Что может стать главным фактором притока прямых иностранных инвестиций в Украину

Модернизация украинской экономики невозможна без изменения инвестиционного климата. Встречаясь с международными инвесторами, понимаешь, что у них есть хороший спрос на наши довольно дешевые украинские активы. Однако у нас почти нет подготовленных инвестпроектов и собственной политики поощрения прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в реальный сектор экономики, учитывая, что капитал и инвестиции должны быть мобильными

Что может стать главным фактором притока прямых иностранных инвестиций в Украину

Александр Гончаров

Основатель «Киевского фондового центра»

Модернизация украинской экономики невозможна без изменения инвестиционного климата. Встречаясь с международными инвесторами, понимаешь, что у них есть хороший спрос на наши довольно дешевые украинские активы. Однако у нас почти нет подготовленных инвестпроектов и собственной политики поощрения прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в реальный сектор экономики, учитывая, что капитал и инвестиции должны быть мобильными

У нашей страны, к сожалению, очень плохой инвестиционный имидж, очень плохой. Вот почему следующую стратегию нужно делать сфокусированной не столько на экономике в целом, сколько на совершенствовании конкретных механизмов инвестиционной политики. В то же время, если посмотреть на государственные расходы в бюджете на текущий 2018 год, то увидим резкое сокращение расходов на развитие человеческого капитала, проведение научно-исследовательских работ и кратное отставание от целого ряда стран в финансировании цифровой экономики, основанной на высоких технологиях. В промышленной политике – такое же заметное отставание. Почему?

Ответ не однозначный и в то же время простой. Смею утверждать, что фундаментальной причиной отсутствия инвестиций в производственную сферу является тот факт, что в Украине очень выгодно заниматься бизнесом на финансовом рынке (особенно на валютном). И крайне рискованно что-то делать в реальном секторе, то есть производить конкретную продукцию. В связи с этим справедливо спросить, а кто платит за нестабильную гривну, двухзначную цифру инфляции, учетную ставку НБУ в 16% и так далее? Ответ очевиден: за "банкет" валютных спекулянтов заплатили, в частности, своими повышенными ставками по кредитам производственники и рядовые украинцы.

Новости по теме

Судите сами, уже в январе этого 2018 года коммерческие банки в ответ на повышение учетной ставки НБУ до 16% подняли процентные ставки по новым кредитам в гривне для домохозяйств до 29,7% годовых и для бизнеса — до 15,3% годовых. Соответственно, общий кредитный портфель в гривне нашей банковской системы на конец января остался на уровне начала 2018 года и составил всего лишь 571,6 млрд грн. У нас фактически происходит сжатие кредитного рынка, хотя сокращение объема корпоративных кредитов было компенсировано незначительным ростом объема кредитов физическим лицам.

И эта проблема пока тщательно не просчитывается нашими финансовыми властями, но в ближайшее время она очень остро обозначится. Думаю, не случайно так оперативно народные депутаты проголосовали за закон о создании в Украине единого реестра должников. Кстати, с апреля 2018 года коммерческие банки должны будут подавать информацию о том, кто получил у них кредит и его не вернул. Да, это очень опасно – недооценивать кредитное плечо. Вспомните, когда в США в 2007 году начало сжиматься кредитное плечо, разразился затем так называемый ипотечный кризис. Так же и в украинской экономике будет нарастать проблема, заключающаяся в том, что не будет оставаться пространства для инвестиций. В чем ее суть?

Дело в том, что будет, например, у отдельных предприятий накапливаться избыточная гривневая ликвидность. Но вряд ли производственники будут вкладывать свою прибыль, в частности, в облигации внутреннего государственного займа (ОВГЗ), а население свои накопления, вероятнее всего, переведет в доллары и евро. Не видя инвестиционных перспектив, все будут сидеть и ждать, когда их валютные активы вырастут, не понимая, что у нас давно уже плавающий валютный курс и что он может качнуться в любую сторону (это мы в последнее время и наблюдаем). Поэтому рыночные силы могут сыграть с украинским рынком злую шутку, причем далеко не один раз. Но остается ключевой вопрос, как создать инвестиционную систему, которая бы связала банковский сектор с инвестициями в развитие реального сектора экономики.

И, конечно же, что нужно нам делать для привлечения прямых иностранных инвестиций и стимулирования внутренних инвесторов? Ну, прежде всего, надо отметить, что инвестиций нам нужно много и в разные отрасли экономики. Но пока их очень мало. Так, объем выведенных из Украины дивидендов по итогам 2017 года составил 1,8 млрд долл., а размер прямых иностранных инвестиций в акционерный капитал предприятий — 1,2 млрд долл. Следовательно, если Кабмин собирается увеличивать норму накопления и быстро развиваться, то, конечно, это ничтожно малое количество ПИИ в украинскую экономику за прошлый год.

Новости по теме

Плюс к этому на фоне деградации производящей экономики нам особенно нужны прямые инвестиции, которые приведут за собой профессиональный менеджмент, высокие технологии, современное оборудование, культуру производства и многое другое. Вот только важно, у кого эти технологии — первого или второго ряда — мы будем заимствовать. Чтобы в перспективе не стать чьим-то техническим придатком, например, отдельных азиатских стран. Ведь пока их оборудование и технологии все-таки из второго ряда в сравнении с аналогами из ведущих индустриальных стран Евросоюза. А нам, образно говоря, не желательно воспроизводить копию, надо завозить оригинал.

И еще одну проблему, которая относится к прямым инвестициям, нам необходимо решить. За пару десятков предыдущих лет разные составы Кабмина и законодатели создали большие стимулы для того, чтобы на украинский рынок приходили портфельные или спекулятивные инвестиции, которые угнетают прямые. По-прежнему, как часики, у нас действует механизм запуска финансовых кризисов: свободный счет капитала — временно укрепляющийся курс гривны — высокая доходность финансовых активов. Это — кэрри трейд, или, говоря по-простому, по-быстрому бабла срубить.

А чтобы быстрее нам расти, нужна новая экономическая модель и должна быть совершенная другая, с возможностями роста норма накопления. Правительство до сих пор не использует те резервы, которые можно задействовать с приходом прямых иностранных инвестиций. По-прежнему очень высокими остаются на украинском рынке регуляторные издержки, большинство зарубежных бизнесменов у нас не находят привычную для них добросовестную конкурентную среду с понятными для них налоговыми стимулами.

Наконец, чтобы к нам постоянно заходили прямые инвестиции, Кабмин и Верховная Рада должны активно заниматься внутренним спросом. И только тогда, когда мы сами начнем расширенно строить малый и средний бизнес, когда появятся вложения среднего класса в акции и корпоративные облигации украинских эмитентов, когда сформируется новый класс институциональных инвесторов, когда государство будет пиарить развитие национального рынка совместного инвестирования, словом, когда начнется опережающий рост спроса резидентов, мы немедленно увидим новые и более мощные потоки инвестиционных денег от нерезидентов. Тогда придут на украинский рынок длинные деньги и современные технологии первого ряда.

Безусловно, нельзя не признать, что изменения к лучшему происходят, однако хочется больше и масштабнее. А главное – еще лучше.    

Александр ГОНЧАРОВ,

Руководитель сайта http://privatization.in.ua/,

Директор Института развития экономики Украины

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...