Эвакуация по контракту: Зачем Минобороны создает "МедЭвак"

В 2014 году, в начале горячей фазы войны на Донбассе, военная медицина, как и армия, находилась в плачевном состоянии. Тогда плечо фронту подставили гражданские медики-волонтеры. На нынешнем этапе войны необходимость в них отпала, государство окрепло и начало переводить ситуацию на фронте в официальное русло. Недавно Минобороны предложило медикам-волонтерам, желающим продолжить работу в ООС, поступить на военную службу, официально заключив контракт. Служить предлагают в новом подразделении, которое создается под руководством известного медика-волонтера Хоттабыча. 112.ua разбирался, что за организацию создает Минобороны и в чем ее особенность

 

Эвакуация по контракту: Зачем Минобороны создает "МедЭвак"
Фото из открытых источников

Елена Голубева

Журналист, 112.ua

В 2014 году, в начале горячей фазы войны на Донбассе, военная медицина, как и армия, находилась в плачевном состоянии. Тогда плечо фронту подставили гражданские медики-волонтеры. На нынешнем этапе войны необходимость в них отпала, государство окрепло и начало переводить ситуацию на фронте в официальное русло. Недавно Минобороны предложило медикам-волонтерам, желающим продолжить работу в ООС, поступить на военную службу, официально заключив контракт. Служить предлагают в новом подразделении, которое создается под руководством известного медика-волонтера Хоттабыча. 112.ua разбирался, что за организацию создает Минобороны и в чем ее особенность

Что такое "МедЭвак"?

Министр обороны Степан Полторак и начальник Генштаба Виктор Муженко на базе 65-го мобильного госпиталя решили создать экспериментальное подразделение по медицинской эвакуации, отвечающее стандартам НАТО – "МедЭвак", рассказал начальник главного военного медицинского управления, начальник медицинской службы ВСУ, полковник Игорь Хоменко на пресс-конференции в Минобороны.

Подразделение будет укомплектовано и приступит к работе до июня 2019 года. На первом этапе оно будет состоять из 18-ти экипажей (53-х военнослужащих) на автомобилях "Богдан". Экипаж будет сформирован в составе старшего боевого медика, боевого медика и водителя-санитара. Служащие "МедЭвак" будут подготовлены на базе 205-го учебного центра (учебка "Десна"), после чего будут направлены в район ООС, где и будут базироваться постоянно. Примечательно, что обязательным условием для вступления в "МедЭвак" является заключение контракта, что означает официальное прохождение военной службы.

Новости по теме

В размещенной в интернете анкете, которую предлагают заполнить желающим поступить на службу в "МедЭвак", предлагается в частности указать опыт военной службы и участия в работе добровольческого официального или незарегистрированного медицинского подразделения, наличие медицинского образования или образования в области спасения людей, дополнительные полезные навыки. Также следует сообщить о готовности или неготовности заключить контракт и конкретный срок. Тут предложены опции: 2 года, 3 года, более 3-х лет и не готов заключить контракт. 

Координатором нового подразделения назначен волонтер, основатель организации АСАП Илья Лысенко, известный как Хоттабыч. В качестве волонтера Илья находился на фронте с 2014 года. До войны был бизнес-тренером. В интервью "BBC Украина" он рассказывал, что в районе АТО он и его команда начинали с одного автомобиля скорой помощи, на котором доставляли раненых в больницу. Хоттабыч вывозил раненых из-под донецкого аэропорта. В интервью BBC в 2015 году он называл цифру до 2-х тысяч раненых, которых удалось вывезти его команде. В посте от имени Ильи Лысенко на странице АСАП в Facebook говорится, что создаваемое подразделение "МедЭвак" будет боевым, отбор в него будет "жестким", "контракт обязателен". "Различные курсы приветствуются, но все будут переучены по стандарту", - говорится в посте.

В июле нынешнего года Хоттабыч заключил контракт с ВСУ на год. Он поступил на службу в звании рядового на должность водителя.

Лысенко призвал присоединиться к новому подразделению "всех добровольческих эвакуационных медиков и экипажи, а также военнослужащих". "Встречался с Яной (Яна Зинкевич – волонтер и глава "Госпитальеров"), с руководителями ПДМГ регулярно встречаемся, и часть врачей действительно будут привлечены в подразделение для проведения эвакуации", - заверил он на пресс-конференции.

В то же время волонтеры, с которыми удалось пообщаться 112.ua, настроены пока осторожно. "Вижу пока только политическую сторону создания этого подразделения", - сказала руководитель медицинской команды быстрого реагирования "Ветерок", водитель-парамедик Галина Алмазова. Она отметила, что "не слышала ни от кого из команды о желании покинуть "Ветерок" и пойти работать в новое подразделение".

Как было раньше?

В начале войны на Донбассе фронтовая медицина в Украине, как и армия, была в плачевном состоянии. Не было ничего: ни средств для оказания первой доврачебной помощи во время ранения: ни аптечек индивидуального пользования, отвечающих современным требованиям, ни жгутов, вспоминает Галина Алмазова: "Не было кровоостанавливающих материалов, обезболивающих средств, антибиотиков, противоожоговых, антисептических материалов, мединструментов. Отсутствовали автомобили, оборудованные для эвакуации раненых. Отсутствовала координация между военными медслужбами боевых подразделений, даже стоящих рядом. Не было должного и системного учета раненых в красной зоне".

В это время на помощь ВСУ пришли волонтеры. Тысячи раненых с поля боя вытащили и спасли известные волонтерские объединения "Госпитальеры", АСАП, Первый добровольческий медицинский госпиталь им. Николая Пирогова (ПДМГ), команда "Ветерок". 

"За годы войны медицинские волонтерские корпуса расширили свои парки специализированных автомобилей (в каждом из волонтерских подразделений на данный момент есть в эксплуатации по нескольку хорошо оснащенных автомобилей для доставки раненых и поддержания стабильного состояния во время эвакуации). Систематизировали ротации дежурных экипажей. Систематизировали регулярные поставки всего необходимого для полноценной и бесперебойной работы медиков-волонтеров. Отладили и отработали взаимодействия волонтерских медслужб с военными медицинскими подразделениями", - рассказала 112.ua Галина Алмазова. 

Непосредственно в последнее время число медиков-волонтеров заметно сократилось. "В основном остались те, кто был с самого начала. Отчасти это связано с улучшением организации работы медслужб ВСУ, из-за чего отпала необходимость в тех, кто занимался только перевозкой раненых без медспециалиста в волонтерском экипаже. Еще одна серьезная причина – отсутствие постоянного источника финансирования.

На фоне сокращения волонтерских бригад ситуация в медицинских подразделениях ВСУ как раз улучшилась. "Насколько я вижу ситуацию по различным подразделениям медицинских служб ВСУ, с которыми нам приходилось или приходиться дежурить, они имеют все необходимое для полноценного выполнения своих задач", - говорит Галина Алмазова. 

"Благодаря тому, что хирургическая помощь была приближена к району боевых действий, сейчас мы укладываемся в "золотой час". Потери при эвакуации 1,35% - это ниже, чем сейчас в Афганистане или Чечне. 80% раненых на протяжении часа поступают в руки хирурга", - рассказал начальник главного военного медицинского управления, начальник медицинской службы ВСУ, полковник Игорь Хоменко.  

Все на контракт!

Собеседники 112.ua говорят, что создание нового подразделения – это заключительный этап обеспечения полного контроля ВСУ за происходящим в районе ООС. На первом этапе, как известно, в ВСУ были интегрированы боевые добровольческие подразделения, также была упорядочена и регламентирована деятельность волонтеров (занимавшихся материальным обеспечением). "Естественно, многие организации сопротивляются, так как поступив на официальную службу, они потеряют возможность собирать пожертвования", - говорит собеседник 112.ua в ВСУ.

