Зачем Украине налог на выведенный капитал и что он нам даст

Зачем Украине налог на выведенный капитал и что он нам даст
Фото из открытых источников

Алексей Кущ

экономист

Президент Украины внес в парламент проект закона о введении налога на выведенный капитал. По старой, доброй традиции, имплементация закона планируется на 2019-й год, примечательный во всех отношениях. Тут вам и выборы, и введение в действие закона о валюте, который предполагает всемерную дерегуляцию, и выплата рекордным сумм по внешним займам… В общем, все складывается столь "логично", что в пору говорить о глубокой психологической фрустрации наших реформаторов и о сложном когнитивном кризисе. Скорее всего, перед нами жесткий разлад внутреннего сознания и реальной действительности, когда "Я", "Сверх-Я" и "Оно", разбежались в разные стороны и не обещали вернуться.

Посудите сами: в 2019-м году намечается рекордная выплата внешних долгов и обострение на валютном рынке по целому ряду экономических и политических причин. И именно на этот год переносят введение в действие закона о валюте, согласно которому нас ждет полная дерегуляция валютного рынка. Прикол номер два. Следующий год будет не менее напряженным в плане формирования бюджета, ведь до 40% его доходов придется отдать на выплату государственного долга, внешнего и внутреннего. Кроме того, нужно сяк так повышать социальные стандарты. И именно на этот год хотят перенести замену налога на прибыль налогом на выведенный капитала, в результате чего казна не досчитается десятков миллиардов гривен. Хотя в законопроекте скромно предлагают правительству поискать компенсаторы в структуре расходов, которые можно сократить. Похоже, что к цене на природный газ Украина добавляет еще один камень преткновения в переговорах с МВФ, ведь фонд не одобрит данную замену, если реальные компенсаторы не будут найдены. И не в структуре расходов, а среди доходов. Складывается впечатление, что на разрыве сотрудничества с МВФ, власть хочет сыграть свою часть "марлезонского балета", представив все таким образом, что отсутствие траншей – это плата за суверенную политику и независимое реформаторство. Независимое в том плане, что от него ничего не зависит…

Новости по теме

По состоянию на 1 января 2018 года, по данным Государственной казначейской службы, органами ГФС обеспечено поступление налогов и сборов на 519 млрд грн, из них, например, налог на доходы физических лиц составил 75 млрд грн, а налог на прибыль предприятий – почти 70 млрд грн. Таким образом, налоговые поступления от населения в государственный бюджет превысили аналогичные платежи, которые с прибыли отчисляет корпоративный сектор экономики. Если не знать о ситуации в нашей стране, может сложиться впечатление, что мы находимся где-нибудь в США, где население обеспечивает львиную долю налоговых поступлений.

На самом деле столь разительное отличие в участии бизнеса и граждан в наполнении общей копилки-"свиньи" объясняется достаточно просто: налог на прибыль легко оптимизировать, а подоходный – нет (это возможно лишь в случае выплаты зарплат в конвертах). Налог на прибыль вообще самый "оптимизационный": используя действующие стандарты бухгалтерского и налогового учета, достаточно просто в случае необходимости занизить доходы или завысить расходы либо и то, и другое одновременно. С учетом глубокой девальвации гривны украинские предприятия, у которых есть валютные статьи расходов или задолженность в валюте, получили неисчерпаемый источник для формирования затратного механизма с помощью так называемых курсовых разниц. Каждый этап девальвации гривны для таких экономических агентов – это возможность три-четыре года не платить государству налог на прибыль. Причем на законных основаниях. Кроме того, в Украине действует чрезвычайно высокая ставка подоходного налога (18%), которая равняется ставке налога на прибыль предприятий – те же 18%.

Казалось бы, налог на выведенный капитал должен положить конец данной диспропорции.

Экономику Украины в контексте фискальной системы можно представить в виде трех размещенных рядом "олимпийских" колец: первое кольцо – это оншор, то есть предприятия, которые платят практически все налоги. В основном это системные иностранные компании и государственные предприятия. "Иностранцы" платят, потому что привыкли это делать, "государственники" – потому что не жалко.

Второе кольцо – это мидшор, куда входят практически все остальные компании на общей системе налогообложения. Они платят сколько не "больно" или сколько не стыдно. На профессиональном сленге это называется оптимизацией налогообложения.

