Энергетическая политика Трампа и Путина: Союзники или соперники?

Внимание к встрече Трампа - Путина было приковано от 28 июня текущего года. Эксперты в течение трех недель пробовали спрогнозировать, какие же вопросы будут обсуждаться, позицию переговорщиков по наиболее чувствительным проблемам, стиль разговора, возможные последствия, к чему стоит готовиться мировому сообществу и т.п. Впрочем, вчера стало понятно, что мы так и не получили ответы на большинство вопросов. Сейчас вопросов стало больше, чем накануне самой встречи. Одними из которых являются "Северный поток – 2" и энергетическая политика США и России. Попробуем проанализировать будущие тренды энергетической дипломатии и как это повлияет на Украину

Энергетическая политика Трампа и Путина: Союзники или соперники?
Дональд Трамп и Владимир Путин в Хельсинки AFP

Наталья Слободян

Глава правления, Security Expert center – Ukraine

Внимание к встрече Трампа - Путина было приковано от 28 июня текущего года. Эксперты в течение трех недель пробовали спрогнозировать, какие же вопросы будут обсуждаться, позицию переговорщиков по наиболее чувствительным проблемам, стиль разговора, возможные последствия, к чему стоит готовиться мировому сообществу и т.п. Впрочем, вчера стало понятно, что мы так и не получили ответы на большинство вопросов. Сейчас вопросов стало больше, чем накануне самой встречи. Одними из которых являются "Северный поток – 2" и энергетическая политика США и России. Попробуем проанализировать будущие тренды энергетической дипломатии и как это повлияет на Украину

Американский президент на саммите НАТО заявил, что Германия получает слишком много энергоносителей из России (около 60-70%) и находится у нее в плену (дословно Germany is captive of Russia), а также призвал НАТО строго присмотреться к "Северному потоку – 2", который может угрожать безопасности Альянса. Казалось бы, продемонстрированная Трампом жесткая позиция по немецко-российскому проекту сохранится и в диалоге с Путиным. Но на вопрос журналиста относительно перспектив скандального газопровода Путин фактически ответил за Трампа, которому, собственно, и адресовали этот вопрос. Глава Кремля заявил, что у него и его vis-à-vis разные взгляды на данный проект, но Путин готов заверить своего американского коллегу, что Украина не потеряет транзит газа после запуска нового газопровода, как только будет решен коммерческий спор двух хозяйствующих субъектов в Стокгольме.

Новости по теме

С другой стороны, что означал "Северный поток – 2" для Трампа и какие цели были поставлены перед главой Белого дома? Жесткая риторика американского президента и даже разговоры о перспективах санкций в отношении упомянутого проекта выглядели как вторая фаза торговой войны США и ЕС после введения тарифов на сталь и алюминий. На самом деле "Северный поток – 2" является опасным конкурентом для развития европейского рынка сжиженного газа. Без сомнения, Соединенные Штаты заинтересованы в расширении рынка СПГ в Европе, развитии устойчивого спроса и увеличении объемов продаж, но ценовая конкуренция между газом из трубы и СПГ играет не в пользу последнего. Многочисленные выводы и доклады американских аналитических центров о том, что новый газопровод из России является политическим проектом, направленным на зависимость стран ЕС от северного соседа, никак не влияли на европейских партнеров. Даже недавнее заявление госсекретаря США Майка Помпео, что увеличение объемов американского СПГ в страны ЕС нарушит монопольные позиции России на региональных рынках и может заставить РФ отступить, также не принималось во внимание европейскими партнерами.

Итак, сегодня в отношениях ЕС - США возникли две проблемы: введение Соединенными Штатами тарифов на сталь и алюминий с ЕС и угроза санкций в отношении проекта "Северный поток – 2". Таким образом, Трамп может предложить европейским партнерам соглашение: Белый дом смягчает ограничения на экспорт стали и алюминия из стран Евросоюза, взамен европейские партнеры отказываются от проекта "Северный поток – 2" или же, по крайней мере, замораживают его на определенное время, например на 5-7 лет. Проблема решается в экономической плоскости, то есть Соединенные Штаты наращивают добычу и развивают рынок СПГ, закрепляют статус энергетической сверхдержавы. Вместо этого страны ЕС без экономических потерь продолжают наиболее доходный экспорт в США.

Новости по теме

Впрочем, после встречи с Путиным в Хельсинки президент США Дональд Трамп ослабил свой тон в отношении российского газопровода. "Мы собираемся продавать СПГ и будем конкурировать с трубопроводом, и я думаю, что мы будем успешно конкурировать, хотя есть небольшое преимущество на местном уровне, поскольку Россия ближе к европейским покупателям", - заявил Трамп журналистам на пресс-конференции после встречи с Путиным. Возможно, со временем мы услышим более конструктивное объяснение от американского лидера, как он планирует конкурировать с РФ за европейский рынок газа. Конечно, Трамп может вести себя достаточно деликатно во время совместной пресс-конференции с Путиным, но это не означает потепления в отношениях с Россией, отход от национальных интересов и фактическую смену внешней политики.

Интересным было заявление Путина касательно того, что он видит пространство для сотрудничества с США в энергетике, и в продолжении своей мысли в пример привел Украину и возможность пролонгировать газотранспортный контракт, который заканчивается в 2019 году, в случае урегулирования спора между хозяйствующими субъектами в Стокгольмском арбитраже. Впрочем, непонятно, о чем он говорит. Ведь два спора между "Газпромом" и "Нафтогазом", а именно по контракту на поставку и транзит газа, уже решены в Стокгольмском арбитраже в пользу украинской стороны, и, собственно, мы сейчас находимся в процессе взыскания долгов с "Газпрома". Но проблема в том, что "Газпром" не выполняет принятое решение – не оплачивает долг в сумме 2,6 млрд долл. и не продает голубое топливо "Нафтогаза" по установленной цене в арбитраже. Сейчас Стокгольмский арбитраж рассматривает новый иск, поданный по инициативе "Нафтогаза" относительно пересмотра транзитного тарифа, и урегулировать его параллельно с окончанием транзитного договора между Украиной и Россией, то есть до конца 2019 года, почти невозможно. Кратчайший срок – конец 2020 года. Итак, когда мы принимаем во внимание два фактора, а именно первый – заявление Путина о продлении транзита газа через Украину после заключения Стокгольмского арбитража, то есть конец 2020 года, и второй – окончание украинско-российского транзитного договора в 2019 году, то возникает вопрос: что будет происходить на протяжении 2020 года? Готовит ли Россия новый газовый кризис? И можно ли доверять публичным заверениям Путина относительно гарантий транзита через Украину, которые он формулирует синтаксически в условном предложении?

Наталья Слободян

Председатель правления, Security Expert center – Ukraine

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров