Фото из открытых источников

Вопрос земельной реформы уже несколько месяцев как активно обсуждается в Кабмине на закрытых от прессы совещаниях. Рабочую группу возглавляет сам премьер-министр Владимир Гройсман, который лично присутствовал на встречах рабочей группы. Вопрос реформы стоит остро, поскольку его форсирует главный кредитор Украины МВФ – в частности при получении последнего транша правительство взяло обязательство уже с 2018 года (после окончания действия моратория) начать продажу сельхозземель. 5 июля Гройсман заявил, что МВФ может даже отложить выделение следующего транша в размере до 1,9 млрд долл. из-за неготовности парламента до конца текущей сессии (15 июля) принять земельную реформу.

Новости по теме: МВФ готов исключить земельную реформу из условий выделения очередного транша Украине, – источник

Чтобы приоткрыть завесу над тем, о чем дискутирует рабочая группа и, собственно, что является препятствием на пути открытия для свободной продажи земель сельскохозяйственного назначения, мы посетили пресс-завтрак в офисе Sigma Bleyzer в Украине. Там глава "Украинский аграрной конфедерации" и член рабочей группы Леонид Козаченко, а также глава фонда Sigma Bleyzer в Украине Вадим Бодаев (фонд арендует и обрабатывает 120 тыс. сельскохозяйственных земель в пяти регионах) обсуждали основные камни преткновения, для преодоления которых, как стало очевидно, может понадобиться значительно больше времени, чем отводят правительству международные кредиторы.

На основании заявлений собеседников мы выделили три основных тезиса, которые являются якорями, не позволяющими сдвинуть реформу с мертвой точки.

1. Неиндентифицированность государственных земель

Огромная площадь земельных массивов в Украине остается неиндентифицированной, и это вопрос внесения и исправления данных в Государственном земельном кадастре и Реестре прав на недвижимое имущество, который дискутируется достаточно давно.

В частности, по словам Леонида Козаченко, до сих пор нет точной и окончательной информации о том, кто обрабатывает так называемые государственные сельскохозяйственные земли – а это ни много ни мало почти 11 млн га, треть пашни (общая площадь пахотных земель в Украине 32 млн га). Козаченко говорит, что под предлогом устного распоряжения премьер-министра (устное было, письменного Гройсман мне не давал, уточнил Козаченко), он собирал руководителей Государственного земельного кадастра на местах, представителей Минюста и Минагропрода, которых просил раскрыть информацию о структуре формальных собственников (в основном учреждения государственной формы собственности) этой земли. Хотя, конечно, гораздо интересней информация об арендаторах (о том, кто непосредственно зарабатывает на обработке земли). Но, ничего! "Открывать эту информацию они не хотят", - сказал Козаченко.

Очень даже понятно, почему не хотят, особенно в свете того, что присутствовавшие на мероприятии представители Государственной фискальной службы, по словам Козаченко, сообщили, что по их данным около 40% производителей сельскохозяйственной продукции (которая, как известно, нынче производится с фантастически высокой рентабельностью) вообще не платят никаких налогов, продавая ее за наличные деньги. То есть, арендаторы около 16,4 млн га пашни платят налоги, а вот остальные – "никто не знает". Вадим Бодаев уточнил, что сейчас эксперты и бизнес проверяют эту информацию и уточняют цифры.

И хотя Козаченко осторожно отметил, что его слова не следует толковать таким образом, что все, кто зарабатывает на агропроизводстве на госземлях, не платят налоги. Мы понимаем, что речь о множестве схем, при которых государственные земли, к примеру, сданы в аренду по смешной цене, за что формальные собственники получают вполне серьезные откаты, либо когда целые семейные кланы "пилят бабло", нажитое на пашнях с государственной формой собственности.

Новости по теме: Земельная реформа в Украине: Отобрать и поделить

Отметим, что ранее сообщалось, что больше половины всех госземель – 7,3 млн га – это так называемые "земли запаса". По разным причинам они не были разделены на паи и не передавались частным владельцам в 90-е. Также землей управляют различные министерства и организации. Была информация, что один из крупнейших владельцев – Академия наук, в управлении которой находится около 429,5 тыс. га пахотных земель. Еще примерно 200 тыс. га распоряжаются предприятия системы Минагропрода. Помимо прочих структур пахотными землями госсобственности управляют Минобороны, лесохозяйственные предприятия, предприятия и организации транспорта и связи.

К слову, министр аграрной политики в правительстве Арсения Яценюка Алексей Павленко, вступая в должность, грозился проверить эффективность использования госземель, закрепленных за Академией наук. "Тут большая коррупционная составляющая. Наши ученые – крупнейшие латифундисты в стране. Когда-то у них был 1 млн га земли, теперь только – 360 тыс. га. Где остальные земли – неизвестно. Я требую, чтобы они четко назвали имя, фамилию и отчество людей, за которыми закреплен каждый гектар. Они говорят: мы занимаемся наукой, у нас участки для гибридизации. Однако для таких участков нужно максимум 10-20 тыс. га, все остальное – это "дерибан" земли. Эту тему мы держим под контролем", - заявлял Павленко.

