Фото из открытых источников

Мое глубокое убеждение заключается в том, что применение ситуативного подхода при построении системы органов государственной власти является абсолютно неприемлемым. Сегодня у нас проблемы с коррупцией – мы создаем антикоррупционный суд. С одной стороны, все понятно, это тоже метод решения проблемы. А если этот способ системно и последовательно применять ко всем схожим ситуациям? Допустим, завтра станет острее проблема несоблюдения правил дорожного движения и смертности на дорогах – получается, что нужно создавать специальный суд по рассмотрению ДТП. А дальше? Например, послезавтра выйдет на новый уровень проблема с наркотиками – будем организовывать "антинаркотический" судебный орган. А если появится еще одна категория проблемных общественных правоотношений? Следуя такому подходу, должен быть создан еще один специализированный суд. Получается, что при каждом всплеске проблем, которая сопровождается агитацией СМИ и общественной паникой, мы будем создавать очередной специализированный судебный орган.

Нельзя хаотично создавать судебные органы для решения актуальных сегодня проблем, это необратимо приведет к хаосу и неразберихе в будущем. Как, имея такую разветвленную сетку судебных органов, государство сможет обеспечить основополагающие принципы доступности, прозрачности и справедливости судебных органов? Предлагаю все же учиться эффективно использовать уже имеющиеся инструменты.

Новости по теме: Луценко заявил, что встревожен ситуацией с антикоррупционными органами Украины

В Украине за последние годы создан ряд антикоррупционных органов. Отобрали кандидатов, провели спецкурсы, программы обучения, пустили органы в работу. И что мы видим сейчас? Про конфликты антикоррупционных органов между собой знают даже те, кто ни разу не сталкивался с правозащитной деятельностью. Сколько всего мы слышим про открытые противостояния НАБУ и НАПК, НАБУ и САП, плюс можем вспомнить еще публичные стычки НАБУ с другими правоохранителями – с прокуратурой и СБУ. Это доступная информация, которая нон-стоп транслируется в СМИ. Между прочим, уровень коррупции в стране все еще очень высокий. И не только коррупции, в конце концов, разве у нас в стране под контролем ситуация с насильственными преступлениями? Каждую неделю происходят громкие убийства, грабежи, взрывы, и страшно даже представить реальное количество преступлений в этой сфере, о которых нам не сообщают публично. И если в соответствии с Конституцией человек, его здоровье и безопасность являются наивысшей социальной ценностью, почему мы до сих пор не обсуждаем создание специального "антинасильственного" суда?  

Ситуация с призывами к созданию антикоррупционного суда до боли напоминает ситуацию с рейдерством в первой половине нулевых: тогда это явление неожиданно ворвалось в нашу обыденность и приобрело ужасающие масштабы. Сразу же некоторые "эксперты" начали говорить о необходимости дополнения Уголовного кодекса отдельной статьей "рейдерство", предусматривающей ответственность за эти действия. При этом "эксперты" забыли, что действующий Уголовный кодекс уже предусматривал ответственность за подделку документов, мошенничество, насильственный захват собственности и другие отдельные действия, являющиеся составляющими этого понятия "рейдерство". Так вот, в средине нулевых мы не нуждались в еще одной статье Уголовного кодекса, нам нужно было эффективно использовать уже имеющиеся на тот момент диспозиции и санкции.  

Ожидаемо громче всех о необходимости создания антикоррупционного суда говорят в НАБУ. На сайте этого органа регулярно появляются статистические выкладки относительно нерассмотренных судами переданных НАБУ дел, в своих интервью руководители НАБУ обвиняют суды в саботаже работы антикоррупционного органа и называют промедление с созданием антикоррупционного суда риском национального масштаба. Действительно, если обратиться к статистике работы НАБУ, за время существования этого органа по результатам рассмотрения переданных в суды дел было принято всего около 20 приговоров, при этом почти все они стали результатом признания обвиняемыми своей вины и заключением сделок со следствием.

Правильно ли полагать, что суды намеренно саботируют работу НАБУ? Мне, как активно практикующему адвокату, кажется, что истинных причин несколько, и лежат они в совершенно иной плоскости. Первая причина обусловлена качеством и методами работы детективов: уровень следственной работы НАБУ предельно низкий. Об этом уже даже не стесняются открыто заявлять в Специальной антикоррупционной прокуратуре. Так, комментируя претензии НАБУ относительно закрытия уголовного дела против чиновника "Укрзализныци", в САП назвали позицию НАБУ такой, что "не выдерживает профессиональной критики". Не менее остро в САП отреагировали на последний скандал между НАБУ и НАПК: "Директор НАБУ продемонстрировал открытое пренебрежение требованиями Уголовно-процессуального кодекса". Действительно, очень часто позиции НАБУ не выдерживают профессиональной критики, и очень часто не только директор, но и детективы НАБУ грубейшим образом нарушают нормы Уголовного процессуального кодекса.

