Фото из открытых источников
 

Оригинал на сайте Mirobase

В связи с резонансом, который возник вокруг программы Mirobase (ранее — Стахановец), и событиями, связанными с обысками в компаниях Dragon Capital и "Укргаздобыча", считаю нужным поделиться с общественностью фактами, которые ранее я откладывал до судебного разбирательства.

Как вы уже знаете, сотрудники СБУ вломились к вышеупомянутым компаниям с ордером на обыск под предлогом того, что они используют запрещенный софт, а именно Mirobase (Стахановец).

Это получилось в результате истории, связанной с пленением Максима Авраменко, настоящего героя Украины, участника АТО, добровольца, прошедшего иловайский котел и проведшего после этого 4 месяца в плену, в подвале здания СБУ в Донецке.

Новости по теме: Создатель софта "Стахановец" анонсировал публикацию серии материалов, компрометирующих СБУ

Все началось в конце ноября 2015 года, когда мне позвонили на телефон, указанный на сайте Mirobase. Человек представился Романом, сотрудником некоей компании, которой срочно нужно запустить новый офис, и для этого им нужны ноутбуки и телефоны с уже установленным на нем перечнем ПО, в том числе, для обеспечения сохранности коммерческой тайны — там должен был стоять Mirobase. Я ответил, что занимаюсь только софтом, а ноутбуки и телефоны он может купить самостоятельно, обратившись в соответствующую компанию. 1 декабря Роман перезвонил и сообщил, что они купили (на сайте "розетка") 4 ноутбука, 1 настольный ПК и 4 телефона на сумму, как я потом узнал, около 60 тыс. грн и заплатили одному из партнеров, через которых шли продажи софта, деньги за 8 лицензий Mirobase. А так как компания у Романа маленькая и системного администратора своего нет, он попросил меня прислать технического специалиста, который бы проконсультировал их с инсталляцией софта у них в офисе.

Максим Авраменко
Фото из открытых источников
К тому моменту Максим Авраменко вернулся с фронта, пережив тяжелые бои и пленение. Как вы можете прочитать в публикациях в СМИ, он совершил геройский поступок, спрятав от надругательств флаг Украины.

Он искал себе работу, которая помогла бы ему адаптироваться к мирной жизни, и я время от времени привлекал его как фрилансера — технического консультанта для помощи клиентам.

Итак, 1 декабря 2015 года около 16:30 я связался с Максимом и попросил его подъехать по адресу на улице Желябова, названному мне вышеупомянутым Романом. Максим немного напрягся, т.к. был уже конец рабочего дня, а у него на вечер были планы, но согласился со мной, что за 30 минут он успеет все сделать, и в итоге поехал. Роман попросил, чтобы у них стоял софт именно с брендом Стахановец, под которым софт продается в РФ, хотя на тот момент в Украине продажи шли под брендом Mirobase.

Авраменко приехал по адресу, там был абсолютно пустой офис в здании НИИ, в котором находилось около 10 человек, на полу лежали новые запечатанные ноутбуки и телефоны. Роман сходу начал грубо требовать, чтобы Максим распечатал технику и установил на нее софт. Максим им объяснил, что он технический консультант, он может им помочь разобраться, что и как делать, но не может за них делать инсталляцию и принимать условия лицензионного соглашения, так как это должен делать только тот, кто купил лицензию. Но Роман и другие его сотрудники стали оказывать на Максима давление, говоря, что они якобы договорились со мной, что он должен все сделать самостоятельно. Максим позвонил мне и объяснил ситуацию. Позиция нашей компании (да и любой другой, наверное) — не работать с людьми, ведущими себя неэтично, и я принял решение отказаться от работы с этими людьми и передал Максиму, чтобы он уходил, а деньги за лицензии мы вернем.

И тут начинают происходить странные вещи. Роман мне начинает говорить, что он НЕ МОЖЕТ отпустить Максима, что они не дадут ему уйти, пока он не установит им софт. Я звоню Максиму, он мне шепотом говорит, что ситуация похожа на провокацию СБУ, а люди, представившиеся сотрудниками компании-клиента, похожи на переодетых в штатское сотрудников спецслужбы. Я слышал много рассказов о подобных ситуациях, но сам столкнулся с таким впервые. Понимая, что вызов наряда полиции ничего не даст, их просто не пустят на проходной этого НИИ под предлогом следственных действий, я начал переговоры об освобождении Максима.

Это длилось 8 часов.