Впрочем, никаких конкретных шагов после этого заявления не последовало.

Также генпрокурор Юрий Луценко сообщал, что ГПУ и СБУ задержали на 30-тысячной валютной взятке директора госпредприятия "Коневодство Украины" (обрабатывает 45 тыс. га государственной земли). Представителя этого предприятия тогда также вызывали в комитет аграрной политики и земельных отношений Верховной Рады, где (написавший недавно заявление об отставке) министр агрополитики Тарас Кутовой в жесткой форме высказал ему свое неудовольствие от ведения дел в хозяйстве. Последнее, что известно по этому делу, это то, что обвиненный в получении взятки директор ГП "Коневодство Украины" Денис Птушко вернулся на работу.

Новости по теме: Гройсман поручил МВД активизироваться в вопросе выявления махинаций с земельными участками

Правительство Яценюка поднимало вопрос о продаже злосчастных 11 млн га госземель в качестве экономического эксперимента, предшествующего полноценному рынку земли. Но, как известно, дальше заявлений в этом направлении дело также не зашло.

Козаченко анонсировал намерение провести еще одну встречу с хранителями тайны о собственниках 11 млн га, но оговорился, что добиться раскрытия информации удастся, если не произойдет никакого вмешательству сверху.

2. У фермеров нет денег на покупку земли, агрохолдингам не дают сконцентрировать землю

Как известно, правительство склоняется к идее организовать рынок сельскохозяйственной земли таким образом, чтобы выкупить землю в первую очередь имели право небольшие сельскохозяйственные предприятия. Для этого предлагается норма о разрешении продавать не более 200 тыс. га земли в одни руки и только гражданам Украины. Но беда в том, что большинство реальных небольших фермерских хозяйств сейчас реально не имеют денег, что выкупить такое количество земли. В то же время, их имеют коррупционеры всех родов и мастей и большие холдинги. По словам Вадима Бодаева, нельзя исключить ситуацию скупки земли при таком подходе спекулянтами и затем попытки перезаключить договора аренды с крупными агрохолдингами по спекулятивным ценам. Итог может быть таким, что от аренды каких-то массивов земли агрохолдинги будут вынуждены отказаться либо повысят цены на готовую продукцию, что тут же отразится на конкурентноспособности на экспортных рынках и прямо повлияет на потребителя на внутреннем (рост цен, инфляция).

Но, если следовать задумке Кабмина, то логично было бы перед тем, как открывать рынок, найти механизмы поддержки мелких и средних фермеров (стоит ли идти по этому пути - отдельный вопрос, но если уж пошли, будьте логичными до конца). В частности, по словам Козаченко, сейчас обсуждается идея создания земельного банка, через который можно было бы реализовать программу доступного кредитования для честных (уплачивающих налоги) хозяйств на покупке сельхозземель. Кроме того, должна быть усилена господдержка малых и средних фермеров.

3. Непонимание, что должно получиться на выходе

Но самое серьезное препятствие, которое не позволяет сдвинуть с места земельную реформу в Украине – это отсутствие понимания ее конечной цели и собственно видения аграрного рынка страны в перспективе. Результатом совещаний в государственных комитетах становятся инициативы, которые одним кажутся выгодным крупным агрохолдингам, другие – мелким фермерам. Но кто такие крупные агрохолдинги? Какие формы собственности или ведения деятельности могут быть к ним отнесены? А кто такие мелкие или средние, фермеры? Это четко не прописано ни в одном нормативном документе.

У государства сейчас нет четкого понимания о том, кто должен повести вперед аграрный рынок Украины и быть его драйвером – крупные агрохолдинги или мелкие фермеры? Те и другие вместе, тогда в каком соотношении?

Новости по теме: Комисар ЕС Хан: Украине нужно провести земельную и пенсионную реформы в течение года

По этой причине, по словам Козаченко, эксперты и участники рынка настаивают на принятии перед проведением земельной реформы Государственной программы развития аграрного сектора. Она должна дать ответы на главные вопросы. Каким государство видит аграрный рынок Украины? На кого делается ставка при выращивании каких видов культур – на крупные предприятия (условно, от 50 тыс. га в аренде) или мелкого фермера (условно, 500-700 га). Если и на того и на другого, то в каком соотношении?

Если это ставка на мелкого фермера – должен быть прописан четкий механизм, сколько государство готово инвестировать в его поддержку. Если это агрохолдинги, должны быть четкие нормы разрешенной концентрации земли в одних руках. Как в США, там это прописано на уровне штатов – например, не более 1,4% сельхозземель от общего количества в регионе, или 10%, как в Южной Каролине, где ведение сельского хозяйства осложнено природными условиями.    

Елена Голубева

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.