Встретили независимость и эмигрировали: Как семья украинских художников стала известной в Португалии

Двери галереи неподалеку от замка святого Георгия в Лиссабоне открывают известных в Португалии художников: супругов Васьковых. Они единственные украинцы, которые попали в число лучших художников этой страны, имели там многочисленные выставки. Валерий и Марита эмигрировали 20 лет назад. До этого мужчина несколько десятков лет руководил известным ансамблем "Смеречина" и успел поработать с Софией Ротару. Он умер в 2015-м, но их общее дело – авторскую галерею – сегодня продолжает 71-летняя жена. Услышав знакомую речь от туриста, женщина улыбчиво поздоровалась. Я ответил взаимно и пошел дальше. Через некоторое время решил вернуться, чтобы посмотреть картины. На творческой почве и завязалась наша беседа.

Встретили независимость и эмигрировали: Как семья украинских художников стала известной в Португалии
112.ua

Максим Шилин

Журналист, 112 Украина

Двери галереи неподалеку от замка святого Георгия в Лиссабоне открывают известных в Португалии художников: супругов Васьковых. Они единственные украинцы, которые попали в число лучших художников этой страны, имели там многочисленные выставки. Валерий и Марита эмигрировали 20 лет назад. До этого мужчина несколько десятков лет руководил известным ансамблем "Смеречина" и успел поработать с Софией Ротару. Он умер в 2015-м, но их общее дело – авторскую галерею – сегодня продолжает 71-летняя жена. Услышав знакомую речь от туриста, женщина улыбчиво поздоровалась. Я ответил взаимно и пошел дальше. Через некоторое время решил вернуться, чтобы посмотреть картины. На творческой почве и завязалась наша беседа.

- Как правило, решение об эмиграции принимают в более молодом возрасте. На момент переезда в Португалию вам было почти 50 лет. Почему решились на такой шаг?

Тогда в стране была такая ситуация, что денег на работе не платили ни ему, ни мне. Искали выход из такого положения, и появился вариант с Португалией. На самом деле муж очень часто ездил за границу на фестивали с ансамблем, и у всех складывалось впечатление, что там все так хорошо. Тогда мы решили, хоть уже и в возрасте, но так все равно будет лучше, чем в Украине.

Была бедность страшная. Пытались заниматься хоть чем-то. Даже торговали за прилавком, хотя с самого начала муж говорил: "Нет, Васьковы на базар не пойдут!" Жили тогда на Буковине, в Вижницах, ведь там базировался ансамбль. Одолжили деньги у тамошних мясных бандитов и поехали в Подмосковье продавать украинские сувениры из дерева и ковры.

Потом приехали в Киев. Там нас успели обмануть: Канаду обещали, Америку обещали, а мы так наивно думали, что за 1000 долларов это возможно. А Португалия? Ну уж как получилось. Работали несколько звеньев людей, которые агитировали покупать эти туристические путевки, и каждый себе зарабатывал часть. Мы продали дом и за эти деньги поехали.

- С какими трудностями столкнулись, когда оказались в Лиссабоне?

Первым поехал Валера. Шофер довез до одного отеля в Лиссабоне. Показал пальцем, что здесь будете жить, и все. Кто быстро понял, что снова бросают, то сел обратно в автобус, а мужу моему уже некуда было ехать. Язык он не знал. Знакомых не было, а в кармане 200 долларов. Сначала обещали работу. У него были золотые руки, он собирался работать на стройке, но опять не получилось. Там немного пожил, однажды звонит мне из автомата, говорит, что деньги заканчиваются, наверное, надо возвращаться, потому что неделя, когда он мог легально находиться в Португалии, истекла, и полиция об этом знала. Как видите, в первое время одни минусы.  

- Писать картины на новом месте начинали с улицы. Помните первые деньги, которые заработали с мужем своим творчеством?

Итак, он практически оказался на улице. В Лиссабоне Валера рано просыпался и шел гулять по городу, соображая, что делать. И вот шагает муж в сторону центральной площади, опечаленный, видит художника и подбирается поближе посмотреть, что он рисует. Тот незнакомец сидел в шляпе, писал портреты. Поднимает глаза и говорит Валере: "Ты сам или с ансамблем?" Случай помог. Товарищ этот посадил его рядом с собой и сразу появился клиент. Первые деньги заработал, когда писал портрет. На них приобрел железную кружку и с этой посудой немного пожил у своего, как оказалось, доброго знакомого.

Когда я уже приехала, то муж нанял небольшую комнатку, сделал собственноручно мебель. К счастью, португальцы старый хлам выбрасывают на свалку, и там можно найти материалы.        

112.ua

- В Советском Союзе художников учили реализму и соцреализму. Как воспринимали это искусство в Европе и тяжело ли было подстраиваться под современные тренды?

Как-то один из наших подошел к Валере на улице спросить, почему не рисуешь, отечественные художники, к примеру, Шишкина? А он ему отвечает, что кому нужен тот Шишкин! Мужчина пробовал писать так, как учили дома, а португальцы удивленно говорили: зачем нам ваш реализм? У нас для этого есть фотоаппарат! Мол, ты напиши такое, чтобы я стоял и думал, а что это вообще? И такая мысль была по всей Европе. Видимо, классика надоела людям. Я даже сейчас наблюдаю: более-менее реалистичное продается хуже, чем наполовину абстракция.   

- После переезда вы вдохновились Лиссабоном, а потом поехали на некоторое время домой с надеждой изобразить родную Кировоградскую область. Что из этого получилось?

В Лиссабоне мне пришлось рисовать город и его архитектуру. Знаете, у меня хорошо получалось! И где-то через три года жизни в Португалии я впервые вырвалась домой. Еду в автобусе после самолета из Киева. Думаю, ой сейчас вдохновлюсь, разгляжу, как у нас живут. Раньше было не до лирики, поэтому особого внимания на детали не обращала, а сейчас смотрю – Боже, коробочки стоят, а не дома, заброшенные деревни! И все… Вернулась назад и продолжила рисовать Лиссабон. Хотя несколько картин, это была Черкасская область, все же получились.   

- Мы с вами находимся в вашей мастерской и одновременно галерее. Она расположена в районе, где множество туристов. При каких обстоятельствах вам удалось ее открыть?

Мы очень долго стремились к этому, ибо сейчас она работает 9 лет, а в Португалии я уже 20. С улицы начали появляться какие-то деньги, мы смогли купить нормальные краски, а не акварель, приобрели полотна.

Первый год жизни были полными нелегалами, пока в Португалии не объявили полную легализацию мигрантов. Мы пошли на курсы португальского. Их преподавала местная девушка Дина, которая раньше училась в Москве. Они с моим мужем разговорились, он рассказал, что пишет картины, она пришла посмотрела на улицу и сказала, мол, собирается нам понемногу помогать. Некоторое время смотрела на наши работы, благодаря ней картины попали на первые выставки. Через некоторое время Тина увидела, что Валера – мастер, и говорит, что давно хотела открыть свое дело, и пусть это будет галерея для вас! Помещение взяла в аренду, сделала ремонт, и мы открылись. 

Лет 5 она тянула, а потом поняла, что для нее это очень тяжело. Договорилась с какой-то француженкой. И где-то пару лет побыла и ушла. У нас дела на то время пошли лучше, владелица помещения предложила нам арендовать, и мы согласились. Одолжили у банка 2 тысячи евро. Решающим стало то, что она хотела на этом месте видеть именно галерею, а не обычный сувенирный магазин.           

- Бизнес сразу пошел?

Я вам скажу так: когда приехали, то думали сначала купим магазин. Потом квартиру! А нам по 50 лет! Начали ходить по банкам, а нам сказали, что в таком возрасте уже не дадут денег на жилье, ведь кредит минимум на 30 лет. Если ты дома никому не нужен, то здесь тем более. Нас даже с румынами долгое время путали.

Что касается бизнеса, то это оказалось ой как не просто. Даже сейчас дела то идут хорошо, то не очень. Раньше вообще португальцы не уделяли внимание туризму, хотя деньги под ногами валялись. Последние 5 лет они этим начали заниматься, и тогда стало полегче. У нас в Лондоне дети живут, так они рассказывают, что там сейчас все грезят Лиссабоном: хотят купить квартиру, просто приехать в город. Поэтому в основном мои работы сейчас покупают британцы, немцы, американцы и скандинавы.       

Чтобы продать картину, необходимо, чтобы сошлись многие составляющие: погода, настроение клиента и еще множество всего. К примеру, человек хочет большую картину, а квартира у него маленькая или денег нет. Трудно написать картину, а еще труднее ее продать.

- Вы с мужем единственные украинцы, которые попали в "Золотую книгу современных художников Португалии". Сколько лет понадобилось, чтобы получить признание и что именно стало определяющим?

Хотелось, чтобы люди узнали о моем муже, потому что он был талантливее меня. Делали выставки, португальцы приходили смотреть. Картин было написано нами за то время множество. С автором этой книги познакомились на нашей персональной выставке. Ее организовали в одном престижном для художников месте. В том районе жили состоятельные португальцы, и это тоже играло свою роль. Так вот, автор как раз искал художников, которые достойны попасть в книгу. Валеру уже узнавали, оценили и мои работы, хотя я больше зарабатывала деньги и меньше занималась выставками.   

112.ua

112.ua

- Самые большие гонорары, которые вы с мужем получали за свои работы?

Муж еще уделял внимание портретам, а португальцы знают историю своей семьи довольно хорошо. Это у нас людей истребили, что родственников никто не знает. То голод, то война, то еще что-то. Здесь другое дело: португальцы приходили и заказывали портреты предков. Писали их маслом. И одну из таких картин продали за тысячу евро.

