Экономика медленно умирает: Как Украина консервирует бедность

Экономика медленно умирает: Как Украина консервирует бедность
Фото из открытых источников

Алексей Кущ

экономист

В недавнем интервью, один из руководителей НБУ заявил, что порог роста украинской экономики составляет 3-3,5%. И изменить данную парадигму развития, которая звучит как приговор, в ближайшее время не удастся. Выносить "модный приговор" своей стране стало "модно" для нынешних высокопоставленных чиновников. Находясь в комфортной ванне персональных контрактов, они могут позволить себе мизантропию английского сноба "конца века", мерно потягивая "односолодовое" и глядя в панорамное окно рабочего кабинета в конце дня. У них есть своя индивидуальная жизненная "парадигма" и если сравнивать ее с парадигмой экономического развития страны, то на поверку оказывается, что это две параллельные линии и пересекаются они лишь в условиях критической социальной гравитации, например в период майданов, когда "во время оно" обличенные властью персоны начинают прозревать, что развиваться стране нужно было не так как "можно", а так как "необходимо".

Новости по теме

Прогноз касательно роста ВВП Украины на 3-3,5% свидетельствует о том, что наша страна никогда не сможет догнать основной пелетон не то что развитых, а развивающихся стран. И если бы мы размещались на острове Пасхи, может это и не было бы существенной проблемой, но мы находимся на восточном фланге европейской ойкумены и простой люд всегда может заглянуть в "щелочку" забора, отделяющего нас от умных и красивых. А это значит, что в условиях крайне низких темпов экономического развития, украинцам придется либо "страдать" и утешать себя тем, что "страданиями душа совершенствуется", попутно опускаясь на дно индекса счастья, в компанию к действительно несчастливым странам, либо "послать в сад" слишком "умных" чиновников и отправится в те экономики, которые либо умеют расти, либо уже давно выросли.

Возвращаясь к упомянутому выше интервью, стоит отметить, что все эффективные центробанки похожи друг на друга, а неумелые – неэффективны каждый по своему. И действительно, действия ФРС или ЕЦБ так похожи, при чем как в части инструментария, так и в контексте базовых целей. Там никто не будет рассматривать такое явление как инфляция в отрыве от других базовых индикаторов, таких как темпы экономического роста или уровень занятости. В этом контексте, ведущие центробанки мира – это монетарные доктора своих экономических систем. НБУ давно отказался от активной "врачебной" практики. Сегодня – это патологоанатом украинской экономики и его ключевой "таргет" – поддержание температуры "трупа" в виде базовой инфляции в 5%.

В этом формате, оценка Нацбанком перспектив роста отечественной экономики действительно является качественным "вскрытием" пациента и его вывод о том, что "пациент" умер от вскрытия, вполне объективен. Да, сверхдинамичных циклов глобальной деловой активности, с галопирующим ростом цен на все базовые ресурсы уже не будет. Эпоха, начавшаяся с начала нулевых и завершившаяся в 2008-м, уже никогда не повторится. Для этого нужны новые точки роста глобальной экономики, сопоставимые с Китаем. В какой-то мере, это может быть Индия и группа стран АСЕАН-5 (Индонезия, Филиппины, Таиланд, Малайзия, Сингапур). Но их потенциала роста недостаточно для формирования взрывной ценовой волны на рынке сырья и полуфабрикатов. США и ЕС согласно концепции Римского клуба переходят к постиндустриальной фазе медленного ("нулевого"), но устойчивого роста, который обеспечит относительно высокую занятость населения в третичном секторе экономики (сфера услуг, наука, образование, медицина) и поступательный рост ВВП в пределах нескольких процентов в год. Учитывая уже достигнутый ими уровень – 2-3% роста для них вполне достаточно.

Новости по теме

Правда, в перспективе есть Африка, где та же Эфиопия уже достигла темпов роста ВВП в пределах 10%. Но здесь нет консолидирующего ядра, которое смогло бы обеспечить долгосрочную новую промышленную политику в масштабе группы стран.

В таком случае, раз сырье в ближайшее время существенно расти не будет, сырьевая модель экономического развития, применяемая ныне в Украине, не сможет обеспечить необходимую динамику развития на уровне 5%+.

