banner banner banner banner

Юрий Бойко: Это правительство нужно гнать в шею, хватит уже бегать по миру за кредитами

Юрий Бойко: Это правительство нужно гнать в шею, хватит уже бегать по миру за кредитами
Пресс-служба "Оппозиционной платформы - За жизнь"

Юрий Бойко

Сопредседатель партии "Оппозиционная платформа - За жизнь", народный депутат

Кужеев: Приветствую зрителей канала "112 Украина". Сегодня в "Большом интервью" народный депутат Украины, сопредседатель фракции партии "Оппозиционная платформа – За жизнь" Юрий Бойко.

- Приветствую вас. Что бы вы хотели оставить в 2020 году?

Бойко: Не только я, все бы хотели оставить эпидемию, страх перед болезнью, перед потерей близких – то, что мучило людей весь этот год. Это мучило всех – беда пришла почти в каждую семью. Это надо оставить в прошлом.

- В мае вы выступали за скорейшее восстановление санэпидслужбы. Вы также говорили о помощи малому и среднему бизнесу при выходе из весеннего карантина.

- Это была первая волна, когда еще не понимали, насколько это глубоко и надолго. Тогда парламент принял единственно правильное решение: перевели деньги в Фонд борьбы с коронавирусом. Было выделено тогда примерно 64 млрд грн. Их должно было хватить на помощь как медикам и больным, так и бизнесу. К сожалению, все пошло не так. Половину денег забрали на другие проекты: часть – на строительство дорог, часть – на съемку сериалов, на разные инфраструктурные проекты. И все бы ничего, но до медицины дошла только пятая часть выделенных средств. До бизнеса вообще ничего не дошло из этого антиковидного фонда. Хорошее решение парламента было извращено – и страна не получила должной поддержки. Когда парламент понял, что это преступление перед теми, кто страдает, то 20 октября приняли еще одно постановление, которое было некой дорожной картой: как двигаться, сколько правительству выделять денег на борьбу с коронавирусом, уже со второй волной. Но это тоже не было выполнено. Я считаю, что парламент не проявил должной политической воли, не уволив премьер-министра и все правительство за те недоработки, которые были сделаны в борьбе с эпидемией. Это вина правящего большинства, которое не проявило должной принципиальности и тупо шло за указаниями ОП.

- А что бы дала смена правительства? Мы же слышали, что скамейка запасных короткая. Кто бы мог прийти? Как говорят, коней на переправе не меняют.

- Они меняют каждый месяц: кого-то снимают, назначают и. о. Не могут провести их через парламент, потому что правящее большинство не доверяет тем, кого приводит ОП. В стране много специалистов, честных порядочных людей, которые прошли хороший жизненный, профессиональный путь. Я не вижу пока политической воли для того, чтобы действительно ставить профессионалов, а не просто "своих ребят", на должности. Когда ставишь "своих ребят" – жди беды. Когда они тупо выполняют то, что им говорят, не имеют своей позиции, не имеют своей точки зрения, слепо доверяют указаниям ОП. А там живут пиар-кампаниями. В этом и беда. Поэтому часть денег и забрали на строительство дорог – для того, чтобы пропиарить политическую силу действующего президента. Никто не против строительства дорог, но это было сделано в ущерб борьбы с эпидемией. Нельзя оправдать кадровую чехарду, которая была на протяжении всего года. Скамейка запасных не короткая – надо искать профессионалов и назначать людей, которые могут достичь результата.

- А Витренко, которого не поддержал парламент и который был назначен и. о. министра энергетики, это "свой парень" или профессионал?

- Судя по тому, что "Нефтегаз" Украины, когда он там работал, не достиг особых успехов в росте добычи газа, повысилась цена на газ, то особых заслуг у него нет. Скорее всего, было определенное лоббирование. И это следствие кадровой чехарды, что даже парламент, правящее большинство отказалось поддерживать такие поспешные кадровые решения. Там явный конфликт интересов: человек судится с государством, отсуживает у него деньги, а его назначают на государственную должность. Он может просто использовать эту должность для того, чтобы отсудить деньги у государства. Конфликт интересов и отсутствие каких-либо показателей производственно-экономической деятельности обусловило то, что за него парламент не проголосовал. Таких случаев очень много. Первое правительство – министры появлялись за 20 минут до голосования, выскакивали, как черти из табакерки. Говорили: "Свой парень", давайте за него проголосуем". И голосовали. Потом спохватились, потому что в отрасли труба-дело. Сейчас парламент стал осторожнее в этом отношении: в кадровом отношении стали меньше принимать на веру то, что им говорят. Появились группы влияния в парламенте, в том числе в правящем большинстве, которые лоббируют свои интересы и имеют своих управленцев. Поэтому уже нет такого "одобрямс", как был раньше. 

- В начале подготовки госбюджета на 2021 год речь шла о том, чтобы отойти от традиции, когда больше всего получают силовики. Мы увидели результат бюджетного процесса: на манеже все те же.

- Или то же самое. Абсолютно верно. Шесть лет подряд в худших традициях увеличивают выплаты силовым структурам. И я даже не об армии говорю, а прокурорам, следователям, полиции. Прокуратуре дали больше, чем в прошлом году на 2 млрд гривен. При этом на рождение первого ребенка в 2013 году давали 40 тыс. гривен, на второго – 62 тыс., на третьего – 123 тыс. гривен. С 2014 года: 40 тыс. гривен – первый, второй и третий. И так пять лет подряд не увеличивали. А с учетом изменения курса, инфляции эти деньги превратились в ничто. То есть, эти выплаты уменьшались, и при этом прокуратуре, СБУ, полиции дают больше. Как можно поддерживать такой бюджет? И это только один пример. А так во всем – и по чернобыльцам, и по матерям-одиночкам, ветеранам, пенсионерам. Всем урезали социальные выплаты и строят полицейское государство с бедным населением. Поэтому, конечно, мы такой бюджет не поддержали и считаем, что он должен быть пересмотрен, прежде всего, потому, что недостаточно денег на медицину. В бюджете заложили "дыру" на медицину, и нам придется пересматривать этот бюджет как можно быстрее для того, чтобы поднять зарплаты медикам, иначе они все просто уедут за границу.

