banner banner banner banner

Инфекционист рассказал о том, как сегодня лечат коронавирус в мире

Инфекционист рассказал о том, как сегодня лечат коронавирус в мире
Из открытых источников

Сергей Ауслендер

Журналист из Израиля

Оригинал на странице Сергея Ауслендера в Facebook

Очередная беседа состоялась с инфекционистом. Уже пять месяцев пашет на передовой. Говорили о лечении. Вряд ли в истории мировой медицины было что-то похожее: меньше, чем за полгода протоколы лечения изменились трижды и каждый раз полностью. Слава богу, насколько быстро распространялся вирус, настолько же быстро распространяется информация о методах лечения — 21 век на дворе как-никак.

Итак, что он рассказал: Поначалу это был настоящий поединок слепого со зрячим. Лечили методом тыка, поначалу вовсе только симптомы. Поднялась температура — сбивают, не хватает кислорода — дают, задыхается — интубируют и так далее. Попутно пытались подбирать лекарства собственно от вируса. Помните, много писали про хлорохин (препарат от малярии), мол, просто творит чудеса.

Новости по теме

Оказалось, что если он и творит что-то, то совсем не чудеса. Его противоковидное действие уже опровергнуто, зато доказано, что вызывает сильнейшие аритмии, повлиявшие на смертность в худшую сторону. Азитромицин (это такой антибиотик), который активно применяли именно, как противокоронавирусный препарат, тоже не оправдал себя.

Теперь его используют ограниченно и только как антибиотик. Лекарства против ВИЧ, которые пытались использовать — тоже оказались бесполезными. Зато появился Remdesivir, кстати, первый в мире зарегистрированный FDA, как препарат для борьбы с Covid-19.

Его в свое время разработали для лечения Эболы, но эпидемия быстро сошла на нет, поэтому отложили в долгий ящик. Теперь вот вспомнили. Он снижает время госпитализации (это важно с финансовой точки зрения), есть исследования, что снижает и смертность, но окончательно это пока не доказано. Механизм его действия - мешает вирусу размножаться.

Антикоагулянты (гепарин), которые использовали профилактически, теперь льют полными лечебными дозами, потому что тромбоз - одно из самых неприятных последствий короны. Цитокиновый шторм гасят стероидами, поначалу их применение тоже оспаривалось.

Технологии лечения тоже изменились. Теперь интубировать и подключать к аппарату ИВЛ стараются в крайнем случае — смертность при таких методах была высокой. Дают кислород, но обычным путем, пытаются так повысить сатурацию. ИВЛ — крайнее средство, только при особой необходимости.

Все это стало возможно благодаря обмену данными, который идет по всему миру. Стало больше зараженных и больных (увы!), но стало и больше информации. В Израиле пока смертность держится на относительно низком уровне, но опасаются всплеска из-за экспоненциального роста тяжелых больных. Количество аппаратов ИВЛ уже значения не имеет, имеет значение количество обученных врачей и среднего персонала. Пока хватает.

В мировой медицине идет гигантский всепланетный эксперимент. Методом проб и ошибок пытаются подобрать комбинации лекарств для лечения заразы, с которой не сталкивались уже сто лет. На мой закономерный вопрос, когда все это закончится, собеседник, врач с большим опытом и клиническим стажем сказал — когда будет вакцина. Раньше вряд ли.

Сергей Ауслендер

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>