Не спешите легким судом судить, кому на каком языке сегодня говорить. Потому что есть обстоятельства

Не спешите легким судом судить, кому на каком языке сегодня говорить. Потому что есть обстоятельства
112.ua

Виктор Ющенко

Третий президент Украины (2005-2010 гг.)

Ведущий: Уважаемая Украина, поздравляем с Днем Независимости (интервью состоялось 24 августа, - ред). Светлым, красивым, правильным, желанным и, как показывают статистические данные на данный момент, очень, скажем так, желанным для всей Украины, потому что 82%, насколько я знаю, проголосовали сейчас за то в опросе, чтобы Украина и в дальнейшем была независимой, и эта цифра больше была, только когда принимали Акт о независимости. У меня в гостях президент Виктор Ющенко. Господин президент, приветствую вас.

Ющенко: Добрый день.

Ведущий: Независимость Виктора Ющенко - что это?

Ющенко: Когда я это воспринимал в свое время, а я это воспринимал больше от своего отца, потому что он - в украинском вопросе он был просто неуправляемый человек. Он настолько предан этому был, поэтому я это воспринимал как единственный образ жизни. То есть я даже до института ловил себя на убеждении, что крепостной человек - неинтересный. Крепостной человек - непродуктивный. Свободный человек - это человек талантливый, который найдет десятки способов применить то, что дал Бог, родители, семья. Для меня - я помню институт, сколько у нас дискуссий было на достаточно свободные такие политические темы, я учился в западной Украине, в Тернопольской...

Ведущий: А не боялись обсуждать, Виктор Андреевич? Вы же знали, что вокруг есть обязательно тот, кто (стучит по столу): "Товарищ начальник..."

Ющенко: Вот у нас было несколько преподавателей, и у нас был удивительный ректор Леонид Алексеевич Канищенко. Затем он стал первым заместителем министра образования Украины. Он это допускал, он имел такой образ и убеждения, которые импонировали почти всем студентам. Ну, например, это человек, который каждый день - день начинался у него с купания в Тернопольском озере. Зима, осень или лето, или снег, или дождь, - если вы спросите, где в 7 часов утра Леонид Алексеевич будет - на берегу озера в Тернополе. И мы там, как гусята, возле него, потому что хотелось учиться, в чем-то повторять его. И он… он, кстати, из Сумщины родом, из славного города Конотопа.

Ведущий: Это сейчас один из центров поступления угля с "Роттердам+". Я когда узнал о тех фантастических конотопских копях...

Ющенко: Я не слышал.

Ведущий: Виктор Андреевич, как вы смотрите на все то, что происходит, когда вы понимаете, вы говорите, что свобода - это образ мышления, свобода - это образ жизни.

Ющенко: Да.

Ведущий: Когда видите вокруг себя такое количество несвободных людей, которых устраивает то, что лучше покопать янтарь, лучше позаниматься контрабандой, лучше порубить лес, зачем им свобода? Свобода - это все дело восстанавливать, свобода - это строить страну. А срубил, пропил и снова пошел рубить - так же намного легче. Что не так с народом нашим?

Ющенко: Я думаю, что это как раз разница между гражданином и населением. Населению безразлично, будет после него что-то расти или не будет, или те шахты затоплены, не затоплены. А гражданин - я думаю, что это одна из самых больших наших проблем, - это тот человек, который отвечает за все. Население - это то, что научилось голосовать, но не научилось выбирать. Его за бутылку ситро привлекают на участок, возможно, бесплатно еще вкусности какие подадут, и это все наш избирательный процесс. Я, будучи 40 лет назад или 50 управляющим в Сумской области в районе, был полномочный на избирательных участках. И я помню, как в 6 утра я должен быть там, стоять у этих комиссий, возле урн и начать, без пяти шесть - украинский гимн, в 06:00 - гимн Советского Союза. И вот только гимн Советского Союза заиграл - открывался участок. И это рабская процедура. Я это ситро, лимонад - я это никогда не забуду.

Ведущий: Сервелат, бананы иногда завозили, это фантастика.

Ющенко: В металлических ящиках, из проволоки такие оцинкованные были, и это их десятки были на избирательном участке. А справа от этого поддоны стояли с, как тогда говорили, общепита, где там всякие нехитрые сладости были. Это образ тушки, ватника. Которому безразлично... Конечно, там один кандидат был, в округе 2 кандидатов никогда не было, и всегда он от Компартии был. И вот мы усвоили эту процедуру, к сожалению. Я с большим сожалением об этом говорю, мы сегодня не поляки, мы сегодня не литовцы, мы не чехи. Мы той чистоплотности национальной, которой достигли наши соседи, - я не хочу сказать, что мы глупые. Нет, я думаю, что если бы с поляками история поступила так, как с нами последние 350 лет...