- Это странно, когда в условиях пандемии, несмотря на то, какие плоды дал первый этап медицинской реформы, такое отношение к медицинской отрасли. Чем вы это объясните?

- Абсолютная недальновидность. Обещали ведь медикам поднять зарплату еще в 2020 году, а подняли только перед концом года. Уникальная вообще ситуация в этом бюджете: министр здравоохранения сам выступил против своего же правительства с требованием не принимать этот бюджет и увеличить выплаты на медицину. Если медики уедут, кто будет лечить вообще? Как бороться с эпидемией в этой ситуации? Это абсолютно непродуманно и даже легкомысленно. Я удивлен, что вообще фракции проголосовали за него – монобольшинство, другие фракции также проголосовали по разным мотивациям. Я не понимаю, как они будут объяснять своим избирателям, почему они так безответственно подошли к главному финансовому документу страны.  Его однозначно придется пересматривать.

- А где же тогда брать деньги? В бюджете заложены заимствования на 2021 год. Можно было бы обойтись без них, чтобы всем хватило?

- В этом году мы критиковали правительство за то, что оно выплачивает всем внешним кредиторам, спекулянтам, которые скупили облигации внутреннего займа, без реструктуризации. Весь мир в форс-мажоре. Все страны проводят реструктуризацию. Это серьезная опасность для всего мира. И даже Генсек ООН призвал не взимать долги с бедных стран. И в этой ситуации не было предпринято даже попытки перенести выплаты по внешним долгам – это самая большая проблема нынешнего правительства. 160 миллиардов – надо было перенести на 2 года, договориться, реструктуризировать, увеличить какие-то проценты, но не брать новые долги.  Допустим, есть компания, которая ведет производственную деятельность, взяла кредит в банке. Случился форс- мажор – сгорел цех, наводнение и т.д. Компания приходит в банк и говорит, что не может сейчас выплатить эти деньги, перенесите мне выплаты, я через два года восстановлю производство и обеспечу выплаты по кредитам. Когда в мире форс-мажор, наше правительство должно было сказать держателям ОВГЗ, что мы вам сейчас платить не сможем, давайте перенесем выплаты на два года, вот вам увеличенный процент для того, чтобы вы не потеряли деньги. Ни одной попытки не предприняли, тупо платили по долгам, а своим медикам не платили. Это абсолютные вредители. И под конец года взяли еще выпустили на 50 миллиардов облигаций внутреннего займа под драконовские 12%. Такого в мире нигде нет – это финансовая кабала. "Дыру" в бюджете закрывали таким образом, вместо того, чтобы перенести выплаты по старым долгам и не иметь этой "дыры". А они выплатили старые долги и взяли новые – подсели, как наркоман, на "кредитную иглу". Эта финансовая пирамида когда-то рухнет.

- А кого эта финансовая пирамида привалит, если рухнет?

- Главное – чтобы страну не привалило. Эти то убегут куда-то, как всегда убегали "политические туристы": покомандовали, набили себе карманы и убежали.  Это главная наша претензия к правительству – по абсолютно непонятной политике займов, политике отдачи долгов, по этому финансовому идиотизму, который они наплодили.

- То есть благодаря реструктуризации внешнего долга высвободившиеся средства могли быть направлены на реальный сектор?

- Да, 50 млрд гривен – на медицину, образование, на ветеранов, инвалидов, туда, где ждут помощи от государства.

- Можно сказать, что внешнее управление выкручивает руки власти или власть все-таки с ними "рука руку моет"?

- Где-то "рука руку моет", где-то они сами погрязли в этих схемах, где-то им дают команды, а они не могут противостоять и тупо выполняют. Этот симбиоз очень вреден для страны.

- Вы видите какой-то выход, чтобы избавиться от этого внешнего управления?

- В первую очередь, провести реструктуризацию внешнего долга, тогда можно будет говорить, что мы не так критически зависим от кредитов, тогда можно вкладывать эти деньги в реальный сектор экономики. Оживет внутренний рынок, производство, появится возможность внедрить государственные программы. И тогда можно будет говорить о том, что страна начнет подниматься с колен.

- Но ведь никто не говорит о списании долгов, хотя бы их части.

- Списание долгов – это путь, который может быть использован страной, если у нее нет другого выхода. Но сейчас у нас не такое критическое состояние, как у некоторых африканских стран, которым просто списывали долги. У нас ситуация достаточно прогнозируемая. Если подойти по-хозяйски, то надо перенести выплаты и деньги вложить в экономику, чтобы она заработала, и потом из нее отдавать, а не отдавать из новых займов.

- Вы парламент VIII созыва когда-то назвали "парламентом войны и нищеты". Какое сравнение можно было бы подобрать для нынешнего состава народных депутатов? Какую оценку вы дадите работе парламента за этот год?

- Это парламент непродуманных волюнтаристских решений, непрофессионализма и легкомыслия. Оценку ему уже дали граждане Украины, у которых он катастрофически потерял доверие. Он начинал с уровня доверия 60% полтора года назад, а заканчивает с уровнем доверия 10%. Люди поняли, что парламент живет отдельной от страны жизнью, не понимая, что происходит в стране.

- Разве так было не всегда?

- Прошлый парламент был просто националистический и воинственный, некоторые депутаты по десять раз в день кричали: "Слава Украине!", и спали, завернувшись "в вышиванку". Причем сами, прикрываясь псевдопатриотическими лозунгами, погрязли в коррупции. А этот парламент потерял доверие, потому что просто не понимает, чего хочет страна. И самый яркий пример тому – бюджет. Второй пример – продажа земли. Когда ночью принимались решения, которых люди не понимают. Легализация игорного бизнеса – какие поступления в бюджет? Эти вещи восстанавливают людей против этого парламента, что и произошло.

- С 1 июля 2021 года предусмотрен запуск рынка земли сельхозназначения. Может, хоть это прекратит рейдерские захваты земель фермеров, их урожаев?

- Рейдерские захваты должно остановить государство, которое должно навести порядок, потому что за каждым захватом стоит конкретное лицо: нотариус, сотрудник Минюста, сотрудник правоохранительных органов, который это крышует.  Должна быть жесткая позиция государства. Сейчас этого стало меньше, но оно еще есть. А при прошлом правительстве это вообще процветало, это был налаженный бизнес. Был "черный" нотариус, "белый" нотариус. Они между собой договаривались, потом возвращали землю за деньги. Поэтому их и вышвырнули на свалку истории, что они говорили одно, а делали совсем другое. И рейдерство было одним из самых отвратительных явлений при прошлой власти.

- О земле проголосовали – тишина. Запретили проведение выборов на части территории Украины – тишина. Повысили тарифы до едва ли не самых дорогих в Европе – тоже тишина. На голодном пайке оставили медицинских работников – ну, кто-то там вышел с плакатиком. Значит, власть видит, что таким образом можно делать все, что угодно.

- На самом деле, до определенного предела. Потому что люди накапливают все это недовольство. А потом, не дай Бог, какой-нибудь эмоциональный повод – и может произойти непоправимое. Тут еще надо понимать, что война, эпидемия, что люди под психологическим давлением. Это все наложило отпечаток. Люди очень испуганы и очень боятся за будущее, может, поэтому не протестуют. Но это до поры до времени. Если власть и дальше будет так безответственно себя вести, не обращая внимания на своих граждан, то, к сожалению, протест неминуем.

- Относительно наполнения бюджета – у вас вызывает тревогу украинская ГТС, в частности непростые движения вокруг "Северного потока - 2"?

- Конечно, когда объявили о том, что обходят страну, когда идет такая явная конфронтация с РФ, то можно ожидать все, что угодно. Может так случиться, что если запустят "Северный поток - 2", то у нас резко упадет транзит. Это беда для страны, потому что без транзита такую мощную ГТС удержать будет сложно.

- И что ее тогда ожидает? Газовые хранилища отдадим западным партнерам?

- Уже отдали. Там уже в основном газ только западников. А что касается ГТС, то я даже не хочу рассматривать такой вариант. Это очень опасный и плохой вариант для страны.

- Учитывая заявления из Вашингтона и поведение относительно строительства "Северного потока", санкции, то…

- Похоже, что европейцы уже особо на это внимание не обращают и собираются достроить эту вторую очередь. Для нас это плохо, поскольку это отберет объем газа из нашей ГТС. Надо договариваться с РФ, чтобы продолжился подписанный контракт, чтобы он работал.

- Чем объяснить высокие тарифы на электроэнергию?

- Это объяснимая ситуация. Этот тарифный геноцид начался еще при прошлом правительстве. Назвали это рынком, государство отстранилось от контроля за ценами, хотя не должно было так быть: такого нет ни в одной стране. Везде государство следит, чтобы не было спекулятивной составляющей. Появились группы, которые выкупают дешевую энергию с "Энергоатома" и перепродают ее на рынке. Группы, связанные уже с сегодняшней властью, – это чисто коррупционная схема. Это спекуляция, которая появляется при слабой центральной власти. Правительство слабое, возникают такие вещи, когда растут неконтролируемо цены, и страдают от этого люди. Только профессиональное правительство может совладать с ситуацией и сдержать цены. У правительства есть очень много рычагов, чтобы цены не росли.

- А ваши вояжи по Украине, где вы указывали, что люди вырубают садовые деревья?

- Так это было, когда подняли цены на газ. Люди не в состоянии платить. У женщины пенсия в 2000 грн, и 1500 из них она должна отдать за коммунальные услуги. Она идет в сад и вырубает деревья. Я такое сам видел в Киевской области, потому что люди не в состоянии оплачивать эти коммунальные услуги. Субсидии под разными причинами не дают, обрезают, и люди все больше начинают отказываться от благ цивилизации. Эта женщина собиралась уже во дворе на костре готовить себе пищу. 

- 21 столетие.

- Да. Все блага были, мы боролись, чтоб были газифицированы все села. Я был главой "Нафтогаза", мы ставили себе задачи, следили за этим. И тут люди добровольно отказываются от благ цивилизации из-за абсолютно непродуманной политики последних лет – с потолка посмотрели и взяли эти цены. 

- А разговоры о том, что отечественной добычи газа должно хватить всем домохозяйствам, – это пустая болтовня?

- Нет, это правда. У нас хватает газа для населения. И то, что подняли цену до 8000, - это просто спекуляция правительства.

- А отделение цены на газ от цены на доставку - это афера или оправданный шаг?

- Было требование третьего энергопакета, чтобы отделить транспортировку от сбыта, но на самом деле общая сумма должна быть значительно ниже. А они задрали общую сумму. И задрали ее в 10 раз. Я был министром энергетики в 2013 году, газ стоил максимум 700 грн. Сейчас – 7000 грн, в десять раз дороже. И при этом ничего не изменилось – примерно та же себестоимость, по тем же трубам транспортируется, той же системой. Это просто издевательство над людьми. Несмотря на то, что эта власть обещала навести порядок, она особо этим не занимается.

- А кому можно дать по рукам?

- Надо выгонять это правительство. Хватит уже издеваться над людьми, хватит бегать по миру за кредитами. Идите, занимайтесь своей экономикой, но не клянчите по миру кредиты. Рыба тухнет с головы, это идет все с действующего президента и спускается на уровень правительства. 

- Так, может быть, и пандемия тут как раз на руку - все спишет. Там война была, а сейчас пандемия.

- Да, в этом плане да. Люди видят, что весь мир страдает, и в этой ситуации эпидемия сработала на них.

- Прогнозируют, что выйти на докризисный уровень сможем к 2022 году.

- Сложно сказать, как будут развиваться события с эпидемией. Если удастся обуздать ее, то есть шанс. Но шанс есть, если правительство будет отдавать приоритет собственному производителю. А если будет тупо смотреть, как продать сырье и получить очередной кредит, то, конечно, все те цифры, которые давались предыдущим правительством, этим, по рабочим местам, по росту ВВП, оказались на бумаге и нереализованными. И не столько из-за пандемии, сколько из-за того, что так непродуманно действовали по отношению к собственному производителю.

- А безработицу в нынешних условиях как преодолевать?

- Для любого правительства развивать рабочие места – это приоритет. В выступлениях президент США или европейские руководители на первое место всегда ставят рабочие места. Для них это приоритет. 90% людей хотят спокойно ходить на работу, иметь зарплату, водить детей в садик, школу, планировать отпуск. Жить спокойной прогнозируемой жизнью. А для этого надо иметь свою развитую экономику и развивать рабочие места в стране. Не кормить чужих производителей, как мы, например, натворили с углем или с тепловозами, которые можем собирать сами, а покупаем их за границей. Берем кредиты и покупаем за кредитные деньги эти тепловозы. Поэтому разумное, рачительное хозяйствование - это залог того, что люди будут оставаться.

- У нас есть "Большое строительство". И власть отчитывается, что это тоже дополнительные места и средства.

- Это дополнительные рабочие места. Руководитель "Укравтодора" отчитывался, что их 50 тыс. Это на самом деле хорошая история, но только если ее не рассматривать как панацею от всего. Дороги строить - это хорошо, но это нельзя делать в ущерб борьбы с эпидемией, когда люди задыхаются, закатывать деньги в асфальт. Должен быть разумный баланс. А они все это кинули на "Большое строительство", пиар компанию и т.д. На каждые 300 м дороги президент приезжает и ленточку перерезает. Это все для того, чтобы отвлечь людей от тех проблем, которые есть в стране. И, конечно, когда половину денег с антиковидного фонда отправляют на подобные пиар-проекты, которые мы в обычное время только приветствовали бы… сейчас нельзя только дорогами закрыть все проблемы в стране.

- Может быть, стоит поднимать вопрос пересмотра условий ассоциации с ЕС?

- Мы не получили тех преференций, которые ожидали от Соглашения ассоциации с ЕС. Причем это было понятно с самого начала. Я уже тогда видел, что мы не сможем нарастить экспорт так, как нам обещали, что и произошло. Соглашение придется пересматривать, особенно с учетом эпидемии. Сейчас вся эта глобализация накрылась медным тазом. Каждая страна борется за себя, отстаивает свои интересы, защищает своих граждан. Поэтому соглашение должно работать на нашу страну, а не быть неким символическим позитивным жестом, что мы хотим в ЕС, куда нас никто не берет. Это придется пересматривать однозначно.

- Санкции против РФ и те достигнутые договоренности о восстановлении поставок продукции с некоторых украинских предприятий на российский рынок, насколько это может быть перспективно в 21 году?

- Однозначно должно быть перспективно, потому что санкции взаимны, но ударили они прежде всего по нам. У нас слабее экономика, и по нам был больше удар. У нас больше заводов остановилось, люди уехали работать в ту же РФ на аналогичные заводы. Мы очень серьезно от их санкций пострадали, их надо убирать. Надо восстанавливать отношения с РФ. Мы, не получив рынок в Европе, потеряли Россию, страны СНГ. Наше руководство вообще туда не смотрит сегодня, а там наши традиционные рынки. Мы всегда поставляли туда товары, и это были рабочие места у нас в стране. И это придется восстанавливать, если мы хотим, чтобы люди оставались у нас в стране, а не уезжали за границу, и не бегало правительство по миру за кредитами. Мы эту позицию всегда публично отстаивали.

- Кроме потери рынков умудрились поссориться еще и со всеми соседями.

- С венграми какой конфликт. Решили их загнать в правящее большинство, в Закарпатье, чтоб они там правильно голосовали, по мнению власти. А когда они сказали, что у них есть своя позиция, завели на них уголовные дела. И руководитель венгерской общины вынужден сейчас скрываться в Венгрии. Как будет относиться руководство Венгрии к руководству нашей страны, и какие там могут быть взаимоотношения? А с белорусами влезли, не разобравшись, туда. Вместо того, чтобы предложить посреднические услуги для урегулирования, начали критиковать президента Беларуси и на ровном месте испортили отношения. Это дела белорусов, они должны разбираться, а мы можем только помочь. Нельзя было давать такие резкие оценки, которые могут испортить отношения, в том числе наши торговые. 

- А наш скандал с Конституционным судом вокруг решения по декларациям?

- Это искусственный скандал. Суд был хорош, пока он принимал решения, которые устраивали власть. Он принял хорошее решение для президента, что вот пришел новый президент, значит, надо распустить парламент. Понравилось. А когда они приняли решение, что нельзя всех ставить под тотальное управление со стороны так называемых новых антикоррупционных органов (которые на самом деле никакого отношения к борьбе с коррупцией не имеют и созданы только для того, чтобы неугодных для западных управленцев держать в узде), то западные управленцы тут же дали сигнал президенту, и он начал пытаться разгонять суд. Это не получилось, к счастью. Это абсолютно попытка ручного управления, которая не удалась, но вижу, что подобные попытки будут и дальше. А инициаторы - те, кто с Запада пытаются нами управлять.

- Возможно, роспуск КС мог бы стать сигналом зарубежным инвесторам о том, что в Украине продолжается борьба с коррупцией, не бойтесь, заходите?

- Если разогнали КС, какая же это борьба с коррупцией? Если уже напали на КС, то что тогда говорить об обычных судах, которые и так живут постоянно под телефонным правом? Поэтому это абсолютно ущербная, недальновидная, глупая политика.

- По крайней мере инвестор знает, что у него здесь может быть инвестиционная няня.

- Это отдельная история. Когда появилась эта идея, то многие наши инвесторы, которые вкладывают деньги в производство у нас в стране, сказали: а почему есть инвестор первого сорта – западный и инвестор второго сорта – внутренний? Чем мы отличаемся от инвестора, который пришел со стороны? Мы тоже вкладываем деньги в производство, строим, восстанавливаем. Создайте нам равные условия! Не может так быть, чтобы польский инвестор имел преимущество перед инвестором из Запорожья. Любая страна защищает прежде всего свои инвестиции, своих инвесторов. Я не говорю о том, что надо им давать какие-то преференции, но нельзя ставить их в худшие условия. Поэтому мы изначально были против такого неравенства. Кроме того, "инвестиционная няня" - это вообще какое-то размытое понятие. Ведь у нас инвестор находится под давлением правоохранительных органов, экологической инспекции, МЧС. Эта "няня" должна быть управой для всех. Где взять такую "няню"?

- Выше генпрокурора даже.

- Как минимум, та, которая имеет влияние на все правоохранительные органы. Не будет никаких нянь! Это же понятно. Должна быть просто политика государства, что инвестор – это курочка, которая несет золотые яйца. Его нельзя трогать. Нельзя приходить и объявлять его террористом, как это обычно делает СБУ: заводят дело о помощи сепаратистам и любую компанию накрывают. Мы сколько случаев имеем, когда просто выдумывали из головы такое. Поэтому должна быть политика в государстве, что правоохранительные органы должны заниматься расследованием преступлений, а не наездом на бизнес. Иначе никакая няня не поможет.

- Вы видите, сколько шума поднялось, как только заговорили о локализации производства в Украине.

- Да, окрики пошли с Запада. Мы же все это проходили на себе, когда увеличивали выпуск автомобилей. Я тогда был вице-премьером и помню, какой был скандал, когда мы дали налоговые льготы своим производителям и закрыли рынок пошлинами со стороны Запада, России утилизационным сбором. Мы за год увеличили в два раза сборку автомобилей. Мы защищали своих – открыли около 40 тыс. рабочих мест. Надо жестко защищать свои интересы и не обращать внимания, как о тебе будут думать на Западе или во ВТО. Тогда мы не будем зависеть от кредитов.  

- Что касается Конституции, то мы увидели в этом году, что президент, как гарант соблюдения Конституции, никоим образом не вмешался, когда под запрет проведения выборов попали люди и территории на востоке Украины.

- Похоже, он все это и организовал сам, потому что я не верю, чтоб глава военно-гражданской администрации на собственный страх и риск написал справку в ЦВК, которую та потом тупо проштамповала, что в Северодонецке, Лисичанске, Волновахе нельзя голосовать, потому что там опасно. А как же люди там выбирали этого президента? В 2015 году, когда была активная фаза боевых действий, там были выборы в местные органы власти. Сегодня перемирие, а они запретили выборы. Это высший цинизм, нарушение Конституции. Зеленский потерял право быть гарантом Конституции, после того как допустил такое грубое нарушение прав полумиллиона своих граждан, которые, кстати, во втором туре, голосовали за него (90%). Там выборы будут, мы этого добьемся, и сейчас в Конституционном суде есть наше исковое заявление. Но сейчас из-за всех наездов на Конституционный суд он наше заявление не рассматривает. А так там налицо грубое нарушение Конституции, преступление против людей. 

- Есть такая мысль, что выборы на тех территориях запретили из-за опасений успеха вашей политической силы.

- Так это и было, из-за этого все и сделали. Они боялись, что там будет полный провал "слуг народа", в Донецкой и Луганской области.

- Местные выборы состоялись. Какова ваша оценка, какой результат получила Украина, куда дальше будет развиваться государство, учитывая поведение местных властей?

- Выборы показали, что правящая партия не пользуется доверием людей. Они потеряли в основном рейтинг везде. Выборы показали, что в местные органы люди выбирают своих. Партии мэров в больших городах заняли доминирующее положение. Ничего страшного в этом не вижу, потому что на местных выборах люди выбирают тех, кого видят каждый день, и если он ведет себя правильно, помогает им, то они его и выбирают. Другое дело, что должен быть партнерский диалог местных органов власти и центральной. До этих выборов со стороны центральных органов власти, президента были только обвинения местных органов власти. Но выборы показали, что люди выбрали их, а не действующую власть. Должен быть диалог, а не обвинения, потому что страна в сложном положении и бодаться нет времени. Я очень надеюсь, что этот диалог будет. Во всяком случае мы, наша политическая сила, все для этого сделаем, чтоб этот диалог состоялся и чтоб людям жилось легче. А если будет война и противостояние, то рано или поздно это скажется на взаимодействии местных органов власти с центральной и, соответственно, на доходах людей. А этого понижения дальше допустить нельзя.

- А как вы видите будет проходить бюджетирование местных населенных пунктов, ОТГ?

- Нельзя на них наваливать не свойственные им финансовые обязательства, то, что произошло в последние два года, когда сначала децентрализация дала плюс, т. е. больше денег осталось на местах, а потом центральная власть начала уменьшать субсидии на коммунальные услуги, на проезд, на здравоохранение. И это вынуждены были покрывать местные органы власти. Это вымыло финансовый ресурс из громад, из городов, ухудшило их финансовое положение. Этого не должно быть. Центральный бюджет должен выполнять свои обязательства перед местными бюджетами, финансировать то, что они должны по закону. А если будет происходить обратное явление, то в местных громадах будут возрастать протестные настроения.

- А вымывание ресурсов чем вызвано?

- Думаю, что просто не хватало денег в центральном бюджете и решили переложить сложности на местные бюджеты. И когда стало ясно, что местные бюджеты страдают, то никто даже не удосужился исправить ситуацию. Это надо делать сейчас, исправлять, и мы сделаем все, чтоб это произошло. Хотели забрать акцизы с мест (в первом чтении). Это было бы уже реальное возмущение на местах. Это был такой договорняк между теми фракциями, которые проголосовали, и правительством, которые потом и объясняли это тем, что они проголосовали, потому что акцизы остались на местах.  

