А мама ждет сына домой… Истории жертв пожара на нефтебазе

Пожар на нефтебазе под Киевом стал настоящим бедствием для Украины. Отравленная окружающая среда, десятки миллионов убытков. Однако самую ужасную трагедию пережили те, кто потерял там родных. 112.ua пообщался с раненными спасателями, а также с семьей погибшего 21-летнего парня. Измерить степень ожогов на сердцах родителей не возьмется ни один врач...

А мама ждет сына домой… Истории жертв пожара на нефтебазе
пресс-служба ГосЧС Украины

Анна Морозова

блогер для 112.ua

Пожар на нефтебазе под Киевом стал настоящим бедствием для Украины. Отравленная окружающая среда, десятки миллионов убытков. Однако самую ужасную трагедию пережили те, кто потерял там родных. 112.ua пообщался с раненными спасателями, а также с семьей погибшего 21-летнего парня. Измерить степень ожогов на сердцах родителей не возьмется ни один врач...

В самом масштабном за последние 50 лет пожаре, произошедшем недавно на нефтебазе "БРСМ-Нафта", погибли 5 человек и еще 14 – в больнице. В этих скупых строках - не просто цифры, не просто вырванные мгновения жизни из судеб пожарных, нацгвардейцев, медиков, работников поезда. В них - целая вечность, где с самого дна души срываются непрошенные слезы, глядя на фото сгоревшей техники и нефтебазы, которая "поглотила" в своем раскаленном жерле пламени жизни спасателей и железнодорожника.

День и вечность

В ночь на 9 июня семеро спасателей команды пожарного поезда станции "Казатин" поехали тушить пожар. Среди них были отец и сын Шевчуки - Леонид и Евгений. Обычные задачи, которые на службе нередко случаются.

- Ничто не предвещало беды, ни в дороге, ни тогда, когда увидели первые языки пожара, - вспоминает в больничной палате Киевской областной клинической больницы Леонид Шевчук, которого уже перевели из реанимации. - Для меня это уже давно стало привычной работой: 21 год приходилось гасить склады с топливом, пять лет назад горел фосфор: всякого насмотрелся, вместе с коллегами вырывали из пламени разные объекты.

Новости по теме

- А не возникало мысли после очередного сложного дежурства написать заявление об увольнении и уже спокойно работать? – интересуюсь у собеседника.

- За столько лет я так сросся с коллективом, а работа - ее везде на совесть нужно делать. Да и человек ко всему привыкает, - говорит негромко, с длительными паузами, потому что еще пекут на лице шрамы, а глубокие выеденные раны на руках говорят о необходимости в следующей операции. - Но мне повезло, в рубашке родился. Врачи говорят, что получил меньше ожогов, а потому после второй операции на кистях рук должен идти на поправку.

ГосЧС

А вот в реанимации еще остаются те, кого привезли сюда после взрыва. Но разве такие раны пекут больше всего?

Заведующий отделением термической травмы и пластической хирургии Киевской областной клинической больницы Сергей Крысько без истории болезни рассказывает о состоянии здоровья каждого с первых минут и до сих пор. Больше всего он и коллектив переживают за состояние человека, жизнь которого ежеминутно вырывают из лап смерти.

- Нам приходится бороться за жизнь четырех пострадавших, - рассказывает Сергей Юрьевич. - 96 процентов обгоревшего тела у Виктора Климчука до сих пор ежедневно заставляет медиков сдавать экзамен на терпение и мужество и просить вместе с родными Всевышнего послать ему выздоровления, ведь он пока подключен к аппарату искусственного дыхания.

Как мы узнали позже, в мировой практике известны единичные случаи, когда происходило чудо, и пострадавшие с 80 процентами ожогов возвращались к жизни. У Виктора цифра не просто критическая, а зашкаливает, однако вера, надежда и золотые руки медперсонала готовы бороться за его жизнь.

Алексей Николаенко и Петр Сизонюк также в реанимационном отделении. У них, соответственно, 45 и 60 процентов ожогов. Меньше огонь поиздевался над телом Леонида Шевчука, у которого 15 процентов ожогов. Это только на словах цифра кажется минимальной, а без слез смотреть на покрытое коркой лицо, пропитанные кровью слои бинтов невозможно. Но разве эта боль сравнится с той, которую не по силам излечить никаким врачам мира. Боль не физическая, а душевная теперь будет с ним до конца жизни: там, на нефтебазе, он потерял своего единственного сына, который с отцом полтора года ежесменно отправлялся на работу, делил кусок хлеба и обед.

Мощный взрыв и черный дым, как символ вечной скорби, сразу ворвались в жизнь, чтобы уже никогда не оставлять.