Ведущий: А может, и больше, Виктор Андреевич.

Ющенко: Да, а может, и больше. То большой знак был бы, какие бы поляки сегодня были. А когда 171 раз у нас только язык, алфавит, Библию... Давайте вспомним, когда усилием Пулюя и Кулиша появилась украинская Библия. Это уже когда все народы Европы на своем родном языке научились Божьему слову, а у нас даже рукопись сгорела, мы только 100 с небольшим получили в руки Священное писание на своем родном языке.

112.ua

Ведущий: Виктор Андреевич, так, может, беда в том, что - вот вы, я очень часто слышу от вас фразу, когда вы приводите в пример поляков, вы говорите: "Поляк един". Да?

Ющенко: Поляк един. Чех един.

Ведущий: Поляк един, фактически моноэтническая, монорелигиозная, что очень важно, да?

Ющенко: Очень важно.

Ведущий: Очень важно. У нас могут перессориться из-за церкви, у нас могут перессориться из-за того, что одному дали индульгенцию, другому - нет.

Ющенко: Из-за Ватутина, из-за Сталина.

Ведущий: Так же идет, вы говорите, 300 с лишним лет, я бы сказал, еще с тех князей. Слушайте. Ну, спросите в Москве, где похоронен Юрий Долгорукий? Вам кто-то скажет, что он похоронен на территории Киево-Печерской лавры?

Ющенко: В храме на Берестове.

Ведущий: Да. Да никогда в жизни они вам этого не скажут. Мы сотворили себе на голову монстра и сами под него легли очень много раз. Что с этим народом? Как только в ком-то включается какая-то свобода, обязательно вокруг стоят люди, которые говорят: "Не сделал", "Изменил", "Привел к власти", все, что угодно. Понимаете? Вас же не избирали за ситро, Виктор Андреевич. Это, наверное, единственный случай, потому что второй Майдан был против больше, чем за. А первый Майдан был - это был Майдан за Ющенко. Вас выбрали тогда, и вдруг пришел Ющенко и говорит: "Ребята, надо рукава закатать и работать", и сразу началась "зрада". Вы не так сделали, вы не то им дали. Вы сегодня едете в Батурин, город, в котором должен стоять вам памятник. Я это говорю абсолютно искренне, потому что из заброшенного городка вы сделали маленький украинский Лас-Вегас, где вот теперь дороги лучше, чем в Киеве, освещены, это все. На выборах мы увидели, как Батурин проголосовал за Виктора Ющенко. Может, эта страна не способна к благодарности, не способна оценить то, что есть?

Ющенко: Я думаю, что это школа не для одного поколения. Эта клиника, вот эта болезнь, которой болеем мы, она требует... Я одну параллельную вещь скажу. Когда в 2005 году стали в моем офисе вопросы по теме языка, особенно в восточной Украине, я помню, в нашей дискуссии я давал такой пример. Вот живет... в Донецкой области такой парень, как я, того же года, который родился в Донецкой области, пошел в садик, где он воспринимал чужую речь, как материнское молоко, пошел в среднюю школу, где обучение было все на русском языке, потом пошел в институт – то же самое, потом 40 лет работал в профессии - то же самое. И вот сейчас ему столько, сколько мне. Он пенсионер, он предложения сказать на украинском языке не может. У меня вопрос: какую я ему могу дать мотивацию, чтобы он завтра, как у нас говорят, говорил соловьиной? Я искренне говорю: нет, это уже не тот продукт, который требует метаморфозы. Оставьте его в покое. Проявите терпимость. Проблема не в нем. Если у вас есть силы, спасите его детей, а если его детям за 40, возможно, вы и там очень успешными не будете. Возможно, беритесь за внуков. И поэтому, когда мы говорим о том, что язык - это суть цельности, это не просто средство коммуникации. Очевидно, есть и эта функция, но для поляка это - тест на пробу, кто ты есть. Если ты общаешься на польском, или болгарин, или немец, или француз, значит, ты принадлежишь к своей нации. Так как язык - это суть национального, это самый социальный клей, который десятки миллионов человек объединяет. Если мы сейчас, и не только сейчас, живем в параллельном обществе, где одна часть говорит: "А какая разница, когда я говорю по-русски?". То есть, с точки зрения цельности нации - ты забираешь нашу интеграцию. В конце концов, ты забираешь нашу силу.

Новости по теме

Ведущий: Я вижу ваше уважение к большому количеству русскоязычных ребят, которые воюют за нашу независимость на Донбассе, правда?

Ющенко: Безусловно. Я измерения делаю - вы знаете, не спешите легким судом судить, кому на каком языке сегодня говорить. Потому что есть обстоятельства - если вы не создали параллельно мотивации, вы проиграете. Поэтому займитесь, пожалуйста, мотивациями, которые не унижают человека, побуждающие его познавать тот мир, который, например, знаю я или кто-то другой. При этом все делать в понимании того, что у языка, национального языка, есть два измерения, две миссии. Первая миссия - это тот самый, самый сильный социальный клей, который, собственно, создает нацию, суть национального. С другой стороны, язык - это мощный коммуникатор. И если человек знает два языка, три языка, четыре, пять и так далее – он наиболее успешен и наиболее конкурентный. Поэтому мудрость заключается в том, как, с одной стороны, создать этот общественный клей, чтобы он развивался, работал и работал глобально, в рамках нации, имеется в виду. А с другой стороны - предлагать такую школу, такое образование, которое позволяло бы создавать современного конкурента, человека, который или на азиатском, или на европейском, или американском, или на любом пространстве с соответствующими знаниями, с соответствующими коммуникациями, является конкурентным. В этом есть сложность, потому что очень часто люди путают язык общения с целью миссии государственного языка. Здесь нет безальтернативности, когда мы говорим: "Ты должен, ты живешь в Украине, ты должен знать украинский язык". Это очевидно, но имей в виду: если ты хочешь быть совершенным, пожалуйста, изучи еще 4-5 языков.

Ведущий: Ну, это в идеале. Виктор Андреевич, вы говорите о том клее, который бы мог соединить нацию. И вот знаете, когда вы говорите большие, глобальные вещи, не хочется идти в такие маленькие кусочки, но давайте немножко пойдем. Вы сказали, что давайте обратимся к внукам. Если на той части внуки поют песню "Ополченочка", если они изучают песню "Дичайшая дивизия Донбасса", если они верят в то, что здесь вскрывают русскоязычных, едят, все остальное, и вот сейчас растут дети, которым лепят георгиевские ленты на все места на всех праздниках. Вы верите, что там можно еще исправить ситуацию, и вообще вы верите, что та часть Донбасса вернется в Украину?

Ющенко: Очевидно, я верю. И ни куска нашей земли - я не советовал бы ни одному политику размышлять над тем, как ее не вернуть или кому-то там отдать. Здесь надо, мне кажется, вспомнить о том тезисе, который, возможно, не всегда поддается тщательному такому анализу. Где сегодня царит линейная, милиарная, классическая война. На землях, на территориях, наиболее воспринявших "русский мир". Где прошла колоссальная русификация. Где прошло колоссальное российское воцерковление. Где нет украинской школы, библиотеки, газеты, театра и так далее. Мы не спрашиваем себя, а почему такого рода с такой природой конфликт не может возникнуть, ну, например, на Галичине? Чтобы зашли российские наемники, российские кадровые и подняли столько хлопот на том фоне осознания, который там есть? Да потому, что там глубокое национальное осознание царит.

112.ua

Ведущий: Хотя и там были предатели, и там были те, кто сдавал ребят... Были. Правда?

Ющенко: Были. Но сейчас мы говорим о модальности, что она не присутствует там. То есть эпизоды, конечно, были. А когда мы говорим о крае, где мало что осталось украинского... Опять же, я не упрекаю, я своими словами не хочу, чтобы у людей опускались руки, я хочу окрылять людей, все-таки у нас есть выход из этой ситуации. Вот я помню, один раз мне пришлось выступать в славном городе Запорожье. И потом, после этого, это берег Днепра, там где-то тысяч 70 было людей, а для меня Запорожье - это так как Господь Бог, а у него, с правой стороны Запорожье - наша казацкая история, вот оно где-то там было. Так я воспитался. И вот когда я приехал, выступил, потом у нас прием там был небольшой, где-то человек сто. Каждый второй, кто приходил к микрофону, - да какой там второй - каждый, кто приходил к микрофону, говорил на русском языке. У каждого звезда или трудовая, или Героя, но все, как правило, со звездами, много орденов. Я обращаюсь к мэру и говорю: "Мне унизительно быть в ситуации, когда за 15 минут открытия приема не прозвучало ни одного украинского слова. Ребята, как вы могли забыть свой материнский язык?" Я был оскорблен и сказал, что пять минут, чтобы там не было никаких обид, я сажусь на самолет и улетаю. Затем проходит пару минут, мэр мне говорит: "Виктор Андреевич, одна есть справка, примите ее, пожалуйста. Вы знаете, сколько в 30 году в Запорожье было жителей?" "Ну, - говорю. - Конечно, я не знаю". "50 000. А знаете, сколько в Запорожье жителей было в 1937 году?". Говорю: "Не знаю". "300 000. Мы за 5-7 лет приняли практически 250 000 людей из разных регионов, и не всегда самых удачных, пусть мне Бог простит". Как тогда называли, химики, как тогда называли тех людей, которых можно было перстом генсека переместить в любую точку.

Ведущий: Которые строили с помощью тачек, потому что оборудование поставляла немецкая компания "Сименс", а разрабатывала американская Engeneering.

Ющенко: Да. "Мы, - говорит, - приняли, возможно, тысячи, возможно, три высококлассных, первоклассных конструкторов, инженеров, проектировщиков. Все остальное сюда сходилось то, что можно было тогда советскому руководству брать из всех частей мира, который назывался Советский Союз. И поэтому, когда вы сегодня выступали, перед вами были или их дети, или их внуки". Я поймал себя на мысли, что нужно большое терпение использовать для того, чтобы понять, какие обстоятельства, при которых сегодняшняя украинская нация слабо интегрирована. У нас не хватает большой порции цельности. Потому что, собственно говоря, если мы говорим, откуда берется мощь нации, то на первом месте стоит язык, на втором месте стоит культура, на третьем месте стоит память за героями, потом - церковь, если речь идет о православии. А вообще, кажется, у Даля на седьмом месте только стоит территория. Ведь вы можете быть нацией без территории, но если и сохранили язык, если у вас сохранена собственная национальная память, если вы храните национальную культуру, можно выписать вам гарантию, что рано или поздно у вас сон иметь свое национальное государство сбудется.

Ведущий: Виктор Андреевич, ну, в начале 30-х украинцев было больше, чем россиян. Народ просто истребили двумя Голодоморами, да? Через нашу территорию прошла огромная война. Но все равно я не понимаю, как можно было, чтобы такая маленькая часть Украины, вот, как вы говорите, Галичина, Волынь, потому что все-таки стала... УПА, да, оттуда все пошло, - только они в какой-то степени брыкались и, действительно, спасали от всего вот этого украиноязычное пространство. Потому что, вот когда я приезжаю сейчас в Яремче, у меня там есть очень интересные люди по фамилии Подкопаев, Рязанов. Сережа Рязанов говорит так вот, по-галицки, как в Ворохте привыкли, но он Рязанов и он знает, чей он внук. Он знает, кого заселяли туда, но они сейчас - украинские патриотические ребята. Там, в Запорожье, в Токмаке, там, где были, я называю места, где были большие Сечи, - почему так быстро это сдали? Почему наш народ так легко лишается своей славы, так плохо воспринимает то, что для него делают, и настолько не хочет понимать, что все так просто, легко не дается, верит в царя, который им придет и даст. Что это? Это в ментальности нашей?

Ющенко: Я, Петр, одну поправку бы сделал. Два тезиса я в контекст хотел бы изложить. Первый тезис - давайте не будем забывать, что восточная Украина приложилась к нашему осознанию не меньше западной Украины. Исключительно тезисно: кто родил Вячеслава Максимовича Черновола? Восточная Украина.

Ведущий: Стуса.

Ющенко: Стуса. Петлюру. Мазепу. Этот ряд можно… Я говорю о лидерах национального движения, которые за последние 300 лет имели корни восточной Украины. Мы сегодня будем в Батурине говорить о миссии Ивана Степановича Мазепы. Вот можно представить, что в темном, диком 17 - на рубеже 18 века в Батурине, на той Гончаровке, на тех буераках родилась идея независимого, суверенного украинского государства, 300 лет назад, когда на всех остальных землях, мне кажется, и сны не снились о независимости. Там был воин, будитель, гетман, который в гетманской столице, в украинской столице, поставил цель иметь суверенное государство. Поэтому я бы сказал, что мы до сегодняшнего дня придерживаемся того, что у нас большой передний ряд, независимо, мы говорим о западной, или мы говорим о восточной Украине, у нас большой передний ряд будителей, которые и 91-й год выиграли, и вспомните 20 век. В 20 веке, если взять от Директории, государства Скоропадского, УНР, затем перейти во времена государства Волошина, государства Бандеры и выйти на 91-й год, мы 5 раз провозглашали независимость. В 20 столетии. Ну, скажите, какая нация в Европе за это время или другое, за столетие шесть раз провозглашала о независимости.

Ведущий: Может, просто были не готовы, Виктор Андреевич? Провозглашали, пришли, дали нам по шапке и снова загнали в воду. Понимаете, почему? Потому что, опять, я не вижу того единства, кто бы бросился... Знаете, я хочу на вашем примере. Вот вы сейчас говорите о Мазепе, говорите о гетмане, об идее большой независимости, которая родилась 300 лет назад. Я уверен, что пару человек взяли и переключили канал, потому что сказали: "Да сколько он может об этом говорить?" Правда?

Ющенко: Правда.

Ведущий: Понимаете, только сейчас, когда такое творится на Донбассе и когда пришли ребята, забрали Крым, наконец, поняли, что когда Ющенко говорил о Батурине, где рядом висели повешенные дед и ребенок, девушка и щенок, мужчина и красивая женщина, понимаете? Где все население было уничтожено Меньшиковым, когда Ющенко об этом говорил, их раздражало.

Ющенко: Вот для меня Батурин, если мы говорим об одной из миссий, которую сегодня должен нести Батурин, заключается в том, что я знаю хорошо, какова моя нация, я знаю хорошо, какие есть группы, какие есть нюансы мировоззренческие у тех или иных людей. Я знаю, что я еще живу в стране, где есть малороссы, причем я это не с иронией говорю. Есть малороссы, которые всегда будут малороссами или почти всегда.

Ведущий: Есть те, которые не увидели, что вы что-то сделали для этой страны.

Ющенко: Есть новороссы, которые будут делать из девяти областей какое-то новое сообщество. Есть просто гопники. Есть тушки. Есть титушки. И есть батуринский пример, как 300 лет назад на нашей земле рождалась величавая идея нашего суверенитета и нашей свободы. Мы ее проиграли. Одна из причин - как Тарас Григорьевич писал: "Мій любий краю неповинний, за що тебе Господь кара? Карає тяжко... За Богдана та за скаженого Петра". Конечно, это образы, но Тарас Григорьевич говорил: если мы выбираем российский вектор как генеральную политическую линию, вы переходите на дорогу, которая вас ведет к украинскому национальному рабству. И поэтому когда в 2005 году я привез наших состоятельных людей, чтобы не через бюджет, а через пожертвование поднять Батурин, я думаю, что Батурин сегодня делает одну миссию, о которой я сегодня хочу говорить среди батуринцев, когда каждую субботу и каждое воскресенье туда приезжают тысячи людей посмотреть на эту историческую память...

112.ua

Ведущий: И на крепость, и на замки.

Ющенко: И на крепость, и на дворец Разумовского. Моя мысль была, что каждый человек, независимо какие у него национальные взгляды были, повторяю, или он хохол, или он малоросс, или он гопник, заходил через эти батуринские ворота к цитадели, проходит 2-3 часа хорошей, профессиональной экскурсии о судьбе его же прадеда, его семьи, и обратно он выходит украинцем. Батурин, его главная миссия сегодня - клонировать украинцев. Точно такая миссия, как в Арсенале. Давайте сделаем первый музей страны, давайте сделаем.., давайте Лувр сделаем. Мы - Украина, которая имеет уникальную историческую память, уникальную.

Ведущий: Вы пытались. Виктор Андреевич, вы пытались, так у вас даже там хотели корпуса забирать и гостиницу строить, ну, я это все знаю.

Ющенко: Да. Но я веду к следующему: чтобы каждый выигранный нами момент, я убежден, что в Арсенале когда-то будет первый национальный музей, я думаю, чтобы украинцы сегодня на 2/3 осознали, что для нас были 30-е годы, проклятая коллективизация, проклятый голод, унесший у нас 10 млн, мы до сегодняшнего дня не можем даже назвать цифру. Наши некоторые исследователи Голодомора дают цифру жертв меньше, чем Российская академия наук. Вот такое умиротворение, услужливость, которая всегда ведет нас к тому, что называется "русский мир".

Ведущий: А вы не хотели обидеться на народ? Вот я себе не представляю, закончить свою каденцию президентства, когда начинаешь читать, что ты ее завершил со стыдом, что ты привел Януковича, что ты ничего для страны не сделал, вот я это когда… Я не представляю, что у вас было в сердце в эти моменты. И после этого вы сидите напротив меня и говорите: "Я хочу этот народ окрылять дальше". Обиды не было? Ну, вот смотрите, я просто для тех, кто мне говорит, что я люблю Ющенко и я вас защищаю.

Ющенко: Это правильно.

Ведущий: У меня хороший вкус. Смотрите, давайте все-таки сравним с тем, что было. Сколько инвестиций зашло во время вашей каденции в Украину?

Ющенко: 32 млрд.

Ведущий: 32 млрд.

Ющенко: Каждый месяц у нас заходил 1 млрд. Сейчас 820 млн заходит в год.

Ведущий: Да, за год. А тогда - за месяц млрд. Рост ВВП максимальный какой был?

Ющенко: Ниже мы никогда не падали, а были кварталы, где 14%.

Ведущий: 14%, да? О свободе слова, о демократии, о том, как люди тогда оформляли кредиты, скупали бытовую технику, делали ремонты...

Ющенко: 720 тыс. автомобилей в год завозили в Украину.

Ведущий: 720 тыс.

Ющенко: Легковых автомобилей.

Ведущий: Без "евробляхеров", без ничего.

Ющенко: Без.

Ведущий: После этого эти люди говорят, что Ющенко задрал своими музеями, Батурином, гетманами, лучше бы эти деньги взял и людям бы раздал. Я когда это слышу - знаете, у меня впечатление, что либо нация не готова к формированию, или вы слишком рано пришли, то, что очень многие говорят: "Украина еще была не готова к Ющенко". Я помню, когда вам на улице что-то неприятное кричали в ответ. Сейчас этого почти нет. Вы чувствуете какое-то прозрение? Вы с людьми говорите об этом? Есть такие, кто подходит и говорит: "Виктор Андреевич, я в свое время ошибся, что за вас не проголосовал"?

Ющенко: Сейчас два момента припомню. Первое - очень меня обидело, когда на одной из пресс-конференций по теме мемориала Голодомора, когда я сообщил журналистам, какая смета была составлена по мемориалу, один журналист мне задал вопрос абсолютно унизительный. Не с точки зрения персоны, а с точки зрения, что мне как-то тогда подумалось, что вот таких людей у нас миллионы, которые могут задавать такой вопрос. Его вопрос был такой: "Господин президент, а не дорого нам обходится мемориал Голодомора?" Я ему говорю: "Это всего-навсего по две гривны с каждого человека. Вашей семьи, рода, моего рода". Еще своего деда-прадеда я вспомнил, я со своей семьи 2 гривны положил на этот проект. А потом говорю: "Вот вы знаете, в вашем вопросе - меня берет грусть от того, что я убежден: премьер-министру Израиля никогда не задавали вопрос "А не дорого обошелся еврейской нации Яд ва-Шем?", который несколько холмов занимает".

Новости по теме

Ведущий: Да еще с их территорией.

Ющенко: Абсолютно. С дефицитной и с дорогой и так далее. Как важно, когда нация понимает, какая миссия того, что ты делаешь. А сейчас с точки зрения реакции я скажу, что у меня не бывает почти недели, чтобы ко мне не подходили и не приносили извинения. Причем откровенно скажу, это даже очень высокие люди. Если бы я назвал их фамилии, я думаю, вы бы со стула упали.

Ведущий: Приятно? Злорадствуете или нет? Просто компенсация моральная?

Ющенко: Абсолютно, я сюда не вкладываю ревизию персональную.

Ведущий: Когда я обрезаю ваши яблони, мы за день по 20 раз ссоримся и миримся. Я это знаю.

Ющенко: Да, да, да. Это надо же рассказать людям, что ты... обрезаешь.

Ведущий: Так вот, что вы чувствуете, когда они говорят, что они ошиблись?

Ющенко: Я думаю, что это тот прогресс, по которому идет украинская нация. Не надо идеализировать, когда одна большая наша писательница говорила, что украинскую нацию надо любить. И не потому, что она – самая мудрая в мире. Нет, потому, что она - твоя. И других у нее, кроме вот таких, как ты, нет.

Ведущий: Виктор Андреевич, я знаю, что вы тут, вот столько президентов вокруг вас, столько премьеров... Скажите мне, пожалуйста, откуда сейчас большая угроза нашей независимости - изнутри государства или от того, что, скажем, господин Трамп и господин Макрон были готовы вернуть Россию.., например?

Ющенко: Я думаю, что проблема, которая идет изнутри, - мы еще много рождаем кочубеев, брюховецких, киселей. У нас мало рождается мазеп. Эта та внутренняя проблема в самосознании, которую мы еще не догнали и которую, как школу, мы должны проходить. Опять возвращаемся к параллелям: мы должны как можно скорее стать литовцами, поляками, чехами. И должны понимать, что львиная доля ответа, где мы будем, зависит не от Трампа: не от президента Франции или другого. На самом деле 2/3 ответа формируем мы. Если нация...

Ведущий: Израильский вариант, плевать на всех и отстаивать свои интересы?

Ющенко: Абсолютно. Израиль нам демонстрирует - он принимает Конституцию, национальную Конституцию, и не боится слова "национальная", потому что их титульная нация, еврейская нация, является, я бы сказал, корнями развития государства, которое называется Израиль. И когда мы честно заявляем об этом, мы находим ответы на десятки созвучных вопросов, ведь мы говорим не только о политической нации. Мы же понимаем, что у нас 71% украинцев, а 19% - это различные нации. Мы европейская нация, мы входим в 50 самых толерантных наций мира. По сегодняшним измерениям мы легко принимаем людей с другими культурами и так далее.

Ведущий: Ну, Беньямин Нетаньяху пришел и сказал, что у нас такое государство, единое после Израиля, где еврейские корни имеют сейчас и президент, и премьер-министр.

Ющенко: И оппозиция.

Ведущий: Да. И я вам хочу сказать, что, в принципе, это ответ всем тем, кто пытается рассказать, что у нас здесь фашизм, тоталитаризм и все такое. Я знаю, что вы встречаетесь с президентом Зеленским иногда и разговариваете. Вот и очень хорошее слово, когда вы характеризуете человека: сознательный или несознательный. Владимир Александрович Зеленский по вашему мнению - он сознательный?

Ющенко: Мы встречались, кажется, месяц, возможно, немного больше назад. И моя миссия была сказать президенту, что мне в данный момент хотелось бы ему посоветовать. Как собрать эту воду на паркете, которая растекается в разные стороны, когда тебя выбрали с уникальным доверием, а с другой стороны - у тебя такие ограниченные в очень многих вопросах функции. Как разобраться с этим? И вот я хотел донести, что есть 4 функции, на которые надо обратить внимание с первого дня. Это функции президента. Первая - это тема война и политика безопасности. Война - это тактика, политика безопасности - это стратегия, определяющая ответ на первый вопрос. Это первое. Чтобы мы не ходили по закоулкам, чтобы мы имели явно сложившуюся стратегию президента по этому вопросу. Второй вопрос - это экономический блок.

Ведущий: Это тоже вопрос безопасности?

Ющенко: Это вопрос. Кто-то скажет: "Да какое отношение к экономике имеет президент?" Я утверждаю: первое отношение к экономике имеет президент, потому что мы живем в стране, где 50% - теневая экономика. Мы сегодня имеем величайшую историческую безработицу на памяти украинцев.

Ведущий: А это уже вопрос национальной безопасности.

Ющенко: А это уже вопрос национальной безопасности. Мы имеем ситуацию, когда к нам не идут инвестиции. Мы имеем ситуацию, когда 120 млрд, украинцы хранят свои ресурсы не в финансовой системе, а в трехлитровых банках. А это не работа на Украину. Когда 140 млрд бизнес держит на счетах за рубежом, актив, который он не хочет возвращать, он не верит в управление, он не верит в систему суда, он не верит в политическую модель и так далее, много факторов. Другими словами, все вещи, которые может вернуть к эффективной функции только политика президента, только политика президента. И поэтому очень важно, чтобы у президента был концепт из 10-12 позиций, которые возвращают на макроуровень новый климат, мобилизующий ресурсы, сначала внутренние, потом внешние. Потому что экономика - экономику очень часто называют даже не наукой, потому что экономика очень линейная, корреляционная. То есть между первым шагом и финалом, к которому он приводит, легко просчитать, к чему ведет твоя политика. То есть науки здесь не так много, здесь четкая зависимость первого ко второму, второму к третьему и так далее. Так вот, чтобы этот концепт зависимости президент рассчитал и понял, как поднять экономику сегодня на 7%, потому что это рабочие места. А это слово президента, это действие президента лучше всего может сделать. Не премьера, тем более, технократа. А логика, с которой выступает лидер государства, чтобы его услышал весь мир.

112.ua

Ведущий: Третье?

Ющенко: Третий вопрос - это гуманитарный пакет. Если мы его проиграем, мы проигрываем фронт, потому что в действительности борется не АК-47, воюет дух. Дух формирует прежде всего твое национальное осознание, кто ты такой. И эта политика национального осознания - я не сказал бы, что это президентское слово должно быть, но первый голос - это президента. И четвертое - не дай бог ошибиться в международной политике. Это четвертый пакет.

Ведущий: Не находиться в шпагате, не верить в многовекторные...

Ющенко: Абсолютно. Ясно проложить эту дорогу, понимать, что как раз только через этот концепт, международный план будет служить Украине как можно выгоднее. Я получил первое впечатление - ведь это, действительно, первый раз встретился с президентом Зеленским, он хорошо слушал. Я еще не знаю, что из этого получится.

Ведущий: Слушать умеет, а умеет ли учиться?

Ющенко: Он хорошо слушал. Мне было симпатично, что был такт. Где пришлось говорить больше мне, но у него был такт это воспринять правильно. Я не пришел с частным вопросом, частный вопрос я ему не задавал и никогда не буду задавать. Но то, что мы не должны проиграть эти пять лет, потому что здесь фактор времени есть. Твое время, мое время, наших детей, наших внуков. Это те вещи, которые невосполнимы, это самая большая потеря наша будет, если мы упустим эти уже 4,5 года. И поэтому мне бы хотелось, чтобы, когда мы говорим об этих 4 ключевых тезисах украинской политики, чтобы мы максимально собрали то, что может больше принести совет, совет для формирования ответа, куда идет страна.

