.

Есть другой способ: наращивать добычу, для того чтобы открывать возможности для наращивания производства и промышленности. Этот способ требует инвестиций. Таких внутренних инвестиций в экономике Украины найти невозможно. Их можно только получить извне. Для этого нужно создать инвестиционный климат. А власть за последние годы сделала все для того, чтобы инвестиции не увеличивались, а бежали из Украины. И данные Госкомстата об этом ярко свидетельствуют. Если общий объем прямых иностранных инвестиций в 2013 году составлял 53 млрд дол., то на 1 января 2019 года он сократился до 32 млрд, то есть на 21 млрд инвестиции ушли из Украины. Ежегодный приток был на уровне 5,5. За последний год он составлял 2,9 млрд дол. Это свидетельство того, что у нас отсутствует инвестиционный климат, а это административный ресурс, который влияет на экономику. Это отсутствие реальной судебной защиты интересов бизнеса, это бездействие антимонопольного комитета по реализации антимонопольного законодательства, где крупный бизнес уничтожает не только малый, но и средний бизнес. Это конфликт и те боевые действия, которые ведутся на Донбассе. Это неурегулированность и кризис в гуманитарной, экономической и политической сфере. Это все не привлекает и не создает климата для прихода инвестиций. И не создаст в ближайшие годы, если кардинальным образом не изменится власть, если мы кардинальным образом не изменим экономический курс. Это является аксиомой.

Украина когда-то в составе Советского Союза, будучи УССР, в 60-х годах добывала в год 68 млрд кубов газа. Сегодня – 19,7 млрд. Нефти добывала 14,5 млн тонн. Сегодня – 2 млн тонн. Тогда открылись более дешевые по себестоимости месторождения нефти и газа в Сибири и на Дальнем Востоке, и поэтому законсервировали добычу в    Украине. То есть Украина сохранила эти потенциальные возможности, но для того чтоб их реализовать, нужна другая власть, другая политика, нужен другой подход, который пока ни в первом, ни во втором, ни в третьем измерении, к сожалению, в современной жизни украинской власти не существует.

- Хочу поговорить о газотранспортной системе Украины. Вы упоминали о действующих контрактах. Мы знаем, что с 1 января 2020 года истекает срок действия контракта на транзит газа из РФ в Европу через украинскую ГТС. Что будет с украинской ГТС после 1 января? Как восстановить ее доходность? За последние годы транзит газа приносил Украине около 3 млрд долл. ежегодно.

- Самое страшное, чего надо не допустить, – это чтобы украинская ГТС не превратилась в музей металлолома, потому что это реально может быть и может иметь место после 1 января 2020 года. Почему? Потому что когда мы говорим о транзите газа, и вы правильно сказали, что мы получаем в бюджет около 3 млрд, потому что в 2017 году прокачали 94 млрд, в 2018-м – 89 млрд, и если этот объем будет падать, то будут падать и поступления в бюджет. Мы уже говорили по поводу того, что "Северный поток – 2" заберет из этого баланса 56 млрд, а "Северный поток – 2" будет открыт в декабре 2019 года. "Турецкий поток" – первая и вторая нитка – заберут около 32 млрд, из которых 16 будут из баланса поставок газа в Европу, потому что 16 остается для внутреннего потребления в Турции. Я уже вам рассказал, 70-75 млрд, которые могут уйти из транзита через Украину в Европу. Почему? Потому что оба эти обходных пути являются более короткими и дешевыми путями для транзита газа в Европу. И, естественно, тот, кто газ поставляет, и тот, кто его потребляет… И это объясняет, почему Германия настаивает на введении "Северного потока – 2", так как это будет им намного дешевле стоить, а они ведь думают не просто о цене газа, они думают о стоимости цены газа для населения, потому что они-то действуют в интересах своих граждан. Это Украина думает, я имею ввиду власти в Киеве, что она действует в интересах граждан Украины, когда говорит, что нужно санкции применить в отношении России, чтобы не допустить "Северный поток – 2", а Германия думает по-другому. И говорит: речь идет об экономических интересах. И Ангела Меркель на Мюнхенской конференции по безопасности ответила Украине и господину Порошенко, где она прямо сказала (я цитирую дословно): "Я обычно на стороне Порошенко, но российский газ останется российским газом, а Россия останется нашим партнером".

Возникает вопрос: а почему Украина исходит из того, что Россия – не партнер в вопросах поставки газа? Почему Украина считает, что Германия и все остальные страны Евросоюза должны применять санкции по указке из Вашингтона, под руководством которого работает вся власть в Украине? Почему мы игнорируем интересы наших граждан и идем по пути игнорирования экономических интересов страны в целом и каждого гражданина в отдельности? Потому что это примитивность, несостоятельность и непрофессионализм нашей власти. И здесь когда мы говорим о газотранспортном консорциуме, мы должны понимать, почему это выход из ситуации. Ведь если его не будет, а мы будем подписывать новый контракт о транзите газа, я хочу сказать, его объем будет в районе 12-15 млрд куб. м. Это означает, что наша ГТС будет нерентабельна. Ее рентабельность начинается с 40 млрд куб. м прокачки. Что это означает? Это отсутствие поступлений в бюджет. Но это не самое страшное. Самое страшное, что при таком объеме газа, который будет заходить из РФ в нашу ГТС, у нас внутри газотранспортной системы недостаточно будет давления для продвижения этого газа, для того чтобы поставлять этот газ в отдельные регионы страны. Он не будет доходить до внутренних потребителей в Украине, потому что это давление будет недостаточным. И это страшные последствия, которые ожидают Украину и наших граждан и о которых умышленно умалчивает сегодня власть. А она должна об этом говорить и должна исходить именно из этого, когда предлагает те или иные варианты дальнейшего сотрудничества в вопросах транзита газа.