Новости по теме: НАБУ vs НАПК: Как поссорились украинские антикоррупционеры

В основном суть работы НАБУ сводится к оказанию максимального давления на подозреваемых, для этого широко используется помещение в СИЗО и арест активов. Результатом такого давления является склонение подозреваемого к оформлению сделки со следствием, что красноречиво подтверждается статистикой работы НАБУ – почти все приговоры по их делам вынесены в результате заключения сделок. При этом, стремясь оказать максимальное давление на подозреваемых, детективы нередко прибегают к откровенным злоупотреблениям. Мне лично известны случаи, когда детективы грубо искажали заключения экспертов для обоснования наличия ущерба, сознательно неверно квалифицировали действия фигурантов или, например, утаивали документы, свидетельствующие об отсутствии вины подозреваемых. Недавно общественности стал известен еще один случай: при попытке проникновения в кабинет судьи были задержаны несколько человек, одним из которых оказался сотрудник НАБУ. В антикоррупционном органе объяснили это проведением учений…

И, если все же подозреваемые проявляют стойкость и отказываются от подписания сделки со следствием, в результате такой работы в суд попадают дела, "шитые белыми нитками". Интересно, что в таком случае судья оказывается в очень незавидном положении: с одной стороны, оправдательный приговор однозначно воспринимается обществом как результат принятия взятки от подсудимого, с другой, далеко не каждый судья готов принять обвинительный приговор по грубо сфабрикованному делу, руководствуясь морально-этическими соображениями или банальным страхом перед ответственностью. Видимо, это обстоятельство не в последнюю очередь влияет на то, что судьи не торопятся принимать решения по этой категории дел. Многие СМИ транслируют позицию относительно намеренного саботажа судами деятельности НАБУ, но спросил ли при этом кто-то о точке зрения самих судей относительно качества работы этого органа?

Вторая причина обусловлена дефицитом судейских кадров и, как следствие, сверхзагруженностью работающих судей. В марте текущего года глава Высшей квалификационной комиссии судей сообщил неутешительную статистику – в 200 украинских судах осталось меньше половины штатного количества судей. Сегодня ситуация к лучшему не изменилась, известны случаи, когда некоторые суды полностью прекратили работу по причине того, что вершить правосудие попросту некому. Для практикующих юристов назначение первого заседания по делу через три-четыре месяца после подачи иска давно уже стало обыденной вещью. Юристы и адвокаты ожидаемо переживают за интересы своих клиентов, которые не могут оперативно с помощью суда решить свои проблемы. Но я еще не слышал, чтобы кто-то из них открыто заявлял о том, что суды саботируют их работу, и требовали себе отдельный суд.

Антикоррупционный суд, предположительно, вместе с НАБУ и САП будет нацелен на искоренение коррупции и, скорее всего, будет работать с ними в плотном контакте. Косвенно это будет означать объединение обвинительной и судебной системы, что грубо нарушит принцип сдерживания и противовесов, лежащий в основе принципа разделения властей. Ненормальна с точки зрения организации правового государства ситуация, когда в помощь органам досудебного следствия будет создан специальный суд. Создание такого органа необратимо вернет нас в 30-ые годы прошлого столетия, а трансформация обвинительного акта в приговор суда станет лишь вопросом времени. Как вариант можно не создавать никакой суд, а сразу вершить правосудие в тройках НАБУ, как в тридцатые годы прошлого столетия это делали тройки НКВД.

Новости по теме: Передышка для VIPов: Кто теперь будет расследовать дела топ-чиновников

Напоследок я добавлю, что я абсолютно согласен с утверждением, что коррупция является одной из основных проблем нашего государства и с ней обязательно нужно бороться. И согласен с тем, что нам нужны новые методы решения текущих проблем. Но такую борьбу необходимо осуществлять исключительно правовыми методами и только в законодательно определенном порядке. Некоторые могут возразить, что масштабы проблемы коррупции требуют радикальных действий и позволяют отходить от требований буквы закона в процессе ее решения. Но это является глубоким заблуждением, поскольку с таким подходом мы окончательно распрощаемся с мечтой построения правового государства и породим новую коррупцию, только еще более масштабную, вредоносную и неконтролируемую.    

Юрий Радзиевский

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.