Отчасти это подтвердил на пресс-конференции Илья Лысенко. "Все добровольческие медицинские подразделения будут с радостью рассматриваться – добро пожаловать в ВСУ. Заключаем контракт и выполняем задачи официально в общем стандарте качества, знаний, медицинского оборудования и в общей системе медицинской эвакуации", - сказал он, добавив, что "потенциал, который есть в ВСУ, вполне достаточен, чтобы при правильной организации работать без волонтерских организаций". 

Тех, кто поступить на службу официально откажется, скорее всего, из ООС потихоньку вытеснят. Волонтеры уже жалуются на препятствия, которые создаются в их работе. "Есть определенные сложности с организацией допусков волонтерских экипажей в район ООС и пребывания там", - отмечает Галина Алмазова. О том, что Генштаб "саботирует привлечение медиков-добровольцев к ООС", заявлял президент ПДМГ Геннадий Друзенко в интервью изданию "Левый берег".

Друзенко уверен, что ситуация с медицинской помощью далеко не такая радужная, как утверждают в Минобороны. "По военным врачам статистики нет, но начальник Генштаба Виктор Муженко в процессе нашей встрече говорил, что не хватает более тысячи военных медиков – это только в районе проведения ООС".  

Что изменится с медпомощью в ООС?

В качестве плюсов медицинского подразделения "на контракте" в Минобороны выделяют слаженность работы команд, а также, то, что они будут обучены по единым стандартам, соответствующим требованиям НАТО. "МедЭвак" сможет освободить высококвалифицированных врачей по сопровождению раненых на этапе эвакуации. Мы говорим о том, что подразделение будет способно бороться за человеческую жизнь всеми силами и знаниями. Общая система медицинской эвакуации, которая создается, позволит из Киева контролировать каждый этап медицинской эвакуации в режиме онлайн", - описал преимущества Илья Лысенко.

"Я не хочу сказать, что нынешняя система неэффективна. Сейчас у нас не только автосанитарные роты занимаются эвакуацией, но и медицинские службы батальонов. Когда начнет работать система, то врачи будут заниматься своим делом, врачи будут лечить, а эвакуацией будут заниматься специалисты "МедЭвак", -  добавил Хоменко. Также, по его словам, новое подразделение можно будет использовать затем на любом направлении, не только в ООС: "Они уже не будут привязаны к бригаде или конкретному медицинскому подразделению – это уже будут подразделения медицинской службы".

Передвигаться экипажи будут на автомобилях "Хаммер" и "Богдан", которые должны вытеснить УАЗы в автосанитарных ротах. "До конца года получим 100 автомобилей "Богдан" - 46 уже получили. Все эти автомобили будут находиться в экспериментальном подразделении и в автосанитарных ротах. Они должны заменить автомобили УАЗ, которые уже устарели", - рассказал Хоменко. 

Впрочем, качество "Богданов" - давно обсуждаемая тема на фронте. "Понятно, что УАЗы давно уже необходимо списать, они уже устарели как морально, так и технически. Но пока, к сожалению, Минобороны не обеспечило соответствующими автомобилями, которые смогли бы полноценно заменить УАЗы по проходимости в красной зоне. А нецелесообразность использования "Богданов" для эвакуации широко обсуждается волонтерами на круглых столах в Минобороны. Этим машинам радуются только там, где вообще никаких машин нет, по принципу "пусть хоть тазик на колесиках, чем совсем ничего", - говорит Галина Алмазова.

По ее словам, автомобили для эвакуации раненых должны быть на базе джипов: "У нас есть опыт работы по эвакуации из красной зоны на волонтерских джипах, которые нам обшивали броней и кевларом. И это реально успешный опыт, хоть машины и были разбиты под минометным обстрелом, но они помогли спасти за несколько месяцев работы десятки жизней. Джипы значительно меньше по габаритам, лучше по проходимости, изворотливости и маскировке".

К тому же использовать "Богданы" и "Хаммеры" на втором этапе эвакуации, то есть при перевозке раненого от госпиталя с прифронтовой зоны в госпиталь вне фронтовой зоны, нерационально. Они неэффективны на дальние расстояния: очень большой расход топлива и низкая скорость. 

Елена Голубева

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров