Я сторонник военного положения. Не ограниченного, декоративного, а "от А до Я"

Экс-министр обороны Украины Александр Кузьмук в интервью для телеканала "112 Украина" рассказал о своем видении ситуации в Азовском море, усталости Запада от Украины и необходимости жить по законам военного положения.

Я сторонник военного положения. Не ограниченного, декоративного, а "от А до Я"
112.ua

Александр Кузьмук

Экс-министр обороны Украины

Экс-министр обороны Украины Александр Кузьмук в интервью для телеканала "112 Украина" рассказал о своем видении ситуации в Азовском море, усталости Запада от Украины и необходимости жить по законам военного положения.

* * *

Петр Мага: Я имел честь видеть этого человека в очень экстремальных условиях: в глубоких снегах, среди морозов. Он никогда не жаловался ни на что. Я не могу даже сказать "бывший министр обороны", потому что бывших не бывает. Александр Кузьмук у меня в гостях сегодня.

Скажите, пожалуйста, вот вас, как бывшего министра обороны, который живет обороной, который думает об этом постоянно, количество людей в камуфляже, в полувоенной форме, не раздражает?

Александр Кузьмук: Я не ошибусь, если скажу, что 50%, а может и больше, ни к войне, ни к военной службе не имеют никакого отношения. Это еще и угроза: люди в камуфляже вызывают у рядовых граждан тревогу. Каждый думает, что он оттуда приехал, с Донбасса, с фронта. И нередки случаи, что они штурмуют городские советы ради собственных каких-то амбиций и целей. Настоящий военный человек очень скромный. И если он одевает военную форму, то это не в парламент гулять в камуфляже, а туда, где это нужно.

- Моего соседа уже дважды грабили по всем законам военной науки. И когда посмотрели по видеокамерам, там как раз были люди в камуфляже, с пистолетами, с рациями. Любая война приводит к тому, что появляется целый слой ребят, которые понимают, что забрать у кого-то телевизор, держа в руках автомат, значительно легче, чем без него. Что с этим делать?

- Ни одна война без этого обходилась. Есть люди, пример Украины, которые сознательно, иногда не имея даже подготовки, брали в руки оружие, шли защищать государство, освобождать его. Но среди них были и другие. В том числе и те, что вы сказали - мародеры. Они никуда не делись. Они уже в ранге героев пришли, отметившись там неделю-две, и на себе тельняшки рвут. Они, к сожалению, сегодня востребованы. Их кто-то перекупает, кто-то приглашает, кто-то объединяет, и они становятся обычными бандюганами.

Новости по теме

- Вы называете их обычными бандюганами, а они дают себе громкие названия. Они становятся чьими-то маленькими частными армиями. Те люди, которые это делают, которые их берут под себя - они не понимают, что они выращивают дракона, который может сжечь и их в том числе?

- Разные вещи побуждают отдельных людей в Украине, богатых, влиятельных, на то, чтобы создать собственные армии. Некоторые для защиты своего имущества, своей жизни, другие для более опасных целей. Мы же видим, что там "отжали" фермерское хозяйство, какое-то предприятие. Когда государство не в состоянии защитить, некоторые защищают себя сами, и таким образом. А кое-кто использует объединение таких отчаянных людей для того, чтобы поживиться.

- Я был свидетелем, когда пробовали под Киевом разделить лес и построить там коттеджи. Уже положили заборы. Собрались люди, пришла настоящая общественность, а не "общественность", которая работает на кого-то, и пришли ребята, которые были в АТО, которые были на Майдане, и которые увидели там таких же ребят. Слава Богу, что они договорились между собой. Вы помните то время, когда ребята, которые вернулись из Афганистана, объединялись в очень серьезные бригады, воевавшие между собой. Когда покойников минировали. Мы имеем опасность такого в стране?

- Имеем, я ее не исключаю. Когда миллионы единиц оружия в руках украинцев, с разным уровнем культуры, образования, понимания ситуации, ответственности, самых слабых и склонных к агрессии и будут подбирать для таких целей. Расскажу пример. Есть прекрасное охотничье хозяйство на Харьковщине. Директор этого хозяйства рассказал мне, что ночью - выстрелы из пулемета. Выезжает на место. Видит несколько джипов-пикапов, с пулеметами в кузове, и по оленях, по всему, что движется, идет пальба. Он спрашивает:

- "Ребята, что вы делаете?"