Кроме того, даже тот рост цен на сырье, который есть сегодня в условиях коррупционной, монопольной, рентной экономики, распределяется неравномерно между слоями населения. Нет инклюзивности роста ВВП: большая часть "пирога" делится между примерно десятью "семьями", не доходя до "рта" простых граждан. С помощью контролируемых иностранных компаний, зарегистрированных на "венских бомжей", наши ФПГ отсекают от экономики до 30% экспортной выручки. Оставшиеся 70% распределяются внутри страны, но также неравномерно: "потоковые" схемы позволяют и здесь значительную часть финансового потока уводить в сторону. То есть даже в случае "африканского индустриального взрыва", который бы в какой-то степени повторил бы прежний высокий цикл деловой активности, рост цен на металл и руду конвертировался бы в новые яхты, квартиры в Лондоне за сотни миллионов фунтов, бразильских футболистов, но не в реальные доходы населения и показатель ВВП страны отобразил бы в лучшем случае лишь часть этого золотого дождя.

Но есть и еще один фактор, который делает высокие темпы роста нашего ВВП невозможным. И о нем не принято говорить в НБУ. Это использование монетарного потенциала в интересах узкого круга лобби инвестиционных банкиров, которые благодаря политике высоких базовых ставок зарабатывают миллиардные доходы на рынке государственных ценных бумаг. Вся эмиссия регулятора тут же связывается такими инструментами как ОВГЗ Минфина и депосертификаты Нацбанка. Экономика практически ничего не получает и находится в состоянии постоянной финансовой гипоксии. Здесь особую роль играют так называемые коэффициенты Маршалла, которые показывают уровень монетизации той или иной экономики, а рассчитываются они как отношение денежной массы к ВВП. Существует четкая зависимость между уровнем монетизации и экономическим развитием. Самые богатые страны имеют, как правило, очень высокий уровень монетизации и при этом достаточно низкие показатели инфляции. Так, в экономиках с уровнем ВВП в размере 10-50 тыс. долл. на душу населения денежная масса превышает ВВП (уровень монетизации более 130%), а инфляция находится в пределах 0-3%. Развивающиеся страны (ВВП на душу населения от 2,6 до 10 тыс. дол.) характеризуются средним уровнем монетизации: 50-60% и инфляцией до 8%. Самые бедные страны (ВВП на душу населения до 2,6 тыс. дол.) обладают низким уровнем монетизации (35-40%) и уровнем инфляции выше 8%. Это, как правило, сырьевые экономики с высоким уровнем трудовой миграции и коррупции.

Украина в результате экономического кризиса 2008-го и 2014-2015 гг. опустилась в корзину самых бедных стран: ВВП на душу населения примерно 3 тыс. долл., годовая инфляция в пределах 10%. Как следствие, и чрезвычайно низкий уровень монетизации.

Сегодня лобби инвестиционных банкиров нужен стабильный курс и низкая инфляция на фоне высоких базовых процентных ставок по государственным облигациям. Это достигается лишь искусственными монетарными факторами "сжатия", но зато обеспечивает валютную доходность операций на уровне 15-20% годовых, чего нет нигде в мире. Правда попутно данная монетарная модель уничтожает продуктивные силы экономики, и она действительно не сможет расти выше 2-3% в год.

Новости по теме

Кроме того, полностью бездействует финансовая трансмиссия в виде банковской системы, которая вследствие регулятивных требований НБУ практически свернула кредитования сложных экономических проектов, довольствуясь лишь финансированием простых сырьевых циклов: посеял, собрал, продал. И сопутствующей логистики. В результате, сырьевые отрасли (зерно, добыча газ и т.д.) пухнут от ликвидности, а промышленность постепенно умирает, съедая и без того низкий запас оборотных средств. Казалось бы, финансовая система и должна стать тем посредником, который направит избыточную ликвидность сырьевых отраслей экономики в более капиталоемкие и сложные. Оказалось, показалось…

Норвежский экономист Эрик Райнерт в своей книге "Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными" убедительно показал, что так называемый порочный круг бедности, или онтологический круг зла, обрекает некоторые страны с колоссальными стартовыми возможностями на постоянное оседание по "кольцам бедности" на дно жизненного колодца. Основная причина: ориентация на монопроизводство с убывающей отдачей и неправильное применение теории сравнительных преимуществ. Данная теория была сформулирована еще в 19 веке английским экономистом Давидом Риккардо и говорит о том, что торговля выгодна не только в случае ее базирования на абсолютных преимуществах, но и на использовании относительных. Применительно к Украине – этот капкан бедности выглядит следующим образом: раз у нас благоприятные условия для сельского хозяйства, то у нас есть абсолютные преимущества в этой отрасли по сравнению с другими странами, поэтому мы будем концентрироваться на производстве кукурузы, зерна и подсолнечного масла, то есть сырьевых монотоварах с убывающей отдачей. Но в отличие от товаров с высоким уровнем добавочной стоимости, на выпуске продукции сельского хозяйства нельзя получить эффект от масштаба. Так, при производстве легковых автомобилей увеличение объемов производства приведет к уменьшению издержек, а в аграрном секторе и добыче полезных ископаемых наоборот: каждая дополнительная тонна пшеницы или новая тонна добытой руды требует все новых затрат: плодородные почвы исчерпываются, запасы истощаются. В результате мы получили экономику, в которой развивались лишь те отрасли, которые либо имели абсолютные преимущества на мировом рынке, либо опирались на производство аграрных монотоваров и сырья с убывающей отдачей. Отрасли с возрастающей отдачей, которые могли базироваться на использовании относительных преимуществ, например, переработка, производство товаров народного потребления, машиностроение и так далее, практически не развивались.

К чему могут привести подобные нашим дисбалансы в развитии? До 1960 года экономика Сомали опережала качественные параметры Южной Кореи. Но последняя благодаря ставке, сделанной на развитие творческой и инновационной экономики (правда, перед этим была реализована независимая промышленная политика), сумела вырваться из порочного круга абсолютных преимуществ в виде дешевой рабочей силы и ставки на сельское хозяйство, а Сомали продолжает их поиск в таком увлекательном занятии, как "ловля" чужих танкеров.

То есть ответ очевиден. В нынешней сырьевой парадигме Украина в ближайшие годы действительно не сможет расти больше чем на 2-3% и роль премьера и/или президента в этой модели сводится до уровня "говорящего в "Фейсбуке" попугая", собирающего лайки. Для того, чтобы расти в диапазоне 5%+ (а лишь при такой динамике можно преодолеть бедность в обозримой перспективе), нужен НЭП 21 века, то есть новая экономическая политика. Модель квазивоенного квазикапитализма с экстерналиями в виде политики НБУ, то есть действиями, которые рынок не может амортизировать, завела страну в самый "тупой тупик".

Как показал доклад ООН по глобальным инвестициям, за последние 10 лет у 101 страны мира, формирующей 90% мирового ВВП, развитие осуществляется в парадигме национальной промышленной политики, наличие которой является важнейшим фактором в привлечении инвестиций. Ведь долгосрочная промышленная политика дает инвесторам столь необходимые для них маркеры и индикаторы, позволяющие принять правильные инвестиционные решения. Это подтверждают и данные отчета: промышленная политика в указанных странах опирается на долгосрочную программу привлечения инвестиций. Цитата: "Современная промышленная политика является одним из ключевых факторов, определяющих тенденции в области инвестиционной политики". Ключевые цели суверенной инвестиционно-промышленной политики современной страны – это устойчивый экономический рост, основанный на закрытых, эндогенных моделях внутреннего развития, а также инновации, творческая экономика знаний, инвестиции в новые отрасли, актуальные в условиях новой научно-промышленной революции. При этом около 40% глобальных инвестиций имеют вертикальный характер (направляются на развитие имеющихся отраслей), 35% - горизонтальный (направлены на увеличение производительности труда) и 25% - в новые отрасли согласно ранжиру научно-промышленной революции (НПР). Думаю, уже все успели заметить, что последние годы Украина развивается без национальной промышленной политики, с ожидаемым отсутствием инвестиционной стратегии и самих инвестиций. Нет ни вертикальных (развитие существующей промышленной базы), ни горизонтальных (повышение производительности труда) ПИИ. Об инвестициях в инновации и современный третичный сектор вообще умолчим. Единственное направление, куда в Украине еще идут деньги, – это логистика, обслуживающая вывоз сырья за рубеж. По методу викингов, осваивающих торговый путь "из варяг в греки". В этой модели нужны лишь торговые "укрепленные" форпосты для вывоза "орехов, меда, зерна и металла" и быстрые транспортные коридоры. Плюс экспорт рабочей силы. В такой системе координат удивительно не то, что у нас приток инвестиций на уровне стран "южнее Сахары". Странно, что сама по себе экономика еще не отбросила тощие ноги с треснувшими копытами.

