Действительно ли Фонд гарантирования вкладов будет судиться с водителями и кассирами обанкротившихся банков?

Кто должен отвечать за банкротство украинских банков?

Действительно ли Фонд гарантирования вкладов будет судиться с водителями и кассирами обанкротившихся банков?

Кто должен отвечать за банкротство украинских банков?

Недавно в ряде СМИ появились колонки, авторы которых обвиняют Фонд гарантирования в том, что он подает в суд с целью возмещения убытков, причиненных обанкротившимся банкам, не только на владельцев и топ-менеджеров, но и чуть ли не на кассиров. Хотел бы ответить на эти упреки.

Мы в Фонде привыкли, что постоянно находимся в очень недружественном информационном поле, получая негатив и за себя, и за того парня - Нацбанк, который осуществлял надзор, милицию, суды... Дело в том, что действительно, в конце прошлого года нами было подано коллективные гражданские иски в суды к связанным лицам восьми банков. Таких лиц оказалось 205. Мы пообещали, что вся эта история будет продолжаться и в отношении других банков уже в 2018 году. Из-за этого и такой лейтмотив публикаций - вместо того, чтобы ловить жирных котов и людей, которые за этим реально стояли, будут наказывать водителей, кассиров, и т.д. На самом деле, здесь есть определенная манипуляция.

Новости по теме

Подача таких исков – не единственный способ, которым мы хотим добраться до людей, стоявших за тем или иным решением банка. Мы очень активно работаем с правоохранительными органами через подачу заявлений об открытии уголовных производств, и на них в предыдущие годы делался особый акцент. К сожалению, это не дает пока что какого-то материального результата, но мы движемся в этом направлении в надежде, что в соответствующих уголовных процессах мы будем в интересах кредиторов признаваться потерпевшей стороной и получим право подавать гражданские иски. Нас интересует не столько – сядет человек в тюрьму или нет – нас интересует возврат активов. Во многих странах есть практика, когда наряду с тем, что может поступать от продажи активов, отдельной позицией идет возмещение за счет собственников. И там не обязательно доказывать, что они украли, там достаточно констатирования того факта, что они недостаточно эффективно управляли. Они уже обязаны заплатить – даже если не украли. Это нормальная логика, которая не работает в Украине абсолютно, потому что у нас, даже если кто-то украл, заставить его отвечать трудно. Наши претензии в рамках уголовных производств – около 200 млрд грн. Само собой, никаких кассиров или рядовых менеджеров там нет. Речь идет о владельцах существенного участия и топ-менеджерах.

Вторая сюжетная линия – прямые гражданские иски к собственникам существенного участия и топ-менеджерам. Это уже не через "криминал". В свое время мы попытались пойти с такими исками в суд, в 2014-2015 годах 7 штук. Один из исков, например, был против Вадима Новинского, как владельца существенного участия компании, которая была конечным бенефициаром банка "Форум". Были там и другие достаточно известные фамилии. Все те семь исков в судах мы проиграли. При этом у судей были совершенно разные аргументы. Например, нам сказали, что не можем заявить претензии к владельцам, пока полностью не закончилась ликвидация банка. Ведь, по их мнению, лишь тогда, когда закончится ликвидация, будет понятно, сколько не смогли покрыть кредиторских требований. Только тогда будет понятна сумма, с которой можно обратиться к уважаемому г-ну владельцу. Но даже студент знает, что когда ликвидация заканчивается, мы списываем все непогашенные кредиторские требования. Кредиторские требования считаются погашенными, поэтому не понятно, что нам заявлять. Однако судей это не интересует. Проблемой также является то, что очень часто, заходя в банк, мы находим, что доказательства уже уничтожены – отсутствуют серверы, первичные документы. Так было, например, в банке "Михайловский". В таких условиях выстроить доказательную базу, которая удовлетворит суд, достаточно сложно. В последнее время, правда, надо признать, что часть судов начинает вести себя более цивилизованно и прозрачно, но, в основном, это робкие намеки на то, что ситуация будет меняться.

Не отказавшись от прямых гражданских исков к связанным лицам, потому что это основной инструмент, которым пользуются фонды страхования депозитов за рубежом для возмещения убытков, мы используем и другие подходы. Мы начали проводить так называемые форензик аудиты (forensic audit), то есть комплексный независимый аудит банков для выявления причин наступления неплатежеспособности финансового учреждения. Такие аудиты достаточно распространены в мире. Первые два пилотных форензика мы проводили на требование МВФ – это были банки "Дельта" и "Надра". Там проводили аудит фирмы Ernst & Young и KPMG. В прошлом году мы уже самостоятельно наняли юридические фирмы для проведения форензик аудита в восьми банках. В этом году будет проверено еще минимум десять банков. Главная задача – выявить все обстоятельства и предпосылки наступления неплатежеспособности банков. В основном, оцениваются действия и решения собственников и должностных лиц, которые влияли на деятельность и кредитную политику банка. Надеемся, что в процессе проведения форензик аудитов будет наработана доказательная база, на которой можно будет основывать гражданские иски.

Кроме того, мы начали активно сотрудничать с группой юридических компаний, которые должны были бы помочь нам с представительством интересов в судах иностранной юрисдикции. Понятно, что в подавляющем большинстве собственники и топы, которые выводили активы из банков, выводили их не в Херсон и Тернополь. Поэтому, готовя гражданские иски, а их мы будем подавать активно и в большом количестве, будем учитывать всю сложность таких процессов.

Третье направление, третий механизм, по которому и появились критические публикации – это коллективные гражданские иски не только к владельцам существенного участия, но и ко всем связанным лицам обанкротившихся банков. Он был задействован в конце прошлого года – не вместо первых двух, а дополнительно. На самом деле, среди тех людей, кто попадает в списки по таким искам, нет водителей и кассиров, как кое-кто пишет. Там есть люди, которые занимали ответственные посты в банках, входивших в состав коллегиальных органов, таких как правление, кредитный комитет, комитеты по управлению активами и пассивами, комитет по управлению рисками. Они принимали соответствующие решения в отношении активов банков. Само собой, что там не обязательно были только топ-менеджеры, и менеджеры среднего звена. Почему у них возникает недоумение: "Что же такое, я просто подписывал протокол"... Однако, благодаря тому, что они подписывали протокол, с активами происходили разные плохие вещи. "Я был членом кредитного комитета и никого не оскорблял, меня просто привлекли и я приходил", – мы недавно выслушали такую речь одного господина. Извините, в этой стране надо привыкать к тому, что когда ты ставишь подписи, то за эти подписи с тебя может кто-то рано или поздно спросить. Именно в этом специфика третьего инструмента, задействованного Фондом – туда попали не случайные люди, а те, кто возможно и не были топами, и тем более не владельцами, но входили в эти комитеты, принимали решения, которые так или иначе касались активов. Именно опираясь на эти решения, все сделки, как правило, и происходили. Посмотрим, какой будет судебная практика, будет ли перспектива у этих судебных исков. Если будет понятно, что эти иски "зависнут" в судах, будем испытывать новые методы. А заодно, этим способом мы хотим передать "привет" всем тем номинальным и формальным членам комитетов, которые есть в действующих банках, чтобы они задумывались – а стоит ли в чьих-то интересах освящать своими подписями незаконные решения.

Андрей Оленчик

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...