Поэтому, когда я утверждаю и постоянно ставлю вопрос уже несколько лет, что нам нужен газотранспортный консорциум, я исхожу из того, что надо заинтересовать Россию не транзитировать весь газ через "Северный поток – 1" и "Северный поток – 2" и "Турецкие потоки". Или еще есть труба Ямал – Европа через Белоруссию, которая не загружена и может (кстати, вопреки интересам Украины) быть загружена до конца, что еще уменьшит объем газа для транзита по Украине. И Украина, как владелец трубы, а также европейские страны, европейские операторы и страны Евросоюза, вот если мы найдем общий интерес, и за счет увеличения объема прокачки газа… А надо сказать, что Россия поставила в Европу в 2018 году 201 млрд куб. м газа. Если в этом будет интерес России – поставлять по этой трубе… А где он может быть? Сегодня есть ГТС, и ее технические возможности на входе – 304 млрд куб. м газа, на выходе – 145 млрд куб. м газа. А я уже говорил, мы прокачали в последние годы 89-94 млрд. Если мы увеличим объем, и в этом увидят интерес и европейские потребители – газовые операторы, и Россия, и Украина, тогда мы можем сохранить эти поступления в бюджет в том или ином объеме, который будет реально обеспечить, а также функционирование ГТС и отчисления в бюджет Украины для роста экономики. Если этого не произойдет, то может быть или музей металлолома, или будет тот объем газа, которого будет не хватать для внутреннего обеспечения, в т. ч. и давления, чтобы этот газ попал ко всем внутренним потребителям в Украине. Это крах для системы, но это еще может быть крахом и для нашей экономики, потому что когда мы говорим о 3 млрд долл., мы должны помнить, что доходная часть бюджета в 2019 году составляет 35 млрд долл. Можете себе представить сегмент 3 млрд в составе всей доходной части бюджета? Это то, о чем должна думать власть. То, о чем власть, к сожалению, не думает. То, что используется властью как популизм, который работает против страны и против интересов граждан и каждого гражданина в отдельности.

- Хочу вернуться к ситуации на Донбассе. Вчера уполномоченный представитель РФ в контактной группе по Украине Борис Грызлов поддержал ваш мирный план. Некоторое время назад его поддержали вожаки "ЛНР" и "ДНР". Какими должны быть следующие шаги для реализации вашего мирного плана?

Новости по теме

- Все очень просто. Вы знаете, что согласно плану, предусматривались переговоры в четырехугольнике, о которых я говорил: Киев – Донецк – Луганск – Москва, предусматривались определенные действия, и разделы плана-концепции его расписывают: это создание автономного региона, предоставление автономии для Донбасса, это переговоры, связанные с гарантиями их безопасности, это переговоры по принятию ряда законодательных актов, в том числе внесение изменений в Конституции по вопросу автономии, и других вопросов, которые предопределяют особый статус этих на сегодня неконтролируемых территорий. Донецк и Луганск с этим согласны, Москва с этим согласна. Что остается? Остается политическая воля Украины. Остается политическая воля киевской власти. Сегодняшней, завтрашней – независимо от этого. Если мир – это главная проблема, которую надо решить (а мы видим по всей социологии, что это именно так, потому что ожидания и от президентских, и от парламентских выборов заключаются в том, что люди считают проблемой № 1 мир и прекращение боевых действий), то власть в Киеве должна быстрее думать о том, как этот мир может быть реализован. И если есть предварительное согласие всех сторон, которые могут решить эту проблему, а Порошенко говорил, что ключ от мира находится в Кремле... Москва говорит: мы согласны с планом, который предложил Медведчук. Донецк и Луганск это подтверждают. Тогда возникает вопрос: а сегодняшняя киевская власть хочет мира? У меня в этом есть серьезные сомнения.

Поэтому когда вы спрашиваете, что может быть следующим шагом, то я отвечаю: следующим шагом должны быть реальные прямые переговоры между Киевом, Донецком, Луганском и Москвой. Переговоры, в основу которых должна быть положена реализация минских соглашений, резолюции Совета безопасности ООН по минским соглашениям, которая утвердила эти соглашения. Решение глав "нормандской четверки" - найти общий знаменатель и разрешить этот спор, который сегодня, к сожалению, продолжает вести к гибели людей, уничтожению инфраструктуры региона как с одной, так и с другой стороны линии соприкосновения на востоке нашей страны. Поэтому дело осталось за малым, условно за малым, а в принципе – за главным: надо чтобы власть захотела этого. На сегодня власть этого не хочет. Вот что я могу утверждать и говорить в настоящее время.

- Спасибо, что присоединились к нашему эфиру!

 

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>