- Прогноз Минэкономики – что будет сокращение ВВП на 4,8% по итогам года. А если будет длительный локдаун, то там прогнозы на 6%.

-. Эта проблема во всем мире, но у нас даже в жесткий карантин не было закрытия промышленных предприятий. Поэтому нельзя сказать, что из-за карантина у нас так упало промышленное производство. Оно упало у нас из-за того, что не давались кредиты, не помогали предприятиям, душили их энергоносителями. Главное ведь не просто объявить карантин, а главное, как люди почувствуют поддержку государства. Эта поддержка мизерна за этот год. Суммарно это около 30 млрд грн с учетом тех законов, которые приняты, но еще не реализовались. Мы будем следить за тем, чтоб эти деньги были выделены реально. На самом деле это ничего в масштабах страны. Польша влила в экономику 55 млрд евро. Это несоизмеримые цифры.

- Вы ссылаетесь на опыт мировой. Но там на фоне этой пандемии вообще речь заходит о введении механизма безусловного базового дохода.

-Да, это то, о чем говорит вся Европа. Человек должен иметь уверенность в завтрашнем дне. У него должно быть столько денег, чтобы он не голодал, не пропал, то есть должен быть базовый доход. И не может быть, что один купается в роскоши, а другой роется в мусорном баке. Особенно к разговорам о базовом доходе подтолкнула эпидемия. И сейчас стоит вопрос о том, чтобы перераспределить, чтобы была социальная справедливость. И не отобрать и поделить, а должна быть государственная программа, чтобы люди, которые не могут себя обеспечить, имели этот базовый доход. Это то, что у нас придется делать и чем должна заниматься любая политическая сила, в первую очередь наша, когда мы придем к власти.

- Где же брать эти деньги?

- Если не будут воровать на таможне, не будут бегать за кредитами, будет работать промышленность, то всем хватит. Страна ресурсная, самодостаточная, мы обеспечим всех. 

- Приватизация или концессия стратегических предприятий?

- Надо рассматривать каждый отдельный случай. Если предприятие нуждается в инвестициях, то под инвестиции надо приватизировать. У нас много предприятий, которые искусственно доводят до банкротства, а потом начинают рассказывать, что не можем с ним справиться и давайте продадим. Приватизация любого стратегического предприятия должна рассматриваться отдельно: комиссией, правительством, и решение по нему должно приниматься индивидуально. Не так, что все продать или не продавать ничего, а посмотреть, где будет выгодно для людей, для государства.

- "Укрспирт" ложится в эту вашу концепцию?

- Если неработающие заводы они продали, как они говорят, то это правильно. Работающий завод нет смысла продавать. Тогда он будет приносить прибыль кому-то одному, а не всем, а это крах социальной справедливости.

- А энергогенерирующие компании?

- То же самое. Если возьмем "Центрэнерго", которую последние пять лет просто тупо грабили, выводили деньги из нее, то ее надо не просто продавать за долги, а присоединить шахты, чтобы она имела ресурсную базу, чтобы шахты выжили при ней, сформировать для нее открытый, честный конкурс, разделить по станциям, присоединить шахты и тогда только продавать. Это будет дороже и выгоднее для государства.  

- А атомщикам что делать?

- Сейчас некоторые фирмы, приближенные к власти, скупают атомную электроэнергию задешево, а потом перепродают. Выходит "Энергоатом" на открытый рынок и сам продает все конечному потребителю без посредников, которые сегодня пользуются слабостью и близостью к власти. Это опасная ситуация, поскольку атомная энергетика требует постоянных вложений, и недофинансирование может обернуться большой бедой.

- Как-то не получается у Украины стать действительно транзитным государством.

- Это должна быть государственная политика, которая касается и состояния дорог, и инфраструктура, которая выстроена по этим транспортным коридорам. Это большая работа: каждый коридор надо посмотреть, изначально договориться с теми, кто будет транзитировать по нему, определить объем проходимых грузов, под это сформировать инфраструктуру. Это кропотливая работа, которой надо заниматься, а не просто объявить об этом. Да, мы находимся в удобном географическом положении, но почему-то люди ездят через Белоруссию, а не через нас. Почему? Дороги плохие, инфраструктуры нет. У нас самые большие портовые сборы. Порты отдали в управление, поставили там смотрящих. Там черт ногу сломит, что было в этих портах и до сих пор остается. Когда будет прозрачная система и честные правила игры, тогда придут и транзитеры.

- Какие честные правила, если вы сами видели, когда облетали Карпаты, что там остается вместо лесов!

-. Вывозили кругляк. Первый год я направил запросы – мне ответили, что принимаем меры, накажем. На следующий год прилетел – еще хуже, в том же месте. И опять: накажем. Но все это было под крышей правоохранительных органов, всем этим руководили местные власти, таскали взятки в центральные органы власти. И когда наши псевдопатриоты рассказывали, как они любят природу, и при этом под их крышей вырубали Карпаты, это было особенно цинично.

- Где же тогда Генпрокуратура?

- Так она и крышевала вырубку лесов, а милиция, а потом полиция, – добычу янтаря.

- А сейчас изменилась ситуация?

-. Сейчас просто рынок янтаря ушел, насколько я знаю. По Карпатам планирую облететь в этом году. Посмотрим. По сводкам вроде снизилось.

- Коррупция это то, что называют схематозом. НАБУ, САП, СБУ, МВД...

- Их десять организаций, которые должны бороться с коррупцией. Но пока особой борьбы мы не видим – они борются друг с другом. И конкурируют друг с другом. Поэтому люди и потеряли доверие к этим антикоррупционным органам, на которые сначала надеялись.

- Вы видели, как социологи в декабре показали степень разочарования граждан в президенте и в органах власти?

- Это закономерное явление, поскольку люди увидели, что их обманывают. К сожалению, эта власть оказалась такой же циничной, как и предыдущая.