Новости по теме

- В тот момент мы подавали воду, - вспоминает то мгновение отец. - Помню звуки взрыва и уже потом - палату больницы.

Каждый новый день для него - постоянные прокрутки ситуации и поиск точки невозврата, после которой предотвратить трагедию стало невозможно. Это растянется на долгие месяцы и годы. Там, в глубинах памяти, он каждый раз пытается уловить образ сына, оставить его в памяти живым. Такая возможность поделиться с женой и медиками своими мыслями и переживаниями помогает не застрять в прошлом, которое теперь будет "кровоточить" до конца его дней.

Facebook Артема Шевченко

В момент трагедии 28-летний Петр Сизонюк с двумя казатинскими пожарными - 40-летним Леонидом Шевчуком и его 21-летним сыном Евгением - были в эпицентре огня. Петр лил воду, а другие двое оттягивали рукава. И тут произошел взрыв.

- Он бежал и горел на ходу ... А огонь его как бы затягивал назад. В шоковом состоянии выбрался к воротам, где была лужа, - сквозь слезы говорит мама Галина, которая днюет и ночует под больницей. - Упал туда и сам себя затушил. Знаете, наверное, это Господь его спас. Петя обгорел полностью, ожоги глубокие, 13 швов на голове ... Впереди десятки операций. Но главное - он жив!

Последний звонок

В пожаре погиб 21-летний Евгений Шевчук. Пожарный поезда станции "Казатин" обособленного подразделения Казатинского отряда ведомственной военизированной охраны оказался среди тех, кого накрыло взрывной волной.

Пожарного поезда, в цистернах которого было пять тонн пенообразователя и 180 тонн воды, ждали, как спасательный круг. Электровоз в тот день тянул четыре вагона что есть мочи, чтобы подоспеть с подмогой. Они не опоздали, но победить в поединке с огнем не смогли.

Тело Евгения Шевчука нашли через пять дней после трагедии. Он работал специалистом полтора года в военизированной охране. В субботу, накануне, у него было сватовство, через месяц должен был жениться. Отныне все в прошедшем времени.

Отцу покойного долго не сообщали о смерти единственного сына. И хотя говорят, что только сердце матери чувствует беду детей, у отца оно тоже не черствое, а потому он не переставал спрашивать, почему сын не приехал проведать, почему не нашел времени, чтобы с отцом поговорить?

Новости по теме

А мать почернела за дни ожидания, похорон и поисков единственного сына. Она до сих пор не верит, что в родном городе похоронили именно ее кровинку. Она в поисках ребенка уже объездила все райбольницы области: все еще надеется, что результаты ДНК-экспертизы неверные, и он ждет ее в палате больницы...

- Он с работы звонил мне обязательно два раза в день, чтобы напомнить, что мне надо уколы инсулина делать, - говорит мать. - Позвонил и в тот раз. Это были его последние слова-напоминания.

Степень ожогов сердца

- Гроб с сыном на руках пронесли через весь городок, - рассказывает женщина в палате. - Не передать словами боль потери... Похоронили его первым на кладбище, на Аллее Славы, рядом с погибшими воинами АТО.

О непоправимом горе она узнала по телефону: тогда сердце хотело вырваться из груди, и она почувствовала что-то неладное. Однако моментально себя успокоила: недавно говорила с сыном. Телевизор не включала - дома работы летом хватает, а потому о новостях из Васильковского района не слышала. И тут - как гром средь ясного неба: секунда - и боль разошлась по телу, превращая его в одну зияющую рану.

Facebook Арсена Авакова

- У него столько планов было: успешно сдал ВНО по украинскому, готовился к экзамену по математике, который через несколько дней надо было сдавать, - в Черкасскую пожарную академию собирался вступать, - рассказывает о мечтах, которым уже никогда не сбыться. - А еще готовился к свадьбе с Катей, уже и кольца купил.

Начальник военизированной охраны юго-западной железной дороги Валентин Гаевский стал первым, кто не прошел мимо беды семьи: он поднимал людей на поиски парня, его телефон не умолкал от звонков тех, кто предлагал помощь. Он и в больницу проведать скорбящего отца приехал одним из первых, и похороны организовал.

Новости по теме

... Леонид Шевчук лежит в палате с третьей степенью ожогов. Измерить степень ожогов на сердцах родителей не возьмется ни один врач, бессильна здесь и аппаратура. На белом свете они остались вдвоем век доживать: похоронили родителей и родных, жили и радовались единственному сыну, который должен был продолжить род. Вырванный с корнем род уже не расцветет весной молодой зеленью.

112.ua выражает соболезнования семьям погибших спасателей

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>