- "Мы с АТО".

Это они бросили свои позиции, взяли технику и приехали в Харьковскую область, чтобы позабавиться.

- "Да я вам так мясо дам, сколько вам нужно".

- "Иди отсюда, потому что ты с ними будешь, с оленями".

Вот вам уровень культуры, уровень сознания, который, к сожалению, есть.

- Выяснили, кто это был?

- Нет. Кто будет выяснять? Кто будет связываться?

112.ua

- Очень просто возмутить людей, когда воевал и имеешь приверженность масс вокруг. С точки зрения тех людей тот, кто держит охотничье хозяйство, он буржуа, который позволяет себе держать оленей. А те ребята могут в любой момент сказать: "А мы воевали". И симпатия народа, как это ни страшно, будет на стороне тех, кто пришел.

- В этой ситуации государство пока никаких шагов не делает. Правоохранительные органы не делают - наоборот, заигрывают. Здесь должно сказать свое слово общество. А общество пока запугано этим. Таких событий, как было в Закарпатье, много у нас по стране. Не все оглашаются. И вот когда общество поймет, что это опасность жизни, здоровью, имуществу, они будут объединяться. Как ни странно, я рассчитываю на то, пусть декоративное, военное положение, которое сегодня объявлено (завершилось 26 декабря, - ред.).

Новости по теме

- А вы считаете его декоративным?

- Я сторонник военного положения. А не ограниченного, сокращенного, на 30 суток. Я понимаю его необходимость. Но от А до Я. Это лучшие условия для того, чтобы изымать это незаконное оружие. Такие условия, при желании, могут быть созданы.

- Знаю вас, как страстного охотника, как человека, который, будучи боевым генералом, может стоять чуть ли не по стойке "смирно" перед обычным егерем, который дает инструктаж. Потому что там, где дисциплина, вы всегда придерживаетесь. Я никогда в жизни не видел, чтобы вы излишне вынули оружие, чтобы вы им щеголяли или показывали. Как вы относитесь к тому, что у нас в обществе идет такая полемика - разрешить хождение короткоствольного оружия, или не разрешить?

- Свободное владение оружием это часть национальной культуры. Мы не достигли такого уровня. Я с малых лет с оружием. И хорошо понимаю, чем заканчивается неосторожное обращение с оружием. У нас довольно простые возможности его приобрести. Но не каждый его сохраняет в сейфе, как это положено, не каждый его обслуживает: отдает водителю, или помощнику, демонстрирует дома детям. Если каждый день по телевидению мы видим, что кого-то в ресторане расстреляли, машину обстреляли, это результат хождения оружия по рукам.

- У меня к вам вопрос, как к человеку, который возглавлял армию. Вы знаете масштаб небоевых потерь в зоне АТО? Британский инструктор сказал, что не хотел бы работать с воинами, где половина, примерно, потерь, это потери небоевые. Это неосторожное обращение с оружием, пьяные ссоры иногда. Как ощущения от того, что вы понимаете, что там такое происходит, а вы ничего сделать не можете?

- Ощущение именно драматическое. Недавно главный военный прокурор обнародовал материалы потерь, небоевых: и самоубийство, и пьянка, и ДТП. Я очень остро это переживаю, потому что на фронте люди, на мой взгляд, уже зрелые. Там нет 18-летнего срочника, который получил письмо от девушки из деревни и пошел что-то с собой сделал. Нет, там люди, которые уже знают жизнь. Когда человек идет добровольно воевать, он идет бить врага, а не себя лично. Он должен в фронтовой обстановке быть образцом дисциплины, выполнения приказа, а не пить.

- В "фронтовой обстановке" - я с вами согласен. На линии фронта боец, который выпил, это мертвый боец. У него теряется ощущение опасности, он может выпхаться - там снайперы только ждут. Поэтому там, где воюют, там такого нет. Но есть вторая, третья линия - там, где не воюют. Там беда. Что с этим делать? Ребята, которые месяцами ждут ротацию, которым иногда немножко нечего делать, вот там самые большие проблемы.

- К сожалению, бывает и на линии соприкосновения. Я регулярно там нахожусь и разговариваю с бойцами. Я владею ситуацией, реальный дух там. Он высокий. Что касается такого искусственного разделения - "вторая-третья" линия - это не совсем так. Там нет свободного времени, их служба также напряженная. Охраняют склады, под прицелом практически тех же снайперов. Готовят резервы, идет постоянное обучение. Поэтому это колесо абсолютно закручено. Те, кто ожидают своего времени заменить войска на переднем крае, также имеют очень высокую нагрузку.