- Какие это может иметь последствия для власти?

- Я думаю, что будут перевыборы власти, но самое главное – избежать какого-то очередного переворота, чтобы не было очередного потрясения в стране. А внеочередные выборы парламента – это то, что нас ждет, и то, что на мой взгляд, может быть выходом.    

- А что дает вам основания говорить о досрочных выборах? Законных оснований же нет.

- У нас ни один парламент, за редким исключением, не досиживал до конца. Причины могут быть разные. Сегодня это кризис, отсутствие управляемости в стране и полное политическое банкротство монобольшинства. Конфликты внутри нарастают и рано или поздно это выльется в политический кризис.

- А что, по вашему мнению, мог бы, но не успел или не смог президент Зеленский в 2020 году?

- Установить мир на Донбассе. Это ключевое обязательство, которое он брал на себя и которое оказалось невыполненным. И он это не сделал из-за отсутствия политической воли. Боялись националистов, радикалов, оглядывались на них. Кроме перемирия, что сегодня, безусловно, является плюсом: за четыре месяца уменьшилась стрельба, не убивают людей, политические процессы оказались заблокированными. Но перемирие это шаткое: когда армия стоит против армии, то возникают обострения. Это мы видели в Нагорном Карабахе. 25 лет считался конфликт замороженным, а вспыхнул в один момент. Блокирование политического процесса – это основной обман избирателей, который он допустил.

- А в какой виток войдет этот конфликт после инаугурации президента США?

-. Я считаю, что руководство страны обязано работать с теми президентами, которых избрал американский народ. В прошлый раз политическая элита страны явно выступала за победу Клинтон, а когда победил Трамп, то не знали, как к нему подступиться. Отношения должны строиться по-партнерски и взаимовыгодно.

- Около 16% своего дохода граждане сейчас вынуждены тратить на жилищно-коммунальное хозяйство.

- Это беда. Поэтому у нас такие колоссальны неплатежи. Если человек должен платить более 10% за коммуналку (это мировой опыт), он перестает платить. Людей все больше обрекают на этот коммунальный геноцид. Президент обещал, что он коммунальные тарифы снизит.

- Зеленский сказал, что никуда Украина не будет сворачивать с пути, прописанного в сторону НАТО. Украина в 2020 году стала членом программы расширенных возможностей НАТО. Что это дает гражданам, которые более 15% платят за коммуналку?

- Нас никто в НАТО не примет, потому что военный конфликт на территории страны. Второе. Это вопрос, который реально раскалывает страну, его нельзя сейчас поднимать. Надо закончить конфликт на востоке, надо выстроить отношения с соседями, быть во внеблоковом статусе. А доходы людей вообще никак не связаны с присутствием нас в НАТО. Люди этот вопрос на первое место явно не ставят – он находится во второй десятке. Этот вопрос должен быть исключен из повестки дня политиков. Политикам есть чем заниматься сейчас.

- Когда действующие руководители приходили к власти, они говорили о необходимости сшивания страны, о диалоге. Что сейчас мешает наладить этот диалог?

- Нет заинтересованности, политической воли выровнять ситуацию и объединить общество на основе национальной идеи. Они как-то потерялись. Начали вроде нормально, а потом поплыли по течению, не стали выполнять обязательства, которые они брали, когда шли к власти, и это оттолкнуло людей от них.

- А вы видите, что может быть переформатирование коалиции? Монобольшинство, чтобы снять с себя часть ответственности за состояние дела в Украине, может организовать более широкую коалицию, чтобы распределить ответственность среди парламентских сил?

- Я пока не вижу этой готовности. У них есть готовность нанимать некоторые фракции и группы для того, чтобы подголосовывать им. И это мы видели на примере бюджета. Но чтобы объединить общество, сделать шире коалицию, вовлечь других политиков… У них пока такого понимания нет.

- Если нет политического понимания, то есть какие-то экономические триггеры, которые бы побудили депутатов к более активной работе?

- Чтобы депутаты проголосовали за то, что хочет власть, их мотивируют. И это мы видели на примере бюджета, когда некоторые группы и фракции кричали, что никогда за него не проголосуют, что он антисоциальный (и это правда), а в последний момент решили, что проголосуют. Понятно было, что их мотивировали разными способами. Это происходит по-разному: и должности, и деньги на округа. Они будут политически отвечать за это.  

- Украина уже провела выборы по новой системе. Может быть, "партизация" искоренит вот эти "хотелки" и политическую коррупцию?

- Во многом – да. У нас мажоритарщики при мажоритарной системе превратились в символ политической коррупции. Мажоритарщик после избрания прибивается к власти, поскольку он хочет восстановить те деньги, которые он потратил, и голосует против интересов тех людей, которые его выбрали. Этот замкнутый круг разбивается только партийной вертикалью, и если люди ее поддержат, значит, она и ее депутаты проходят. Так было с прошлым парламентом, когда большинство партий ушло на свалку истории.

- А какой эффект дало переформатирование районов Украины?

- Мы были против этого решения, потому что очень большие районы, очень сложно людям добраться до центра. Диджитализация не работает. А для людей преклонного возраста это вообще невозможно. Это было скоропалительное решение, по нашему мнению, и мы его оспариваем в Конституционном суде. Это плохое решение, которое было принято без учета мнения людей. Люди были против этого. Когда до центра вместо 15 км надо ехать 50-100 км, это совсем другая история.

- А как вы смотрите на укрупнение министерств, а затем дробление?

- Это обычная история. Реформирование, которое уже стало ругательным. Это все следствие непродуманности, скоропалительности, непрофессионализма. От этого страдает дело.

- Это еще и деньги: создать одно, а потом развалить и выстраивать другое. Возможно, этим объясняется большое количество денег, выделенных на чиновничий аппарат в бюджете 2021 года, в том числе и на силовой блок. А какую оценку дадите работе генпрокурора и всей системе?

- Мы особо не увидели каких-то результатов, которые связаны с резонансными делами прошлой власти: "Укроборонпром", злоупотребления на войне. Мы не видим какой-либо конкретики и привлечения виновных к ответственности.

- Еще немного – и весна. Может, тогда посадки будут?

- По-моему, придется сажать представителей уже этой власти за то, что они натворили.   

- Ходят слухи, что Петр Алексеевич может занять пост премьер-министра.

- Я не думаю, что он займет какую-то должность сейчас. Наверно, это невозможно. Но то, что окружение бывшего президента в большинстве своем в бегах, – это правда. И то, что было заведено много дел по поводу действий его окружения, – это тоже правда. Но никто из них пока за свои деяния не ответил.

- Вместо "догонять" начали прощать?

- Я думаю, тут дело в профессионализме исполнителей, прокуроров, следственных органов, которые просто не могут в этой кадровой чехарде довести до конца начатое.  

- У нас все политизировано, а также работа правоохранительных органов. В частности, то, что происходило на Майдане в декабре с ФОПами, когда говорили, что это не столько об экономике, сколько о политике, эти протесты. А вы это увидели, когда люди, приезжали из разных регионов. Возможно, их привозили. Возможно, сами приезжали.

- Нет, это не проплаченные протесты. Я встречался с этими людьми. Может быть, им какие-то средства давали на проезд, но это люди, которые действительно предприниматели. Они защищают свой бизнес. Мало того, что государство не дало им помощи, когда они попали в карантины, ограничения, так они еще дополнительно в этот момент наложили обязательства купить кассовые аппараты, отчитываться перед налоговой по новым формам. Они реально вышли за свое – они борются за свой бизнес, за то, чтоб его сохранить, и наша задача – им помочь. Мы подписали обращение к внеочередному заседанию парламента, мы дали проект закона, который их устраивает. В парламенте уже с десяток таких проектов – их просто надо принимать, чтобы они спокойно ехали домой и работали. Они сами работодатели, на них рабочие места.

- В обозримом будущем вряд ли можно рассчитывать на увеличение рабочих мест, учитывая локдауны, карантины, высокий уровень заболеваемости людей. Мы пока по вакцинации в "красной" зоне, к которой нас отнес журнал The Economist.

- Каждая страна будет сначала защищать себя, это понятно. Потом только до нас дойдет вакцина. А российскую вакцину не берут власти, боясь любого шага в направлении урегулирования отношений с РФ. Если нам не дадут какую-то вакцину до весны, то это будет прямая политическая ответственность действующего президента и власти за то, что будут страдать люди. Это политическое решение может очень плохо обернуться для наших граждан, и не может быть такого, чтобы ставили под угрозу жизни людей исходя из политической конъюнктуры. Рано или поздно это будет решено. И мы будем требовать, чтобы это было решено раньше.

- В конце концов обидно, когда твою страну включают в перечень стран третьего мира, учитывая тот колоссальный ресурс, который у нас есть.

- Это доработались до этого – так себя вели последние пять лет, бегали за кредитами, унижались, ждали, что Запад нам поможет, и "доработались", что с нами никто не считается, к сожалению. Это придется восстанавливать, и национальная гордость будет восстановлена.

- Сколько времени понадобится на это?

- Будем стараться делать это быстрее.

- Вы видите сейчас институциональные угрозы существованию государства? Мы заходим в какой-то глубокий политический кризис или у нас все более-менее равномерно распределено и бояться нечего?

- Мы однозначно заходим в политический кризис, и я вижу выход в перевыборах парламента, без каких-либо потрясений. Я убежден, что так произойдет, и мы найдем цивилизованный путь выхода из этого кризиса.

- А если будут предлагать вам присоединиться к управлению государством? Например, "приходите к нам в правительство, помогите нам работать".

- Если это будет касаться вопроса мира на Донбассе, то мы здесь должны быть все едины и сделать все, чтобы это произошло, и остановить этот военный конфликт. Касательно правительства, я не вижу сегодня такой возможности, поскольку правительства у нас в классическом понимании нет. Есть филиал ОП, который тупо выполняет все их указания. И это мы видели на примере того, как делили Фонд борьбы с коронавирусом, когда половину денег просто отдали по команде на строительство дорог. Поэтому я пока такой возможности не вижу, но вижу, что у нас, скорее всего, будут перевыборы парламента и новая конфигурация власти.  

- Вы рассчитываете на победу в этом процессе или все же займете наблюдательную позицию?

- Конечно, мы, как любая партия, будем бороться за победу на выборах и приход к власти. Это задача любой партии.

- А какой успех Украины можно назвать в 2020-м?

- Главное достижение – это перемирие на Донбассе. Достижение это то, что местные органы власти удержали ситуацию с распространением эпидемии на местах. Это достижение местных органов, мэров городов.  

- А ваш личный успех в 2020-м?

- Местные выборы и то, что мы, ОПЗЖ, заняли достойное место в местных органах власти. Мы получили большое количество мест, и это залог успеха в будущем.

- Вы видите, как на местах объединяются "непримиримые" соперники?

- Я не вижу в этом ничего плохого, потому что если это делается ради блага громады, то это надо только приветствовать. Отложить политические амбицим и работать на благо тех людей, которые тебя избрали.

- А ваш, Юрия Бойко, личный успех в 2020 году?

- Это то, что у меня появились внук и внучка.

- Какие-то планы уже строите на 2021 год или это дело неблагодарное?

- Планы, конечно, есть. Это планы, связанные с работой над завершением военного конфликта, и возможное участие в мирных переговорах на Донбассе. Планы есть касательно того, чтобы помочь экономике страны, и с учетом возросшего нашего влияния на местах помочь тем громадам, в которых мы представлены и которые требуют особого внимания.

- Я вам желаю, чтобы это все осуществилось уже в 2021 году. Благодарю вас за то, что вы приходили к нам на эфиры. Надеюсь, что так будет и в 2021 году. Веселых вам праздников!

-. Спасибо вам тоже. Всем нам удачи.

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>