banner banner banner

Я считала, что Дмитрий Корчинский - единственный, кто может стать депутатом в нашей семье

Оксана Корчинская - народный депутат Украины. Первый замглавы комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения. Координатор АТО по медицинским вопросам. В прошлом - успешный медиаменеджер и телевизионный продюсер. Жена известного политика Дмитрия Корчинского. Росла в Монголии. Первое образование - физик-ядерщик. Вторая - экономическая. Последние семь лет возглавляет волонтерский опекунский совет Национальной детской больницы "Охматдет". С июня прошлого года все время проводит на территории Донецкой области: круглосуточно занимается эвакуацией и организацией медицинской помощи раненым в АТО. Ее муж и сыновья - добровольцы, которые воюют на фронте. Оба сына были ранены в Иловайске летом прошлого года. Ее цель № 1 - достроить "Охматдет" и обеспечить раненых бойцов лечением и реабилитацией

Я считала, что Дмитрий Корчинский - единственный, кто может стать депутатом в нашей семье
112

Наташа Влащенко

Журналист

Оксана Корчинская - народный депутат Украины. Первый замглавы комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения. Координатор АТО по медицинским вопросам. В прошлом - успешный медиаменеджер и телевизионный продюсер. Жена известного политика Дмитрия Корчинского. Росла в Монголии. Первое образование - физик-ядерщик. Вторая - экономическая. Последние семь лет возглавляет волонтерский опекунский совет Национальной детской больницы "Охматдет". С июня прошлого года все время проводит на территории Донецкой области: круглосуточно занимается эвакуацией и организацией медицинской помощи раненым в АТО. Ее муж и сыновья - добровольцы, которые воюют на фронте. Оба сына были ранены в Иловайске летом прошлого года. Ее цель № 1 - достроить "Охматдет" и обеспечить раненых бойцов лечением и реабилитацией

Влащенко: Иногда жены известных мужчин делают карьеру более успешную, чем сами мужчины. И сегодня у нас в гостях народный депутат Украины от Радикальной партии Оксана Корчинская.

Здравствуйте, Оксана.

Корчинская: Но я категорически не согласна с тем, что вы сказали.

- Ваш муж Дмитрий Корчинский - это же такая сакральная для вас фигура?

- Он не просто человек. Он - учитель, и я не представляю себе, к сожалению, вообще, в этой стране людей, которые могли бы превзойти его величие. Но я не вроде той, о которой вы сказали, потому что я всегда убеждена, что настоящая реализация женщины возможна только тогда, когда есть рядом настоящий мужчина. И я именно творение моего мужа. Он - мой учитель уже 27 лет. По своему рождению я достаточно тривиальный человек, с обычным набором рефлексов. И в максимальной реализации могла бы заниматься небольшим бизнесом. А только благодаря тому, что Дмитрий Александрович - мой муж, он меня научил каждый раз преодолевать барьер, что ты можешь больше, чем тебе кажется. И в том числе самое главное: именно он мне рассказал и научил служить Богу, что является важнейшим для меня в жизни, а не карьера премьера.

- Как вы познакомились с Олегом Ляшко и почему именно вам он предложил войти в его партию?

- Я послушала своего мужа. Мы с Олегом познакомились более 20 лет назад. Он уже тогда был яркой личностью, потому что этот его совершенно странный говор, напористость... А потом мы познакомились с тогда еще не женой, а только девушкой, с Роситой. Она очень терпеливый человек. Росита - образец женственности. Я – неправильная жена. Я - соратница. А Росита - это правильная жена. Терпеливая, надежная спина. Росита имеет удивительное образование: она свободно владеет английским языком и была ведущим администратором в крупной компании. Потом мы долго не общались, потому что на то время мне казалось очень принципиальным поссориться с Ляшко. К чести Олега он умеет осознавать свои ошибки и извиняться. И потом я его видела иногда в ВР, когда я к нему обращалась за помощью онкобольным детям, потому что это мое служение Богу, это "Охматдет". Я много лет председатель попечительского совета, волонтерского попечительского совета, который, к сожалению, пока единственный такой в стране. После того как произошли события 1 декабря, я его фактически не видела, потому что с июля месяца я пошла в АТО.

Новости по теме

Первого раненого своего парня, "азовца", я вывезла 13 июня, а в июле я поняла, что я не могу из Киева управлять координацией вывоза раненых, и я с июля заехала уже в сектор "М". Это тогда был Мариуполь, Волноваха. И пять месяцев я не выходила уже из сектора и непосредственно с АТО. 5 сентября, когда у нас основные потоки раненых из Иловайска почти заканчивались, но возникла проблема: каждый раз надо вывозить ребят из "зеленки", когда появлялась информация, что они несколько недель потихоньку выходят, ранены. И нам надо было устроить целую сеть, как их вывозить с территории, уже захваченной, и из-под снайперского огня. И тут я узнаю, что мой любимый батальон, где служили оба моих сына. Они оба ранены в Иловайске, и что моего старшего сына вывозила машина, подаренная Олегом Ляшко этому батальону еще в начале августа. Это была его частная машина - бронированный бусик. И только этот бусик в последние дни Иловайска спас 38 ребят из-под снайперского огня. Сейчас мы его перевезли в Артемовск. Он и сейчас работает. Только в секторе "Ц" - вывозит раненых.

Новости по теме

- И в эти дни он вам предложил идти в ВР?

- Он приехал в больницу Мариуполя 9 сентября и не знал, что я координатор в АТО. И именно в этот момент мы вывезли большую группу ребят. Они были голодные, раненые, и, разумеется, у них всех была психотравма. Я зашла к ним и спросила, хотят ли они повидаться с Ляшко. Они сказали, что, вообще, хотят, но только без камер. Тогда я Олега воспринимала только как телевизионного персонажа и уже начала верить, что он именно такой, как его показывает телевидение. Это была ошибка. Потому что, когда я сказала ему, что ребята готовы с ним встретиться, но только без камер, потому что там были ребята, которые выходили из Иловайска две недели, а двое ребят были, что три недели выходили еще с Саур-Могилы, и они были абсолютно бессильны. Он мгновенно сказав, чтобы отошли все с камерами, и зашел сам. И он справился с ситуацией. Когда я вернулась минут через сорок, они уже смеялись, они попросили кушать, попросили автограф Олега. Тогда мы только образовали госпиталь. Я выбрала одну из больниц, где мы с нуля начали делать госпиталь, потому что в Мариуполе, как во всех этих городках Донецкой и Луганской областей, была ужасная ситуация. Там, как в Московии, построена вся медицинская система. Донецк и все остальные. В Донецке всегда был медицинский центр, а все остальные - номер 20-50 по обеспечению. И Олег все эти месяцы (да и сейчас) остается основным спонсором и благотворителем этого госпиталя. К тому времени к нам приезжало очень много депутатов, которые фотографировались и ехали. И я ему сказала, что он дежурный, который пообещает. Я дам ему очередной список, а он, как и все, пофотографируется и поедет. И здесь произошло изменение. Через три дня у нас был полностью этот список. Это было 634 тыс. грн. А после этого соединения был въезд, и меня Олег выдвинул. Он даже мне не заявил, что он меня выдвигает. Я об этом узнала только после того, как прошел въезд. Мне позвонили люди и сказали об этом. Я ужасно из-за этого возмутилась, набрала его...

- Не хотели?

- Я не готова была. Я рыдала. Потому что я считала, что единственный человек, который может быть народным депутатом в нашей семье, это Дмитрий Корчинский. Хотя я понимала, что ему в рамках ВР будет чрезвычайно трудно, потому что он очень любит свободу.

- А как отнесся Дмитрий к этой новости?

- Это был человек, который фактически меня уговорил. Он сказал, что мой фронт на войне будет на всю жизнь, потому что там я на своем месте. Я оставила продюсерство и никогда об этом не жалела. Но если бы я не была много лет телевизионным продюсером, у меня не было сбережений, и я бы не могла помогать, потому что я волонтер, доброволец.

- Что происходит с "Охматдетом" сегодня?

- Ольга Богомолец была нашим спикером. Гопко была нашим спикером № 1 как член попечительского совета, как наш волонтер, а Ольга Вадимовна была нашим спикером как человек очень известный. Мы к ней обращались, но сейчас ее очень редко приглашают на каналы, и мне стыдно за каналы, или есть какая-то политика. "Охматдет", вообще, - больной вопрос для нас, волонтеров. Страна, может, этого не чувствует, но это центральная детская больница страны. Она находится в условиях, где лежат почти 700 детей ежедневно и 22 тыс. тяжелобольных детишек на год. И это именно тяжелобольных. Но они находятся в условиях, где примерно в таком кабинетике, как у вас, находится 6 деток и 6 мам. Исключение, и более-менее человеческие условия (только за благотворительные деньги), это самые тяжелые дети: онкогематология, токсикология, где детки годами лежат на искусственной почке (там мы у государства добились в свое время денег на ремонт), и СПИДа, потому что это медицинский центр в стране. А "Охматдет" - это 14 корпусов. Из них 4 корпуса были в свое время перед этим строительством, которого мы добивались, лелеяли все. Они были снесены. И поэтому сейчас детки инфекционного отдела в чрезвычайно тяжелых условиях находятся. Альтернативы, чем достроить этот корпус, не существует. Потому что это не наша была воля - делать этот гигант. То была воля того правительства. То была финансовая неограниченность в строительстве и в обещаниях. Мы поддержали тогда строительство, потому что у нас альтернативы не было. "Больница будущего" - это была одна из 14 центров и корпусов "Охматдета". Это они должны были только переехать. Это не была многопрофильная детская больница. Это были только онкология и онкогематология. Она забрала тогда силу у врачей, деньги у людей, и не была осуществлена. На наши обращения к этой больнице нам дали множество ответов и отчетов о том, что из объединения ничего не построено, но деньги не исчезли, они разошлись по другим больницам. Когда этот мегапроект все же построили... Его строили очень быстро, на него потратили на этот момент 400 млн государственных денег. Это 67 тыс. квадратных метров. В Европе такие гиганты уже редко строят. Но эту коробку построили, и теперь она стоит уже два года незаконсервированная. Если мы ее сейчас не достроим, то у наших детей шанса не будет. Там на этот момент должно быть 16 уникальных отделений.

Новости по теме

- Что вам нужно для того, чтобы возобновить строительство?

- Сейчас нам надо программу минимум. Это то, что я требую от министра здравоохранения.

Сначала, не разобравшись в ситуации, он говорил, что строить ничего не надо, достраивать ничего не надо. Он человек не в материале, увы. Сейчас он сказал, что разобрался, что он, видимо, неправильно понимал объект, но в "Охматдет" он, к сожалению, еще не доехал. Я смогла затянуть до "Охматдета" всех предыдущих министров. Теперь мы настаиваем, чтобы Министерство инфраструктуры передало ГП, у которого "Охматдет" на балансе, потому что это строительство не в "Охматдет" на балансе, а в структуре, которая строила до этого. Теперь нам надо передать ГП под МЗ, и этих денег мы добились. И строгий контроль за каждой копейкой, для того чтобы его достроить.

- Мне говорили, что деньги зарабатываете для семьи вы. Не усматриваете ли вы пикантность в такой ситуации, когда человек занимается общественной деятельностью, а женщина для него зарабатывает деньги?