112.ua

- Так откуда берется спиртное? Вы рассказывали, как вы поехали в Луганскую область, разговаривали с населением и нашли с ними взаимопонимание до тех пор, пока среди ночи "КамАЗ" не въехал в стену магазина, а дальше ящики с водкой, продукты, оттуда все вышло, и ваши слова перестали воспринимать.

- Я помню большинство таких позорных случаев - это был четырнадцатый год. С лета и до осени. Руководство и АТО, и ВСУ пыталось уделять усилия для того, чтобы навести порядок, насадить дисциплину. Но это, к сожалению, было. Но когда перемещаешься с одного сектора в другой, обязательно встречаешь "КамАЗ" или "КрАЗ", который стоит у магазина. Это было - сейчас меньше. И местные власти приняли меры: такой свободной торговли спиртным уже нет. Но кто хочет, тот всегда найдет. Какой-то дом в Луганской или Донецкой области обязательно имеет аппарат.

- Конфликт на Азове, где уже несдержанная, неприкрытая агрессия. Мы увидели реальный боевой конфликт, который должен увидеть весь мир. А весь мир снова осторожно проявляет обеспокоенность. Построили мост, корабли не могут ходить, они чувствуют себя полноценными хозяевами, и я боюсь, что это еще не все.

- Россия сделала преступление, тяжелое. Она неприкрыто атаковала наши корабли. Атаковали в том месте, где наши военные корабли чувствовали себя защищенными всеми существующими в мире законами. Корабли наши, ничего не нарушая, предупреждая, шли на свою базу. Слова Путина, что это не военные, а пограничники - так пограничники – это военнослужащие. Они вооружены, и здесь вооруженное нападение, вооруженная агрессия. Я посмотрел оправдание руководящего состава пограничной службы ФСБ, и выступления президента России, и выступления политиков. Другого ожидать и нельзя было. Когда сначала были растеряны, защищались, а после, в своей манере, пошли в наступление, чтобы расшатать мировое мнение. Мы помним тот случай, когда российский самолет на несколько секунд залетел в Турцию и был ею сбит. Турки смотрели только на то, что нарушено их воздушное пространство, а кем - роли не играет. Пройдите через Босфор там, где нет разрешения. Вы получите сразу очередь из скорострельного оружия. И к этому в западном мире относятся только так. Мы четко показали, до градуса, до секунды, где мы находились. И это, на мой взгляд, вполне достаточно для убеждения. Но есть двойные стандарты. И такое мнение у меня возникает, что Запад думает так: "Украина что-то там наделала, а потом к нам обращается, чтобы мы это пламя потушили". И это нам дают понять. Это - первая сторона. Подытоживая: наши моряки действовали правильно. Они шли на свою базу. Да, можно было по-другому, но уже месяц назад наши корабли перебазировались, и это следующая очередь, и она не последняя.

- Версия России - "пытались незаметно пройти". Над этим смеется весь мир.

- Это действительно смешно, когда Черное море просматривается до Турции полностью. И они не прятались. Где там можно спрятаться? Они там полностью все прослеживают, нашими средствами, которые мы построили в Крыму. Переход морем боевых кораблей - кто принимает решение? Не командир базы и не командир катерной группы, а на уровне штаба ВМС, с уведомлением Генерального штаба. А если вы принимаете решение, вы должны предусмотреть все возможные последствия и все варианты. Пропустили - спасибо. Остановили - как действовать дальше? Применили силу - как действовать в таком случае? Так какое же это решение, в результате которого 24 наших моряка находятся в СИЗО в Москве, а корабли непонятно где. Вот цена этого решения. И те, кто принимал решение должны нести наказание. Вы только вдумайтесь о возможной судьбе этих пацанов, наших военных моряков. Очень близко к тому, что им впаяют по 6 лет, отправят за Тюмень.

- Где люди с промытыми мозгами.

- Абсолютно промытыми, зомбированными, и как им там будет шесть лет? И кто оттуда вернется? О таких последствиях, принимая решение, думали? На любое решение должно быть обеспечение. А теперь мы на весь мир просим: помогите вернуть моряков. А мы где? Дошло до того, что уже Кирилла просим.