Новости по теме

Любой ВВП развивающейся экономики в долларовом эквиваленте зависит от трех базовых индикаторов: темпов реального роста, уровня инфляции (влияет на дефлятор ВВП и наращивание его номинальной величины) и курса национальной валюты. Кроме того, есть такое понятие как импортный вычет, когда стоимость импортных товаров вычитается из ВВП (у нас до 50% товарооборота – иностранные товары). За счет дефлятора ВВП, успешные развивающиеся экономики разгоняют значение номинального ВВП, который затем конвертируется в долларовый эквивалент. Для этого нужен стабильный курс национальной валюты. Достаточно сказать, что Китай за период с 2001 года "накопил" в своем ВВП почти 50% накопленной инфляции, что значительно больше, чем в ЕС и США. А сокращение импортной составляющей может добавлять в темпы роста валового продукта еще 1-2% в год. Таким образом, для роста долларового эквивалента ВВП любой развивающейся стране нужны три базовых условия: средние темпы роста реального ВВП на уровне примерно 5%, которые обеспечивают так называемый "чистый" рост; умеренный инфляционный дефлятор (для Украины – это 10% инфляции за год) для инфляционной накачки номинального значения ВВП; стабильный курс национальной валюты (для Украины лучше ревальвация) для выгодного конвертирования номинального ВВП в долларовый эквивалент. И развитие внутреннего рынка и производства широкой линейки товаров: если страна выпускает металл, то должна и производить канцелярские скрепки.

То есть соединение новой индустриальной политики и развития третичного постиндустриального сектора экономики с суверенной монетарной стратегией может даже в нынешних условиях обеспечить для Украины рост на уровне 5%+.

А иначе страну ждет экономическая инверсия. В упомянутом интервью замглавы НБУ согласился, что низкие темпы роста – это экзистенциональная угроза для страны, но в среднесрочной перспективе. Между строк читалось – "на мой век при власти стабильности хватит". Рост на 2-3% не устраняет проблему бедности, а консервирует ее. Кроме того, низкие темпы увеличения ВВП – это косвенная мотивация новых волн трудовой миграции.

112.ua

После 2045-го года Украину ждет инверсия экономического роста, когда темпы замедления ВВП превысят почти линейное сокращение численности населения. Это неминуемо произойдет вследствие роста удельного веса граждан пожилого возраста, когда попросту некому будет работать и показатель подушевого ВВП начнет замедляться более стремительно, чем демографическая динамика. В варианте экономического роста на 2-3% Украина достигнет максимума в размере валового продукта в пределах 130-140 млрд долл. и затем данный показатель станет крайне медленно снижаться к нынешнему уровню на фоне деградирующей инфраструктуры.

Сегодня есть две парадигмы экономического развития. Первая – развитые страны: богатые, технологически продвинутые и стареющие. Вторая – развивающиеся страны: еще бедные, только стремящиеся к новым технологиям, но молодые. Украина – это некий третий тип: бедная, технологически отсталая, стареющая. Единственный конкурентный фактор – это старый промышленный потенциал, ускоренно амортизируемый в ноль, и человеческий капитал на старом образовательном цензе, ускоренно "модернизируемый" новой образовательной реформой. Эти факторы исчезнут с вышедшими из эксплуатации ядерными реакторами, мостами и прочей инженерной инфраструктурой, ведь для ее поддержании на минимальном уровне нужен ВВП как минимум в размере 200 млрд долл., то есть почти в два раза больше нынешнего значения.

Основная причина этому – вовсе не третья фаза демографического перехода, а то, что мы терпим "элиты", которые связывают наш рост с сырьевыми циклами. Если бы в послевоенной Японии или Южной Корее или в постсоветской Польше руководители центральных банков завязывали перспективы развития своих стран на динамику цен на металл, они бы уже сейчас превратились бы в аграрно-сырьевые резервации.

Но старый промышленный потенциал все еще позволяет нам "держать на работе" экономистов-мизантропов: "У нас узкая специализация. Один пришивает карман, один – проймочку, я лично пришиваю пуговицы. К пуговицам претензии есть? - Нет! Пришиты насмерть, не оторвёшь!  - Привет, ребята! Вы хорошо устроились!"

Алексей Кущ

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>