У меня уровень ниже, но самая дорогая ушла за 500 евро, кажется, – на холсте изобразила город. Хотя есть работы и по 200, и по 100, и было когда-то, что даже по 5 евро продавали.   

- У вас было немало выставок в Португалии и даже за пределами Европы. Расскажите о них!

Я уже говорила, что Валера руководил ансамблем, а потом, когда СССР не стало, то люди разбежались кто куда мог. Некоторые из участников ансамбля попали в Америку и Канаду. С ними он поддерживал связь, и однажды нас пригласили в гости. Первый раз, в 2011-м, поехали в Чикаго и там уже договорились в украинском музее сделать выставку. Потом спустя два года муж поехал еще раз, но сам. Работы провозили нелегально: просто полотна без рамок – рулонами, а это неправильно, потому что если выставка, то надо через Министерство культуры оформлять документы, а мы проскочили.   

 

- Вы приобрели квартиру или снимаете?

Купить квартиру очень дорого. Мы думали об этом, когда приехали, но просто интересовались, потому что денег все равно не было. В Лиссабоне двушку можно было взять за 200 тысяч евро. Сейчас из-за туристического бума даже сложно арендовать квартиру в самом Лиссабоне, только где-то на окраине. Португальцы открывают множество домашних отелей, потому что для них это выгоднее, чем сдавать на длительный срок. Я снимаю квартиру, но живу в ней в течение 10 лет, поэтому у меня старая цена. Сегодня взять двухкомнатную в центральных районах стоит около 800 евро.      

- Вам нравится стиль жизни португальцев?

Да! По сравнению с тем, что мы имели в Украине, то здесь все же получилось пробиться по специальности. Жили с удовольствием, забрали семью. Португальцы очень спокойные. Даже драться не умеют. Лет 5 назад сидели на улице и стали очевидцами, как двое что-то выясняли: просто помахали кулаками перед носом и все. Конечно, все хорошо, но есть маленькая разница, ведь они латины – более зажигательные, а мы славяне.     

- Как вы узнаете о последних новостях: смотрите телевидение или из интернета?

Когда начался Майдан, то мы стали каждый день смотреть новости, интересоваться всем. У меня есть планшет, и там все читаю, смотрю еще один украинский канал.   

- У людей очень разные мнения относительно боевых действий на Донбассе. Кто-то вовсе старается не углубляться в эти проблемы. В ваших с мужем картинах нашлось место для такой печальной тематики?

Муж написал одну картину "Девушка с тыквами". Мне ничего не рассказал сначала, потом мы собирались на выставку, он ее мне показывает. Говорю, Боже, что это? А он мне объясняет, что сидит девушка и переживает, потому что некому тыквы дать – все ребята ушли на войну. Знаете, в селах таким образом девушки раньше отказывали в женитьбе. Это была одна картина, которой Валера отреагировал на Майдан и начало войны. А больше нет. Мы писали то, что могли продать. Тема эта здесь мало кого интересует, а надо жить, платить за все. Я продолжаю писать город.

112.ua

- Как часто о вас вспоминают на Родине?

В июне Валере открыли памятник в Вижницах. Там он работал более 30 лет. Мы с детьми ездили на его открытие. Вот так помнят, но больше как хореографа, потому что он руководил ансамблем.

- Кто предложил открыть ему памятник на Буковине?

Инициатива исходила от участников ансамбля. Они ходили, искали деньги по разным организациям, семьям. Проект делал киевский мастер. У него галерея в Лавре. Так что мы этим не занимались. Валера умер в Англии, когда мы поехали в гости к детям. Там его и похоронили. Так вот мы до сих пор не можем насобирать денег на памятник у могилы.

- В последнее время не было мыслей вернуться в Украину?  

Однажды муж в шутку говорил, что, Боже, я сижу, ноги в тазике, занимаюсь любимым делом, а мне за это еще платят деньги! Мы здесь привыкли, и для нас это вторая Родина. Внук вообще португалец: он говорит на украинском, но язык только разговорный. Сегодня он в Англии учится на хореографа. 

112.ua

- Где находите мотивацию до сих пор работать каждый день?

Не знаю. Это, видимо, как игрушку завели, и пока механизм не остановится. Сейчас я сама в четырех стенах, что делать? По вечерам смотрю телевизор, а днем сижу и работаю. Хватает мне денег заплатить аренду, детям немного помогаю. Хотя в последнее время они уже сами себя содержат. В Англии родные стали первой волной эмиграции. Эти люди всегда принимают удар на себя.   

- 28-я годовщина независимости Украины. Находясь в эпицентре событий сложно все анализировать. С расстояния вы видите изменения к лучшему?

То, что вижу по телевизору, так люди, конечно, изменились. Особенно молодежь. У моей подруги трое детей, и они все на войне. Ребята из Кривого Рога и никогда на украинском не разговаривали, а недавно к ним приезжала: они такими патриотами стали! Это все так быстро случилось.   

112.ua

Беседовал Максим Шилин

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>