- Я давно уже не бизнесмен, и именно Дмитрий Александрович дал мне выбор, и мне надо было выбирать: или оставаться с ним, но это служение людям и служение Богу, или, действительно, стать бизнесменом. У меня весь мозг тогда работал только на зарабатывание денег. Я выбрала заниматься не работой, а заниматься жизнью. Я действительно была все годы высокооплачиваемым топ-менеджером. Но уже не бизнесменом. Я помогала бизнесменам их бизнес поддерживать, в том числе телевизионную компанию. Бизнесмен должен по жизни накапливать. Дмитрий Александрович - это человек, который все, что зарабатывал, все отдавал. И это не могло быть на родину, потому что наша родина никогда не состояла из энного количества людей только по крови нашей. Так сложилось по жизни. Такая миссия у Дмитрия Александровича. Он вырастил несметное количество ребят и девушек, которых я до сих пор называю своими детьми. Наша родина никогда не состояла непосредственно только из родителей, хотя мы их содержим и помогаем, или из ребенка, которого я родила лично.

- Почему не очень сложилась политическая карьера премьера Дмитрия в Украине? Почему он не достиг официальных ступеней признания? Почему его репутация такая неоднозначная в стране?

- Дмитрий Александрович никогда, ни секунды не строил политической карьеры. Его понятие "карьера премьера" абсолютно не интересует. Это человек великий, и его величие сможет понять, пожалуй, только будущее поколение. Таких людей в своих странах, а особенно в Украине, обычно - это исторически - презирали, или они попадали уже как пророки в свою Родину через другую страну. Для него само понятие "карьера премьера" есть что-то очень низовое. Он занимается только тем в жизни, что ему интересно, что, как он считает, может принести пользу этой идеи, в которую он верит. Он верит в Бога, Родину и близких. Это три приоритета и те ценности, на которых выросли все наши бесчисленные дети, которых мы вырастили, я, как его ученица, и все его последователи.

- А правда, что вы и до сих пор на "вы"?

- Да. 27 лет мы на "вы". Так случилось. Я вернулась из Монголии и не знала украинского языка, даже не слышала его. И когда я была беременна нашим младшим сыном, Дмитрий Александрович меня попросил, чтобы для сына родная речь все же была украинская. Он меня не заставлял, он просто просил говорить. И просил всех в окружении не смеяться надо мной. И когда я стала разговаривать на украинском, так случилось, что мне было органично называть Дмитрия Александровича на "вы". И он отвечал мне взаимностью. И дети также нас называют на "вы".

- Насколько Дмитрий - это Оксана, Оксана - это Дмитрий? И где эта территория, которая у вас разная?

- Я абсолютно отдана Дмитрию Александровичу, до самой смерти. Он абсолютно самодостаточный человек, и вы можете быть с ним в его реале, или он будет сам. Но это ваш выбор, он никогда никого не будет насиловать когда-нибудь. Мне очень больно после событий 1 декабря. Это для меня была просто трагическая ситуация. Я мечтаю, что Украина станет той страной, когда такие люди, как Дмитрий Александрович, и в том числе люди, возможно, не такого величия, но талантливые и чудаки, будут реализованы в этой стране. У него есть один приятель, американец, который 30 лет назад уехал в Америку. С нашей точки зрения, он абсолютный чудак, ну, вообще, сумасшедший. А в Америке он абсолютно реализовался. Он там известный учитель - человек, который, будучи работником департамента США, не пользуется компьютером. Но он коммуникатор удивительный. И поэтому я мечтаю, чтобы мы были не людьми, которые признают "серость" за стандарт, а наоборот. Я еще хочу сказать, что меня удивило в Ляшко: он не боится личностей. Я не знаю больше в парламенте человека-лидера, который бы не побоялся и взял Корчинскую. У меня ужасный характер, и это всем известно. Я абсолютно некомфортный человек, потому что, когда я верю в то, что я делаю, что это служение Богу, то я абсолютно бескомпромиссная. Единственный человек, который может меня как-то сдержать в эмоциях, это Дмитрий Александрович. И поэтому, если у нас в стране будут такие лидеры, как Ляшко... Его цель - войти в историю, как Корчинский, которого ничего больше не интересует, как сейчас надежда на то, что он сделал историю.

- Спасибо, Оксана.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>