Вступил в БПП потому, что спросил себя: смогу ли я выиграть внеочередные выборы или нет

Народный депутат Украины. Учился на историческом факультете Черновицкого государственного университета им. Ю. Федьковича. Был председателем Государственного комитета Украины по делам национальностей и миграции. Также работал руководителем секретариата депутатской фракции ВО "Свобода" в ВР. Был председателем Государственного агентства земельных ресурсов Украины. 11 апреля 2016 г. вошел в состав фракции БПП. Является автором и соавтором более 20 научно-публицистических трудов и более 10 научных публикаций по вопросам государственного управления, развития гражданского общества, миграционной проблематики. Женат, воспитывает трех детей. СЕРГЕЙ РУДЫК

Вступил в БПП потому, что спросил себя: смогу ли я выиграть внеочередные выборы или нет
112.ua

Наташа Влащенко

Журналист

Народный депутат Украины. Учился на историческом факультете Черновицкого государственного университета им. Ю. Федьковича. Был председателем Государственного комитета Украины по делам национальностей и миграции. Также работал руководителем секретариата депутатской фракции ВО "Свобода" в ВР. Был председателем Государственного агентства земельных ресурсов Украины. 11 апреля 2016 г. вошел в состав фракции БПП. Является автором и соавтором более 20 научно-публицистических трудов и более 10 научных публикаций по вопросам государственного управления, развития гражданского общества, миграционной проблематики. Женат, воспитывает трех детей. СЕРГЕЙ РУДЫК

Влащенко: У нас в гостях народный депутат Украины Сергей Рудык. Здравствуйте. А вам обидно слышать слово "тушка" в свой адрес?

Рудык: Конечно, потому что это не соответствует действительности. Природа "тушкования" это когда депутат становится депутатом по спискам одной политической силы, а затем, став депутатом, пройдя в парламент, меняет эту политическую силу на другую. Я стал народным депутатом путем самовыдвижения, а в течение последних 13 месяцев я вообще беспартийный. Для меня бог и царь – это мои избиратели. Конечно, если я поступил неправильно, это должны судить мои избиратели со 198-го избирательного округа. И, собственно, на очередных или досрочных выборах они свой выбор сделают. Я думаю, что такие же права, как и у меня, есть еще у одного коллеги, Сергея Мищенко, который по Киевской области стал народным депутатом путем самовыдвижения. Что касается других моих коллег, то вопрос к ним. Как известно, они прошли по спискам других политических сил, и здесь вопрос есть, и нечего кривить.

- Когда люди начинают входить в политические блоки во время политических торгов, тогда тень этого торга падает и на человека, который формально имел право это сделать. Вам не кажется, что вы не вовремя проявили такую инициативу?

- Сказать, что я в восторге и я не сомневался в этом выборе, это ничего не сказать. Переговорный процесс длился примерно три недели – первая встреча со мной была за три недели до принятия решения. Встречался со мной Гройсман. Дело в том, что я в БПП знаю большое количество людей и со многими из них я пересекался по жизни. Меня интересовало, является ли Гройсман реальным претендентом на пост премьера, та как я не люблю общаться с политиками-ботаниками. Так я называю политиков, которые по-быстрому прошли свой карьерный путь и, собственно, не увидели жизни. То есть я не мог понять Арсения Петровича. Ботаник – это человек, который недолго проработал на должностях и их регулярно менял. Первая моя должность, например, продолжалась в моей жизни три года.

Новости по теме

- Почему для вас важно было встретиться именно с Гройсманом?

- Мне надо было услышать его как человека, который дважды возглавлял городской совет, который продемонстрировал успехи на той должности, как человека, который был заместителем премьера в сложной отрасли – Минрегионстроя. Мне как депутату-мажоритарщику и члену бюджетного комитета пришлось за эти полтора года столкнуться с большим количеством проблем, связанных с тем, что на таких должностях находятся ботаники.

- То есть основная причина того, что вы вошли в БПП, – поддержка Гройсмана?

- Основная причина – я не хочу, чтобы Черкасская область была областью третьего сорта, чем она, к сожалению, по моему мнению, является на сегодня. Я могу это доказать и показать в цифрах. Я рассчитываю на то, что до конца каденции этой Рады я сделаю пять дорог в Черкасской области.

- Понимаете ли вы, что, несмотря на ваши благие намерения, вас, все- таки, покупали таким образом?

- Вы сами сглазили ситуацию с этим переходом. Я был у вас на эфире, и вы мне задали вопрос, не тяжело мне как внефракционному депутату влиять на события. Оказалось, что вы правы, и мы начали искать модели, как объединиться, не теряя своей идентичности. У нас были очень серьезные намерения по созданию внефракционной депутатской группы. На тот момент в ВР было 53 внефракционных депутата, а для того, чтобы создать группу, надо 19 людей. Мы, по сути, ее создали, и она всех устраивала, потому что она была не идеологической, предусматривала свободное голосование, предусматривала ежемесячную замену координатора. Достаточно комфортный формат, который позволял защищать интересы своих избирателей и себя как депутата. Я столкнулся с тем, сколько за год я зарегистрировал законопроектов и сколько из них прошло. К сожалению, из 52 законопроектов, которые я зарегистрировал за первый год деятельности, прошло только три. А некоторые начали исчезать, и их даже не выносили под купол. Анализ показал, что это от того, что мы не представлены и не можем лоббировать свои законопроекты через инструмент согласительного совета. А фракция или группа имеет такую ​​возможность. Я почувствовал, что если я что-то не изменю, то мой ключевой законопроект, из-за которого я пострадал в свое время как глава Госземагентства, запрещающий продажу земли сельскохозяйственного назначения и вводит в оборот такое понятие, как "продажа досрочной аренды", может никогда не рассматриваться в зале. Его просто где-то заныкали. И я понял, что если не будет такого серьезного инструмента лоббизма (в хорошем смысле этого слова), то после окончания каденции на вопрос, а что же ты там, Сергей Ярославович, делал, я ограничусь только дорогами.

- Ваша логика понятна. А какой логикой руководствовались ваши товарищи? Например, Ирина Суслова, у которой нет своего округа?

- Я не хочу комментировать действия своих коллег. Ни с кем о деталях перехода я не говорил. Я за последние полтора месяца посетил 23 населенных пункта с 82-го своего округа. Я общался с людьми, я задавал вопросы, важно или нет, чтобы я входил в какую-то группу, и в какую? Конечно, власть сейчас мало кто любит, и мнения разделились. Но, как мне показалось, не так много людей на это обращало внимание. Я рассматривал это из эгоистических соображений: смогу ли я выиграть внеочередные выборы или нет. Мне казалось, что смогу.

- А они будут?

- Сейчас их уже нет, но я принимал решение до того, как стало ясно, что их не будет.

- Это не факт. За Гройсмана и за правительство голосовали 206 членов коалиции.

- Конституционная норма о наличии 226 депутатов в двух группах, которые входят в коалицию, есть. Второй вопрос является производным – отсутствие человека в зале. Есть группа депутатов, которые не входят в коалицию и которые могут сформулировать конституционное представление и доказать свою правоту.

- Дальше будет так, что по каждому закону нужно будет подходить к различным группам?

- Это и так всегда происходит в парламенте. Я очень часто голосовал за проправительственные законопроекты, если считал их нормальными и адекватными.

- Не будет ли слишком дорого каждый раз обходиться голосование по ключевым проектам, если каждый раз нужно будет давать какие-то преференции?

- Это уже вопрос к человеку, который является должностным лицом № 1 в исполнительной ветви власти. Если В. Б. Гройсман, который сейчас есть на этой должности, удержит свою позицию и не ляжет под кого-то, не позволит другим манипулировать собой, тогда он состоится.

- Тогда не будет голосования, не будет 226.

- Коалиция есть: 227 депутатов. Отсутствие депутата в зале не означает, что не может проголосовать за это решение другой депутат.

Новости по теме

- Под коалиционным соглашением будут подписи 226 депутатов?

- А с чего бы их там не было?

- Общаетесь ли вы со своими бывшими коллегами, однопартийцами из "Свободы"?

- Конечно, мы же рядом там находимся.

- А почему вы вышли из партии?

- Я баллотировался в 2014 г. как кандидат-самовыдвиженец, поскольку "Свобода" согласовывала округа со своим союзником БПП, и в Черкасской области из семи мажоритарных округов не смогли договориться по округу, который я выигрывал в 2012 г. Затем, когда я стал народным депутатом, начались вопросы: ты наш, ты побратим. Да, я побратим, но мне начали указывать, что я не могу взять своим помощником представителя "Правого сектора", потому что есть партийная дисциплина. Я сказал, что надо было об этом говорить до того, как я баллотировался. Я не могу, я реально представляю округ таким, какой он есть: там много политических сил, которые за меня подписались. У нас возник конфликт интересов.

- Вы будете голосовать за все, за что будет голосовать фракция БПП?

- Нет, конечно. У меня свободное голосование: я беспартийным был в течение последних 13 месяцев и им остаюсь.

- Но ведь у членов коалиции есть коалиционная дисциплина.

- Это противоречит закону о "Статусе народного депутата". Депутат голосует так, как считает необходимым. Если он подписал какую-то бумажку, которой его кто-то шантажирует, то это его проблема. Я ничего не подписывал. У меня нет никаких обязательств. Я занимаю неудобную позицию в жизни, и поэтому я, пожалуй, попадаю в разные жизненные ситуации, которые не назовешь простыми. Но я сформировавшийся человек, со своими взглядами на жизнь. Я умудрился пойти самовыдвиженцем, выиграть, и мне действительно помогли очень много людей, и я им за это благодарен до сих пор.

- А кто давал деньги на ваши выборы?

- Я сам искал деньги. Я вторые выборы подряд не могу купить квартиру. Мне 46-й год, и я был заместителем председателя КГГА 3 года, председателем Госземагентства. У меня есть недвижимость в Черкасской области, где я не могу постоянно жить, поскольку большую часть времени провожу в Киеве.

- Достигли ли вы с Корбаном какой-то мировой? Или обвинение по похищению вас так и остается в его деле?

- В начале этого православного поста у нас произошло примирение – мы подписали мировое соглашение, которое утверждено в суде. Согласно этому мировому соглашению, я не настаивал на том, чтобы ему дали больший срок заключения. Ему дали три года условно – он полностью признал свою вину. Это задокументировано и проведено через решение суда. Я не имею права это оспаривать, а он в течение полутора лет не имеет права совершать других противоправных действий. Но это только по моему эпизоду. Мне как мужчине важно было доказать свою правоту, так как длительное время та сторона отрицала факт, и постоянно какие-то инсинуации были.

- А вы когда мировую подписывали, вы с кем общались – с его адвокатами или с ним самим?

- Я его увидел на суде впервые с того момента, как я уехал из днепропетровского плена в августе 2014 г. То есть я с ним ни разу не виделся, и ко мне обращались его адвокаты.

- А на суде вы с ним разговаривали?

- Мы с ним сидели на суде так, как с вами.

- А что вы испытываете по отношению к Геннадию Олеговичу сейчас?

- Я почти нейтральный. Я подумал, что то, что он пережил после известных событий, это хороший урок для того, чтобы он понял, что есть границы, за которые выходить не нужно. Когда я общаюсь с молодыми людьми, которые не пережили того, что пережил я, то я всегда говорю им: "Если есть возможность – не переходите на личности. Не делайте чего-либо ради красивого жеста, ради того, чтобы получить кайф от того, что ты унизил другого человека. Не унижай человеческое достоинство, и у тебя будет гораздо меньше врагов, чем их могло бы быть". Для меня лично в моей шкале достоинства унижение человеческого достоинства это вопрос № 1, которое вызывает у меня бурю обратного эффекта. Я могу быть конструктивным, дипломатическим, но когда я считаю, что нарушили такое чувство, как человеческое достоинство, и причем необязательно по отношению ко мне, я готов...

- Все-таки, зачем вы вступили во фракцию БПП? Неужели только для того, чтобы построить пять дорог?

- Пять дорог это то, что меня интересовало в общении с кандидатом в премьер-министры Гройсманом, потому что я слышал от других людей, он держит слово. А для меня окончательной точкой было заявление Юрия Бойко сразу после отставки Яценюка, что "Оппозиционный блок" настаивает на проведении досрочных выборов. Когда я посчитал, сколько штыков от "Оппоблока" будет в следующем парламенте, то тогда встал вопрос: а для чего был Майдан? Я был комендантом Майдана, я же не бутафорщик.

- Кто для вас является большим оппонентом – "Оппоблок", представители которого никогда не делали вид, что они другие люди, или человек, который говорит, что является вашим союзником, но ничего для этого не делает?

- "Оппоблок" за отставку Яценюка дал только 8 голосов. Это игра, и они – зло. Что касается представителей Партии регионов, я действительно считаю, что это представители пятой колонны. Хотя, конечно, там тоже есть нормальные люди. Нет одномерного пространства. Мы представляем реальное общество. Было пять политических сил, которые творили коалицию, 304 штыка. И три силы вышли месяц назад.

- А люди, которые поддержали коррупционные потоки и не сделали ни одной реформы, они могут быть вашими ситуационными союзниками? Ведь три фракции вышли, потому что заявили, что есть коррупция, и ничего не происходит.

- Но они имели своих министров. Не может быть человек полтора года с политическими силами в процессе, влиять на этот процесс, а потом прозреть, посмотреть на свою социологию и сказать: "А давайте досрочные выборы".

- Не может быть ситуационных союзов с оппонентами или с людьми, которые не выполнили своего обещания?

- Я не отрицаю, что это непростое решение. Но как человек, который был на Майдане, я хочу, чтобы последний шанс был использован.

- Ваш вопрос?

- Я часто езжу по дорогам, и на обочинах – наши, советские туалеты. Я задаю себе вопрос: что надо сделать, чтобы они были чистыми, нормальными, европейскими? Я задаю этот вопрос как государственный деятель и не могу на него ответить.

- Я знаю, что сегодня можно зайти в туалет только на заправках. Надо просто построить чистые туалеты и держать их чистыми. Чистота туалетов это всегда показатель уровня развития любой страны. Их нужно просто мыть. А делать это должны люди, которые занимаются обслуживанием.

Спасибо, Сергей.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>