И третье кольцо – это офшор, сегмент малого бизнеса на едином налоге и прочие "низконалоговые юрисдикции": венчурные фонды, страховые компании, выплата дивидендов, роялти и т.д.

Естественно, все эти три круга взаимодействуют между собой, и если первый лишь соприкасается со вторым и третьим, то мидшор и офшор основательно "заходят" друг на друга в едином порыве братских объятий.

Наши финансисты научились "рисовать" минимальный уровень прибыли не хуже, чем изображал свои фантазии на полотнах Пабло Пикассо. Знаком качества финансового директора является умение выйти на минимальную прибыль, чтобы и государству на казначейский счет что-то капнуло, и "любимых" собственников не обидеть.

Все это привело к тому, что современная фискальная система представляет собой крупноячеистую сеть, в которую способна попасть только очень крупная рыба, которая в итоге всегда может успешно договориться с "рыбаком", по той причине, что она крупная.

Отток капитала из базовых отраслей экономики Украины, по разным экспертным оценкам, составляет не менее 10-15 млрд долл. в год. То есть, по самым скромным оценкам, реальный размер фактической прибыли должен быть как минимум в два раза выше его нынешнего значения, а поступления налога на прибыль предприятий за 2017 год должны были составить не 70 млрд, а не менее 140 млрд грн.

В сфере большого бизнеса уход от налогообложения происходит с помощью контролируемых иностранных компаний (КИК) и нарушения правил трансфертного ценообразования (ТЦО). Например, собственник украинского горно-обогатительного комбината зарегистрировал в Австрии свою КИК и продал ей же добытую в Украине руду, но на 20 долл. дешевле на тонне, чем на мировых рынках, а затем реализовал товар реальным покупателям, но уже с австрийской компании и по рыночной цене. Таким образом, на счетах КИК, контролируемых нашими ФПГ, остается до 30% экспортной выручки в год. Но это сейчас, на фоне вялого спроса, а в былые времена и все 50%. Исходя из норм действующего законодательства, честный налогоплательщик должен по итогам года провести анализ своих контролируемых операций в системе ТЦО и доначислить налоговые разницы, исходя из так называемых обычных цен, определяемых по методу "вытянутой руки" (когда сделки между связанными лицами оцениваются, исходя из аналогичных сделок с несвязанными компаниями). Но так должен поступить честный налогоплательщик, а как поступит украинский? Зарегистрирует австрийскую компанию на венского бомжа и ничего не пересчитает.

Новости по теме

Весь этот налоговый рай и призван разрушить налог на вывод капитала. Его концепт заключен в слиянии упоминавшихся выше колец мидшора и офшора в единое пространство. Он как бы создает условия для капсулирования бизнеса в одной оболочке: пока ты работаешь и реинвестируешь доход в дальнейшее развитие, налога нет. Но как только часть финансового потока выводится на сторону, включается ставка налога. Любой непродуктивный отток оборотных средств попадает в фискальный пресс. Чем-то напоминает принцип налогообложения венчурных фондов.

К таким операциям по оттоку капитала (прямым и косвенным) планируют отнести:

выплату дивидендов; страховые платежи в интересах иностранных компаний; любые перечисления в пользу владельца компании, например в виде долгосрочных ссуд; проценты по кредитам нерезидента, если он относится к КИК; финансовую помощь, перечисленную плательщику единого налога, а также любые денежные взносы в его пользу, в том числе дебиторскую задолженность по операциям с ним; любые инвестиции за пределы страны; роялти; контролируемые операции с КИК (ТЦО) и плательщиками единого налога (применение обычных цен по купле-продаже товаров и оказанию услуг).

Все эти операции будут облагаться налогом на выведенный капитал в размере 15% (прямые операции в пользу бенефициаров предприятий, например дивиденды, роялти, финансовая помощь) или 20% (косвенные операции, такие как контролируемые товарные операции с КИК, с плательщиками единого налога и т.д.). Налог на прибыль при этом не удерживается.