- Сейчас обвиняют народного артиста Украины Баклана, что он говорит, что полное впечатление, что Украина привыкла к войне, что всех это устраивает. И сколько угодно могут обижаться наши руководители, говорить, что мы рука Кремля, нога Москвы, но я не вижу, как гражданин, что сейчас все усилия брошены на то, чтобы война остановилась. Или каким-то логическим победным завершением, или какими-то переговорами. Я не вижу титанических усилий, или, если они есть, то народ о них не знает. Мы уже нормально относимся к информации: двое-трое убитых, сегодня - шесть. Я вижу фотографии молодых ребят, которые там погибли, и вздрагиваю, потому что это в семью пришла трагедия. А мы не можем этой семье сказать, ради чего этот парень положил голову, потому что завтра, послезавтра эта война не закончится.

- К войне нельзя привыкнуть. Я не думаю, что сегодня можно проехать все села и города Украины и не найти кладбище, где не был бы похоронен украинский защитник. Нет. Ежедневно в селе или в городе стоит плач, хоронят еще одного. Каждый день нарастает и ненависть к врагу, к власти, к государству. А как относиться к соседней стране-агрессору? И это уже на 100 лет, минимум. Сегодня никто в Украине, я убежден, не скажет, как завершить эту войну. Мы каждый день слышим кандидатов в президенты: никто не сказал, как ее закончить.

- Они обещают: "Закончим войну. Начнем с мира".

- Обещают каждый раз. В прошлый раз также обещали. А как ее закончить? Меркель, Трамп или Макрон ее закончат для нас?

- У Макрона свои дела. Его тоже расшатывают.

- На Западе наступает период, когда они вообще забудут об Украине, потому что внутренние проблемы их поглощают. Практически все страны ЕС. Америка своими вопросами занимается. И от нас ждут: вы хоть что-то сами сделайте, своими руками. А на сегодняшний день - победить, как некоторые призывают, вперед. "Вперед, колхоз "Победа". А как? Возьмите соотношение: Украина и Россия. Не каждая страна является второй в мире и не каждая страна вступает с ней в бой. Мы вступили, но военным путем это просто нереально. Несоизмеримо. Это понимает и Россия, и это дает ей возможности и серьезные козыри держать Украину в таком состоянии, обескровливать ее, расшатывать. Делать безвольной, что им не удается в течение пяти лет, и они не ожидали, не просчитали это, что есть Украина, как государство. Что есть лидеры, которых можно наклонить, а есть народ, общество, с которым они не справились.

- И которые умеют воевать.

- И умеют работать на войну.

- Которые последнее готовы отдать.

- Так оно и было. В начальный период войны они были просто в шоке от того, что они увидели. Увидели, что в школе дети маскировочные сетки плетут, а волонтерское движение - это явление, которого в мире вообще не было. Я поинтересовался, как прибывают в военкоматы и в части во время военного положения резервисты. И вот странное явление - тройные комплекты. Приходят в военкомат: уже нет мест в части, а они идут. Эти люди уже порох понюхали, они реально видели войну и воевали. Им не надо объяснять, что военное положение даже в таком виде, как сейчас, это угроза не просто в Керченском проливе. Есть нечто большее, острее, и более угрожающе. И если они не придут, не возьмут свое оружие, не займут свои места в экипажах, последствия будут тяжелыми.

112.ua

- Пропагандистская машина России, к которой нельзя не относиться серьезно, рассказывает, что если дети плетут сетки, то загнали детей в концлагеря. Копают дети окопы возле Мариуполя - они рассказывают, что это делается под дулами автоматов. А о резервистах они говорят, что их вылавливают, как животных, сетками на улицах, и затягивают. Все что угодно они обращают на свою сторону. Почему мы не обращаем ничего, почему такая слабая реакция на фильм, где ребята заскакивают в окоп, наши, говорят: "Слава Украине", а для Европы идет перевод: "Хайль Гитлер". И вот мы такие моменты постоянно проигрываем. Сейчас по большому масштабному конфликту, в Азовском море, мы вводим военное положение, но у нас были Дебальцево и Иловайск. Мы даже не знаем четкое количество жертв. Если весь мир увидел, что мы тогда не отреагировали так, как должны были бы отреагировать. Тогда должен бы был разрываться договор о дружбе, вводиться военное положение. Были гораздо более веские причины. Это политическая игра, или просто не доработали?

