И ты стала вдовой в свои семнадцать лет.  Расстрелянная любовь

Когда речь идет о Великой Отечественной, прежде всего мы вспоминаем ветеранов, тех, кто работал на победу в тылу. А вот о солдатских вдовах, молодых девушках и женщинах, которые 70 лет назад, проводив своих мужей на фронт, распрощались с ними навсегда, на чьи плечи потом ложились заботы о маленьких детях и родителях,  никто почему-то не вспомнит...

Маленькое, не интересное для строительства коттеджей село. Скромная избушка, нарядный дворик. Вот здесь, среди сирени и пестрого покрывала тюльпанов, живет Ольга Антоновна Малюга. 26 июля ей исполнится сто лет. Несмотря на почтенный возраст, женщина таки сумела с помощью невестки выйти во двор. Ольге Антоновне не до меня. И откровенного разговора у нас не получилось. Из сморщенной, согнутой работой, полуслепой женщины приходилось извлекать буквально по слову о ее жизни.

- Была ли у меня свадьба? Не помню.

- А что помните?

- Косила, молотила, таскала деревянные балки, поля, похороны детей...

Попытался помочь вспомнить жизнь матери сын Петр. Из-за инсульта у него еле получается выговаривать слова. 

- Лицо отца не помню. Люди рассказывали, он был кузнецом, каких поискать. Как уходил воевать, прижал меня крепко к груди. Только руки его и помню.

Похоронка на мужа Петра Ольге Антоновне пришла в 1943 году, когда советские войска освободили родное село.  Его немцы сожгли. От домов у людей только дымоходы остались. Надо было хоть какую-то крышу над головой строить. А на руках четверо детей. Марию, самую младшую из детей, муж так и не увидел - родилась после того, как отец семейства ушел на фронт. Вот со старшим сыном, которого назвали в честь отца Петром, женщина начала сооружать какую-то лачугу. Только в 1957 году все-таки построили более-менее приличное жилье. Двух детей уберечь не удалось - умерли в школьном возрасте.

 - Может, соседи помогли, мир ведь не без добрых людей?

И ты стала вдовой в свои семнадцать лет.  Расстрелянная любовь
112.ua

Анна Морозова

блогер для 112.ua

Когда речь идет о Великой Отечественной, прежде всего мы вспоминаем ветеранов, тех, кто работал на победу в тылу. А вот о солдатских вдовах, молодых девушках и женщинах, которые 70 лет назад, проводив своих мужей на фронт, распрощались с ними навсегда, на чьи плечи потом ложились заботы о маленьких детях и родителях,  никто почему-то не вспомнит...

С ее невнятных ответов поняла, что в такой ситуации были все жители села. Мужчины на фронте, в семьях полно маленьких детей, вместо домов и хозяйства – пепелище. 

- Дожить до ста лет не у каждого выходит,  особенно при такой тяжелой жизни. Может поделитесь секретами долголетия матери? - спрашиваю Ольгу Устиновну, 75-летнюю невестку.

-  Никакой специальной диеты мама не придерживается. Ест обычную деревенскую еду. Она всю жизнь придерживалась всех постов. А они у нас, православных, - не каждый выдержит. А может это из-за ее ласкового и молчаливого характера. Мама никогда ни на кого не кричала и не проклинала.

- А как часто обращаетесь к врачам?

- Несколько лет назад упала с кровати и голову разбила. Поэтому я маму возила в больницу, чтобы кровь остановили и наложили швы. Чтобы не этот досадный случай, то она б и не знала, где эта больница находится.

Второй раз замуж молодая вдова фронтовика так и не вышла, а за работой света белого не видела. 

__

Мария Михайловна Павлик в шутку говорит, что она человек солнца. Это потому, что всю свою жизнь работала звеньевой в поле под адским солнцепеком.

В сорок пятом появилась надежда, что кто-то из ее семьи все-таки вернется с войны. Мария ждала своего Ивана и шестерых братьев. Но вместо орденоносцев-победителей в их дом все чаще стала наведываться почтальон. Пряча глаза, вручала казенные конверты с похоронками. Только один брат Лев вернулся. Инвалидом.

Мария еще надеялась на весточку от мужа. Думала, если на фронт его в сорок первом не провожала, то, возможно, выпадет счастье встретить. Не суждено. Уже в который раз читала хорошо знакомую фразу: «Погиб смертью храбрых».

Иван Яковлевич был кадровым военным, связистом. Сегодня здесь, завтра в другом месте. Все мечтал жить с семьей не в отпуск, а постоянно. Тогда, в сороковом, она не выдержала и уехала к мужу в Жмеринку Винницкой области. Фотография, которую вы видите, сделана именно в этом месте. Это - единственная достопримечательность, которую сегодня так бережно хранит Мария Михайловна Павлик.

- Вот он, мой «хозяин», - водит пальцем по фотографии. - Лежит где-то без ножек...

«Лежит где-то без ножек». Эта фраза столетней женщины почему-то сразу запомнилась, но я не решилась расспросить Марию Михайловну. Помогла дочь Люба.

- Правда о том, как погиб мой отец, «жила» рядом с нами много лет. Я уже и выросла, начала работать. Однажды подошел ко мне наш односельчанин. Он вернулся с войны без ноги.

«Не могу, сказал он,  больше молчать. Я с твоим отцом тогда в сорок втором в одном окопе сидел. Нас накрыл снаряд. Мне ногу оторвало, а ему обе. Доля секунды, и с красавца-командира ваш отец превратился в кусок пушечного мяса».

Дочь долго колебалась, но маме правду о том, как погиб отец, все же рассказала.

Через полтора десятка лет жестокая, но такая нужная правда об отце и муже пришла в семью. Я попыталась себе представить картину, когда в сельские дома после оккупации массово начали поступать похоронки. А здесь, через полтора десятка лет, в семью, как вторая похоронка, пришла эта страшная правда.

- А может, и моего Иванка кто похоронил. Так же, как и мы с Любой похоронили шестерых советских кавалеристов.

И снова через десятки лет война так близко напомнила о себе.

... Они встретились у братской могилы - мать солдата из Одессы, сын солдата из России и она, солдатская вдова, Мария Павлик. Эти люди приехали, чтобы не только взять земли с могилы сына и отца, но и поклониться Марии Михайловне за то, что отныне знают, где похоронены их близкие.

- Немцы вот-вот должны были войти в село, - вспоминает Мария Михайловна. - А я с Любой, тогда ей годков пять, а может, шесть было, наткнулись в лесу на шестерых убитых советских кавалеристов. Забрала какие-то записки и документы. Выкопала наскоро яму и затянула в нее всех убитых. Засыпала землей. Еще ветками прикрыла. Всю оккупацию я эти бумаги берегла. А когда село наши освободили, то отдала их в военкомат. Солдат тогда перезахоронили в братской могиле и начали искать родных. Вот так я через много лет после войны познакомилась с матерью и сыном погибших кавалеристов. Может, и моего мужа кто-то похоронил...

Скоро Марии исполнится 97 лет. Старость, говорят, не радость. И встречает она ее с  дочкой и внучкой. И люди заходят часто. Какое это для нее счастье, принимать гостей. Поговорить, спеть.

Вместо послесловия. К 70-летию Победы женщинам подарят ценные подарки -  стиральную машину и холодильник.

- А не получится ли так, что эти подарки будут лишними в хозяйстве солдатских вдов? - спрашиваю Николая Филипповича.

Председатель совета ветеранов промолчал. А когда я побывала в гостях у этих женщин, то увидела, что за сто лет своей жизни они так и не заработали на приличную стиральную машину или холодильник.

 

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров