banner banner banner

Я не жалею, что приехал в Украину

Министр здравоохранения Александр Квиташвили в интервью телеканалу "112 Украина" рассказал о том, почему подал в отставку, рассматривает ли он вариант, при котором останется на посту и как продвигается реформа системы здравоохранения

Я не жалею, что приехал в Украину
112.ua

Наташа Влащенко

Журналист

Министр здравоохранения Александр Квиташвили в интервью телеканалу "112 Украина" рассказал о том, почему подал в отставку, рассматривает ли он вариант, при котором останется на посту и как продвигается реформа системы здравоохранения

Влащенко: Сегодня у нас в гостях министр охраны здоровья Александр Квиташвили.

Вы не жалеете, что приехали в Украину?

Квиташвили: Нет, не жалею. Это было правильное решение. Я рад, что смог поработать в этой стране и сделать очень много.

-Почему вы решились на это, совершенно не зная страны?

- Я с сентября прошлого года работал в экспертной группе, которая готовила стратегию реформирования системы здравоохранения, и у меня было еще пару консультативных контактов, так что для меня каких-то удивительных вещей после назначения не было. Единственное,я думал, что будет больше нацеленности на реформы со стороны законодательной и исполнительной  власти. Готовность исполнительной власти – президента и Кабмина – к реформированию является 100%, но, к сожалению, со стороны парламента такого я не увидел. Еще я не думал, что все будет так медленно происходить из-за бюрократии, которая существует.   

-Какую модель организации здравоохранения вы имели в виду применить в Украине, когда согласились на пост министра? И почему все пошло не так?

- Просто все очень замедлилось во времени. И если на следующей сессии парламент примет законы, которые были поданы, то очень быстро все пойдет вперед. В начале декабря я предложил руководству страны смешанную модель, где государство – очень сильный игрок на рынке, который финансирует услуги, а не койко-места. И, естественно, помочь развиваться страховой медицине

В Азовском море у Мариуполя турецкое судно разлило нефтепродукты

. Все постсоветские страны, которые проходили реформу за последние 20 лет, какие-то шаги сделали. Украина в этом направлении не сделала ни одного шага. Наоборот, здесь та система, которая была, цементировалась еще больше. Деньги, которые мы сегодня вкладываем в систему, не дают абсолютно никакого качества медицине, потому что неправильно финансируем систему. Никто не рискнул это поменять, потому что реформа здравоохранения - это не популистская реформа. А в Украине за 24 года популизм был тем, что мешало идти вперед.

- А кто лично приглашал вас на должность министра и давал вам гарантии?

-Меня пригласил Борис Ложкин. Его команда со мной связалась. Я знал, что в Украине на разные министерские посты объявлен такой "всемирный" розыск. Я сам не подавал такого заявления, но мой друг, бывший премьер-министр Грузии, сказал мне, что они ищут. Я уже тогда был в этой группе, экспертной. Потом у меня была встреча с Ложкиным, с Яценюком, с Гройсманом. Я рассказал свою концепцию и сказал, что для того, чтоб это сделать, нужна поддержка всех.

- Вы вошли в клинч, по сути, с комитетом здравоохранения ВР. Лидеры комитета – Богомолец, Мусий – входят во фракцию БПП. Получается, что у вас, по сути, конфликт, с Порошенко?

-Депутаты, в принципе, это очень независимая команда. Какого-то контроля со стороны президента или других политиков я там не вижу. Это и хорошо, и плохо. Фракция получает информацию от комитета.

-В чем разница ваших концепций?

- Я видел альтернативный закон Мусия. Он идентичен нашему закону процентов на 95%. 2% – это существенная разница, 3% – не существенная. Я не вижу разногласий в подходе к этой реформе. Поэтому я не понимаю, почему это все остановилось. До какого-то момента все шло слаженно. Может быть, внутри какие-то политические вещи происходят... Надо сейчас все свои амбиции отодвинуть и просто работать на благо государства. Я готов на компромисс, я готов все это подготовить так, чтобы все были довольны. Нам надо просто пообщаться и все это сделать. Надеюсь, что это получится.  

-Вы можете озвучить претензии к вам по результатам проверки, которую проводили с участием депутатов?

- Это не первая проверка. У нас было больше 10 проверок за последние шесть  месяцев. Предпоследнюю проверку проводило Агентство по государственной службе без участия народных депутатов. Акт, который они написали, был абсолютно профессиональным.

- Что было в акте у депутатов?

- Два месяца шла проверка. Со мной захотели встретиться только за день до подписания акта. Ко мне лично была претензия, что не было распределения функций между министрами, не было новой структуры. 

- Вы подали в суд на депутатов. Зачем?

- Я опротестовал сам акт. Суд – это единственная возможность. Я написал свои объяснения, но в акт они не вошли. Они вошли как приложение. Проверка – это хорошо, но когда она не дает результата, а является целью избавиться от кого-то, то это надо менять.  

- Заявление об отставке – это ваше эмоциональное решение?

-Я редко принимаю эмоциональные решения. Люди из БПП подняли вопрос насчет доверия мне, и это уже такой прецедент, который не дает возможности нормально работать, проталкивать законы в ВР. Поэтому если фактор мой является барьером, то этот фактор надо убрать. 

-Ведь ВР не может голосовать за вашу отставку, пока не будет "подання" от премьер-министра. А "подання" пока нет. Следовательно, вы договорились с ним, что будете работать дальше?

-Я написал заявление в четверг, в пятницу пришел, сложил все свои личные вещи в ящик и пошел домой. Я думал, что так делается: когда человек уходит в отставку, он уходит в отставку. Но это оказалось незнанием процедуры. А в понедельник меня пригласили на заседание Кабмина. Я не знаю, будет ли "подання" в ВР, но оно пока не обсуждалось на Кабмине. Но мое заявление есть. Я не приехал в Украину какие-то проблемы создавать кому-то. Уходить с криком нельзя.

-Вы не врач, а менеджер. Вам это мешало или нет? И были ли у вас люди в команде, которые вместо вас могли оценивать медицинскую часть деятельности?

- Управлять и быть врачом – не основной фактор. Это не значит, что врач не может управлять. Врачи должны лечить, а люди, которые управляют этой системой, должны дать им возможность, чтоб они лечили эффективно, хорошо зарабатывали и лечили современными технологиями. Я работаю в системе экономики, финансирования здравоохранения с 1995 г. У меня огромный опыт работы и в постсоветских странах, и в развитых странах. Я не вмешиваюсь в то, как хирург должен делать операцию.

-А надо ли нам Министерство здравоохранения?

- Министерство не должно вмешиваться в медицинские вещи. Почему я назначаю лично главврачей – я этого не могу понять. Зачем это нужно? Сегодня при нынешней системе здравоохранения быть главврачом очень легко. Они получают деньги, зная уже, по каким пунктам их надо расходовать. А при другой системе – надо управлять, деньги добывать и правильно их вкладывать. Там уже хороший хирург не значит, что это уже хороший менеджер.  Функцией министерства не является закупать что-то. Министерство должно заниматься политикой, направлением, контролем качества, эпидбезопасностью и т. д. Украина осталась одной из последних стран в мире, где государство является закупщиком услуг, само предоставляет услуги и само смотрит на их качество.

- Есть ли статистика правильности оказания медицинской помощи по стандартам ВОЗ?

-Детские службы работают прекрасно. Кардиослужбы работают хорошо. Там, где сильные ассоциации, эти направления работают хорошо. Очень важно, чтоб какие-то функции от министерства переходили на ассоциации. Качество врача не должен устанавливать чиновник.

- А где у нас плохо?

- Плохо у нас в организации всей системы здравоохранения. Очень часто скорая помощь совмещает первичную помощь. От того что нет амбулатории в селах, туда выезжает скорая медицинская помощь померить давление. Это опасно для жизни других людей, которые нуждаются в медицинской помощи. Нагрузка на неотложную помощь и на первичную медицину меняют расклад услуг по всей стране. В городах перегруженность большими центрами. Есть города с 65 тыс. населения, и там 5 больниц. Нет такой модели в мире, которая может содержать такое количество больниц.

-В ВР внесен новый закон о трансплантации. Он основан на презумпции согласия. Ваше отношение к этому закону?

- Абсолютно позитивное. Медицина не может развиваться без новых технологий и без новых операций. Мы должны это иметь в нашей стране. Не зная, как это контролировать, вовсе не значит, что надо запрещать. С нами работали СБУ, МВД, ГПУ над этим законом, и я думаю, что он будет принят, и это будет очень хорошо для нашей страны.

-Вы посещаете больницы и встречаетесь с медперсоналом. Вы сами выбираете больницы для посещений?

- Я сам выбираю, куда ехать. Просто прошу организовать там встречу. Когда были встречи, где уже все заготовлено, то я очень быстро уходил.

-Если в больнице чисто, сделан ремонт (и не на средства бюджета), то это следы коррупции?

- Нет, это нормальный менеджмент. Я видел такие центры и был поражен, насколько зависит  ситуация в больнице от главврача.

-Один из ваших проектов – Университетская клиника и идея передать под эту клинику Октябрьскую больницу. В чем смысл этого? И не кажется ли вам, что это попытка скрытой приватизации?

- В приватизации ничего плохого нет. Невозможно нормально развивать медицину, не имея интегрированную систему обучения, клинику и науку. Сегодня они работают в разных направлениях. Наука тоже должна быть интегрирована на уровне университета, университетской клиники.

-Мусий говорит о том, что нынешние предложения по приватизации лечебных учреждений приведут к тому, что они будут разворованы за копейки, как и земля, на которых они находятся.

- Мы никакую приватизацию не проводим, и ни в одном законе этого нет. Но если кто-то видит какой-то риск, то это можно просто убрать. Я – не против.

-Правда ли, что ваше ведомство и вы лично дали согласие на постановление Кабмина 449, в результате которого все лекарства в сети на 15% подорожали?

- Это абсолютно неправильная интерпретация. Это было по закупкам, которые государство закупает по разным программам, и не влияет на цену лекарств. А фармбизнесом в Украине занимается очень организованная и сильная группа людей. Нельзя с этим бизнесом воевать. Надо с ними работать, чтоб они знали, что правила игры для всех одинаковы. 

 

- То, какие лекарства должны быть допущены к торгам, раньше решало 40 групп, а теперь – одна, которая имеет отношение к министерству. Со стороны может показаться, что вы все потоки свели в один – к вашему министерству.

- Торги – это самая меньшая проблема во всей цепи государственных программ. Это техника.  Проблема – в определении, что надо закупать и как это распределять. Есть три компонента: регистрация в стране, в списке ВОЗ, современный протокол лечения.

- А то, что только одни люди могут давать разрешение, это не опасно?

- Нет, это очень прозрачно.

- Депутаты обвиняют вас в непрозрачном использовании бюджетных денег на оплату операций за границей украинским онкобольным детям.

 -К сожалению, дети, которые стояли в очереди с 2012 года, погибли, не дождавшись операции или повторной операции. Это не только онкобольные. Там много разных заболеваний было. В начале 2015 г. это было два человека. Поэтому мне было непонятно, что в комиссии, которая нас проверяла, были эти люди, которые знали эту ситуацию, и никто не посмотрел, как это случилось. Это абсолютно вымышленная, неправильная информация.

- Врачи жалуются, что повсеместно закрываются тубдиспансеры. Что происходит?

- Этот процесс закрытия начался не сегодня. Их просто не финансировали. Это наследие прошлого, которое мы получили. Закрывать их нельзя – их нужно финансово поддерживать. Мы не закрыли ни один диспансер.

-Есть ли у нас сегодня возможность начать страховую реформу?

- Без принятия того пакета законов, который мы внесли, это будет невозможно. Сегодня страховые компании не могут работать с государственными больницами.

- Полгода назад принят закон по международным закупкам. Вы как министерство должны были сделать для него подзаконные акты, инструмент. А вы этого до сих пор не создали.

- Мы все создали. Кабмин все эти подзаконные акты принял. У нас уже все готово.

-Возможно ли, что вы останетесь в кресле министра?

- Нет.

- Читаете ли вы документы на украинском языке?

- Да.

- Получали ли вы лично медпомощь в Украине за последний год?

- Нет.

- На какой машине вы приехали в студию?

-Ford Mondeo, белый.

- Это ваш служебный автомобиль?

- Да.

- Ваша зарплата?

- Пять тысяч семьсот с чем-то гривен.

-Сколько вы платите за съемную квартиру?

- Это мои личные деньги. Я вам не скажу.

- То есть это больше, чем ваша зарплата?

- Да.

- Могут ли в Украине получать медпомощь люди с минимальной зарплатой?

- Они должны получать медпомощь.

- А реально?

- Я и говорю: должны! А они не получают. Они должны получать больше помощи, чем люди, которые разъезжают на PorscheCayenne.

- Кто является гарантом коррупции в медицине?

- Гарантом?

- Милиционеры это называют "крышевать". Кто эти люди, которые позволяют всему  этому механизму вертеться?

- Это не люди. Это регуляция, которая дает возможность чиновнику интерпретировать или закон, или какую-то регуляцию. Все эти вещи должны быть прописаны: или "да", или "нет". Если чиновник говорит неопределенно: "может быть", то это уже система, которая дает коррупцию.

- Но это инструментарий, с помощью которого коррупционные потоки "ходят". А кто эти люди, которые позволяют происходить таким вещам?

-Есть товарищ "Иванов", который увидел в законе лазейку, позволяющую заработать деньги, и он "пробил" закон, позволяющий эту лазейку узаконить.

- То есть вы настаиваете, что это происходит на "среднем" уровне.

Назовите три вещи, которые вам удалось сделать для реформирования здравоохранения в Украине за время вашего пребывания в кресле министра?

- Изменение всей структуры министерства и функциональности его работы; законопроекты, поданные в ВР, и новость, которую вы скоро узнаете: передача всех закупок медикаментов под эгиду ООН.

- А не жалко вам уходить, когда столько уже сделано?

- Жалко.

- Спасибо, Александр.

[media type="video" position="7"]

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>