Все это время Максим находился практически в плену у СБУшников, они физически преградили ему путь к выходу, и речи быть не могло о том, чтобы дать ему возможность хотя бы поужинать. Я в панике звонил всем друзьям, не понимая, что делать, искал советов, но ситуация была слишком нестандартная. Роман по телефону мне объяснял совершенно бредовые идеи о том, что якобы их начальник настолько злой, что если к утру следующего дня софт стоять не будет, то все они потеряют работу, а им надо кормить семьи и детей и так далее. Сами они софт ставить не умеют и не будут, поэтому Максима не выпустят. Я долго объяснял, что они не могут заставить человека что-то делать против его воли. Пугал полицией, объяснял, что за человека они удерживают, но все это Романа абсолютно не волновало. Раз за разом он мне на протяжении часов говорил, что Максим оттуда не выйдет, пока не будут выполнены его условия. В какой-то момент к ним приехал тот самый начальник, которого так боялись Руслан и его коллеги. Изучив ситуацию и поговорив со мной по телефону, он подтвердил, что Максима будут удерживать, "сколько нужно".

Иногда мне удавалось дозвониться до Авраменко, он говорил, что он держится и будет держаться сколько надо, что на него давят, но он не будет выполнять их требования. Наконец, около полуночи, после многих часов переговоров, мы сошлись на том, что Роман и его сотрудники сами распечатают телефоны и ноутбуки, кто-то из сотрудников Романа сам сядет за клавиатуру, а Максим будет говорить, что ему делать, чтобы установить и настроить софт в той конфигурации, которая им нужна.

Около часу ночи это закончилось, Максима отпустили. Пребывая в шоковом состоянии, мы не понимали, что будет дальше. Максим рассказал, что все это время на него осуществлялся жесткий моральный прессинг, никто его не слушал, были только угрозы и давление.

Новости по теме: Создатель софта "Стахановец": Такие программы легально работают по всему миру, а СБУ открыла дело и предлагала "договориться"

После этого случая Максим понял, что враги не только на линии фронта. Но там хотя бы понятно, кто есть кто. Так и не сумев оправиться от пережитого, он пошел опять на фронт. Где он и находится сейчас.

Через год после тех событий, когда начались обыски СБУ у меня дома и в софтовых компаниях, Максим Авраменко приехал на несколько часов в Киев, чтобы мои адвокаты записали видео, где он сам рассказывает об этих событиях. Фрагмент выкладываю здесь:

Полная видеозапись будет показана в суде.

Теперь мы уже знаем, что по понятиям СБУ это была "контрольная закупка программно-аппаратного комплекса". Вот почему они не хотели устанавливать купленный софт и принимать условия лицензионного соглашения сами. Напомню, что относить любую программу к специальным техническим средствам Кабмин разрешил только с сентября 2016 года, до этого времени к специальным техническим устройствам относиться могли только физические устройства. И хотя контрольная закупка должна имитировать реальную практику деятельности компании, сотрудники СБУ считали и считают иначе. В своем рапорте они указали, что Максима они отпустили в 0:05, и хотя это на час меньше, чем было на самом деле, даже в этом случае рапорт должен был вызвать вопрос — что там такое происходило? Нет ли в этом всем фальсификации? Но когда ради нужного им результата сотрудники СБУ могут насильно удерживать в помещении и лишать граждан Украины одного из основных прав — свободы передвижения, то таких вопросов у них не возникает. Взять в плен человека, который только недавно вернулся из другого плена (и они знали об этом), человека, который рисковал жизнью ради своей страны и которому всего несколько месяцев назад с благодарностью пожимал руку президент Украины — для них это вполне приемлемо.

http://mirobase.com

Тогда, в декабре 2015-го, мы и понятия не имели, чем эта сфальсифицированная закупка обернется для нас, для наших семей, для нашего бизнеса, для бизнеса наших партнеров и клиентов, и в итоге — репутации страны.

В следующей части я расскажу о том, как СБУ проводила экспертизу этих телефонов и ноутбуков с нашим софтом, которые они получили в результате издевательств над человеком, чьего мизинца они не стоят все вместе. И как эту экспертизу в итоге использовали для наезда на Dragon Capital и "Укргаздобычу".

P.S. Это подразделение СБУ называется "Департамент контрразведывательной защиты интересов государства в сфере информационной безопасности". От этой аббревиатуры — ДКИБ — уже третий год содрогается любой айти-предприниматель в Украине. Мы его называем "Департамент оборотней". Они приходят, забирают всю вашу технику, и получить нормальным путем ее назад у вас шансов примерно 0%. К примеру, iPad моего ребенка, куда принципиально не может быть установлена ни одна программа, написанная для Windows (в том числе Mirobase), проходит экспертизу у этих ребят уже 7-й месяц. Но это не главное, материальные потери можно пережить. Но то, что эти люди ломают судьбы, — вот это реальная "зрада", и кто-то за нее должен ответить.

Михаил Яхимович

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.