Народный депутат Сергей Тарута в студии "112 Украина"
112.ua

Влащенко: События недели мы обсуждаем с народным депутатом Украины Сергеем Тарутой.

Здравствуйте, Сергей Алексеевич. Какое из событий этой недели произвело на вас наибольшее впечатление?

Тарута: Прежде всего, попытка на этой неделе согласовать бюджет. К сожалению, не были приняты проекты законов, необходимые для утверждения во втором чтении. Прогресс, это то, что в первом чтении внесли и приняли изменение в отношении того, что администрирование налоговой базы будет теперь находиться в Минфине. Теперь будет один электронный реестр - это может значительно сегодня снизить ту коррупцию, которая происходит у нас в налоговой службе.

- Почему вы не голосовали за снятие депутатской неприкосновенности с В. Новинского?

- Я не был в парламенте в первой половине дня. Было большое совещание в Минобразования, где собрались все руководители университетов, переехавшие из Донецкой и Луганской области. Мы собрали инициативную группу и обсуждали существующие у них проблемы. Я, вместе с Рябчиным, являюсь автором этой консолидации. По Новинскому я бы проголосовал  - "за". Если за Новинского не проголосовал комитет, то это все фарс: Новинский через суд может это решение отменить, потому что не проведена вся необходимая процедура. Я этого дела не знаю.  

- А если депутаты не знают дела - как же голосовать?

- Нам перед голосованием раздают информацию. Я понимаю, что там аргументы убедительные и у общества есть огромное обвинение Партии регионов, что она виновата за то зло, которое случилось на Донбассе. Все, что касается руководства Партии регионов, воспринимается в обществе очень негативно. Есть запрос по наказанию тех, кто виноват в преступлениях, и поэтому хотят найти виновных. Вадим входил в руководство Партии регионов, поэтому я считаю это дело больше политическим.  

-Как вы считаете, по Онищенко история уже завершится, или это только начало? Вы лично сталкивались в парламенте с попыткой купить вас, как депутата?

-У меня абсолютно чистая репутация и нет таких денег, которые могут меня купить. Это все прекрасно знают и поэтому ко мне с такими вопросами не подходят. Я знаю, что эти договорняки были всегда. Брали все и всегда - это была такая традиция. Майдан ведь и вышел за то, чтобы поменять систему и бороться за те ценности, которые являются основополагающими для нашей страны. А в результате мы видим, что каждая новая власть хуже предыдущей, к сожалению. Еще в мае, перед выборами, я говорил журналистам свою субъективную позицию, что Порошенко будет очень плохой президент, потому что он всегда конвертировал политику и занимался политикой ради того, чтобы зарабатывать на ней в бизнесе. Вся его историческая цепочка показывает, что он все время зарабатывал на политике. Не может человек, который уже так сформирован, измениться. Я с ним встречался перед выборами и сказал ему, что у меня к нему большие претензии, потому что он всегда занимался политикой только для обогащения себя. Петр Алексеевич сказал, что он уже другой, что это другой вызов. 3 июля я с ним встретился и сказал ему, что у нас есть возможность вместе изменить страну: я знаю, что происходит в Донецкой области и нужно действовать вот таким-то образом. Но в нашем часовом разговоре 90% он рассказывал, как нужно делать. Я вышел оттуда и понял, что, к сожалению, он не изменился. В отношении Онищенко - что это соответствует действительности у меня вообще не возникает сомнений. Я думаю, что нас ждет еще много интересного. Онищенко уже пошел ва-банк. Он понимает, что сюда ему возврата нет. У него уже есть уголовная ответственность, по украинскому законодательству, и он сюда не вернется, и, скорее всего, он подписал соглашение со спецслужбами Англии и США. Я думаю, то, что там записано, для них это не новость. Они знают гораздо больше, потому что их аналитики со спецслужб мониторят всю ситуацию.

- Чем закончится история с "амбарной книгой" Партии регионов?

- Меня удивляет информационный посыл два месяца назад, перед выборами в США, и сейчас. То, что Манафорт работал на Партию регионов - это да. И насколько я знаю, языковый раскол это одна из его главных идей. Но насколько я понимаю, такой человек должен работать по контракту. Чтобы ему давали кеш - в это мне не сильно верится, потому что у американских бизнесменов такого уровня есть аллергия на такие схемы.

- Насколько защищены наши реестры, государственные сайты?

-Надо постоянно повышать уровень безопасности всех электронных баз. Это нормальная практика. У нас сейчас организована довольно мощная группа в Нацполиции. Я думаю, что нужно не только констатировать саму проблему, но и сразу же делать превентивные меры, чтобы в будущем не было хакерских атак.

- Всем известен ваш "роман" с Гонтаревой. Вы были в НАБУ, где, как вы написали, разговаривали о преступлениях Гонтаревой. Но у нее все пока хорошо.

- У нее все очень плохо. Она постоянно в истерике. Рожкову постоянно привлекают в качестве свидетеля по тем фактам, которые есть. "Брошюра Таруты" сыграла здесь, как искра, которая сразу же осветила многие проблемы, которые были и замалчивались.

- Что думают на западе о В. Гонтаревой?

- Наша банковская система два года подряд признана самой плохой в мире - на 140-ом месте из тех стран, которые участвуют в рейтинге экономического форума Давоса.

- Почему она не в отставке до сих пор?

- Потому что у нее общая связь с тем, кто ее назначал, - с Порошенко. Если я не получу внятного ответа от НАБУ, то я буду обращаться в суд на президента. Более того, выяснилось, что были грубейшие нарушения при процедуре принятия постановления о  назначении ее главой НБУ. Это происходит потому, что это такая цепочка, где вверху пирамиды президент,  а дальше Гонтарева с Ворошилиным.

- Есть у вас убеждение, что вы сможете эту ситуацию дожать?

- Я в этом абсолютно уверен. Не может у нас работать экономика при 98% недоверия к руководству НБУ. Сейчас мы видим крах национальной банковской системы.  

- Как вы прогнозируете ситуацию с "Приватом"?

-С точки зрения МВФ постоянно руководство страны обещает, и Гонтарева в том числе, что до конца года будет приватизация "ПриватБанка". Здесь идет торговля между Гонтаревой, Порошенко и собственником "Привата". Да, там есть проблемы, но у собственника есть возможность до конца года докапитализировать банк. Если они этого не сделают, то государство должно его национализировать. 

-Насколько соответствует действительности, что вы толкали депутата Шухевича на то, чтобы он выступил с заявлением об импичменте  президенту?

-Я лично не знаком с Шухевичем и в офисе он у меня никогда не был. Шухевич точно не марионетка и чтобы в чем-то убедить такого человека, наверное, нужно прожить с ним лет 25, чтобы он поверил.  

-Вы сегодня политический партнер Тимощенко?

- То, что у меня хорошие отношения - это правда. Но я не хочу брать на себя ответственность за всю историческую, политическую часть каждой фракции и каждой политической силы. Поэтому я никогда не вступлю ни в какие старые, существующие политические партии. Консолидироваться со здоровыми силами я готов для того, чтобы решить главную задачу - переформатировать страну, изменить систему.

- Что бы вы предложили сделать, чтобы  говорить об окончании войны на Донбассе?

- Сесть за широкий стол переговоров и не уходить, пока не решим проблему. Также нужно исполнять те обязательства, которые ты берешь. От наших зарубежных партнеров неоднократно звучит, что Украина берет обязательства и их не выполняет.

-Вы создали "Спілку українських підприємців".

- Я инициировал украинскую бизнес инициативу и был инициатором перезагрузки отношений между бизнесом и гражданским обществом для того, чтобы изменить существующую систему. Мы сейчас закончили доктрину ускоренного экономического роста Украины, до 30-го года, и наметили горизонты, которые дают нам возможность догнать Польшу и обеспечить уровень валового продукта.   

- Для этого надо приходить в исполнительную власть.

- Согласен. Но сейчас моя задача - разработать концепцию, вести диалог с гражданским обществом.

- Почему не удалось спасти Донецк?

- Донецк должен был спасать Порошенко, потому что Донецк огромный, и когда запустили огромную колонну, которая шла шесть часов из Славянска, то здесь, безусловно, никаких сил не было и у меня не было полномочий. Мне дали защитить Мариуполь, потому что до этого у меня было очень много постоянных претензий к руководству страны. Я бы и Донецк спас, и Донецкую область, и всю эту войну, если бы мне дали такую возможность. Совершенно по-другому нужно было действовать.

-Что с вашим домом в Донецке?

- Он захвачен. Я ушел в костюме и больше не имел возможности туда зайти.

- Хотите ли вы быть президентом?

- При условии, если будет командная воля изменений правил игры.

- Будете ли вы голосовать за бюджет?

- Нет.

- Когда вы последний раз виделись с Ахметовым?

- Полгода назад.

- Он чувствует свою вину за то, что произошло?

- Нет.

- Есть ли открытые уголовные дела на вас?

- Пока нет.

- Кого вы считаете своим политическим партнером сегодня?

- Я думаю, что и "Самопомич", и "Батькивщина", часть БПП, которая больше к "Удару" относится, часть НФ, которая думает о стране. 

-Ваше отношение к двухпалатному парламенту?

- Положительное.

- Когда последний раз были в театре или еще где-то?

- Месяц назад на концерте, посвященном Голодомору.

- Какая самая сильная и самая слабая черта у Гройсмана?

- Самая сильная черта - есть желание изменять систему. Самая слабая - он абсолютно зависим от политической системы и от президента.

-Кого вы считаете более сильным на должности премьера - Яценюка или Гройсмана?

- Гройсмана.

- Яценюк в качестве главы НБУ – это возможно?

- Это политическое назначение и это так же плохо, как и Гонтарева.

-Три вершины, которые вы рассчитываете покорить в будущем?

-Я занимался альпинизмом и на Джомолунгму - нет, а на вторую вершину мира я бы точно хотел зайти со своими друзьями. Я мечтаю, чтобы мы через два года сумели изменить страну, передать ее молодежи и вернуться в бизнес.

- Спасибо большое.