112.ua

Представим себе режимный объект. Военная часть Х. Пусть будет арсенал оружия и боеприпасов, серьезный такой, государственного значения. В центральной Украине. Есть на объекте план по охране и обороне, предположим, что объект оснащен видеокамерами, детекторами или датчиками, огорожен забором, колючей проволокой. По периметру воинской части башни, где стоят часовые, осуществляется еще патрулирование по определенным маршрутам, целое подразделение охраны. Вокруг базы полоса песка шириной в 15-20 метров, чтобы не было возгорания от лесных пожаров. На пропускных пунктах вообще все серьезно, проверка с металлоискателями, обыск, записи – чужой не пройдет. Есть даже определенный человек, который не отводит глаз с неба и наблюдает, чтобы ни один подозрительный летательный аппарат не попал на территорию военной части. Все серьезно.

Новости по теме: Пожар в Калиновке: Все, что известно по состоянию на 14:00

И тут ночью начинает все взрываться. Арсенал горит, боеприпасы разлетаются, населенный пункт и ближние деревни в опасности, людей эвакуируют, высшее руководство из Киева срывается ночью и едет на объект, журналисты не спят, полиция не спит, волонтеры не спят. Горит 10% от всей площади арсенала.

Начинают появляться версии. О поздравлении Петра Порошенко с Днем рождения, “украли боеприпасы, а теперь следы сжигают”, “рука Кремля”, “папироску солдат не туда выбросил” и так далее. Все ждут пост авторитетных пользователей соцсетей. Ну как это, случилось горе, они обязательно должны хоть что-то написать. А другие прочитать. И знать правду. “Атакован крупнейший склад боеприпасов Вооруженных сил Украины!" “Диверсия! Враги не только на востоке, но и в тылу, в центре страны”.

Вопросов возникает много, ответов на них нет. Самый распространенный из них - что было сделано после взрывов в Балаклее для того, чтобы не было больше такого на других военных складах?

По телефону отвечает начальник пресс-службы Генштаба Богдан Сеник:

“После Балаклеи охрана всех арсеналов была усилена, в том числе и в/ч под Калиновкой. Кроме увеличения людей, которые несут патрулирование, усилили систему пропуска. Были дополнительные меры и технические, техническое оснащение охраны, усилен режим пропуска, обвалования и т. п”.

Журналист Юрий Бутусов на своей странице в Facebook подтвердил, что боеприпасы не удалось рассредоточить правильно, и поэтому имеем такие вот последствия.

Новости по теме: Под Винницей горит крупнейший склад боеприпасов ВСУ

На мой вопрос, откуда господин Бутусов знает, сколько, что и где лежит на военных складах, представитель Генштаба ответил:

“Это сведения, которые подпадают под информацию с ограниченным доступом, у меня нет информации по этому поводу. Поскольку он привлекался к расследованию Иловайских событий как эксперт, получал установленный порядком допуск к государственной тайне, получал, знакомился, после того прекращались эти инсинуации и истерии. У меня нет данных относительно запроса такой информации. Откуда у него информация? Думаю, со временем этот вопрос можно задать компетентным структурам”.

Тем временем начальник вооружения Вооруженных сил Украины генерал-майор Николай Шевцов заявил, что информация о перегруженности арсенала не соответствует действительности. Также он сообщил, что представителями оперативного штаба был проведен облет над военной частью, и заверил, что “70% территории арсенала не повреждены пожаром и взрывами”.

Одна из топовых спекуляций в соцсетях, которые распространились за ночь, это о том, что на территории арсенала были неутилизированные боеприпасы, хотя они должны быть уже уничтожены.

- Они действительно там находились и почему их не утилизировали? Шли ли они по программе утилизации? - спрашиваем у господина Сеника.

- Утилизацией занимаются некоторые подразделения и департаменты Министерства обороны, ее проводили по программам международной поддержки. О наличии - у меня такой информации нет. Мы информировали, что на то время было 10% территории (на которую распространился пожар, - ред.), половина хранилищ были пустые, без боеприпасов. Также категорически опровергали информацию о наличии химических боеприпасов.

- Когда были последние учения по недопущению диверсионных действий на складе, предупреждению проникновения ДРГ, ликвидации пожара под Калиновкой? У меня информация, что такие учения личного состава были проведены в 2010 году.

- Недавно были учения, туда активно привлекались спецподразделения военной службы правопорядка, у них есть также функции контрдиверсионные, они отрабатывали их на некоторых базах, арсеналах и складах.

- А под Калиновкой?

- Сейчас я не скажу вам.

- Какие меры будут предприняты для защиты других складов? Возможно, уже есть распоряжение об еще большем усилении охраны.

- Это комплексный вопрос. Как только о происшествии стало известно, пошли распоряжения на другие военные части по усилению дежурства на базах и военных складах. Все другие дополнительные меры будут приниматься. Мы будем об этом информировать.

Если собрать после ночи пожара утренние мысли военнослужащих разных званий и должностей, то имеем следующее.

1. Абсолютная беззащитность складов. И если диверсия, то это сделали не чужие, а свои, возможно, подкупленные. Здесь даже с усиленной охраной режимного объекта ничего не поделаешь. Склады взрываются не случайно, а системно.

2. СБУ гонялась за диверсантами по Винницкой области, не поймала, у диверсантов был крутой беспилотник, они с его помощью и совершили теракт.

3. России действительно выгодно, чтобы у нас взрывались арсеналы, потому что мы воюем СОВЕТСКИМ оружием, боеприпасы у нас СОВЕТСКИЕ. Но мы не производим своих боеприпасов на это же оружие. Они производятся только в России, покупать у России Украина не будет, это понятно. Украина и так купила уже все остатки БК у постсоветских стран.

4. Просят уволить чиновников или хотя бы показать результаты расследования предыдущих подобных инцидентов, в частности в Балаклее.

Новости по теме: Сотни "экспертов" кричат о пожаре в Калиновке, не имея ни малейшего понимания о сути проблемы

Поражает слаженность простых людей, которые готовы были прийти на помощь и своим транспортом эвакуировать местных жителей из зоны поражения. Также было быстрое реагирование местной власти, которая предоставила здания, в частности учебных заведений, для размещения этих жителей. Интенсивность взрывов значительно уменьшилась. Если ночью это было около 60 взрывов в минуту, то сейчас это примерно 2—3 взрыва за это же время. По крайней мере так информирует Минобороны. Такие вещи не хочется заканчивать словами “кто следующий?”, поэтому в настоящее время главная задача – это локализовать пожар, уменьшить интенсивность взрывов и проверить всю территорию, где есть необходимость - разминировать, вернуть людей домой. Далее - компенсации, установление причин и последствий, привлечение к ответственности. По крайней мере так должно быть в идеале.

Ирина Сампан