Ведущий: Вы еще будете встречаться? У вас есть, что сказать еще президенту? У вас есть какие-то договоренности?

Ющенко: Сейчас у меня план. У нас была договоренность, что каждая из этих 4 тем будет на повестке дня нашего общения вынесена обособлено. Чтобы не тратить много времени на разноплановые вещи.

Ведущий: В Трускавце?

Ющенко: Нет. Вот сейчас я планирую, что у меня сейчас хороший пакет. На самом деле, если мы говорим, я сейчас хочу говорить об экономическом пакете: Украина никогда не имела такой возможности для своего роста, как она имеет сейчас. Никогда. У нас никогда не было 120 млрд ресурса финансового населения, у нас никогда не было 140 млрд невостребованного ресурса экономики, находящегося на оффшорах или где-то еще. Иными словами, это треть триллиона долларов - это ресурс только наш. Мы ведь не говорим о том, а детенизация на 10-20% сколько дает финансового ресурса для того, чтобы пошла экономическая кровь у нас? Мы же говорим о прямых инвестициях, где одна скоростная дорога через Украину, Китай - Западная Европа, приносит 22 млрд инвестиций, приносит выгоду ежегодную, даже, по крайней мере, не меньше, чем газотранспортная артерия из России в Европу. Другими словами, мы геополитически на самом деле имеем колоссально интересную карту. Колоссально интересную карту. Как экономист я могу утверждать: ни одна страна не только восточной Европы, а и старой Европы не может на стол положить 1,5-2 десятка проектов, которые может представить Украина как проекты геополитические.

Новости по теме

Ведущий: Виктор Андреевич, мы вот приближаемся с вами к финалу нашего интервью. Я вам хочу сказать, у меня отдельный праздник еще. Кроме Дня Независимости, у меня день рождения дочери, которая родилась в первый год после независимости. Тогда были даже горячие головы, которые предлагали ребенка назвать Независимость Петровна, причем на полном серьезе. Те люди, которые еще помнили фантастические имена Даздраперма, "да здравствует первое мая". А знаете, Даздрасмыгда - что это такое? "Да здравствует смычка города и деревни". Даже такое имя было. И вот я смотрю, сейчас ей 27 лет, смотрю, как сформировался взрослый, умный, полноценный человек. Пожелайте что-то государству нашему на этом пути роста, на этом пути формирования, потому что, я думаю, что вам, как человеку мудрому, есть, что сказать сейчас.

Ющенко: У меня сегодня утром был небольшой драматический момент, потому что сегодня моя любовь, моя дочь уехала в университет.

Ведущий: В Абу-Даби.

Ющенко: В Абу-Даби. И у меня щемит сердце, потому что я домашний, я люблю, чтобы мои дети были возле меня, чтобы я их тискал, чтобы я их придавливал, чтобы они квакали, и это чувствуется, что это - семья, это семья, и оно... Но, с другой стороны, я смотрю на это поколение. На самом деле я счастлив. Наши девушки - не просто модельки, не просто красавицы. Они - поколение, которое смотрит по-другому на горизонт. Они нас перерастают в своей мобильности, в своих взглядах. Ни один мой ребенок не найдет убежища за рубежом. Можете не проверять. Никогда. Я их воспитал так, как, знаете, воспитал когда-то Михаил Андреевич Чумаченко, мой тесть, своих дочерей. Мораль его воспитания была проста. С самого детства он говорил: "Катя, Лида, вот где бы вы в мире ни были, как бы вам там комфортно или некомфортно ни было, вот помните: больше всего птиц в мире в Украине. Самые красивые яблони и вишни цветут только в Украине".

Ведущий: Монолог Леонида Быкова из фильма "В бой идут одни старики" помните? "Как же вы не замечаете? Вы же над Украиной моей сегодня воевали".

Ющенко: "Лучше поют птицы только в Украине". И это не аллегория. В моей семье, начиная от моей жены, моих детей и, я убежден, твоих детей, - это наука так уже воспринимается: где бы вас жизнь ни пригрела, помните: возвращайтесь домой, прилаживайтесь, и то, что не успели мы сделать до вас, вы становитесь рядом, у нашего локтя, поднимаете то, что мы не успели.

Ведущий: Слава Украине.

Ющенко: Героям слава.

Ведущий: Спасибо искренне. С праздником.

Ющенко: Взаимно.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>