- Мне, как человеку военному, а я до сих пор в кадрах ВСУ, непросто дать свою откровенную оценку. Она не положительная. Мы становимся раздражителем для Европы, мы создаем им сложности.

- Мы им надоели немного?

- Мы это чувствуем. Как нам реагировать на заявления: "Ну вы там между собой разберитесь". И это американский и немецкий лидеры. Это уже не просто намек, это демонстрация - давайте разбирайтесь, мы уже устали. И это самое жуткое, чтобы мы остались без политической поддержки. Трудно, потому что вооруженным путем Россию не победить. И Великобритания наедине не победит, и Германия, и Франция. Но есть соотношение, и есть ресурс, поэтому мы должны это решать. В российской пропаганде есть еще одно: воспитание у русского населения ненависти ко всему украинскому и украинцам. 75% россиян считают, что "хохлов" надо наказать.

- У россиян нет рядом народов. У них есть "хачи, чурки, хохлы, бульбаши, пиндосы". Они со всех пытаются сделать посмешище. Своих каких-то качеств они представить не могут, значит, надо унизить всех, и оно им удается. Они начинают расшатывать повсюду. Но вы их знаете, Александр Иванович.

- Меня шокировала трансформация тех, кого я знал. Мгновенная трансформация. Я их вижу иногда по телевидению. Появилась циничность, пренебрежение, когда речь идет об Украине. Наглость, попытки унижения. Их лидер сказал, что мы "недогосударство".

- Он сказал, что мы "ошибка".

- А если сказал лидер, оно было подхвачено с большой радостью. Еще Ленин предостерегал о великодержавном русском шовинизме.

- Но при этом говорил, что без Украины мы государство не построим.

- Не только он это говорил.

- Вы возглавляли клуб министров СНГ. Я был на такой охоте. Я видел боевых генералов, которые приезжали к вам, сжимали руку, обнимались. Первый тост всегда поднимали за Украину, страну, которая их принимает. И стояли смирно.

- Так было. Я был президентом клуба министров обороны СНГ. Удивительное дело: Украина не входила в состав СНГ - ассоциированный член, но все министры проголосовали за меня. Я вышел из этого клуба, сложил полномочия официально, 3 марта 2014-го года, в Крыму. Я чувствовал в те времена восхищение Украиной, всем украинским, людьми украинскими от тогдашних министров обороны СНГ. Выяснилось, что нужен очень короткий срок, хорошо спланированная пропагандистская операция, и все быстро меняется.

- А может это страх?

- Я не исключаю. Но мне бы очень хотелось, чтобы все так быстро и поменялось. Оно не скоро будет, но соседи с 2000 км границы никуда не денутся. Соседи нелепые, которые смотрят, что он скажет, тоже никуда не денутся. А отношения строить нужно, восстанавливать. Это произойдет, но не скоро.

- Виктор Андреевич Ющенко всегда приводит к примеру, что 124 войны было у россиян с украинцами, за всю историю. И говорит, что это какие еще грабли надо сделать, чтобы они поняли. Я помню, как вы в первый раз, при мне, что-то сказали нехорошее в сторону России. Это было, когда Путин сказал, что Россия выиграла бы войну и без украинцев. Вы тогда сказали: "Майором был - майором остался". Где тот слом? Какого черта? Половина россиян имеет родственников отсюда. Если можно ненависти приучить за короткое время, я не очень верю, что они за короткое время вернутся к какому-то, хотя бы показному, уважению. Или как это будет?

- Я не просто был раздражен тем выражением президента России, что Россия и без Украины могла бы победить. Не победила бы. Я вспомнил, что всего пару лет назад он стоял на Крещатике, на трибуне, на параде в честь 70-летия освобождения Украины. Прилетел, принял участие, тем самым продемонстрировав высокое уважение, почитание и значение Украины во Второй мировой войне. И через пару лет трансформация там, где ему было выгодно, еще раз уколоть Украину, память о миллионах украинцев, которые не вернулись с войны и погибли.

- Знаю вас как человека, который любит мир, который любит поэзию. Этот суровый настоящий генерал знает очень много литературы, много поэзии. Сейчас, прощаясь, есть что-то светлое, чем бы вы хотели поделиться и сказать что-то такое, чтобы люди почувствовали оптимизм, что все будет хорошо.

- Помните непревзойденный художественный фильм "В бой идут одни старики"? Там была такая фраза: "Люди, будем жить".

- Будем жить. Спасибо, Александр Иванович.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>