И вот тут мы подходим к самому интересному – где применяется столь прогрессивный метод? Часто вспоминают Гонконг. Но там есть налог на прибыль, просто от него освобождаются суммы реинвестиций прибыли. По сути, речь идет об Эстонии, Грузии и Латвии. Не густо, тем более что ни одна из этих стран благодаря налоговой реформе не стала производителем новых мобильных телефонов или микроволновок. Но оно им и не нужно. Эстонские программисты разработали Skype не благодаря налогу на выведенный капитал, а потому что в Тарту во времена Союза находился известный институт кибернетики и программирования. Грузины и без налога продолжали бы продавать боржоми и вино, Латвия продолжала бы "бурить" финансовый бизнес и сферу корпоративного управления для менее продвинутого постсоветского пространства, плюс шпроты.

Как показывает практика, ни одна промышленно развитая страна не предпринимала подобную реформу. К чему может привести введение налога на выведенный капитал внутри страны? В первую очередь, к появлению перегородок между малым бизнесом, который использует единый налог, и средним/большим. А ведь, как показывает пример развитых стран, большие предприятия концентрируют вокруг себя тысячи малых и средних на правах смежников и субподрядчиков. Применение обычных цен в этой сфере потребует создание громоздкой инфраструктуры по их определению и контролю.

Кроме того, введение данного налога внутри страны приведет к сокращению возможности для роста вертикально интегрированных компаний, которые нередко субсидируют друг друга. И если горизонтальное интегрирование компаний стоило бы существенно ограничить (собственники металлургических заводов должны заниматься металлом, а не строительством торговых центров в столице, свинарниками и телекоммуникациями), то вертикальная интеграция – явление достаточно эффективное, особенно в промышленности.

Как показывает опыт налоговых реформ во многих странах, которые уже давно завершили тот путь, который мы даже не начинали, сложно закапсулировать бизнес большой промышленной страны так, как это сделали в стране непромышленной и маленькой. Степень экономической сложности Украины и Грузии все же "немного" отличается. Как говорится, что для эстонца хорошо, то для украинца – … Ну, вы поняли.

Кроме того, прибыль предприятий и ее распределение в пользу акционеров являются не только ключевым индикатором для развития фондового рынка, но и универсальным магнитом, который притягивает прямые иностранные инвестиции. Конечно, можно стимулировать с помощью налога на выведенный капитал реинвестирование прибыли в дальнейшее развитие, но это хорошо работает лишь при условии, что речь идет о небольших фирмах, которые работают преимущественно в сфере услуг и туризма и за счет собственных оборотных средств открывают очередной ресторанчик, создавая десяток-другой новых рабочих мест. Но развитому реальному сектору, представленному большими компаниями, нужны инвестиции, а они придут лишь туда, где компании выплачивают дивиденды, а не наоборот. Да и население не будет вкладывать свои накопления в отечественные активы, если они будут представлять из себя герметичные копилки, которые работают лишь на "прием", а на отдачу – исключительно в случае удара по ним "молотком".

Кроме того, для функционирования налога на выведенный капитал нужна по-настоящему эффективная и продуктивная судебная система, ведь в нашем случае суды будут просто завалены исками касательно признания транзакций такими, что связаны с хозяйственной деятельностью предприятия, а не с выводом капитала. То есть уже сейчас можно прогнозировать коллапс не только фискальной, но и судебной системы (в случае введения налога на выведенный капитал). Прямые фискальные потери в случае отказа от налога на прибыль могут составить до 80 млрд грн. А "Боливар" в виде населения и его подоходного налога явно не вывезет "двоих".

В таком случае возникает вполне закономерный вопрос: "На кой"?

Скорее всего, если закон действительно вступит в силу и это не обычный законодательно-реформаторский спам, он поможет нескольким крупным ФПГ консолидировать внутренний финансовый ресурс, не уплачивая в бюджет налог на прибыль. Это позволит профинансировать новый политический цикл, победить на выборах или обеспечить репатриацию капитала в случае проигрыша. Хотя на пути репатриации, по идее, и должен был бы встать новый налог, но не будем наивными: в любой закон закладываются не только заградительные механизмы, но и обходные каналы. В таком случае, впору говорить об офшоризации большого бизнеса в Украине. А если в качестве компенсаторов бюджетных потерь от введения нового налога отменят единую систему налогообложения для малого бизнеса, получится вообще смешно.

Алексей Кущ

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров